Андрей Николаевич Муравьёв

LXVI. Матафия и сыновья его, подвиги Иуды Маккавея

В те бедственные дни восстал Маттафия, священник Иерусалимский, и удалился в Модин, с пятью сыновьями своими, Иоанном, Симомном, Иудой, Елезаром и Ионафаном, которые все должны были принять живое участие в судьбах своего отечества, и наипаче третий, прозванный Маккавеем. Сокрушаясь о бедствиях Иерусалима, Маттафия и дети его облеклись во вретище; когда же пришли в Модин посланные от Царя, чтобы принудить жителей к идолослужению, и обратились к нему, как старейшине, он всенародно объявил, что никакое повеление царское не может принудить его к нарушению завета Божия. Не довольствуясь словом, он запечатлел на самом деле твердое свое исповедание; увидев Иудеянина, пришедшего в капище для принесения жертвы, старец исполнился божественного рвения, как некогда Финеес, и поразил его пред лицом всех, убил и пристава царского, разорил само капище и, воскликнув к народу: «всякий ревнующий о законе и стоящий в завете, да выходит вслед за мной!» удалился в горы.

Многие последовали его примеру, и целыми семействами бежали в пустыню. Услышав о том, воеводы царские, пришли с вооруженной силой из Иерусалима, и в день субботний напали на беззащитных, которые, ради святости дня, не только не бросали в них камней, но даже не заградили ущелий: «умрем лучше в простоте нашей, говорили они, и свидетелями неправого убийства будут за нас небо и земля.» Восплакал Маттафия, с друзьями своими, при сей горестной вести; они совещались взаимно противостоять врагам, даже в день субботний, чтобы не погибнуть всем подобно братьям их. Около него собрались все ревнители закона, воины крепкие, избежавшие рук врагов, и сними ходил он по окрестным местам, убивая нарушителей закона, сокрушая язычников, разоряя капища и совершая обрезание над всеми отроками, каких только находили в пределах Израилевых.

После многих подвигов, ко спасению отечества, Маттафия, чувствуя приближение кончины, созвал детей своих и умолял их положить души свои, ради данного от Бога завета. Он напомнил им благочестивые примеры отцов, Авраама, верного во всех искушениях, сохранившего заповедь Иосифа, верных соглядатаев Иисуса и Халева, Давида, воспринявшего престол вечный, и взятого на небеса Илию, и трех неопалимых отроков Вавилонских, и Даниила, невредимого во рве львином, и не велел им боятся язычников, но укрепляться напротив упованием в законе, которым прославятся. – Симона назвал он мужем совета и отцом, вместо себя, детям своим, а Иуду Маккавея начальником воинства, и благословив сынов своих, испустил дух. Это было в сто сорок шестое лето правления Царей Греческих, и триста семьдесят лет, после пленения Вавилонского; с плачем погребли его дети и весь Израиль в Модине, во гробе предков.

По завещанию отца своего, ополчился Иуда Маккавей, с братьями и всеми искавшими защиты, под сенью его. Повсюду распространилась слава его, он восстал как исполин, облекся броней ратной, исторгнул меч и двинул полки, деяниями своими подобный льву на ловитве, убийственный, как пламя, для беззаконных, смутились нечестивые, огорчились Цари языческие, когда прошел он по городам Израилевым, собирая воедино остатки их, и возвеселяя Иакова, так что память его на веки слилась с благословениями и до края земли достигло имя его. Прежде всех выступил против него ратью Аполлоний, начальник области, и пал под мечем его; потом другой военачальник Сирон, уже заранее уверенный в своей победе, над малочисленной дружиной Иуды, и действительно смутилась сия дружина, изнуренная подвигами битв и поста; но Иуда укрепил её краткой речью: «легко и малым числом одолеть многих, ибо для Бога небесного одинаково спасать, во многом или в малом числе; не во множестве, но с небес победа! Враги идут против нас, во множестве беззаконий своих, чтобы исторгнуть жен и детей, и достояние наше; а мы ополчаемся за души наши и законы, и сам Господь сокрушит их пред лицом нашим: только не бойтесь.» – Сказал и сокрушил врагов, умертвив до восьмисот человек, и страх Иуды распространился окрест на все племена.

Имя его дошло до слуха царского, и разгневался Антиох; он истощил сокровища свои для вооружения сильного войска, а сам пошел собирать новые дани в Персии, оставив родственника своего Лисию правителем царства и воспитателем малолетнего сына. Полвоинства взял он с собой и половину велел послать против Иуды, чтобы совершенно искоренить Иерусалим и заселить его инородными. Лисия избрал военачальниками трех сильных мужей, из числа друзей царских, Птоломея, Никанора и Горгию, и дал им сорок тысяч пеших и семь тысяч конных; к ним присоединились другие союзные полки, и многие купцы последовали за войском, чтобы дешево купить бесчисленных пленников, которых заблаговременно уже обещали им, надеявшиеся на верную победу.

Видя, что совершенным истреблением угрожали враги, без всякой надежды на пощаду, Иуда собрал вокруг себя всех, кто только мог нести оружие, чтобы спасти отечество от неминуемой гибели; но прежде велел сонму приготовиться к брани постом и молитвой. Пуст был Иерусалим, не было в нем входящих или исходящих, и попрана была святыня: иноплеменники обитали в крепости его и не слышалось более в Иакове ни псалтыря, ни гуслей. – Войско Израилево собралось в Массифе, против Иерусалима, во вретищах, с пеплом на голове; раскрыли книгу закона, принесли ризы священные, начатки и десятину; Назореи обрекли себя Господу, и все возопили единодушно: «что сделаем и как отразим врагов? Господи, осквернена и попрана Твоя святыня; священники Твои в скорби и смирении, и вот язычники собрались погубить нас! Ты знаешь помышления их; как можем противостать им, если не Ты нам поможешь?» – Тогда, при гласе труб, Иуда поставил начальников народу и, по закону Моисееву, отпустил всех созидавших дома, насаждавших виноград и новообрученных; с остальными ополчился он, близ Эммауса, возбудив их лучше умереть в битве, нежели видеть погибель братий своих и святыни, да исполнится воля Божия во всем.

Ночью поднялся Горгия, с пятью тысячами пеших и тысячью конных, чтобы нечаянно напасть на Иуду; но Иуда заблаговременно о том узнал и сам выступил ночью, для нападения на стан неприятельский. Утром явился он в поле, только в тремя тысячами ратных, худо вооруженных, пред опытными и многочисленными полками язычников, но не упал дух его. «Вспомните, сказал он дружине, как спасены отцы ваши в море Чермном от Фараона; ныне возопием к небу; быть может, умилосердится и над нами, и вспомнит Господь завет отцов наших, сокрушит врагов пред лицом нашим и уведают все народы, что еще есть спасающий Израиля.» Сошлись полки, началась битва, вострубили бывшие и Иудой, и пораженные язычники бежали; три тысячи их погибло в бегстве. Иуда не велел далеко их преследовать и не собирать добычу, потому что еще Горгия, с избранными воинами, искавший его ночью, в горах, стоял недалеко. Но когда люди Горгии увидели зажженный стан свой и дружину Иудову, готовую к битве, они также обратились в бегство, и уже, без всякого опасения, могли Иудеи расхищать богатства неприятельского стана; хвалением имени Божия, во псалмах и песнях, возвратились они после светлой победы. – На другой год Лисия собрал опять шестьдесят тысяч пеших и восемь тысяч конных, для конечного сокрушения Иерусалима. Но Иуда, с десятью тысячами, встретил полки его в Идумее, и благословив Бога, Спаса Израилева, который некогда, рукой Давида и рукой Ионафана, сына Саулова, сокрушил иноплеменных, молил, чтобы и дерзость сих язычников растаяла под мечем любящих Гопода. До восьми тысяч неприятелей пало в битве; Лисия принужден был удалиться в Антиохию, где опять стал собирать войско.

Между тем Иуда, с братьями своими, собрали сынов Израиля, чтобы очистить и обновить святыню Иерусалимскую. Увидев опустошенную святыню и оскверненный жертвенник, сожженные врата и деревья, поросшие в притворах храма, как бы в дубраве, или на горах, они разодрали свои одежды и с великим плачем посыпали голову пеплом и простершись на землю, при звуке трубном, возопили к небу. Иуда велел воинам своим сражаться с врагами, бывшими в крепости, доколе сам не очистил святилища. Он избрал для сего непорочных священников, ревнителей закона Божия, которые вынесли из храма всякую нечистоту: было совещание, оставить ли алтарь всесожжений, оскверненный языческими жертвами? И положили совершенно разорить его, чтобы истребить саму память сих жертв, и создать другой из новых камней, а прежние отложить в ожидании, не восстанет ли какой Пророк сказать о них слово Божье. Очищена была вся внутренность и притворы храма, сделаны были новые сосуды и поставлены опять свещник и алтарь кадильный, и трапеза для хлебов предложения. Когда все приведено было к окончанию, в двадцать пятый день девятого месяца, принесена была первая законная жертва, на алтаре всесожжения, при звуке песней, гуслей и кимвалов, чрез три года после его поругания Антиохом; восемь дней праздновали обновление храма обильными жертвами. Иуда, по согласию с братьями и всего собора Израилева, положил всегда праздновать день сего обновления, и восстановить совершенно святилище, укрепил гору Сионскую крепкими стенами и башнями, чтобы опять не овладели городом язычники.

Раздражились окрестные народы, услышав, что опять обновилась по прежнему святыня, и совещались между собой истребить род Иакова. Но Иуда постепенно сокрушил всех: сперва отяготилась рука его на Идумеях, и он разорил их твердыни; потом рассеял сынов Аммона, с вождем их Тимофеем, и опять вооружился против вождя сего, по просьбе жителей Галаада, пределы коих он опустошал. Он выступил с Ионафаном в Галаад, послав старшего брата Симона в Галилею, и оставив защитниками Иерусалиму двух воевод, которым строго запретил начинать войну, до своего возвращения. Успех увенчал оружие Симона и Иуды; жители Галаада заключились в крепкие города свои, к которым готовы были приступить враги, овладевшие уже некоторыми из них. Иуда, перейдя в три дня пустыню заиорданскую, взял на пути Восор и на рассвете подступил к крепости, которую уже осаждали враги; полки Тимофеевы, услышав имя Маккавея, бежали, и все взятые ими города покорились Иуде. Тимофей собрал опять свои дружины и с союзными Арабами ополчился на берегу потока, близ Рафона. – Но Иуда мужественно перешел поток, впереди всех, смял неприятеля и преследовал его до Карнаима; взят был и сей город и сожжен вместе с своим капищем. Иуда собрал всех Израильтян, живших в Галааде, чтобы отвести их, с семьями и имуществом, в землю Иудову, как и Симон сделал тоже с единоплеменниками, жившими в Галилеи; но на пути, жители крепкого города Ефрона, не хотели дать им свободного прохода; Иуда приступом взял город, истребил всех жителей, и перейдя Иордан, с радостью принес всесожжение на горе Сионской, ибо никто не погиб из его дружины.

Во время отсутствия Маккавеев, оставленные ими воеводы в Иерусалиме, хотели также прославить имя свое, хотя они не были из рода тех мужей, которым дано было спасти Израиля. Неопытные вожди выступили, вопреки запрещения, против Горгии, и возвратились с сильным уроном. Иуда пошел опять на брань и победил Горгию; очистившись в день субботний, по обычаю, он хотел предать земле тела убиенных воинов своей дружины, и нашел под их одеждами причину их смерти, приношения, взятые из идольского храма. Воздав Господу хвалу, за правый Его суд, Иуда помолился с живыми, о грехах мертвых, и собрав до двенадцати тысяч драхм серебра, послал в Иерусалим принести жертву за души согрешивших, в надежде на их воскресенье, ибо без сей благочестивой надежды не стал бы о них молиться, и: «это весьма святое дело, молиться за умерших, для их спасения.» говорит писатель второй книги Маккавейской. – Потом Иуда, сокрушив сынов Исавлевых в Хероне, прошел все пределы Самарийские и Филистимские, разоряя капища идольские.


Источник: Священная история / [А.Н. Муравьёв]. - Санкт-Петербург : тип. А. Бородина и К°, 1842. - [2], IV, 516 с. (Авт. установлен по изд.: Межов. Систематический каталог русским книгам... с 1825 вплоть до 1869 года... № 87).

Комментарии для сайта Cackle