Андрей Николаевич Муравьёв

XLVI. Вознесение Илии, чудеса Елиссея Пророка

Сын Ахаава, Охозия, царствовал два года и продолжал ходить по всем путям отца своего и нечестивой матери Иезавели, подобно им поклоняясь Ваалу; достойная казнь постигла его за нечестие; он упал из окна Самарийских палат своих, и разболевшись послал спросить Ваала: останется ли жив? Но Ангел Господень внушил Илии Фесвитянину идти на встречу посланным. «Разве нет Бога в Израиле, что идете вопросить Ваала, скверного бога Аккаронского? Сказал им Пророк, возвратитесь и скажите пославшему вас: так говорит Господь Бог: за то, что ты не обратился к нему, не сойдешь более с одра, на который положила тебя болезнь, ибо на нем и умрешь.» – Они возвратились и сказали речь Пророка: «каков был видом человек, вышедший к вам на встречу?» спросил Царь, «косматый, отвечали они, препоясанный кожаным ремнем,» и Охозия воскликнул: «это Иия Фесвитянин!»

Царь немедленно послал за ним пятидесятника с воинами, на гору Кармильскую; и военачальник сказал Илии: «человек Божий, Царь зовет тебя.» – «Если я человек Божий, отвечал Илия, то да сойдет на тебя и на воинов твоих огонь с небес!» и по слову Пророка, низшедший огонь опалил всех. Та же участь постигла и другого пятидесятника, с его воинами, ибо нечестивый замысел гнездился в их сердце; казнь сия сделала осторожнее третью дружину: начальник её, преклонив колена, умолял Пророка пощадить душу его и души посланных с ним. Тогда, по внушению Ангела, безбоязненно последовал за ними Илия, и представ Царю, повторил ему угрозу смерти, от лица Божия, за то, что вопросил скверного Ваала, как будто бы не было Бога в Израиле. Умер Охозия, и брат его Иорам воцарился вместо него.

Когда же наступило время преставления Илии, он шел, вместе с учеником своим Елиссеем, от Галгал на Иордан. «Останься здесь, сказал ему Илия, ибо Господь послал меня в Вефиль;» но Елиссей поклялся не оставлять его и оба пришли в Вефиль. Там сыны пророческие говорили Елиссею: «знаешь ли, что ныне Господь возьмет гт тебя твоего владыку?» – «знаю, отвечал Елиссей, молчите.» Опять Илия сказал ученику своему: «останься здесь, ибо Господь посылает меня в Иерихон,» и опять поклялся Елиссей: «жив Господь и жива душа твоя, не оставлю тебя!» Они пришли в Иерихон, где другие сыны пророческие еще раз предупредили Елиссея, о скором преставлении Пророка. В третий раз хотел оставить ученика своего Илия, собираясь идти на Иордан, ибо чувствовал уже свое разрешение от мира, и искал совершенного уединения; но и на берег Иордана последовал за ним неотступный Елиссей. Пятьдесят сынов пророческих издали смотрели на их шествие: Илия снял верхнюю одежду, и свив её, ударил по водам, – расступилась вода, и по суху прошли оба. Проходя чрез Иордан, Илия сказал ученику своему: «проси у меня чего либо прежде, нежели буду взят от тебя,» и просил Елиссей, чтобы дух, обитавший в Илии, удвоился в нем самом. – «Тяжко прошение твое, отвечал Пророк, но исполнится, если увидишь меня, когда взят буду; если же не увидишь, не исполнится.»

Еще они шли и беседовали между собой, как внезапно огненная колесница и огненные кони их разделили, и вихрем взят был Илия на небо; видел Елиссей и воскликнул вслед него: «отче, отче, колесница Израилева и кони его!» и скрылся Илия от взоров его; он разодрал свою одежду и подняв упавшую на него мантию Илии, возвратился на берег Иордана; ей ударил он по воде и не расступилась вода, ударил еще раз воскликнув: «где Господь Бог Илиин?» и расступилась вода. Посуху прошел Елиссей и сыны пророческие, видевшие издали чудо сие, говорили между собой: «истинно почил дух Илиин на Елиссее!» Они вышли к нему на встречу и поклонились до земли, просили позволить им искать Илию, полагая, что Дух Божий, взявший Пророка, поверг его где либо на Иордане, или на одной из гор. Не соглашался сперва Елиссей, но уступил усиленной их просьбе, и после трех дней возвратились к нему в Иерихон искавшие, с вестью, что нигде не могли найти Илию. «Не говорил ли я вам, чтобы не искали его?» возразил Елиссей, знавший один таинственное вознесение Пророка.

Тогда жители Иерихона приступили к нему, говоря: «вот, местоположение города нашего хорошо, но вода в нем вредна и земля неплодна.» – Пророк велел им принести соль, всыпал её в источник и исцелил воду, именем Господним. Оттоле пошел он в горы к Вефилю; дети жителей города, зараженного идолослужением, стали над ним ругаться, но две медведицы, вышедшие из дубравы, растерзали отроков, навлекших на себя клятву Пророка, за свое нечестие. Вдова одного из сынов пророческих пришла просить Елиссея, о помощи, для удовлетворения заимодавцев мужа, которые хотели отнять у нее детей. «Имеешь ли что в доме твоем?» спросил Пророк, «только не много елея,» отвечала вдовица; он велел ей испросить у соседей праздные сосуды и разлить в них малый остаток елея, чудно наполнились им многочисленные сосуды, по слову пророческому, так что вдовица могла заплатить весь долг свой.

Искупив убогую, Елиссей облагодетельствовал и богатую жену в городе Сомане, у которой часто находил себе гостеприимство. Жена сия, с согласия супруга, изготовила для человека Божия особенную горницу в доме своем, чтобы утомленный мог находить там успокоение, после своих странствований. Желая возблагодарить жену за её попечения, Пророк послал служителя своего Гиезия, спросить от его имени, что может для нее сделать, и не имеет ли она какого слова к Царю или вельможам? Но никакой награды, ни защиты, не просила жена; однако Гиезий угадал её мысль и возвестил Елиссею, что она скорбит о своем бесчадии, не имея сына при старости супруга. Пророк велел призвать смиренную жену и объявил ей, что исполнится её желание; едва могла она поверить радостной вести. Сбылось пророческое слово; родился у нее младенец и вырос; но однажды, вышедши в поле к отцу, разболелся и в тот же день умер, на коленях у матери; она положила его в горнице, изготовленной для человека Божия, сама же поспешила к нему на гору Кармильскую.

Издали увидел её Елиссей и послал Гиезия на встречу спросить: «все ли благополучно в доме?» – «все,» отвечала она, ибо так велика была её вера, и приближившись, бросилась к ногам Пророка. Гиезий хотел отклонить её, но Пророк удержал, говоря: «оставь её, ибо болезненна её душа, Господь же утаил от меня то, что с ней случилось.» – «Просила ли я сына у господина моего? Воскликнула Соманитянка, и не умоляла ли я тебя не обольщать меня пустой надеждой?» Проник Елиссей её горькую тайну и велел Гиезию, взяв жезл свой, немедленно идти сней, никого не приветствуя на пути, доколе не возложит жезла на лицо умершего отрока, но не осталась довольна мать; она умолила Пророка идти с собой, и не напрасно, ибо Гиезий встретил их вестью, что не воскрес отрок от прикосновения жезла. Пришел в горницу умершего Елиссей, и затворил за собой двери, помолился; отрок лежал на одре, возлег и Елиссей; он приложил очи свои к его очам, и уста к устам, и руки на руки умершего, дунул и согрелась плоть его; семь раз повторил он то же действие, доколе не открыл очи усопший отрок; тогда, призвав мать, отдал ей воскресшего сына.

Непрестанные чудеса ознаменовали высокое звание человека Божия. В Галгалах, на берегу Иордана, питал он во время голода сынов пророческих, и когда один из них, по неведению, вложил в кипящий котел дикие ядовитые яблоки, Елиссей, всыпав немного муки, уничтожил отраву. В другой раз насытил он множество людей двадцатью хлебами и малым количеством смокв, даже с избытком, к общему изумлению недоверявших. Однажды сыны пророческие просили Елиссея, позволить им устроить себе новое жилище, на берегах Иордана; когда же они рубили деревья, сорвалось железо с одного топорища и упало в воду, а орудие было заемное. Человек Божий спросил только: в какое место погрузилось железо? Бросил туда кусок дерева и оно всплыло.

Молва о чудесах Елиссеевых распространилась по окрестным странам: Нееман, сильный вельможа Сирийский, страдал проказой; он услышал от пленницы Израильской, что есть в Самарии человек Божий, могущий очистить его от болезни, и испросив у своего Государя письмо к Царю Израильскому, пошел в Самарию с богатыми дарами. Прочитав письмо сие, разодрал свои одежды Царь Израилев, воскликнув: «разве я Бог, имеющий власть оживлять и умерщвлять, что требуют от меня очищения мужа сего? Постигаю замысел Царя, он только ищет предлога к войне.» – Когда весть сия достигла Елиссея, он послал сказать Царю: «зачем разодрал ты свои одежды? Пусть придет ко мне Нееман и уразумеет, что есть Пророк в Израиле.»

На конях и колесницах приблизился Нееман к дому Елиссееву, но Пророк даже не вышел к нему на встречу, а только послал сказать, чтобы омылся семь раз в водах Иордана и получит исцеление. Раздражился вельможа, пренебрежением Пророка, ибо ожидал, что встретит его с честью, и призвав над ним имя Господне, исцелит возложением рук. «Арвана и Фарвар, реки Дамасские, не лучше ли Иордана и всех вод Израилевых? Говорил он, не также ли могу в них омыться для очищения?» и с гневом пошел в обратный путь; но благоразумные служители сказали ему: «если бы Пророк заповедал тебе нечто трудное, не исполнил ли бы ты слова его? Оттого ли пренебрежешь их, что велел тебе только омыться для очищения?» Послушался Нееман мудрого совета: семь раз погрузился в Иордан и плоть его сделалась на нем нежной, как плоть младенца; обрадованный возвратился к Елиссею и воскликнул: «ныне познал я, что нет Бога во всей земле, кроме как в Израиле!» Он умолял Пророка принять дары его, но с клятвой отрекся от них человек Божий. Нееман взял с собой немного земли Израильской, чтобы в отечестве своем приносить на ней жертвы, уже не богам чуждым, а единому Богу; он только просил Пророка, помолиться, чтобы Господь очистил его, если иногда обязан будет, вместе с Царем своим, входить в капища идольские; с миром отпустил Елиссей благочестивого. Но сребролюбивый помысел запал в душу служителя Гиезия; он позавидовал отринутым богатствам, и устремившись в след за Нееманом, просил к него, именем Елиссея, талант серебра и две одежды, как будто для пришедших к нему сынов пророческих, и получил два таланта и две одежды. Возвратясь поздно вечером, он солгал Пророку, будто никуда не отлучался. «Не ходило ли мое сердце с тобою? Сказал Пророк, и не видел ли я, как обратился к тебе Нееман с своей колесницы, и ты взял серебро и одежды, чтобы купить себе виноградник, стада и рабов? Но вот и проказа Нееманова прилепится к тебе и племени твоему навсегда;» в то же мгновение Гиезий стал белым, как снег, от проказы.

Несколько времени спустя, Венадад, Царь Сирийский, ополчился против Израиля, и дважды спасал Царя своего Елиссей, открывая ему место, где укрывалась засада врагов. Смутился Царь Сирийский, подозревая измену в собственном стане; но ему сказали приближенные, что Елиссей предает его, открывая своему Царю все тайные его речи, произносимые даже в уединении ложницы. Венадад послал множество конников и колесниц, обступить ночью город Дофаим, чтобы захватить жившего в нем Пророка. До света встал служитель Елиссев и увидел силу ратную вокруг города, с ужасом возвестил о том своему владыке; но Елиссей успокоил его, говоря: «не бойся, ибо более с нами, нежели с ними,» Пророк молил Господа открыть духовные очи устрашенному, и он увидел всю гору, покрытую конями, и огненные колесницы окрест Елиссея. Приблизились враги, но по молитве Пророка Господь поразил их невидением; сам Елиссей вышел к ним и сказал: « вы идете не тем путем и не в тот город; идите за мною, я отведу вас к человеку, которого ищете.» Он отвел их в Самарию, и там, посреди города, открылись глаза их; когда же Царь Израилев хотел умертвить пленников, не допустил Пророк пролития крови, но велел угостить их и отпустить с миром, ибо не оружием он пленил их.

Чрез несколько времени опять ополчился Царь Сирийский Венадад, на Самарию, и жестокий голод открылся в ней от долгой осады, так что голова ослиная продавалась за пятьдесят сиклей серебра, и четвертая часть меры голубиного корма за пять. Однажды, когда Царь Израилев ходил по стенам, воскликнула к нему женщина из народа: «спаси меня, Государь!» – «Если не спасет тебя Господь, я ли спасу? Сказал Иорам, чего ты хочешь?» она отвечала: «вот женщина сия условилась со мной, говоря: дай сына твоего и мы съедим его, а потом съедим моего; так мы и сделали, и вместе съели сына моего; когда же, на другой день, стала я требовать её сына, она утаила его.» Ужаснулся Царь, разодрал свои одежды, и все видели его покрытого вретищем; но вместо должного смирения, он обратил гнев свой на Пророка, или за то, что не получал от него помощи, как прежде, или за то, что благоприятные предсказания его не сбывались; Иорам поклялся, что в тот же день не останется на плечах голова Елиссея. Человек Божий слышал угрозу царскую, во внутренности своей храмины, и прежде, нежели пришел посланный от Царя, сказал уже сидевшим около него старцам: «знаете ли, что сын убийцы послал отсечь мою голову? И так заприте крепко двери, чтобы не впускать посланного, потому что я слышу за ним шаги господина его.» Еще говорил Пророк, когда предстал человек от имени Царя, и спросил: «чего еще ожидать ему от Господа посреди настоящих зол?» – «Так говорит Господь, отвечал Пророк, завтра в этот же час дня, мера муки пшеничной и две меры ячменя продаваться будут, во вратах Самарии, за один сикль.» Усомнился воевода царский, услышав такую речь; «если Господь откроет и хляби небесные, то и тогда не сбудется слово сие,» сказал он; но Елиссей возразил ему: «ты узришь только очами, но вкушать не будешь.»

Четверо прокаженных сидели, во вратах Самарии, и говорили между собой: «что мы сидим здесь, ожидая смерти? Пойдем лучше в стан Сирийский; там, если оставят нас живыми, будем жить; если же не пощадят – погибнем.» Еще в сумраке пошли они в стан, но ни одного человека не было в стане; ибо Господь поразил ужасом Сириян: в безмолвии ночи послышались им трубные гласы, топот коней и колесниц, и разнеслась молва, будто Цари, Хеттейский и Египетский, пришли на помощь Израилю; в сумраке бежали враги, оставив шатры свои, коней и все достояние. Изумились прокаженные; они взошли в пустой шатер, насытились пищей и взяли себе золота, также и в другом и в третьем шатре; потом стали опять совещаться между собой, говоря: «не так поступаем мы; это день радостный! Если же умолчим до рассвета, будем виновны; возвратимся скорее и возвестим Царю.» Они сказали радостную весть привратникам города, которые донесли её Царю, и не поверил Иорам, подозревая военную хитрость Сириян. Только пять коней, еще не погибших от голода, оставалось в Самарии; на двух послал он всадников, удостовериться в истине, но тщетно искали они врагов до самого Иордана; по всей дороге лежали только брошенное ими оружие. Освобожденные от осады устремились в стан Сирийский, и внезапное обилие пшеницы оправдало слова Пророка; но воевода. Который ему не поверил, будучи поставлен Царем во вратах города, для соблюдения порядка, задавлен был толпами народа.

Елиссей пришел в Дамаск, где разболелся Венадад, Царь Сирийский. Услышав о пришествии человека Божия, он послал к нему вельможу своего Азаила, с богатыми дарами, на сорока верблюдах, спросить его, исцелится ли он от болезни? – «Ты пойдешь и скажешь Царю, отвечал Пророк, что он останется жив, но Господь открыл мне, что он умрет.» Тогда,закрыв лицо свое руками, горько стал плакать пред ним человек Божий, и Азаил спросил его о причине слез. «Предвижу, сколько зла причинишь ты сынам Израилевым, отвечал Пророк: огнем сожжешь ты пределы их, и мечем поразишь ратных, умертвишь младенцев и раскроешь утробы беременных!» – «Кто я, сказал Азаил, чтобы со мной случилось что либо подобное?» но Елиссей отвечал, что Господь показал ему Азаила царствующим: так исполнилось слово Господне, о его помазании, сказанное еще Илии на горе Хориве. Возвратился Азаил к Царю своему и обещал ему исцеление; но утром задушил расслабленного и сам заступил его место.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle