Авраам Сергеевич Норов

Несколько мыслей старого паломника

(Статья г. Министра Народного Просвещения)

Двадцать три года протекли с того времени, как я сподобился ходить по той земле, которой некогда касались Божественные стопы нашего Искупителя и могу сказать, положа руку на сердце, что едва-ли с той поры прошел для меня один день так, чтобы память о Святой Земле не была мне присной. Редкие свободные часы от службы были мной с любовью употребляемы на дополнения и улучшения изданного мной путешествия; все, что было писано о Святой Земле, было мной приобретаемо; все, что вновь издавалось о Палестине, также было мной жадно прочитано. Все те, которые имели равное со мной утешение поклониться великим святыням Палестины, поймут эти чувства. Такое путешествие утоляет жажду ко всяким другим странствиям. Я сказал в моей книге, что если бы я начал мой путь на Восток с Палестины, то отказался бы от посещения великих остатков Египтян, – так душа моя была насыщена небесным утешением поклонника! – Мне казалось тогда, что я испил, вместе с Самарянкой, от источника той живой воды, от которой всяк пияй не взжаждется паки1.

В мое время путешествия по Святой Земле были сопряжены с трудностями, лишениями и даже опасностями. Ныне, благодаря Бога, Русская Духовная Миссия получила прочное основание в Иерусалиме, а Русское Общество Пароходства и Торговли открыло свободные и безбедные пути ко всем пристаням Востока. Видя, двадцать три года тому назад, все те лишения и бедствия, которым подвергались наши православные богомольцы в Палестине, где большая часть их находились без крова, без утешений, без помощи в болезнях, тогда еще, когда число их было гораздо не так многочисленно, – ныне, я был до глубины души потрясен теми сведениями, которые угодно было Государю Великому Князю Константину Николаевичу мне сообщить, – доставленными ему одним из агентов Русского Общества Пароходства и Торговли. По оставшимся во мне воспоминаниям, я не мог не признать всю верность этой бедственной картины. Теперь странноприимные дома и больницы готовятся открыть свои двери для поклонников, врачи подать руку помощи, русские переводчики облегчить общение с туземцами. Кто из нас православных, кто из бояр, воинов, купцов и земледельцев, кто не уделит от избытков своих достояний, – по мере сил, своей лепты для наших бедных паломников, для нашей страждущей молящейся братии?

Но, я не могу, при этом случае, не выразить общей скорби, что среди стольких чистых душ, влекомых жаждой небесного утешения, облобызать земные следы Спасителя, мы видим, к глубокому огорчению и соблазну, не малое число и таких, которые отправляются в это дальнее святое странствование с одной целью бродяжничества и делают из дома Отца Небесного, – дом купли. Все, писавшие о Палестине, преисполнены негодованием против сих последних. Нельзя правительству не принять самых деятельных мер для отстранения подобного скопища.

Вместе с благодетельными мерами, предпринимаемыми нашим правительством, чтобы оградить наших православных поклонников в Палестине от скорбей и болезней, – какое общее утешение представляется чрез это и всему православию. Какое тесное общение произойдет чрез то между церквами Русской, Греческой и Арабской? Рука помощи нужна, как для наших единоверных братьев греков, так и для арабов.

Имя русское известно даже диким заирданским племенам сих последних; не раз они распрашивали меня с добродушием и любовью о Московии, показывая на свои обветшалые или упраздненные бедные церкви, не редко таящиеся во мраке подземелий.

Не пришло-ли, наконец, то время, чтобы все народы, исповедующие Трисвятое Имя Бога, обнялись на месте их искупления, забыли бы свои вражды, престали бы противуставлять друг другу козни. Все христианские исповедания имеют теперь своих представителей у Животворного Гроба Спасителя. Не пора-ли им совопросить себе, каким духом они ведомы? Да вспомнят они, произнесенные на сих самих священных местах, слова Христовы: «Невесте коего духа есте: милости хощу, а не жертвы».

В наше время, ум человеческий, с помощью науки, достиг результатов необычайных. Паровое движение по морю и суше, телеграфическое минутное сообщение мыслей с одного конца земного шара на другой, – сблизили всех его обитателей; но, да не возгордится кичливый ум человека, как во времена допотопные, да обратит он свои чудные изобретения во славу Того, кто дает, по временам, его уму утраченную им власть над природой. Радостно отзовется в сердцах русских царственная забота, открывающая истинным поклонникам, поклоняющимся духом и истиной, свободный и безбедный доступ к тем святыням, при виде которых разбивается самое окаменелое сердце; кто из них, подобно игумену Даниилу, не затеплит пред Животворным Гробом Спасителя свещу или лампаду за здравие Царя и Царственного Дома Его, за этих виновников их духовного утешения, просветляющего остальные дни их жизни.

«Бога для и Князей для Русских хощу и аз поставити кандило свое на Гробе Святом Господнем от все Русской земли и за вся Князи наши, и за вся Христиане Русской земли… Бог тому послух и Святый Гроб Господень, яко во всех сих местах святых не забыл имен Князей Русских, и Княгинь их, и детей их, ни Епископ, ни боляр, ни детей моих духовных, ни всех Христиан, николи же не забыл есмь, но везде поминал есть».

Таковы были наши древние истинные паломники времени Великого Князя Святополка Изяславича, что таковы, те истинные паломники времени Александра II, в том удостоверяет меня мое сердце.

* * *

1

Ев. от Ин.4:14.


Источник: Несколько мыслей старого паломника (Статья Г. Министра Народного Просвещения). / А.С. Норов. – Санкт-Петербург : Тип. Морского Министерства. (Из «Морского Сборника» № 4), 1858. - 4 с.

Комментарии для сайта Cackle