архиепископ Амвросий (Ключарев)

РЕЧЬ после освящения новосооруженного храма во имя Св. Великомученицы Варвары Харьковском женском Епархиальном училище, 21 Сентября 1897 г.16

О высшем назначении образованной женщины в среде православного духовенства.

Радостно приветствую всех начальствующих, учащих и учащихся в этом любимом нами епархиальном училище с окончанием и освящением вашего нового храма – обширного и благолепного. Отныне не тесно будет в нем нашим шестистам воспитанницам стоять, и утешительно петь и молиться. А молиться надобно усердно не только о нуждах общих всем, указываемых церковью, но о наших собственных: о сохранении в безопасности, мире и здравии живущих здесь, об успехах учащихся в науках, о добром их нравственном настроении и тщательном приготовлении к предстоящей им в будущем самостоятельной жизни, и, особенно, к разносторонней деятельности по новым требованиям и задачам, обращаемым к образованным женщинам в наше время.

Всем известно, как ныне расширяется круг деятельности для образованных жен и девиц. Находят недостаточным для образованной женщины быть верною супругою, доброю, матерью и попечительной хозяйкою в своем доме, а в девическом состоянии быть полезною в материальных трудах родственной или какой-либо другой семьи. Современную женщину вызывают на широкое поле общественной деятельности на ряду с мужчинами для самых разнообразных должностей и занятий, к которым, говорят, они обязываются своими способностями и образованием. Этот взгляд поддерживается и благожелательными указаниями на доступные женщине способы обеспечить себе средства жизни и независимое положение.

Мы не будем обсуждать это современное движение по существу, ни определять сообразность, или несообразность с женскою природою тех, или других занятий, предлагаемых ныне женщинам, ни указывать предела этому движению и крайностей, замечаемых и теперь уже в некоторых христианских странах. Мы хотим только объяснить, что отрицать это движение, как бы противоречащее христианскому учению о назначении женщины, или как неприменимое к положению женщины в среде православного духовенства, мы не имеем ни права, ни основания, по наставлению Апостола: вся искушающе добрая держите (Кол. 5, 21). Не для того ли по милости Благочестивейших Государей наших и попечением церковного Священноначалия ныне дается образование нашим девицам такое, какого не имели их предшественницы, чтобы просветленные наукою умы их были дальновиднее и проницательнее в выборе наилучших средств к исполнению их назначения, а облагороженные воспитанием сердца их были отзывчивее на все, что требует в среде, их окружающей, христианской любви и бескорыстного участия. Мы даже думаем, что в среде православного духовенства легче, чем в других сословиях определить самые роды новой благотворной деятельности, предлагаемые ныне образованным женщинам и остеречь их от увлечений и крайностей.

Ваши родители и родственники живут при храмах Божиих; вы естественно принадлежите к их семьям. Итак, ближайший круг вашей деятельности, открываемый для вас образованием, есть приход. Круг необширный, но весьма достаточный для самого горячего служения благу православного народа; круг вам близкий, как и вы ему не чужие, даже можно сказать, вам родной. Это признает и сам народ наш, из глубокой древности усвоив своим приходским пастырям имя „батюшки», а супругам их имя “матушки”. Часть этих сердечных отношений народа к духовенству падает и на всех членов его семейства, если они дают в себе народу видеть то, чего он от них желает, т. е. людей благонравных, кротких и любящих. К несчастью нашему, не везде это мы видим. Тлетворный дух времени, увлекая наше духовенство к новым обычаям, и соблазняя свободою светской жизни, заставляет многих из его членов забывать свое высокое призвание и тяготиться своим положением. Это гибельное направление, убивающее в духовенстве чувство благоговения к своему высокому призванию и дух благочестия, есть первое и величайшее зло, с которым мы должны бороться. Вы можете подумать, что это мое замечание имело бы надлежащее место в духовной семинарии, или в академии, но вы ошибетесь. Вам, дочерям духовенства, в этом охлаждении его к своему служению и в увлечении светскими обычаями и пороками принадлежит целая половина, и вы можете сделать весьма много добра и пользы в борьбе с этим злом.

Я постараюсь указать вам, по мере сил моих, светлые черты деятельности, предстоящей образованным женщинам в среде православного духовенства. Первое, что требуется от образованного человека при вступлении его по окончании воспитания на поприще самостоятельной деятельности – это осмотреться, обсудить общественное значение той среды, где он родился, и решить, – может ли он оставаться в ней и приложить свои способности и познания к свойственным ей занятиям? Эти вопросы в наше время решаются легко для тех образованных людей, которые вследствие открытого ныне для всех сословий доступа к образованию, выходят из низших слоев общества. Образованный юрист, или медик не задумывается над тем, идти ли ему на поприще, указываемое ему специальным его образованием, или обратиться к торговле, или ремеслу, которым занимались его родители. Иное положение духовных воспитанников и воспитанниц. Их происхождение и образование уравнивают их с высшими сословиями государства и для них при выходе, их на общественную деятельность предстоит решить: пуститься ли им в так называемый свет с его разнообразными родами деятельности, свободою жизни и доступом ко всем удовольствиям, дозволенным обычаями светскому человеку, – или же остаться в скромном кругу духовенства, где внешних благ мало, где служба не видна, где интересы должны быть сосредоточены в нравственном усовершенствовании себя и других, что не прельщает юность, жаждущую наслаждений жизни. Говорят: „нужда гонит молодых людей в духовное звание; деваться некуда». Пусть будет так для тех, которые не чувствуют внутреннего призвания к служению церкви Божией, а идут на это служение по нужде. Но не миллионы ли людей в государстве, гонимые нуждою или привязанные происхождением к тому или другому роду занятий, живут и трудятся в среде своего сословия для своего и общего блага, и находят доступные им радости жизни? Благочестивые православные люди говорят, что Бог судил им ту, или иную долю, и указал путь жизни, который они проходят: буди воля Божия! Здесь сила в том, чтобы понять и усвоить, как говорят ученые люди, идею своего сословия, чтобы стать на свое дело в сознании достоинства избранного или нуждою указанного поприща, так как нет труда, назначенного человеку Богом, т. е. труда честного, который бы не имел важного значения в общей жизни человечества. Не нужда ли ныне гонит под именем воинской повинности всех наших юношей в самую тяжкую изо всех родов службы, -военную? Между тем эта служба признается за весьма важную и почетную, дает народам героев, мучеников за благо отечества, высоко чтимых в потомстве. Вот нужда и идея сословия! Кто ее понял, и ею воодушевился, тот не ропщет на свое призвание, не оглядывается по сторонам, а идет в дело бодро, мужественно, побеждая трудности и опасности. Иначе он нигде не будет полезен, не заслужит уважения и не будет счастлив, как сказал Господь: „никто, возложившей руку свою на плуг, и озирающийся назад, не благонадежен для царствия Божия» (Лук. 9, 62).

Духовенство проходит свое служение в первых рядах того воинства (2Кор. 10, 4), которое под знаменем Христовым подвизается против врагов нашего спасения для завоевания всем верующим обетованной земли царства небесного. Это призвание так и определил Апостол Павел для епископа, а с ним и для всего духовенства в послании к Тимофею: ты убо злопостражди, яко добр воин Иисус Христос (2Тим. 2, 8). И если высоко призвание воина, переносящего труды и лишения, и умирающего за Царя и земное отечество, то не выше ли еще воинствование за славу Божию и за спасение человечества? И как жены и дети героев осияваются славою своих мужей и отцов, так и семейства служителей церкви в глазах христиан, понимающих значение духовенства, окружаются уважением и попечительностью народа, когда мужья и отцы их с честью проходят поприще своего служения. Если не всегда это видим, то причины охлаждения народа к нам не следует ли искать в нашем охлаждении к своему служению?

Что же может сделать образованная женщина в среде духовенства при ясном уразумении идеи своего сословия в качестве супруги священника, или родственного члена его семьи?

Прежде всего она должна дать в своем лице, в своей речи, во всем обращении тот светлый, привлекательный образ убежденной христианки, дышащей чистотой, кротостью и любовью, которым так утешаются благочестивые люди и любители чистой красоты в изображениях истинных христианок, оставленных нам из древности великими художниками. Конечно, это не должен быть образ предвзятый, искусственный, лицемерный, показной, а должен естественно выступать в лице и поведении из чистого сердца и нравственного христианского настроения духа. Не этот ли образ стараются напечатлевать на вас и всем вашим настоящим воспитанием? Удержите его на себе, возвысьте его убеждением, что вы вступаете в супружеский союз со служителем Божиим, или в девичестве причисляетесь к его семейству и родству, в котором на всех членах его должна лежать печать призвания главы его. Не смущайте отцов и мужей ваших жалобами на стеснение вашей жизни прихотливыми требованиями в убранстве дома, в доставлении вам нарядных одежд свыше их средств, порывами к частым выездам и приемам гостей, особенно к светским развлечениям, – и вы откроете им простор и свободу духа в исполнении их обязанностей, отняв у них половину забот о содержании семейства, и охраните их от тягостных столкновений с вами. Они будут выходить на дела своего служения с покойным духом и возвращаться домой, хотя усталыми, но радостными в ожидании отдыха в мирной и любящей семье.

Какое применение может быть сделано из получаемого вами образования в ваших домашних упражнениях? Конечно, не в чтении пустых светских книг, которыми так щедро награждает нас современная неразборчивая печать (что однако же не лишает вас права пользоваться избранными литературными произведениями), а в чтении сочинений по близким к вашему назначению наукам. Для чего нужно умножение ваших научных познаний? Для вашей просветительной деятельности в приходах, – о чем сказано будет в своем месте, – для приобретения вкуса к наслаждениям ума, которые для истинно образованного человека выше светских удовольствий, наконец, для увеличения умственного запаса, необходимого для воспитания ваших собственных, или вверяемых вам детей. Но нужнее и выше всего для вас должно быть приобретение более глубоких и разносторонних познаний в христианском учении, чем те, которые в виде начальных вы получаете здесь; и паче всего в усердном и даже ежедневном чтении Слова Божия. Не думайте сами, и не слушайте других, когда будут говорить вам, что этого слишком много для женщин вашего круга, что при недостаточном состоянии и при домашних хлопотах у вас не достанет для этого времени. Это неправда. Для чтения полезных книг всегда найдется время, особенно в длинные зимние вечера, а для ежедневного чтения Священного Писания нужно знать только приемы, употребляемые истинно благочестивыми людьми. У меня пятьдесят лет хранится в памяти один поразивший меня пример упражнения в ежедневном чтении Слова Божия, представленный особою даже не нашего исповедания. Бывши молодым священником, я рано утром пришел по делу в один дом, где были разнообразные жильцы. Проходя в указанную мне комнату коридором, я увидел молодую женщину, согнувшуюся на полу перед голландскою печкою, где на угольках варился кофе. В сумерках раннего зимнего утра, только свет из печки освещал женщину, придерживавшую одною рукою кофей ник, а в другой державшую маленькую книжку. „Что это вы, сказал я, варите кофе и еще читаете в таком неудобном положении и в темноте? Что у вас за книжка?» „Псалмы», отвечала она. Это была молодая бедная учительница, католичка, готовившая свой скудный завтрак и в то же время читавшая Слово Божие. Вот, как благочестивые души при всех затруднениях находят время, чтобы в утренний час, после молитвы озарить свой ум и сердце светом Слова Божия и с его благодатными впечатлениями идти на житейские труды и искушения среди суеты мирской! Нужно ли доказывать, что это возможно для супруги и дочери православного священнослужителя? Скоро докажет вам собственный опыт, как важно, как благотворно для доброго настроения духа прочтение одной главы, даже нескольких стихов из Евангелия, или другой священной книги прежде житейских занятий. Как будто совет друга снабдит вас предостережениями от соблазнов, и в чувстве умиления как будто тихая гармоническая песнь останется в вашем сердце от немногих слов Священного Писания. Наконец, при внимании к себе иногда вы заметите, что как будто прочитанные утром слова, нарочито даны вам в наставление согласно с обстоятельствами, встреченными вами в течение дня. Христос будет в нашей душе руководителем и утешителем. Не много времени нужно, чтобы вы так к этому чтению привыкли, и так его полюбили, что в тот день когда вы это опустите, у вас в душе останется сожаление подобное тому, когда вы утром не помолились Богу. Но подумайте, какое доброе впечатление будет производить это благочестивое упражнение на все ваше семейство, когда оно с утра будет видеть вас за таким богоугодным делом!

Теперь посмотрим, в чем должны выражаться достоинства и преимущества образованной женщины духовного сословия вне ее дома, в отношениях ее к прихожанам мужа или отца? Мы будем иметь в виду главным образом сельский приход, где влияние образованной и христиански настроенной „матушки» наиболее может быть благотворно. Вне дома она должна с особенною любовью и благоговением со всем семейством в праздники неопустительно являться в храм Божий, где ее муж или отец совершает свою высокую и священную службу. Леность семейства священнослужителя к посещению храма Божия есть дурная рекомендация его дома в глазах прихожан. Они здравым смыслом определят качества своего пастыря по поведению его семейства, хотя бы и не знали слова апостольского: аще кто своего дому не умеет правити, како о церкви Божией прилежати возможет (И Тим. 3, 5). Как должны „матушки» вести себя в храме? Что они должны становиться не особенно на виду, как будто лица привиллегированные, благоговейно и усердно молиться – это всем понятно; но вот что многими из них, более или менее состоятельными, опускается из виду – это особенности современной женской одежды. Опасайтесь напутывать на себя и на детей ваших все нелепости современной моды (особенно уездного мастерства), не соответствующие ни временам года, ни потребностям сохранения здоровья, ни чистому вкусу при выборе изящного. Группа женщин, разряженных без смысла в странные для непривычного взгляда пестрые одежды, составляет яркое и режущее глаза пятно на темном фоне бедной одежды нашего простого народа. Но народ этот умен; он оценит всю женскую суетность в безусловном следовании всякой моде, и не полюбит „матушки», не умеющей выбрать для себя одеяния скромного и приличного. Современная властительница мода, скажем кстати, – есть язва образованная мира нашего времени, развращающая нравственность молодых поколений и разоряющая недостаточные семейства. Мы бессильны бороться с этим злом, но наша обязанность указывать простому народу словом и примером всю бессмысленность ежегодной смены одежд без нужды ради одного вида материи, или покроя платья. Будем надеяться, что люди образованные сами когда-нибудь поймут, как унизительно это порабощение их промышленникам, из корыстных видов наряжающих их в одежды, часто странные, неудобные и вредные для здоровья.

В наше время, благодаря Бога, открываются и особенные пути для сближения образованных женщин духовенства с народом в видах благотворного влияния на него. Первое место в этом отношении занимают церковно-приходские школы. Нашим девицам, как вы можете судить по своему училищу, сообщаются не только собственно для них достаточное умственное развитие и образование, но их знакомят практически с современными приемами в обучении детей и обращении с ними, а этим возбуждают в них столь свойственную женскому сердцу любовь к детям и их образованию. Обучение приходских детей в церковных школах есть прямой путь для знакомства и сближения с их родителями, и, особенно, с их матерями, о чем учительницы всячески должны стараться, не чуждаясь их бедности и недостатков, но имея в виду принести им пользу в нравственных и житейских их потребностях. Ничто не препятствует и супругам священников посещать церковные школы своих приходов, – не в качестве учительниц, а доброхотных наблюдательниц в школах, особенно женских, на что мы с радостью их уполномочиваем. Появление в школе „матушки», доброй и ласковой, и даже молчаливое присутствие при уроках с ободряющим взглядом на детей, потом кроткие замечания им после уроков о скромности, опрятности, приличии в обращении со старшими и сверстниками, – все это окажет самое благоприятное впечатление на детей и их родителей. Дети с радостью будут встречать „матушку», а родители, особенно матери, с признательностью отнесутся к этому участию „матушки» в их сердечных заботах, свойственных всем матерям, об участи их детей. Внимание к детям поведет наших образованных женщин к знакомству с женскою половиною приходов, – забитою, угнетенною невежеством мужей, и влекущей бремя своей жизни без участия и утешения со стороны людей лучших, чем те, какими они окружены. Примите эту мысль к сердцу. Смотрите со вниманием и участием на крестьянок, – и бедных, и нескладных, и худо одетых; сближайтесь с ними, вспоминая Христа Спасителя, родившегося в вертепе, повитого в яслях, и принявшего первое приветствие от пастухов. В этих женщинах та же природа, то же сердце, как и в вас, – впечатлительное, способное к любви горячей, терпеливой, самоотверженной. А их влияние на мужей может быть так же сильно, как во всем человечестве влияние женщин на мужчин; только нужно дать этому влиянию надлежащее разумное направление. Не пугайтесь трудов, какие вам здесь встретятся. Вы войдете в них тихо, постепенно, без напряжения, между делом, освоитесь с ними и их полюбите. Вам не нужно будет созывать крестьянок к себе преднамеренно, или ходить к ним в дома; они сами подойдут к вам при выходе из церкви, или при встрече в поле и на дороге. Отвечайте приветливо на их поклоны, заговаривайте с ними ласково, и вы скоро приобретете их доверие, а при нужде они и сами придут к вам. Вы удивитесь, как много «иногда принесет пользы минута, посвященная вами этим занятиям, как одно сердечное сказанное вами слово, при помощи Божией, благотворно отзовется в сердце крестьянки, ищущей утешения и поддержки.

Для этой именно цели и нужно для вас, как я сказал раньше, продолжение вашего образования чрез самостоятельное чтение научных книг. Объясню это подробнее.

Законоучителям церковно-приходских школ правительством ныне предписано знакомить по возможности детей с расколом и разными сектами, распространяющимися ныне у нас с небывалою силою. Конечно, это полезно. Дети хотя понаслышке могут знать, какие у нас есть враги православной церкви, и как нужно их остерегаться. Но вы можете с успехом поддержать это влияние – не на детей только, но и на семейства их, Вам легко при вашем образовании изучить, что такое раскол, штунда, толстовщина, пашковщина и пр. для того, чтобы при случае предупредить прихожанок, что им надобно бояться появляющихся ныне во множестве по деревням распространителей этих сект и дать им простые и ясные указания на признаки, по которым можно узнать их. Самые простые, верные церкви, крестьянки поймут, что за люди, проповедующие отчуждение от храмов Божиих и служителей церкви, уничижение святых икон и угодников Божиих, дерзкие мысли о Государе и правительстве, о присяге на верность Царю, о военной службе, судах и пр. Этими указаниями вы озаботите благочестивых крестьянок. Они охотно вступят с вами в разговоры о вере, так как многих из них мужья, увлеченные в секты, силою и побоями принуждают к принятию „новой веры». Но что особенно важно, вы проникнете в тайные происки пропагандистов, искусно скрывающихся от священников и правительства. Вам скажут крестьянки на ушко: „вот, матушка, ты говорила о проходимцах, хулящих нашу святую веру и церковь; у нас в деревне был такой человек; собирались к нему и слушали его наши мужья и дети». Таким образом, вы получите о движении сектантства в наших приходах такие точные сведения, какие трудно добывать священникам, и дадите им возможность следить за лжеучителями, во время вразумлять соблазняющихся и обуздывать пропагандистов. „Свободные мыслители», конечно, будут говорить нам, что мы учим вас шпионству, доносам вопреки чести и свободе совести, но мы скажем им на это, что если бы за ними самими был во время установлен такой тщательный надзор общества и правительства, то мы избежали бы многих несчастий, постигших наше отечество.

Связь со школами, а чрез них и с семействами прихожан откроют нашим образованным женщинам и другие способы благотворного действования на прихожан. Они могут следить за плодами школьного обучения крестьян с большим успехом, чем учители и сами священники. Говоря с матерями семейств об окончивших курс учения их детях, „матушки» могут спрашивать, не забывают ли их дети грамоту, читают ли книжки, вслух для всех домашних, есть ли у них книжки и какие книжки дают им из других школ и библиотек? Затем заботливые „матушки» могут снабжать семейства книгами из церковных и своих школьных библиотек, которые заводятся всюду, и, наконец, наблюдать успешнее, чем сами священники, за распространением в народе книг, разносимых сектантами и даваемых нашими злонамеренными просветителями народа. Наконец, изучая превосходно в епархиальных училищах, (чем мы особенно утешаемся в своем), церковное пение, „матушки» могут из молодых крестьянских женщин и девиц и даже с детьми составлять хоры для пения по нашим обиходам, если не в храмах, то на вне богослужебных собеседованиях, что будет производить превосходное впечатление на прихожан, и в чем теперь чувствуется недостаток. В этом благом деле „матушки» без сомнения, найдут себе помощников и в членах приходских причтов. В приятной перспективе можно видеть в будущем и распространение таким способом употребления церковных песнопений в домашней жизни нашего народа, что так желательно для возбуждения в христианских сердцах чувства благочестия и молитвенного настроения.

Наконец, влияние наших образованных женщин на народ может быть благотворно в семейных отношениях прихожан: в воспитании их детей, в искоренении суеверий и диких способов лечения у знахарей, в устроении хозяйства, в распространении рукоделий и т. под. Сердечное соболезнование к женам, оскорбляемым пьяными и безнравственными мужьями, и другими членами семейств, каковы: свекровь, деверья, старшая невестка и пр. прольет утешение в сердца скорбящих, а осторожное указание священникам на расстроенные семейства побудит батюшек озаботиться вразумлением людей бесчинных. Разумные указания на обязанности матерей внимательно наблюдать за детьми, за их питанием, хотя скудным, но своевременным и соответствующим детскому возрасту, за предохранением их от побоев, от вредных игр, от простуд, без сомнения, уменьшит в крестьянстве поразительную смертность детей, происходящую всего более от неумелости и небрежности матерей. Распространение популярных книг по гигиене и медицине, и благоприятные виды на умножение женщин – врачей в селах, с которыми прежде всех должны войти в сношения „матушки», откроет способы лечения крестьян простыми и недорогими средствами, успешно действующими на их крепкие организмы. Что же касается до обучения молодых крестьянок рукоделиям, которое может быть начато в школах и распространено на семейства, то значение их на упорядочение семейного быта крестьян понятно всякому.

Смело можем сказать, что первые „матушки», которые вступят, перекрестясь, на этот указываемый нами путь посильного и сообразного со склонностями и способностями каждой из них служения благу народа -приведут в восторг их прихожан, и возрастающая любовь нашего доброго народа к духовенству будет наградою благочестивым труженицам и их собственным семьям.

Я знаю, что представленная мною, так сказать, программа деятельности наших образованных женщин встретит возражения, порицания и даже насмешки. Это обыкновенный прием всякому твердо-христианскому начинанию, оказываемый ныне нашими образованными людьми новейшего изделия.

Прежде всего, конечно, скажут, что такое строгое благочестивое настроение семейств духовенства и отчуждение их от светских обычаев и развлечений не современно. Но заметьте навсегда, что согласие или несогласие мысли и действия с современным направлением жизни не может быть доказательством ни верности, или ложности мысли, ни достоинства, или незаконности действия. Философское учение о непрерывности механического движения всего мира и с ним человечества из века в век к совершенству, – на котором основано это учение об обязательном следовании за образом мыслей и обычаями известного времени, – само отжило свой непродолжительный век. Оно осуждено уже лучшими современными нам умами образованного мира. Не течение светил небесных, не смены годовых времен, всегда неизменные, дают направление веку, понимаемому в смысле известного образа мыслей и действий людей, а сами же люди и их деятельность. Хороши люди, – заслуживает уважения современность; люди испорчены, век развратный, – бегите от современности к вечным истинам и правилам жизни христианским. А наш несчастный век, славный успехами естествознания и усовершенствованиями во внешнем общежитии, – в нравственном отношении есть век неверия, своекорыстия, плотоугодия, политических волнений и беспорядков, век возвращения христиан к заблуждениям и порокам язычества.

Будут говорить и в самом духовенстве, что указанный мною порядок его семейной жизни и характер деятельности наших образованных женщин в приходах „слишком идеальны». Но, во-первых, то и другое совершенно соответствует идее духовного сословия. Во вторых, идеалы христианства не таковы, как изменчивые идеалы человеческой науки, или искусства: они вечно истинны, неизменны, и сияя с небесной высоты немерцающим светом зовут нас к вечному усовершенствованию. Стало быть, стремление к ним, руководимое Словом Божиим, постепенное и правильное, никогда не может быть „слишком» сильным, или доходящим до крайностей. Напротив, уклонение от них, ниспадение в пошлую среду нашей светской пустой жизни, – вот что страшно для всякого христианина, и тем более для духовного сословия.

Может быть, поропщут на такие строгие требования относительно семейной жизни духовенства юные сердца молодых жен и девиц; им покажется такая жизнь тяжелою и скучною. Но для чего же им дается образование? Именно для уразумения истинных интересов и благ жизни, каковы: высшая деятельность ума, удовлетворение чистых стремлений сердца в благоустроенной жизни и семейной любви, и, наконец, утешение совести в благородном и спасительном труде и подвиге. Святой Иоанн Златоуст говорит об истинном христианине: „видишь ли душу твердую, ум высокий, дух непоколебимый, который восхищается не венцами только, но утешается и подвигами; радуется не наградам только, но восторгается и трудами, веселится не от воздаяния только, но хвалится и борьбой прежде венцов, самые подвиги приносить ему великую радость» 17.

* * *

16

Произнесена в актовом зале училища.

17

Беседа на слова Апостола Павла: не точию же, но и хвалимся в скорбех, ведяще, яко скорбь терпение соделывает и пр.3


Вам может быть интересно:

1. Собрание сочинений. Том 5 – Воззвание к Харьковской пастве о помощи соотечественникам, бедствующим по случаю бывшего в 1892 году неурожая. архиепископ Амвросий (Ключарев)

2. Речь, произнесенная в церкви Санкт-Петербургского первокласного Воскресенского девичьего монастыря по приведении к присяге сердобольных вдов митрополит Михаил (Десницкий)

3. Речь Преосвященного Анастасия : [Передача церковно-приходских школ в ведение училищных советов] епископ Анастасий (Александров)

4. Речи на славлении Христа у их Императорских Величеств митрополит Антоний (Вадковский)

5. Речь преосвященного Анастасия, епископа холмского и люблинского, сказанная при встрече Его Императорского Величества Государя Императора 26 октября 1914 г. в Холмском кафедральном соборе митрополит Анастасий (Грибановский)

6. Письма и статьи – ДОПОЛНЕНИЕ К РЕЧИ АРХИЕПИСКОПА ОНУФРИЯ В ДЕНЬ ЕГО ХИРОТОНИИ ВО ЕПИСКОПА ЕЛИСАВЕТГРАДСКОГО священномученик Онуфрий (Гагалюк)

7. История запрещенных книг на Западе. Итальянское духовенство в одну из средневековых эпох профессор Алексей Петрович Лебедев

8. Из Румелии – Lignido. 3 июня. Вечер. архимандрит Антонин (Капустин)

9. Историческое описание коренной Рождество-Богородицкой пустыни архимандрит Леонид (Кавелин)

10. Священная история Андрей Николаевич Муравьёв

Комментарии для сайта Cackle