Азбука веры Православная библиотека священномученик Андроник (Никольский) Письма к равноапостольному Николаю, архиепископу Японскому


священномученик Андроник (Никольский)

Письма к равноапостольному Николаю, архиепископу Японскому

Ваше Преосвященство

Стыдно мне сознаться, а нужно; я болен. Что болит? Да всё: голова как свинцом налита, (сильное головокружение, как будто падаешь; конечно, от слабости), в сердце иногда (редко) как будто горячими клещами копаются, а вообще как-то неладно оно дает о себе знать, грудь ноет, хотя не разберу – в груди или только в костях; а тут и ноги уже кстати болят да и руки. Как и водится, с телом всё болит: настроение самое отвратительное. По ночам иногда не сплю; а тут раз кто-то вдруг стучит в окно, да так явственно, что я моментально проснулся: конечно, ничего и нет. Обуял какой-то страх смерти, а за ним такая тоска по родине, что хоть бы сейчас бежать туда: умрешь де здесь и забросят на языческом кладбище, и никого не увидишь из своих, и ничего не сделал. А тут всплывает на сердце и всё, что никак не могу забыть, – всё оставленное в России. И зачем де меня потащили сюда? Сидел бы да делал там свое дело, как Бог послал. Вспоминаются, как нарочно, и слова Преосвященного В. В-го (может быть, за недоверие к ним сие наказание): пусть откажется, так как де здоровье не позволяет. А я думал: ну, это малодушие, стыдно из-за этого, да и Бог поможет. И Бог действительно помогал: оправившись после путешествия до Японии, я с жаром принялся за дело; иногда тяжело становилось, а я всё уповал на Бога, и Бог помогал; но чтобы Он всегда и сильно помогал, нужно быть для этого достойным, нужно иметь крепкую веру и преданность Ему. А я, должно быть, не достоин: вот и ослабел и дошел до того состояния, в каком я был на третьем курсе. Тогда я едва окончил год и потом от июня до октября почти отдыхал и даже был на кумысе1. Что будет дальше, не знаю. А теперь тяжело. Заниматься нужно, а дело из рук валится: иногда измучаешься, да и побежишь на улицу, с изнеможением и скорбью бродишь до устали. Знаю, что молиться нужно, и молюсь, да силы не нахожу в молитве: тоска какая то обуяла. А тут уж за одно лезет в голову и всё неприятное: лезет в голову, как иногда не хорошо и к Вам даже относятся наши христиане, конечно, духовенство; а как же нам потом можно будет управлять ими? И перед этим страх. Как видите, отрадного мало. Когда я с Вами беседовал о смерти матери, деда и о себе, тогда, признаться сказать, мне хотелось бодрыми словами подбодрить себя, сказать, что ничего себе – все пройдет, только знай работай да не трусь, а умереть-то всё равно нужно. И тогда я действительно много подбодрил себя, не знаю и как. Но дело взяло своё, а духа не хватает. Помогите мне, впрочем, не знаю и чем. Уж не роковой ли для меня сентябрь? 21 сентября я выезжал из Кутаиса в Ардон. 21 сентября же выезжал из Ардона в Японию. Помолитесь за меня, чтобы мне воспрянуть. Меня всегда в страшное уныние приводила всякая моя телесная расслабленность, я скучаю без дела, оторванный от него. А здесь это особенно вредно: прерви для отдыха, потом начинай всё сначала, а силы-то уже не те и охоты нет прежней. Скорбь и уныние нашло и душит меня.

Отец Сергий2 вчера уехал в Вакаяма, там больная есть. Я советовал ему совершить там богослужение, побудить к исповеди, обойти христиан, не торопясь побеседовать и тому подобное. Вероятно, завтра вернётся. А что слышно из Окаяма? А Вы когда приедете сюда?г. Осака, Япония, 30 августа/11 сентября 1898 года

Ответ3 епископа Николая на письмо иеромонаха Андроника от 30 августа/11 сентября 1898 года

…Удрать Вам из Японии не придется, а придется разве удрать из Осака в Тоокео4, чтобы здесь поправиться нравственно. Физически поправиться вдруг нельзя. Только мысль о России бросьте, и де не смущает она Вас ни наяву, ни во сне. В России вместо Вас много деятелей; здесь заменить Вас некому. Не искуситесь от внушения лукавого бросить Вашу благую часть. Да хранит Вас Бог, и внушает Вам всё, что полезно для прославления Его имени в сей стране. Душевно преданный Вам епископ Николай.Тоокео, сентября 3/15 1898 года

Ответ иеромонаха Андроника на письмо епископа Николая от 3/15 сентября 1898 года

Пожалуйста бросьте мысль, что я соблазнился мыслию удрать в Россию. Нет, эта мысль у меня возникла только по случаю болезни. Я по временам как дурачок слушаю и не понимаю и не хочется встряхнуть себя, чтобы вникнуть как следует; а внимательно слушая, от напряжения так устаю, что в глазах даже мурашки забегают. Вот и сейчас пишу, а стоит только закрыть глаза, и всё как кругом пошло. Затылок как будто перевешивает, так что усилие нужно, чтобы держать себя в равновесии. Я сообразил тогда, что очевидно мне все равно придется отсюда убираться, ибо дальше ещё больше буду уставать. Так не лучше ли заблаговременно убраться? И к делу я еще не пристал, и ничего пока еще не сделал, и силы пока еще есть кой-какие, и следовательно, еще не всё потеряно и в России. Вот как я мыслил. Но очевидно на это нет воли Божией пока, и поэтому остаётся так, как я Вам выше писал. И уныния у меня сильного не было после того, как я Вам написал то письмо; написавши, я сказал, будет так непременно, в конце концов, как и должно быть. А до этого действительно страшно мучился душевно. И в России особенных прелестей нет; а только здесь ничего еще не сделавши и не сроднившись с делом, все-таки приятнее хоть умереть да на родине с родными.

Занятий не прекращаю, ибо это значило бы начинать потом совершенно все с начала. А только и трудно же теперь мне это. В голове как будто ни кровинки нет. Господи, помоги: постоянно взываю.

По ночам не сплю, сердце и грудь опять болят (после обхода христиан). Со мной эта немочь случилась как-то вдруг в прошлую субботу. Из этого убедитесь, что не прихоть во мне говорит, а боль серьезная. А что Вы напрасно говорите, что здесь заменить меня некем. Ваше дело не Ваше личное, не случайное, его Сам Бог не выпустит из рук: на горе Иеговы усмотрится (Быт. 22, 14).[г. Осака], Япония, 1898 года

За это время я выходил почти ежедневно к христианам; теперь обхожу еще медленнее первого раза, стараюсь обо всем и всячески наговорить или расспросить – авось и одумается иной. Приходится всё говорить одно и то же, потому что замечаю то же, что и прежде. Оправдываются недосугом да бедностью. Я всячески убеждаю хоть один-то день уделить на молитву; но так как и действительно некоторые очень недосужливы, то стараюсь по крайней мере внедрить в сердце память о Боге, чтобы в сердце лежало семя действительно веры, постепенно созидающей настроение верующего. Говорю о том, что Бог всюду и всё видит и слышит; так и нужно себя вести и думать, чтобы постоянно стоять перед Богом. Всячески нужно настраивать себя на том, чтобы от сердца чаще взывать к Богу, как близ нас Сущему. Когда это крепко заляжет в нашем сердце, то постепенно Христово учение будет нам свое, а так и Христа мы будем иметь в сердце. Иногда приходят совершенно мне незнаемые христиане. Кто знает, ведь, может быть, чья-нибудь молитва да и привела его; ибо я и христиан всячески призываю – иметь церковное дело как своё собственное, ибо мы все едино тело. Может быть, и действительно кто-нибудь от души взывает к Богу, а Бог-то сделает свое дело. А некоторые и действительно отыскивают и приводят ослабевших. Помоги им Бог.

У Фурусси Василия сын 21 года не крещен; прежде говорили, что скоро крестят, а и теперь еще не крещен: говорит, учение не понимает; Сакума мне объяснил, что сын Василия дурак, и потому не понимает не только учения, но и прочего, забывает вчерашнее. Мне думается, что этот несчастный не ответствен за себя: нельзя ли его окрестить, хотя он и не может усвоить веры? Ибо родители очень желают его окрестить. Как Вы думаете? Может быть, Бог ему и поможет. Он ни к чему оказывается и не способен. Жаль.

С иероглифами ничего не могу поделать: не припоминаются. В Служебнике теперь должен был сделать надписи. Головокружения по-прежнему. Но настроение, как я Вам и писал, после первого же письма к Вам хорошее. А сил нет. Надеюсь на путешествие. Помоги, Господи.[г. Осака], Япония, 1898 года

* * *

1

Во время каникул после окончания 3-го курса Московской духовной академии иеродиакон Андроник и инспектор академии архимандрит Сергий (Страгородский) были направлены в Самарскую губернию для лечения кумысом. Здесь они впервые стали обсуждать, что из себя представляет миссионерское служение. (См. Священномученик Андроник (Никольский; 1870–1918), архиепископ Пермский. Творения. Кн. 1. Статьи и заметки. Тверь, 2004. С. 8.)

2

Сергий (Страгородский; 1944), патриарх Московский и всея Руси. С 1890 по 1891 год – иеромонах, член Русской духовной миссии в Японии. В 1897 году архимандрит Сергий вторично назначен в Японию. В должности помощника начальника Русской духовной миссии в Японии пребывал по 1899 год. – Прим. сост.

3

Фрагмент письма опубликован в Уфимских епархиальных ведомостях за 1905 год, № 7. С. 517–518.

4

Так в тексте. – Прим. сост.


Источник: Письма печатаются по изданию: Андроник (Никольский). Миссионерский год в Японии: (Из дневника японского миссионера). - Уфимские епархиальные ведомости, 1905, № 6, № 7, № 9. Православие.ру

Вам может быть интересно:

1. Письма к архиепископу Арсению (Стадницкому) священномученик Андроник (Никольский)

2. "Я здесь совершенно один русский..." (письма Ревельского епископа Николая (Касаткина) из Японии) равноапостольный Николай Японский (Касаткин)

3. Письмо прот. Александра Васильевича Горского от 7 марта 1867 года к Митрополиту Московскому протоиерей Александр Горский

4. Письмо Григорию Эфесскому Арефа, архиепископ Кесарийский

5. Письмо К.П. Победоносцеву митрополит Антоний (Храповицкий)

6. Письма Гавриила (Городкова), архиепископа Рязанского к Иннокентию, архиепископу Херсонскому профессор Николай Иванович Барсов

7. Письма к Алексею Афанасьевичу Дмитриевскому протоиерей Николай Гроссу

8. По поводу издания в свет нескольких трактатов и писем архиепископа Никифора (Феотоки) профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

9. Письмо епископа Аммона к Феофилу, папе Александрийскому, о жизни и делах Пахомия и Феодора преподобный Аммон, епископ Антинойский

10. Печатное письмо к Алексею Степановичу Павлову архиепископ Алексий (Лавров-Платонов)

Комментарии для сайта Cackle