преподобный Амвросий Оптинский (Гренков)

Учительство и учение

Советовал бы я вам, во-первых, иметь в виду то, чтобы здание для училища избрано было там, где можно устроить вход снаружи, а не через гостиницу. Во-вторых, не избирать для обучения детей сестер молодых, а в случае недостатка наставниц лучше нанимать кого-либо из городских лиц женского пола, чтобы приходили в училище учить и опять уходили... В-третьих, чтобы ни под каким предлогом не брать учителей мужского пола, как это делают в некоторых женских училищах. В вашем училище высокие науки не требуются, а первоначальному обучению могут научить и лица женского пола. Разве только для Закона Божия можно приглашать в некоторые дни пожилого священника (2, ч. 2, с. 119–120).

Не многие делайтесь учителями (Иак. 3, 1)… Учить – это небольшие камни с колокольни бросать, а исполнять – большие камни на колокольню таскать (1, ч. 2, с. 60).

Теория – это придворная дама, а практика – как медведь в лесу (1, ч. 2, с. 45).

...Ты иногда охотница старчествовать и поучать келейных, и тут тебе случаются иногда досаждения и укоризны, что ты по-своему без дальних объяснений называешь случающимися скорбями, умалчивая о неблагословенном своем учительстве, за которое мало того что бывают укоризны и досаждения со стороны, но иногда попускается и сильная плотская брань. Поэтому нужно прежде самих себя вразумлять и обучать должному, без сомнения и ослепления, потому что ты бежала от м. П., как бы избегая похвалы, тебе приписываемой, а потом сама стала домогаться сего непрошеным учительством келейных, хотя ты сего доселе не заметила. Страсть славолюбия и любочестия тонка и многообразна, неуловима и неудобопримечаема. Преподобный Марк Подвижник пишет, что некоторые иногда видимо смиряются для того, чтобы уловить похвалу. Ты выход свой из кельи м. П. называешь искусством, а на самом деле оказывается в этом большое неискусство. Ты человек маленький, никому нет надобности понимать твоих целей, а всякий старший и младший понимает и толкует теперь о тебе по-своему (2, ч. 3, с. 46).

Научить человека жизни духовной очень трудно. Это все равно... что выучить мужика сказать слово «секретарь». Он все будет говорить: «Слекатарь». Ты говоришь ему: «Вот тебе рубль, скажи только – секретарь», а он выговаривает по-своему: «Слекатарь». «Ну, повторяй за мной: се». И тот говорит: «се». «Кре» – «кре» – «тарь» – «тарь». «Ну говори теперь один раздельней: се-кре-тарь». Говорит не спеша: «Сле-ка-тарь» (1, ч. 2, с. 45–46).

На словах... рассуждать легко, а на деле исполнять не всегда легко и не для всех. Kозельский гражданин имел обычай при случае говорить: «Елико отстоят востоцы от запад, толико дело от слова» (2, ч. 2, с. 181).

Приветствую также празднственным поздравлением всех детей, прыгунью В., брата С., Н., Д. и особенно питерского С. Смирившийся до рабия зрака Сын Божий да поможет ему не только хорошо учиться, но и хорошо смиряться. Если же только хорошо учиться, да при этом нерассудно гордиться, – дело никуда не годится. Одно хорошее учение без смирения – точно на одной ноге хождение. Хотя хромые ходят и на одной ноге с помощью костыля, да такое уж и хождение; мало того, что с большой нуждой ходят, но часто и претыкаются, и восприемлют нередко болезненные язвы. Кто желает быть всегда мирен и спокоен душой, тот всячески должен смиряться. Без смиренья невозможно иметь успокоенья (16, с. 211).



Источник: Симфония по творениям преподобного Амвросия, старца Оптинского. - М., "ДАРЪ", 2007. - 352 с.

Комментарии для сайта Cackle