Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


святой Беда Достопочтенный

История аббатов

   

Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

 

 
   Начинается «Житие святых аббатов монастыря в Веармуте и Ярроу-Бенедикта, Кеолфрида, Эостервина, Зигфрида и Хвэтберта», составленное пресвитером и монахом того же монастыря Бедой

§ 1

   Благочестивый служитель Христа Бископ, названный Бенедикт1, по милости свыше, с помощью досточтимого и добродетельного короля того народа Эгфрида2, из своих рук даровавшего землю, с северной стороны, возле устья реки Вир, возвел монастырь3 во славу Петра, первого из блаженных апостолов. Этим монастырем, так же благочестиво, как и построил его, среди бесчисленных тягот как странствий, так и недугов, Бенедикт старательно управлял в течении шестнадцати лет. Я бы воспользовался словами блаженного папы Григория, которыми он прославил жизнь аббата, чье имя совпадало с именем Бископа: Он «был мужем почтенной жизни, Бенедикт по милости и по имени, с самого своего детства обладая сердцем старца, без сомнения опережая нравом возраст, не предал свою душу ни одному соблазну»4.
   Действительно, происходящий из знатного рода англов, но не менее благородный умом, он был возвышен для того, чтобы заслужить вечное сообщество ангелов. Наконец, находясь на службе короля Освью и получив от него в дар земельное владение, соответствовавшее его положению, Бенедикт, примерно двадцати пяти лет от роду, отверг бренное владение, чтобы снискать вечное.
   Он отвратил свой взор от земного войска с развращающей наградой, чтобы служить истинному Королю и удостоиться навеки стяжать королевство в небесном граде; он оставил дом, родных и отечество ради Христа и Евангелия, чтобы обрести стократное воздаяние и обладать жизнью вечной; он отказался от уз плотского брака, чтобы во славе целомудрия последовать за незапятнанным Агнцем в небесных королевствах; он не произвел на свет во плоти смертных детей, призванный Христом воспитать ему с помощью духовного учения сыновей бессмертных в небесной жизни.

§ 2

   Итак, покинув отечество, Бенедикт достиг Рима, воочию узрел и поклонился местам, где лежат тела блаженных апостолов, к которым он издавна стремился; и затем, вернувшись на родину, он никогда не переставал ревностно любить, почитать и всем, кому мог, прославлять увиденные в Риме установления церковной жизни.
   В это время Альфрид, сын названного выше короля Освью, решив сам отправиться в Рим для поклонения храмам апостолов, взял Бископа в попутчики в этой дороге. И хотя отец Альфрида заставил его отказаться от намерения совершить упомянутый путь и вынудил его остаться в родном королевстве, все же Бенедикт, юноша добрых качеств, без промедления завершая предпринятое путешествие, с величайшей поспешностью вернулся в Рим, во времена блаженной памяти папы Виталиана, о котором мы говорили раньше5.
   И как и прежде вкусив немалую сладость спасительного учения, через несколько месяцев он удалился оттуда на остров Лерин, и там же присоединился к монашескому сообществу, принял постриг и отмеченный знаком монашеского обета с должным старанием соблюдал правила устава. Там через два года изучив достойную науку монашеского обхождения, вновь побежденный любовью к главе апостолов блаженному Петру, он решил опять отправиться в город, освященный его телом.

§ 3

   Немного спустя, с приходом торгового корабля, он исполнил свое желание.
   В то же самое время король Кента Эгберт послал из Британии человека, избранного для должности епископа, по имени Вигхард, который был достаточно обучен в Кенте римскими учениками блаженного папы Григория всем церковным установлениям6.
   Эгберт желал, чтобы его посвятили в Риме в епископский сан, поскольку, имея епископа из своего народа, говорящего на своем языке, он со своими подданными смог бы более совершенно впитать как слова, так и таинства веры; насколько больше он бы воспринял это не через переводчика, но из уст и из рук родственника и соплеменника. Но добравшись до Рима вместе со всеми спутниками, пришедшими с ним, прежде чем принять сан, Вигхард умер от напавшей болезни.
   Апостолический же папа, дабы благочестивое посольство верующих не лишилось достойных плодов из-за смерти посланников, созвав совет, избрал из своих людей того, кого он мог бы отправить в Британию архиепископом, а именно — Теодора, мужа сведующего как в светской, так и в церковной философии, и к тому же — в обоих языках, (то есть в греческом и латыни), дав ему в товарищи и советчики мужа столь же решительного и рассудительного — аббата Адриана.
   И поскольку папа заметил, что достопочтенный Бенедикт был мудрым, деятельным, благочестивым и благородным мужем, препоручил ему возведенного в сан епископа со всеми его спутниками и предписал, чтобы он оставил паломничество, предпринятое во имя Христа, имея в виду высшую пользу, и возвратился на родину, приведя своим соотечественникам учителя истины, которого они усердно искали; ему как на пути в Британию, так и когда бы он стал там учить, Бенедикт мог быть и переводчиком и проводником.
   Он поступил так, как велел папа: они пришли в Кент и были с радостью приняты; Теодор взошел на епископскую кафедру, Бенедикт принял управление монастырем блаженного апостола Петра, чьим аббатом впоследствии стал упомянутый Адриан.

§ 4

   Этим монастырем Бенедикт управлял два года; затем, поспешно предприняв третье путешествие из Британии в Рим, завершил его с обычным благополучием и привез назад немало книг всяческой Божественной премудрости или приобретенных за подходящую цену, или подаренных ему друзьями. Когда же, возвращаясь, он достиг Виенны, получил назад приобретенные книги, которые там вверял друзьям.
   А придя в Британию он задумал обратиться к королю западных саксов по имени Кенвальх, чьей дружбой он и прежде пользовался не раз и получал помощь от его благодеяний. Но в это самое время короля Кенвальха постигла преждевременная кончина, и Бенедикт, наконец обратив стопы к своему народу и к земле, где он родился, пришел к Эгфриду, королю области Трансумбрия; все, что совершил с тех пор, как юношей покинул родину, ему поведал, не утаил, каким желанием служения Богу он пылал, открыл, что из церковного, что из монашеского обычая он изучил в Риме или в окрестностях, сколько божественных томов, сколько реликвий блаженных апостолов или мучеников Христа он привез.
   И у короля Бенедикт нашел такую благосклонность дружеского расположения, что тотчас же король, даровав ему 70 гайд земли из своего владения, повелел основать на том месте монастырь в честь первого пастыря церкви.
   Это было исполнено, как я и упомянул во вступлении, в устье реки Вир, с севера, в год от воплощения Господа 674, второго индикта, в четвертый год правления короля Эгфрида.

§ 5

   Прошло не более года от основания монастыря, когда Бенедикт, переправившись через океан, достиг Галлии, и востребовал, получил и привез с собой каменщиков, которые построили бы ему каменную церковь по римскому подобию, которое он всегда любил.
   И Бенедикт проявил такое усердие в труде из-за любви к блаженному Петру, во имя которого он это совершал, что в течение одного года, как был заложен фундамент, возвели крышу и можно было видеть, как внутри служили торжественные мессы. Когда же работа приблизилась к завершению, отправил посланцев в Галлию, которые привезли бы изготовителей стекла, (то есть мастеров, в то время в Британии неизвестных), для ограждения окон церкви, портика и ее трапезной.
   Так и было сделано, и они пришли, и не только исполнили требовавшуюся работу, но и познакомили и научили вследствие этого народ англов такого рода искусству; (искусство, конечно, хорошо пригодное для изготовления церковных светильников или сосудов для многообразного употребления). Но и все, что требуется для алтаря и церковной службы, — святые сосуды и одеяния, — поскольку не смог отыскать их у себя дома, благочестивый покупатель позаботился привезти из заморских стран.

§ 6

   И чтобы собрать из римских пределов также и те украшения и книги, которые невозможно было отыскать в Галлии, Бенедикт, неутомимо заботящийся о своей церкви, устроив согласно правилу монастырь, совершил четвертое путешествие и вернулся, нагруженный более чем прежде прибылью духовного товара.
   Во-первых, потому, что он доставил бесчисленное множество книг всякого рода; во-вторых, потому, что привез в изобилии благодать реликвий блаженных апостолов и мучеников Христа на пользу многим церквам англов.
   В-третьих, поскольку он ввел в своем монастыре порядок пения и церковного Богослужения по римскому обряду, а именно — испросил и принял от папы Агафона Иоанна, главного регента церкви блаженного апостола Петра и аббата монастыря блаженного Мартина; его, будущего римского учителя в монастыре Бенедикта, он привел англам в Британию.
   Иоанн же, придя туда, не только изустно преподал изучающим церковные обычаи то, что узнал в Риме, но и оставил немало вверенных записи трудов, которые и по сей день во имя памяти хранятся в библиотеке этого монастыря.
   В-четвертых, Бенедикт привез редкий дар — письмо с привилегией, полученное от достопочтенного папы Агафона вместе с разрешением, согласием, изъявлением желания и поощрением королю Эгфриду, чтобы этим письмом построенный им монастырь всецело охранялся и освобождался от любого вторжения извне7.
   В-пятых, для украшения воздвигнутой церкви блаженного апостола Петра он доставил священные изображения, а именно — образ блаженной Богоматери приснодевы Марии, а также и двенадцати апостолов, чтобы опоясать ими центральную апсиду той же церкви в виде ряда, направленного от стены к стене; сцены из евангельской истории, чтобы украсить ими южную стену церкви, изображения видений из Откровения блаженного Иоанна, для украшения северной стены, чтобы все, входящие в церковь, даже не умеющие читать, куда бы ни устремляли взор, созерцали или вечно возлюбленный облик Христа и его святых (пусть даже в изображении), или более живо воскрешали в памяти благодать воплощения Господа, или, как бы имея перед глазами опасность высшего испытания, не забывали испытать себя со всей строгостью.

§ 7

   Итак, король Эгфрид, немало восхищенный добродетелью, усердием и благочестием достопочтенного Бенедикта, позаботился преумножить землю, дарованную ему для возведения монастыря, передав во владение еще 40 гайд, ибо увидел, сколь добрым и плодоносным оказался его предыдущий дар. Через год на этой земле Бенедикт, отправив монахов числом около семнадцати и поставив аббатом и пресвитером Кеолфрида, по совету или даже по велению упомянутого короля Эгфрида построил монастырь блаженного апостола Павла8 с тем лишь условием, чтобы единый мир и согласие и такая же тесная дружба и благодать вечно сохранялись бы между двумя местами. И поскольку тело нельзя отделить от головы, благодаря которой оно дышит, и голова не может забыть о теле, без которого у нее нет жизни, то пусть никто не пытается любым способом разделить эти монастыри, соединенные друг с другом братскими узами первых апостолов.
   Этот же Кеолфрид, которого Бенедикт сделал аббатом, с ранних дней устройства первого монастыря был ему во всем самым деятельным помощником; вместе с ним в свое время он пришел в Рим, ради поклонения, равно как и из-за необходимости учиться.
   В ту пору Бенедикт, избрав аббатом Эостервина, пресвитера монастыря блаженного Петра, поставил его на праве управления этим же монастырем, чтобы вынести облегченный братской добродетелью возлюбленного соратника груз, с которым он не мог справиться один.
   Пусть не покажется кому-нибудь бесполезным, что у одного монастыря было вместе два аббата. К тому привели многочисленные путешествия Бенедикта на благо монастыря, частые отъезды и рискованные возвращения через океан. Ведь истории передают, что и блаженный апостол Петр из-за насущной необходимости возвел двоих, подчиненных ему, в епископский сан для управления Церковью. И сам великий аббат Бенедикт, как о нем пишет блаженный папа Григорий, поставил двенадцать аббатов над своими учениками, так как счел это нужным, не для убавления, но даже для возрастания братской любви.

§ 8

   Итак упомянутый муж принял на себя заботу по управлению монастырем в девятый год от его основания. Он пребывал в нем четыре года вплоть до своей кончины, муж благородный, не обративший однако знак высокого происхождения для хвастовства и для презрения к остальным, как поступают иные, но, как и подобает служителю Божьему, для большего благородства души. Ибо Эостервин приходился двоюродным братом своему аббату Бенедикту, но столь высокими были качества души обоих, и столь мало значило для них благородное происхождение в миру, что и один, вступив в монастырь, не искал себе почета перед остальными из-за кровного родства или происхождения, и другой не помышлял предложить ему это. Но юноша, исполненный добрых намерений, разделяя одну чашу со своими братьями, был славен тем, что во всем соблюдал установленный порядок.
   К тому же, хотя он и был прежде на службе короля Эгфрида, оставив раз и навсегда мирские дела, сложив оружие и взяв на себя службу духовную, он оставался настолько смиренным и подобным другим братьям, что вместе с ними с радостью веял и молотил, доил овец и коров, с удовольствием и послушанием трудился в пекарне, в саду, на кухне и исполнял все работы в монастыре. Но и приняв управление и сан аббата, с тем же расположением, что и прежде, относился ко всему согласно тому как наставляет один мудрец, говоря: «Они сделали тебя правителем; да не будешь вознесен, но будь среди них, как один из них, кроткий, приветливый и добрый ко всем».
   Конечно, всякий раз, когда находил удобным, он смирял грешивших установленным правилом, но больше усердно с присущим ему привычным уважением увещевая, чтобы никто не пожелал грешить и заслонить для себя чистейший свет его лица облаком своего беспокойства.
   Часто выходя куда-нибудь ради заботы о монастырских делах, там, где находил трудившихся братьев, по обыкновению присоединялся тотчас же к ним в работе; либо, взяв рукоять, направлял движение плуга, либо укрощал молотом железо, либо раскачивал рукой веялку, либо делал что-то подобное.
   Ибо он был юношей исполненным сил, с приятными речами, к тому же радостный духом, щедрый в благодеяниях и красивый на вид. Он ел ту же пищу, что и другие братья всегда в одной трапезной с ними, спал в том же помещении, где спал перед тем, как стать аббатом. Даже охваченный болезнью и уже наперед зная о своей смерти по верным признакам в течение двух дней оставался в спальне братьев.
   Но за пять дней, оставшихся вплоть до часа кончины, Эостервин распорядился перенести себя в более уединенное убежище. Удалясь туда в один из дней, сидя под открытым небом, когда все братья были призваны к нему, он по обыкновению своей милосердной природы дал поцелуй мира им, сетующим и оплакивающим уход такого отца и пастыря.
   Он же почил на седьмой день марта, ночью, когда братья возносили хвалу псалмопения заутрени. Ему было 24 года, когда он устремился в монастырь; в нем он прожил 12 лет, семь лет исполнял обязанности священника, четыре года из них управлял монастырем; и так, «покидая бренное тело и смертные члены» он отошел в небесное царствие.

§ 9

   Теперь же, когда забегая вперед было коротко рассказано о жизни достопочтенного Эостервина, возвратимся к ходу повествования.
   Поставив его аббатом монастыря блаженного апостола Петра, поставив и Кеолфрида аббатом монастыря блаженного Павла, Бенедикт немного спустя в пятый раз устремясь из Британии в Рим, вернулся назад, как всегда нагруженный бесчисленными дарами предметов церковного обихода, ибо был обогащен великим изобилием святых томов и не меньше прежнего полученными в подарок священными иконами.
   Ведь на этот раз он привез картины Господней истории, которыми увенчал по кругу всю церковь блаженной Богородицы, возведенную в старшем монастыре. Для украшения монастыря и церкви блаженного апостола Павла он поместил искуснейше исполненные изображения, согласующие Ветхий и Новый Заветы. К примеру, икона объединяла по очереди в ближайших частях Исаака, несущего дрова, на которых он должен был быть принесен в жертву, и Господа, также несущего крест, на котором ему предстояло претерпеть мучения. Таким же образом вознесенный на кресте Сын человеческий сопоставлялся со змеем, вознесенным в пустыне Моисеем.
   Среди прочего Бенедикт привез и два паллиума несравненной работы из чистого шелка, с помощью которых впоследствии он приобрел три гайды земли на юге от реки Вир, возле устья, от короля Альфрида и его советников (ибо вернувшись Бенедикт узнал, что Эгфрид был уже убит).

§ 10

   Но возвращаясь, среди радостного, привезенного вместе с ним, Бенедикт нашел дома и печальное, а именно, что достопочтенный священник Эостервин, которого, намереваясь уехать, он поставил аббатом, с немалым числом вверенных ему братьев уже покинул мир из-за бесчинствующей повсюду чумы.
   Но было и утешение, поскольку на месте Эостервина он увидел как достопочтенного, так и кроткого мужа из этого же монастыря, то есть диакона Зигфрида, вскоре назначенного выбором его братьев, и его соаббата Кеолфрида. Он бесспорно был мужем достаточно обученным мудрости Писания, украшенным наилучшим нравом, наделенным чудесной добродетелью воздержанности, но при этом немало обремененным телесным недугом для охраны душевной добродетели, заботящемся о сбережении невинности сердца при вредоносном и неизлечимом пороке легких.

§ 11

   Немного спустя и сам Бенедикт стал страдать от напавшей болезни. Ибо для того, чтобы прибавившаяся добродетель терпения доказала также величайшее усердие благочестия, божественное милосердие повергло каждого из них земным недугом на ложе, чтобы после болезни, побежденной смертью, воскресить их в вечном покое небесного мира и света. Ведь и Зигфрид, как мы сказали, укрощенный длительным страданием внутренних органов достиг последнего дня.
   И Бенедикт за три года, по мере того как его недуг постепенно усиливался, был разбит таким параличом, что во всей нижней части тела он был совершенно мертв, и только верхняя половина, без жизни которой не может жить человек, оставалась для добродетели терпения и богослужения. И оба в страдании никогда не уставали возносить благодарность Создателю, предаваться восхвалению Бога и ободрению братьев.
   Бенедикт старался укреплять весьма часто приходивших к нему братьев в сохранении определенного им устава: «Не думайте, — говорил он, — что данные вам правила я, необразованный, вынес из моего сердца. Ибо в семнадцати монастырях я изучил все то, что счел лучшим в долгих странствиях моих частых путешествий и передал вам на пользу для соблюдения». Он наставлял, чтобы самая богатая и прекрасная библиотека, которую привез из Рима, необходимая для обучения церковным делам, заботливо сохранялась в целости, не осквернялась по небрежности и не рассыпалась повсюду.
   Но он имел обыкновение усердно повторять им и то поручение, чтобы при избрании аббата кто-либо не счел, что честности жизни и учения следует искать не больше, чем знатности происхождения. «Истинно, — сказал, — говорю вам, поскольку при сравнении двух зол мне гораздо легче перенести то, что все это место, где я построил монастырь, если так повелит Бог, обратится в вечную пустыню, чем то, что мой брат во плоти, который, как мы бы знали, не вступил на путь истины, сменил бы меня в управлении монастырем в качестве аббата.
   Потому всегда остерегайтесь, братья, чтобы когда-нибудь вы не нашли себе отца по знатности, или из какого-либо иного места. Но согласно тому, что содержат правила великого некогда аббата Бенедикта и предписания нашей привилегии, тщательно ищите, держа всеобщий совет на собрании вашей общины, того, кто будет признан наиболее пригодным и достойным по заслуге жизни и мудрости учения для исполнения такой службы. И кого бы все единодушно ни признали лучшим в результате поисков с братской любовью, выбирайте и, призвав епископа, просите назначить его вам аббатом с принятым благословением.
   Ведь те, — сказал, — кто во плоти породит плотских сыновей, по необходимости своему плотскому и земному наследству ищут плотских и земных наследников; но у тех, кто породит духовных сыновей Богу духовным семенем слова, должно быть духовным все, что они делают. Среди своих духовных детей пусть сочтут того старшим, кто будет одарен более полно благодатью духа, подобно тому как земные родители имеют обыкновение признавать лучшим из своих детей того, кого первым произведут на свет, и предпочитать его остальным при разделе своего наследства».

§ 12

   И не следует умолчать о том, что достопочтенный аббат Бенедикт часто для усмирения тоски длинной ночи, которую из-за бремени болезни проводил без сна, призвав чтеца, велел читать себе или пример терпения Иова, или что-либо другое из Писания, чем он, страждущий, был бы утешен, чем он, повергнутый на самую глубину, животворно был бы поднят к вершине.
   И поскольку никоим образом он не мог встать для молитвы и легко возвысить язык и голос для пения обычного псалма, мудрый муж, движимый благочестием, стал призывать к себе нескольких братьев в отдельные часы дневной или ночной молитвы, и когда они по два хором пели должные псалмы, он сам вместе с ними насколько мог псалмопением выполнял с их помощью то, чего не имел сил совершить один.

§ 13

   Но когда и тот и другой аббат, утомленный долгой болезнью, увидел что уже близок к смерти и не способен управлять монастырем (ведь их поразила такая болезнь тела для воплощения в них добродетели Христовой, что когда в один из дней они возжелали увидеть и побеседовать друг с другом, прежде чем уйдут из этого мира, и Зигфрид был перенесен на носилках в опочивальню, где сам Бенедикт покоился на ложе, и с помощью служителей они были помещены в одно и то же место, голову каждого положили на одно изголовье, (горестное зрелище), у них даже не было сил, чтобы суметь соединить в поцелуе себя с другим, хотя их лица почти соприкасались; но и это они исполнили с помощью братьев); Бенедикт, приняв с ним и со всеми братьями весьма полезное решение, призвал аббата Кеолфрида, которого он назначил главой монастыря блаженного апостола, мужа близкого себе конечно не столько из-за кровного родства, сколько из-за общности добродетели.
   Его поставил отцом обоим монастырям при том, что все это поддержали и сочли наилучшим. Он счел полезным во всех отношениях воимя сохранения мира, единства и согласия между двумя местами, если они всегда будут иметь одного отца и управителя. Он часто припоминал пример царства Израилева, которое всегда оставалось невредимым и непокоренным чужеземцами, пока управлялось одними и теми же вождями своего народа; но после того распавшись во враждебной междоусобной борьбе из-за прежних грехов, в короткое время погибло и прекратилось, лишившееся своей твердости. Но и убеждал, чтобы в памяти беспрерывно было то Евангельское изречение, что «всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет»9.

1   Бенедикта Бископа (6287—689), основателя двойного монастыря Веармут и Ярроу, Беда называл своим духовным отцом. «История аббатов», отдельные главы «Церковной истории англов» и проповедь Беды, произнесенная в день рождения Бенедикта, — практически единственные источники о его жизни. Необычное имя Бенедикта привлекало зкимакие исследователей. В тексте Беды оно звучит как Biscop cognomine Benedictus; в жизнеописании епископа Уильфрида, составленного Эддием Стефаном, этот человек упоминается как Biscop Baducing. По всей видимости, последнее является родовым именем, а «Бенедикт» — именем, полученном при крещении. Сходство же в англо-саксонском языке слов Biscop и «епископ» историки склонны называть случайным совпадением, а заголовок проповеди Беды, опубликованный у Миня как «Проповедь на рождение святого Бенедикта епископа» ошибкой (см. подробнее: Plummer Сh., Bedé's Ecclesiastical History. Notes // Venerabilis Bedae Opera Historia. Oxford, 1896. Vol. 2. P. 355).
2   Эгфрид (645—685), сын Освью, короля Нортумбрии, наследовал за ним титул в 670 г. Время его правления было наполнено войнами: он продолжал расширять границы Нортумбрийского королевства, побеждая на севере государства пиктов (ок. 672 г.), на западе, в Стрэтклайде, бриттов, на юге — армию короля Мерсии (674). В 684 г. Эгфрид совершил нападение на скоттов в Ирландии. Несмотря на то, что в «Истории Аббатов» Беда называл его «добродетельным королем», этот поход вызвал у него суровое порицание. Король, по его словам, «жестоко разорил безобидный народ, который всегда был дружелюбно расположен к англам» (НЕ. III. 26. Р. 160). Смерть Эгфрида в следующем, 685 г., в битве с пиктами Беда трактовал как наказание, ниспосланное ему свыше в ответ на молитвы тех, чьи монастыри и храмы он разрушил, — поскольку те, «кто были заслуженно прокляты за их злодеяния быстро получали кару из рук Господа, их Судии» (НЕ. Ш. 26. Р. 160).
3   Монастырь Веармут.
4   НЕ. II. 1. Р. 192.
5   О деятельности римского папы Виталиана (657—672) Беда писал в «Церковной истории англов». См. НЕ. IV. 1.
6   См.: EH. Ш. 29.
7   Бенедикт получил специальную привилегию от римского папы Агафона (678—681) в 679 г.
8   Монастырь Ярроу.
9   Мф. 12: 25.


Источник: Пер. выполнен по изд.: Beda. Historia Abbatum // Baedae Opera Historica / Ed. J. E. King. L., N.Y., 1930. Vol. 2. В историографии "Житие аббатов" Беды больше известно как "История аббатов". В настоящей публикации мы приводим перевод первой из двух частей этого сочинения.

Помощь в распознавании текстов