священномученик Аркадий (Остальский)

Царь бичей

(Притча по Г-вой)

Однажды собравшись бичи человечества, разрушающие и губящие его, решили избрать себе царя.

Кому же отдать царскую корону? Единодушно собрание решило присудить ее тому, кто докажет, что он делает наиболее вреда человечеству.

Первой выступила чума и предъявила свои права на царскую корону. Но тут же объявилась и соперница её – холера, которая стала оспаривать первенство себе.

После холеры к собранию обратилась чахотка. „Я не произвожу повальных болезней, как чума или холера – говорила она – но жертв у меня несравненно больше чем у них. Я всегда и везде. Для меня не существует: ни докторов, ни ядов-лекарств. Каждый день я уношу сотни людей, и никто еще не нашелся из людей, кто бы победил меня. А потому я по праву должна надеть царскую корону бичей человечества.

„Мне корону! – запищала лихорадка – Хотя люди меня и не так боятся, как чахотки или холеры, но я несравненно больше кошу их. И только там, где была я, успешно работают другие болезни.»

«Моя корона!» воскликнуло страшное чудовище с косой за плечами. Кто из вас может сравниться со мной? Кто как я, в один миг истребляет целые тысячи людей? Кто истребляет с лица земли самый цвет и красу человечества, как не я? Имя мое страшнее для людей нежели имена всех вас взятых вместе. Я – война, страх и ужас всех людей!»

Но вот на кафедру подымается новый пришелец. Он такой незначительный и с виду безобидный, что присутствующее даже удивились, что и он доискивается короны бичей человечества.

«Не кандидат – сказал он – я, только послан своим хозяином. Мой хозяин хотел бы сам явится в это собрание и лично доказать свое право на первенство, но у него каждая минута занята и поэтому он не может здесь присутствовать.»

Входя в зал, я слышал крики: «Да здравствует холера! да здравствует лихорадка! да здравствует война!» Я радовался, слыша эти восклицания, радовался потому, что большая часть их относится к моему хозяину, ибо большая половина пагуб, которыми вы гордитесь, подготовлена моим хозяином.

Что сделали бы вы с человеком, если бы мой хозяин не ослабил его тела, не попортил его крови и не затемнил его ума?

Он всесилен над человеком и только с его помощью вы имеете успех.

Жертвы его несчётны; в одной только России ежегодно он истребляет до 50-ти тысяч людей. И это, заметьте, ежегодно; не то, что вы однажды в десятилетия!

А почему у него такой успех? Потому что, тогда как вас все страшатся и бегут, моего хозяина все любят и ищут. Без него многие не могут жить. О, чудо! мой хозяин заставляет любить себя тех, кого он убивает.

От вас люди отбиваются: по заводили аптеки, лекарства, карантины, а моего хозяина ловят, хватают на перерыв и покупают за последние деньги.

Вы скрываетесь и тайно входите в селения, а мой хозяин открыто воздвигает свои батареи и на весь мир громко кричит: «Идите, люди, идите, безумные, ко мне, тут ваша погибель, тут ваша смерть!» И они слепые бегут, спешат и погибают.

Скажите – кто сравнится с моим хозяином? Нет, этого мало. Когда мой хозяин поражает одного члена семьи, с ним гибнут и остальные: женщины страдают, дети мучаются, Голод, холод, нищета, раздор и преждевременная смерть – вот что остается там, куда хоть один раз взглянет мой хозяин.

Но и этого недостаточно! Вы много хвалились своими победами над человечеством, но имеете ли вы власть над душой человека? Нет, вам душа человека неподвластна, а мой хозяин и к ней имеет доступ! Губя тело, он и души не щадит и ее он одним взмахом своей всесильной руки ввергает в пламень мучений.

Ну, не есть ли мой хозяин царь бичей человечества и не ему ли по праву принадлежит царская корона?»

Бичи человечества, не переводя дыханья, в восхищении слушали говорившего, и когда он окончил, то долгое время в собрании царила тишина; все раздумывали о величии и могуществе этого таинственного бича человечества.

«Кто же ты и, кто твой хозяин?» спросила наконец говорившего председательница собрания -война.

„Я – рюмка, а мой хозяин алкоголь!» Тогда громкое одобрение послышалось со всех концов собрания. «Да, он правду сказал: алкоголь наибольше убивает людей; ему царская корона!»

Не правда ли, христианин, все то, что здесь говорила рюмка? Не алкоголь-ли, не пьянство-ли наиболее губит людей? Не оно-ли поселяет в семьях раздор и несогласие? Не оно-ли делает человека похожим на безумное животное? Не пьяный- ли человек всем страшен, ненавистен и противен? Не чрез пьянство-ли у нас так много преступников, идиотов, больных и калек?

Пощади же, человек, себя, свою семью и хозяйство-перестань пьянствовать! не то и в этой жизни ты потеряешь образ и подобие человека, а в будущей уготовишь для себя вечные муки, ибо: «Пьяницы царства Божия не наследуют!» (1–10 ст.)

Староконстантинов, типография Н. Шнапера