Брюс М. Мецгер (пресвитерианец)

Канон Нового Завета

Часть Первая. Обзор литературы о каноне

I. Литература о каноне, изданная до XX века

В средние века вопросом о числе книг, составлявших Новый Завет, задавались редко. Правда, в эпоху Возрождения и Реформации возникали редкие дискуссии (например, Эразма и Каетана) об авторстве Послания к Евреям, некоторых Соборных посланий и Апокалипсиса, но даже тогда никто не осмеливался всерьез оспаривать их каноничность. Лютер посчитал четыре книги Нового Завета (Послание к Евреям, Послание Иакова, Послание Иуды и Апокалипсис) менее значимыми, чем остальные, но ни он, ни его последователи не отважились исключить их из своего перевода.

Однако к концу XVII века сомнения относительно канона вызвали к жизни подъем деистского движения. Одним из его ярких лидеров в Англии был Джон Толанд (1670–1722), который родился ирландским католиком и стал протестантом в шестнадцать лет9. Успешно пройдя обучение в Глазго, Лейдене и Оксфорде, он мгновенно привлек к себе всеобщее внимание, издав книгу под названием «Христианство без таинственности» (Christianity not Mysterious,Oxford, 1696:2–е, доп. изд., London, 1696). Толанд умел ставить вопросы так, чтобы их могла воспринимать основная читательская масса. Рука об руку у него шли апология культа разума и ниспровержение церковных авторитетов, чей схоластический жаргон он называл дымовой завесой, пущенной «многочисленными фанатическими приверженцами заблуждений», которые, по его мнению, руководствовались корыстолюбием. Книга была осуждена как «нарушающая общественный порядок» высшим судом графства Мидлсекс, а ирландский парламент приговорил ее к публичному сожжению в Дублине.

Сам Толанд бежал в это время в Англию, спасаясь от ареста. Вопросы об аутентичности некоторых книг Нового Завета стали предметом публичного обсуждения в атмосфере резкой полемики. Тон новым спорам задало место из другой книги Толанда – «Жизнь Джона Мильтона» (The Life ofJohn Milton,London, 1698), в которой он оспорил авторство Eikon Basilike, сборника духовных размышлений, якобы написанных королем Карлом I незадолго до казни10. Толанд воспользовался случаем, чтобы намекнуть: если люди ошиблись здесь, то они могли ошибаться и определяя достоверность памятников раннехристианской литературы, включая книги Нового Завета.

Отпор был дан в проповеди 30 января 1699 г., которую произнес перед палатой общин преподобный Оффспринг Блэколл (Blackall), один из капелланов короля Вильгельма, впоследствии епископ Эксетерский. Он обвинил Толанда в том, что своей книгой тот сеет соблазн. Проповедник сказал, что «благочестивые намерения его слушателей искоренить пороки и безнравственность ни к чему не приведут, если сами основы религиозных откровений будут так открыто подвергать клевете, подрывать и тем ослаблять»11.

Толанд постарался защититься в следующей книге, «Аминтор, или В защиту «Жизни Мильтона"» (Amyntor; or, a Defence of Milton's Life)12. Он утверждал, что его прежние рассуждения касаются только апокрифов, нисколько не намекая на спорность каких–либо книг Нового Завета. Правда, здесь же он ставит вопросы, которые могут навести на мысль, что некоторые из новозаветных книг нельзя считать каноническими. Так, он указывает, что некоторые Отцы цитируют подложные отрывки наравне с местами, которые, по общему признанию, бесспорно входят в Новый Завет. Недоумевает он и почему писания Марка и Луки нужно признавать каноническими, а те, которые приписывают Клименту и Варнаве, – нет, хотя все четверо были спутниками и соработниками апостолов. Толанд зашел так далеко, что сказал, будто нет в Новом Завете такой книги, которую не отвергал бы кто–нибудь из раннехристианских писателей, обычно говоря при этом, что сработанной недругами фальшивке ошибочно приписано авторство одного из апостолов.

Аргументы и выпады Толанда мгновенно вызвали ответы защитников веры. Это – Сэмюэл Кларк (S. Clarke)13, настоятель собора Св. Иакова в Вестминстере, Стефен Най (S. Nye)14, ректор церкви Литтл Хормед в Хэртсе, и Джон Ричардсон (J. Richardson)15, выпускник Эммануил Колледжа в Кембридже. Доводы Ричардсона обосновывались разумной посылкой: «Что действительно написано апостолами, а что нет, можно выяснить не иначе, как из свидетельств их современников и наследия тех, кто жил непосредственно после них». «Не должно поэтому удивлять, – продолжает Ричардсон, – что некоторые книги жившие в разных местах христиане, члены единой Церкви, признавали каноническими раньше, а другие позже. Ведь сами книги или свидетельства, подтверждающие их апостольское происхождение, могли до разных Церквей доходить в разное время, как скорее всего и было. Зависело это от того, насколько удалены они от городов или местностей, где новозаветные книги написаны или где их хорошо знали»16.

В некоторых из этих публикаций главное внимание уделяется тому или иному патристическому свидетельству о каноне Нового Завета. Полемика нередко язвительна и даже враждебна17. Куда более обстоятелен и при этом сдержан труд уэльсского священнослужителя–нонконформиста Иеремии Джонса (J. Jones, 1693–1724). Рукопись, получившая название «Новый и исчерпывающий метод установления каноничности Нового Завета» (New and Full Method of Setting the Canonical Authority of the New Testament), уже была готова к изданию, когда автора настигла безвременная смерть (ему был 31 год). Книгу опубликовали посмертно в двух томах (London, 1726); третий том, содержавший специальное приложение метода к Евангелиям и Деяниям святых Апостолов, вышел в 1727 г. Впоследствии ее дважды переиздавали (Clarendon Press, Oxford, 1798 и 1827). «Новый и исчерпывающий метод», которым пользовался Джонс, представляет собой детальное историческое и филологическое исследование «с целью установить каноничность любой книги путем поиска наиболее древних и достоверных христианских фиксаций и выявления свидетельств или обычаев людей, живших близко ко времени написания этих книг» (1798, т. 1, с. 47).

Весь огромный объем трехтомника – более тысячи страниц – занимает исследование сохранившихся апокрифических Евангелий, Деяний и Посланий. Надо отметить, что Джонс впервые перевел на английский язык, то есть сделал доступными, десятки апокрифических писаний18; труд его много лет оставался единственным в своем роде и исчерпывающим для своего времени обзором апокрифических текстов.

Одним из курьезов в истории изучения канона стала позиция Уильяма Уистона (W. Whiston, 1667–1752). Этот эксцентричный и эрудированный ученый, сменивший в 1703 г. сэра Исаака Ньютона на кафедре математики (Lucasian Chair) в Кембридже, заявил, что в канон Нового Завета нужно включить Апостольские постановления. Во втором томе своей книги «Возвращение к изначальному христианству» (Primitive Christianity Reuiv'd, London, 1711) он приводит греческий и английский тексты восьми книг этих церковных правил (ныне их появление обычно относят ко второй половине IV века); в третьем томе (около 700 страниц) он пытается доказать, что «эти книги – самые главные в каноне Нового Завета, поскольку священные христианские правила или постановления сообщил в Иерусалиме и на горе Сион наш Спаситель своим одиннадцати апостолам, собравшимся там после Его воскресения». Уистон был убежден и в подлинности Третьего послания к Коринфянам19.

Трезвее построил свое исследование защитник нонконформизма Натаниэл Ларднер (N. Lardner, 1684–1768), опубликовавший серию из 14 выпусков под названием «Достоверность евангельского повествования» (The Credibility of the Gospel History, London, 1727–1757). Их частично перевели на голландский (1730), латинский (1733) и немецкий языки (1750–1751). Проявляя обезоруживающую добросовестность и солидную эрудицию, автор пытается примирить расхождения в новозаветных повествованиях, чтобы защитить их от деистской критики. Работа состоит из двух основных частей и приложения. В первой содержатся факты, отмеченные в Новом Завете и подтвержденные современниками, а во второй, которая гораздо больше по объему, собраны и тщательно проанализированы свидетельства Отцов, писавших в первые четыре века. Кроме того, скрупулезно проверена достоверность их авторства и датировки. В приложении рассматривается сама история новозаветного канона. Ларднер считает, что он сложился задолго до Лаодикийского собора IV века. По–видимому, ценные материалы, собранные Ларднером, вкупе с большим справочным аппаратом стали кладом для ученых, для которых это было куда более ценным подспорьем, нежели для простого читателя, которому работа в первую очередь и предназначалась. Широко пользуясь собранными сведениями, Кристофер Уордсворт (С. Wordsworth) уже в следующем веке прочитал цикл лекций в Кембридже под общим названием «On the Canon of the Scriptures of the Old and New Testament» (London, 1848).

В это же время внимание к проблеме канона Св. Писания начинают проявлять и в континентальной части Европы, в частности во Франции. Так, Ришар Симон (R. Simon, 1638– 1712), «отец библейской критики», в дополнение к своим эпохальным работам о Пятидесятнице, за которые он лишился сана, затронул указанные проблемы в книге под названием «Критическая история текста Нового Завета, или Установление истины относительно деяний, на которых основана христианская религия»20.

Вскоре после выхода в свет этой монографии крупный протестантский историограф Жак Баснаж де Беваль (J. В. de Beuval, 1653–1723) посвятил проблеме канона главу в своей «Истории Церкви от Христа до наших дней»21. Он находит, что в первые три века христианства не существовало определения о границах новозаветного канона. Местные церкви имели право включить в канон или отвергнуть ту или иную книгу. Эта свобода особенно заметна у Восточных церквей, нередко исключавших из канона Апокалипсис.

Выдающийся французский богослов Луи Элл и дю Пэн (L. Е. Du Pin, 1657–1719) опубликовал свою «Dissertation preliminaire ou prolйgomиnes sur la Bible» (в 2–х т., Paris, 1699), которая вскоре вышла в английском переводе под названием «А Compleat History of Canon and Writers of the Books of the Old and New Testament, by way of Dissertation» (2 т., London, 1699, 1700). Название предполагает всестороннее исследование проблемы канона как такового, но том о Новом Завете разочаровывает читателя, ибо главным образом он посвящен текстологической критике книг Нового Завета, а также исагогике, то есть языковым особенностям и вариантам текста.

В Германии в эпоху Просвещения заявил о себе пионер библейской критики Иоганн Саломо Семлер (J. S. Semler, 1725–1791). В четырех томах своей сумбурной работы, носящей название «О свободном исследовании канона»22, Семлер формулирует два программных тезиса, открывающих путь к «свободному исследованию». Они базируются на предпосылках исторического и догматического свойства. С одной стороны, Семлер полагает, что Слово Божье и Св. Писание не идентичны, так как последнее содержит в себе такие книги, как Руфь, Эсфирь, Песнь Песней и Апокалипсис. Семлер считает, что они имели значение только для своего времени и не могут служить в наши дни «нравственному росту» личности. Вследствие этого христиане ни в коем случае не могут признать все канонические книги одинаково боговдохновенными, равно как и одинаково значимыми.

Второй тезис гласит, что вопрос о принадлежности той или иной книги к канону имеет сугубо исторический смысл. Канон, как его понимает Семлер, возник по соглашению части тогдашних клириков. Они санкционировали использование упомянутых книг в церковном чтении и для наставлений. На первых порах единообразия не было: в отношении некоторых книг существовали не столько даже колебания, сколько тенденция отказывать им в каноничности и даже в подлинности апостольского происхождения. Палестинские христиане признавали писания тех апостолов, которые осуществляли свое служение среди евреев, незнакомых с Павловыми Посланиями. Те же, кто был обращен проповедью апостола Павла, хорошо знали, что им не адресовывались Послания Иакова, Петра и Иуды, и не имели возможности распространять их в своих общинах.

Работа Семлера, развернувшая наступление широким фронтом, вынудила других богословов второй половины XVIII века обратиться к проблеме канона. Обстоятельный и подробный труд Шмида23 изыскивает возможность защитить традиционную точку зрения; Корроди24 развил идеи Семлера дальше; Вебер25занимал промежуточную позицию. После того как улеглись догматические столкновения, спровоцированные книгой Семлера, Фридрих Люкке опубликовал трезвый, критический анализ Евсевиева свидетельства о каноне Нового Завета – знаменитого отрывка из Церковной истории, III, 2526.

Эйхгорн – уже в первой половине XIX века – включает в свое «Введение в Новый Завет»27 обсуждение вопроса о новозаветном каноне. Он первым приписал Маркиону инициативу собрать писания Нового Завета и настаивал на том, что ядро будущего канона сформировалось к 175 г. по P. X. Де Ветте расширил временные границы постепенного формирования канона до 400 г.28, в то время как Шлейермахер, начав с конца, то есть с 400 г., направил свое исследование назад в «непроглядную тьму второго века»29. Кирхгофер, пользуясь ларднеровским собранием святоотеческих трудов, издал объемное собрание документов по истории канона со времени возникновения до Иеронима. Впоследствии, в гораздо более расширенном и дополненном варианте и с подробным введением, его издал А. Г. Чартерис (Charteris)30.

В Соединенных Штатах Америки первая книга, всецело посвященная библейскому канону, написана Арчибальдом Александером (1772–1851), основателем (1812) и первым профессором Принстонской семинарии31. В основу своей работы он положил метод исторического анализа, предложенный Джонсом, с параллельным использованием святоотеческих свидетельств, собранных Ларднером. В качестве критерия принадлежности канону Нового Завета он выдвинул апостольское происхождение той или иной книги, прямое или косвенное (последнее относится к Евангелиям от Марка и от Луки). Устанавливается оно на основании исторически проверенных патриотических свидетельств первых веков христианства. Что до вопроса о каноничности Евангелий, важное место занимает косвенно затрагивающая его трехтомная работа Эндрю Нортона (А. Norton) «Свидетельства в пользу подлинности Евангелий» (The Evidences of the Genuineness of the Gospeb)32. Автор, прежде заведовавший кафедрой библейской литературы в недавно открытой Гарвардской богословской школе, тщательно исследует свидетельства Отцов, связанные с передачей и исторической подлинностью четырех Евангелий.

После смерти Александера профессором кафедры Нового Завета в Принстонской семинарии стал его сын, Джозеф Эддисон Александер (J. A. Alexander, 1809–1860), который также занимался проблемой канона. В посмертно опубликованных записках33 он рассуждает о семи новозаветных книгах, каноничность которых оспаривалась в ранней Церкви: Послание к Евреям, Послание Иакова, 2–е Послание Петра, 2–е и 3–е Послания Иоанна, Послание Иуды и Апокалипсис. В своем анализе патристических источников, касающихся употребления этих книг, Александер был осторожнее отца и не замалчивал в свою пользу, что ранних свидетельств о некоторых из этих посланий очень мало. Это он относил на счет, во–первых, ограниченного числа произведений, дошедших до нас с тех времен, во–вторых, отсутствием быстрых средств коммуникации, в–третьих, тем, что верховный авторитет был за устным преданием.

Ближе к концу XIX века о разных аспектах проблемы канона писали два других выпускника Принстонской семинарии (оба окончили ее в 1876 г.), которые стали впоследствии ее профессорами.

Бенджамин Б. Уорфилд (В. В. Warfоeld) пытался подтвердить достоверность и каноничность 2–го Послания Петра34, а в 1888 г. Джордж Т. Первс (G. T. Purves) прочитал цикл лекций (L.P. Stone lectures), опубликованных под названием «Свидетельство Иустина Мученика о раннем христианстве» (The Testimony of Justin Martyr to Early Christianity)35. Уорфилд напечатал еще и часто переиздававшийся памфлет, озаглавленный «Как и когда сформировался канон Нового Завета» (The Canon of the New Testament: How and When Formed)36.

Среди монографий, появившихся в континентальной Европе в середине XIX века, одной из наиболее заметных стала работа Карла Августа Креднера фон Гизена (К. А. С. von Giesen). Его «Историю новозаветного канона» (History of the New Testament Canon)37, отредактированную посмертно Г. Фолькмаром (Volkmar) в 1857 г. и опубликованную в Берлине в 1860–м, характеризует богатство сведений, а также ясность и объективность изложения. Сделав общий обзор того, как развивались представления о каноничности новозаветных писаний и их отличиях от апокрифов, Креднер подробно анализирует данные Мураториева фрагмента и другие западные и восточные документы. В 1863 г. Адольф Хильгенфельд также обращается к фрагменту Муратори (который он переводит на греческий), чтобы проследить развитие новозаветного канона38. Лейпцигский специалист по палеографии и критической текстологии Константин фон Тишендорф (С. von Tischendorf) выступил против принятой его соотечественниками точки зрения. На страницах небольшой брошюры39 он утверждал, что канон Нового Завета был полностью определен к началу II века.

Из британских ученых XIX века существеннейший вклад в изучение канона внес Брук Фосс Уэсткотт (В. Ε Westcott) своей книгой «Общее обозрение истории новозаветного канона» (А General Survey of the History of the Canon of the New Testament)40. В этой исчерпывающей работе автор методично прослеживает, как признавали авторитетность новозаветных книг в век мужей апостольских и апологетов, во времена Диоклетиана, Вселенских соборов, кратко обсуждая и взгляды отцов–реформаторов. По Уэсткотту, определение канона было одним из первых инстинктивных деяний христианского сообщества, основанным на общем исповедании церквей, а не на индивидуальных мнениях их членов. Приняли канон не в результате дискуссий; скорее, канонические книги отделила от остальных интуитивная проницательность всей Церкви.

Гораздо меньше по объему – хотя она и посвящена и Ветхому и Новому Заветам – книга Сэмюэла Дэвидсона (S. Davidson) «Библейский канон. Формирование, история, отступления» (The Canon of the Bible: Its Formation, History and Fluctuations, London, 1877). Опубликована она в несколько более сжатом виде еще и в 5–м томе 9–го издания Британской энциклопедии (1878). Намного подробнее, проследив при этом и историю формирования канона, пишет об основных концепциях каноничности Ветхого и Нового Заветов Джон Джеймс Гивен (J. J. Given)41.

Тем временем на континенте в начале 1860–х гг. появились изданные на французском языке книги, представляющие два разных подхода к проблеме канона. Луи Госсен (Louis Gaussen), профессор догматического богословия в Женевской богословской школе и энергичный пропагандист реформирования традиции, опубликовал книгу «Канон Священного Писания с точки зрения науки и с точки зрения веры» (The Canon of the Holy Scriptures from the Double Point of View of Science and of Faith)42. Это был ответ на нападки представителей той же богословской школы, которым подверглась его более ранняя монография «Боговдохновенность» (Theopneustie,Geneva, 1840; Theopneustia; the Plenary Inspiration of the Holy Scriptures, London, 1841). Описываемый им «двойной взгляд» включает аргументы, адресованные, во–первых, «неверующим», а во–вторых, «только верующим». Совершенно иной подход предлагает Эдуар Реусс (Е. Reuss) из Страсбургского университета в «Истории канона Священного Писания христианской Церкви»43. Здесь основное внимание уделено непрекращающимся в Церкви дискуссиям и отсутствию единодушия относительно границ канона. От вышеупомянутых работ несколько отличается насыщенный фактами очерк Альфреда Луази (A. Loisy). Письменные свидетельства выстроены в исторической перспективе, иллюстрируя развитие канона начиная со времен апологетов, а заканчивая Тридентским собором44.

Еще несколько исследователей – Схолтен45, Хофстеде де Грот46 и Крамер47 – писали о разных аспектах истории канона. Франц Овербек (F. Overbeck), радикально перетолковывая Церковную историю, подробно остановился на спорах о том, возможно ли включить в канон Послание к Евреям, и на свидетельствах канона Муратори48.

К этому времени увидела свет анонимная работа в трех томах под названием «Сверхъестественная религия» (Supernatural Religion, London, 1874–1877). Написанная, по общему мнению, Уолтером Р. Касселсом (Cassels), бывшим торговцем в Индии, она воскресила некоторые деистские суждения, известные с XVIII столетия. Автор хотел показать, основываясь на свидетельствах св. Отцов, что канонические Евангелия так далеко отстоят по времени от описываемых в них событиях, что не могут быть подлинными свидетельствами о произошедших чудесах. Среди сторонников, которых обрела эта книга, называют Уильяма Сэндея и Дж. Б. Лайтфута (W. Sanday49, Lightfoot50), наиболее компетентных в том, как использовали новозаветные книги ранние Отцы.

Оксфордское общество исторического богословия, подстегиваемое брожением умов51, начавшимся после публикации «Сверхъестественной религии», назначило небольшую комиссию, чтобы подготовить к изданию сборник тех фрагментов раннехристианских писателей, которые указывали на их знакомство с той или иной книгой Нового Завета (на самом деле про многие фрагменты так думали безосновательно). Через несколько лет появился том под названием «Новый Завет у мужей апостольских» (The New Testament in the Apostolic Fathers,Oxford, 1905). Членами комиссии по его изданию были Дж. В. Бартлет, П. В. М. Бенеке, Э. Дж. Карлайл, Дж. Драммонд, У. Р. Инге и К. Лейк (Bartlet, Benecke, Carlyle, Drummond, Inge, Lake).

Среди тех, кто писал о Новом Завете в связи с проблемой канона, стоит назвать Генриха Хольцманна, Бернхарда Вайсса, Адольфа Юлихера (H. Holtzmann52, В. Weiss53, A. Julicher54). По Юлихеру, признание христианских писаний каноническими напрямую связано с их использованием в литургических чтениях(anagnosis) наряду с книгами Ветхого Завета, которые уже считались каноническими.

Кроме того, невозможно обойти исключительно информативный двухтомник Теодора Цана (Т. Zahn) по истории канона Нового Завета55, равно как и девять томов изданных им «Исследований…»56, посвященных различным аспектам проблемы канона. Подробное изложение зрелых взглядов Цана на эту проблему содержится в его «Очерке новозаветного канона» (Grundriss des neutestamentlichen Kanons)57; главное в них то, что, на его взгляд, канон сложился к концу I века. Главным оппонентом Цана был Адольф Гарнак (A. Harnack), который в первой же своей работе о каноне «Новый Завет около 200 года» (Das Neue Testament um das Jahr 200)58 критиковал его взгляды на формирование канона. По Гарнаку, канон был одним из трех охранительных барьеров (два другие – символ веры и епископат), которые Церковь воздвигла в ходе борьбы с ересями, особенно с гностицизмом. Борьба эта вызвала конкуренцию многих книг, а «выжили» те, которые оказались нужнее для Церкви. Гарнак, таким образом, приписал Церкви селекционную роль в формировании канона; Цан же подчеркивал идею постепенного расширения.

Спор между ним и Гарнаком о том, когда именно завершилось формирование канона, был скорее спором об определениях, чем о фактах. Гарнак понимал новозаветный канон как собрание книг, пользовавшихся авторитетом потому, что их считали Св. Писанием. Соответственно он и относил время появления канона Нового Завета к концу II века. Цанн тоже полагал, что канон – это собрание книг, имеющих силу авторитета, но не считал нужным непременно увязывать ее с тем, что «Новый Завет – это Святое Писание». Его вполне удовлетворяло, например, что Четвероевангелию придавалось такое значение, поскольку в нем содержатся слова Господа. Поэтому он мог говорить, что канон Нового Завета существовал на сто лет раньше, чем думал Гарнак. Реальные факты практически не затрагивались – вполне могло быть так, что небольшие евангельские подборки и апостольские послания составлялись в разных местах до конца I века, и только последующие поколения христиан стали воспринимать их как канонические и потому имеющие исключительный авторитет боговдохновенного Писания. Короче говоря, выражение «каноническая книга» означает, что она пользуется авторитетом; а «канон» исключает то, что авторитетом не пользуется. Сам факт употребляемости еще не делает книгу каноничной, хотя определенная форма использования, которая исключает все остальное, может означать именно это.

II. Литература о каноне, изданная в XX веке

При обзоре основных трудов нынешнего столетия, посвященных канону Нового Завета, стоит, сохраняя по возможности хронологическую последовательность, группировать некоторые работы по темам или по национальному признаку. Например, голландские, южноафриканские, скандинавские и японские ученые написали довольно много работ, а потому целесообразно дифференцировать их по странам. В середине века возрос исследовательский интерес к герменевтическим проблемам, и оптимально было бы проследить развитие дискуссии о «каноне внутри канона» как части более общего вопроса о единстве и разночтениях в Писании. Оценке вклада в решение той или иной современной проблемы канона отведена заключительная глава.

Первым значительным событием XX века в изучении канона стали труды египтолога Иоганна Лейпольдта (J. Leipoldt). В 1907–1908 гг. он издает двухтомную историю новозаветного канона59, в которой описывает его развитие от начала до конца XIX века. Он исходит из предположения, что основу новозаветного канона составили первые христианские апокалипсисы, поскольку пророки и их послания пользовались особым уважением.

Затем стоит упомянуть Каспара Рене Грегори (С. R. Gregory), американца по рождению, который был учеником и помощником Чарльза Ходжа, известного богослова из Принстонской богословской семинарии. В 1907 г., будучи профессором кафедры Нового Завета в Лейпцигском университете, он опубликовал в «Международной богословской библиотеке» (International Theological Library) труд под названием «Канон Нового Завета» (Canon of the New Testament)60. Написан он в популярном стиле, диссонируя, по мнению некоторых, с другими работами такого характера, однако носит научный характер и в целом справедливо подходит к спорным темам. Через несколько лет по тем же двум аспектам, но в обратном порядке, высказался Александер Соутер (A. Souter)61, преподаватель латыни в Абердине. Хотя размер его книги не давал возможности провести подробное обсуждение, почти все основные вопросы в ней затронуты, и даже нашлось место для приложения – 20 «Избранных документов» на греческом и латинском языках, иллюстрирующих развитие канона. Более обширные подборки текстов по истории древней Церкви и истории канона опубликовали Эрвин Пройшен и Дэниэл Тирон (Е. Preuschen62, D. Theron63).

В первой половине нашего века в Англии и Германии появились более краткие и менее специальные работы. Среди них «Возникновение Нового Завета» Дэвида Маззи (The Rise of the New Testament, D. S. Muzzey)64 и «Формирование Нового Завета» Джорджа X. Ферриса (The Formation of the New Testament, G. H. Ferris)65; в последней ставится под вопрос идея письменного канона. Более глубокими кажутся две другие монографии. Одна написана Эдвардом Муром (Е. С. Moore)66, профессором богословия в Гарварде, который соотнес развитие канона и эволюцию форм церковной организации в толковании Рудольфа Сомма (R. Sohm). Автор другой – Генри Веддер (Н. С. Vedder)67, профессор церковной истории в Кроузеровской богословской семинарии (Crozer Theological Seminary), который пылко возражает Гарнаку и Феррису.

Уместно вспомнить здесь и «Формирование Нового Завета», которую прочитал в Страсбурге, в церкви Св. Николая, Генрих Хольтцман (Н. J. Holtzmann)68, ведущий в своем поколении специалист по Новому Завету, а также цикл из пяти лекций под общим названием «Как книги Нового Завета стали Св. Писанием?»69. Их прочитал в Бонне группе учителей из Рейнланда и Вестфалии многообещающий ученый из Йены Ганс Лицман (Lietzmann). В обоих случаях весьма доступно дан серьезный обзор имеющегося исследовательского материала.

Менее привычен подход Иоганна Бестмана (J. Bestmann), который в основном сосредоточился на том, как писались поздние книги Нового Завета и как они связаны с Песнями Соломона, 4–й Книгой Ездры и Заветами 12 патриархов70. Более традиционны публикации Пауля Эвальда (Р. Ewald)71, Пауля Дауша (P. Dausch)72 и Натана Бонвеча (N. Bonwetsch)73.

Продолжал заниматься каноном и Гарнак (см. окончание предыдущей главы). Наиболее значимой стала его книга «Возникновение Нового Завета и важнейшие последствия нового творения» (Die Entstehung des Neue Testament und die wichtigsten Folgen der neuen Schцpfung, Leipzig, 1914)74. В ней среди прочего он отстаивал такие мнения: а) текст Нового Завета обязан своим происхождением пророческо–апокалиптической литературе; б) создателем христианской Библии был Маркион; в) канон Муратори – официальный документ Римской церкви.

Среди книг, рассчитанных на широкого читателя, стоит упомянуть «Формирование Нового Завета» Эдгара Гудспида (The Formation of the New Testament, E. J. Goodspeed75); «Какие книги включаются в Библию? Изучение канона» Флойда Филсона (Which Books Belong to the Bible? A Study of the Canon,F. V. Filson76); «Как делалась Библия» Уильяма Баркли (The Making of the Bible77, W. Barclay). Ясными и бескомпромиссными суждениями, независимой критической позицией отличается книга Роберта Гранта «Формирование Нового Завета» (R. М. Grant, The Formation of the New Testament)78. Книга P. Л. Харриса (R. L. Harris)79, напротив, выдержана в консервативном, апологетическом духе. Во введении Моула (Moule) к комментариям Блэка (Black) на Новый Завет рассматриваются факторы, определившие становление Нового Завета. К ним относятся древнецерковное богослужение, рост самосознания Церкви и богословские нападки на нее80. В живой диалогической форме Моул пишет о потребности в «авторитете», которая содействовала формированию канона Писания; в авторитете, который опирался бы на свидетельства очевидцев.

Широкий спектр работ о каноне, посвященных как историческому, так и богословскому аспекту проблемы, появился в Голландии. Из ранних отметим докторскую диссертацию Нэда Стоунхауза (N. В. Stonehouse) о каноничности Откровения св. Иоанна Богослова81, выполненную под руководством Гросхайде (Grosheide) в Свободном университете Амстердама. Де Зван из Лейдена заключает размышления о каноне таким признанием: «Среди различных документов раннехристианской литературы Новый Завет выделяется тем, что представляет собой единство особого характера»82. Безвременно скончавшийся Ван Юнник из Утрехта касался различных проблем, связанных с каноном, придерживаясь филологического подхода. В своем анализе отрывка из книги Евсевия (Церковная история, V. 16. 3) он со свойственной ему скрупулезностью всесторонне рассматривает вопрос о возможности отнести фразу «ничего не убавить и не прибавить», принадлежащую анонимному автору II века, к фиксированному корпусу писаний, составляющих Новый Завет. Сам Ван Унник отвечает на него положительно83. В другой, более краткой, работе он настаивает на том, что тот же аноним впервые назвал известное собрание книг Новым Заветом84. Будучи проректором Утрехтского университета, Ван Юнник прочитал актовую речь, в которой говорил о том, как важны очевидцы (и те, кто слышал) для оценки достоверности текстов, включавшихся в ранние собрания новозаветных книг85.

Гросхайде, рассуждая в богословском ключе, отвел первую часть своего очерка «Канон и текст Нового Завета»86 полномасштабному анализу такого мнения: «Понятие канона связано с представлением о Боге, ибо Бог есть P kanun»87. Некоторые авторы – Грайданус88, Риддербос89, Арнтцен90, Кампхаус писали о каноне в связи с вопросом об авторитете Писания. Кампхаус выпустил в свет книгу под названием «Свидетельства церковной истории о будущем и о каноне»91. В глубокой работе о том, как и почему определенные книги стали каноническими и ныне признаны частью Св. Писания, Ф. И. Тенис (F. J. Theunis)92 исследует употребление выражений «вера как канон» и «истина как канон» у Отцов Церкви. При этом он обращается не только к доктринам, но и к «конкретной церковной действительности» («живому» канону), прототипу канона письменного. Перу доктора Вербурга (J. Verbьrg)93, ученого пастора из Гааги, принадлежит серьезный труд «Канон или символ веры». Он содержит широкий и при этом исчерпывающий анализ взаимодействия устной традиции с формирующимся каноном Писания (в принципе открытым) и его влияния на экзегетику, этические представления и церковную жизнь.

Южноафриканские исследователи уделяли незначительное внимание этим проблемам. Вспоминаются имена Груневальда94, Юберта95, Дювенажа96, Боты97, чья инаугурационная лекция при назначении на должность профессора Нового Завета в Южноафриканский университет затрагивает все возможные грани вопроса о каноне, и, наконец, Рикерта (Riekert)98, который, оппонируя Сандбергу (Sundberg), настаивает на несостоятельности различения между каноном и Писанием. Дю Туа (А. В. Du Toit) из Претории утверждал на страницах объемистого учебного пособия по канону, что внутреннее свидетельство Св. Духа еще не создает Писанию должного авторитета; оно только средство, благодаря которому верующие воспринимают его autopistia (на веру). «Настоящим критерием каноничности является свидетельство о Христе»99. Тем самым он объединяет характерные акценты Кальвина и Лютера.

Среди трудов скандинавских исследователей отметим работы Фридрихсена100, Удланда101, Турма102, Хартмана103 и Линдблума104. Многие из них появлялись в связи с изданием вводных трудов о Новом Завете. В ценной статье Стена Бугге (S. Bugge)105 исследуется вопрос об объеме канона Несторианской сирийской церкви в Китае.

А вот имена японских ученых, занимавшихся разными аспектами проблемы новозаветного канона, – Ватанабе, Секине, Араи и Такемори. Последний опубликовал на английском языке обзор трудов, написанных106коллегами.

Перейдем к наиболее значительным трудам католических ученых. В прекрасно написанной книге аббата Жакье107 представлено широкое историческое полотно; подробные данные расположены в соответствии с территориальным устройством ранней Церкви. Вдохновенный труд Лагранжа по ранней истории канона108 нередко выражает частное мнение автора, оставаясь, однако, в общепринятых догматических границах109. Внушительнее по своим размерам труд Царба (Zarb) – о каноне Ветхого и Нового Заветов110. В диссертации Николаса Аппеля (N. Appel), выполненной в университете Падерборна, рассматривается вопрос о взаимоотношениях «канона и Церкви»111. Олиг (Ohlig), задавшись вопросом: «Из чего проистекает авторитет Библии112, предлагает систематический анализ «богословских основ новозаветного канона в древней Церкви»113. Небольшая книга Шарансоля (Charensol) «Рождение Нового Завета»114 обнимает историю развития канона до конца II века. Возвращаясь к теме своей диссертации, Аппель пишет книгу «Канон Нового Завета. Исторический процесс и свидетельство Духа»115. В чем–то с ней схожа по ориентации статья Роберта Меррея «Как Церковь определила канон Нового Завета?» (R. Murrey, «How did the Church determine the Canon of the New Testament?»)116. Читатели наверняка оценят насыщенную проблемами речь Р. Дж. Диллона (Dillon) в Американском католическом богословском обществе, озаглавленную «Евангельское единство в каноническом многообразии» («The Unity of the Gospel in the Variety of the Canon»)117. Сжатый, но полный анализ истории канона от начала до появления Мураториева фрагмента, выполненный Александром Зандом (A. Sand), вошел в капитальный «Учебник истории догматики» (Handbuch der Dogmengeschichte)118. Иоганн Бёмер (J. Beumer)119 в сотрудничестве с Гельмутом Кестером (H. Koester) и другими провел тщательный анализ ранних свидетельств (до 200 г.) о писаниях Нового Завета; Алетти (J. – N. Aletti)120 описывает историю формирования канона вплоть до конца IV века и рассматривает нормативную функцию канона в Церкви; Антон Цигенаус (А. Ziegenaus)121 развивает мысль, согласно которой книги Нового Завета подчеркивают единство Церкви и никак не стимулируют плюрализма, хотя для составителей текста было неважно, един ли Новый Завет.

Ко второй половине XX века в Европе набирает силу интерес к определенным богословским аспектам канона. Вначале он выражался в новом взгляде на отношения между Писанием и Преданием в ранней Церкви. Доктор Эллен Флессеман ван Леер (Ε. F. van Leer) сделала обзор всего, что сказали об этом мужи апостольские и апологеты, а также Ириней и Тертуллиан122. Р. П. С. Хансон (R. Р. С. Hanson) продолжил эту работу, остановившись на трудахОригена123. Кроме упомянутых в предыдущем абзаце монографий Аппеля и Охлига, важной в богословском отношении стала работа Дима, который пытался определить достоверность канона124, и Франка, рассматривавшего «значение формирования канона». По Франку, «основания Св. Писания Нового Завета присутствуют в Дидахе (ок. 100 лет по P. X.)»125.

Расхождения акцентов в разных книгах Нового Завета и даже в пределах одной и той же книги привлекали исследовательское внимание Эрнста Кеземана126, Курта Аланда127, Вольфганга Триллинга128, Вилли Марксена129, Джона Чарлотта130 и других. Присутствие в книгах Нового Завета того, что стали называть «ранним католицизмом»131 (в связи с чем встает еще и проблема оправдания132), побудило богословов, главным образом лютеранских, поискать «канон внутри канона»133. Крайняя форма применения Павлова принципа оправдания верой выражена Шульцем (Schulz)134, который не требовал изъять «вторые» Послания Павла, Деяния и Соборные послания из состава Нового Завета, но считал, что надо противиться тому, чтобы тексты эти использовали в проповеди!

Напоследок отметим еще полдюжины недавно опубликованных работ по канону, где к предмету исследования применяются различные подходы. Особенно важна здесь магистерская диссертация фон Кампенхаузена135 о развитии христианской Библии до времен Оригена. В рамках этого значимого, но короткого промежутка он сосредоточился на истории понятий «Писание» и «канон», приложив к своим рассуждениям обширную подборку документов о том, какую важную роль сыграли люди, определяющие Церковь того времени.

Следующей по степени важности стоит компиляция работ, написанных с 1941 по 1970 г. авторами, занимавшимися главным образом каноном внутри канона136. Ее составил Эрнст Кеземан. Два автора – католики137; среди протестантов больше экзегетов, чем богословов и историков Церкви, вместе взятых. Редактор живо разбирает и критикует каждый очерк, тщательно зондируя допущения и основные идеи экзегетов, выдвигая претензии экзегетического же характера.

В книге с подзаголовком «Экуменический подход» (An Ecumenical Approach138)протестантский историк Нового Завета и католический специалист по патристике соединили свои усилия, чтобы понять сложные проблемы, связанные с расширением канона. Уильям Р. Фармер (Farmer) придает слишком большую роль гонениям и мученичеству, считая, что именно они повлияли на развитие канона. Цистерцианец Денис М. Фаркашфальви (Farkasfalvy) сосредоточен на том, как понимал Ириней апостольство, столь важное для развития канона.

Особняком стоит попытка Антона Майера (Mayer) показать, как Павел, Лука и другие авторы Нового Завета подвергли цензуре и «депролетаризировали» подлинные изречения Иисуса и как потом их писания были канонизированы благодаря политической хитрости. Связывает он все это с проблемой социального неравенства, полагая, что в результате восторжествовали сексизм, антисемитизм и капитализм!139

Бревард Чайлдс в книге «Введение в канон Нового Завета» (В. S. Childs, The New Testament as Canon: An Introduction)140 (как и в более раннем труде о Ветхом Завете141) хочет поднять все текстологические и богословские вопросы, возникающие, когда Новый Завет в его нынешней канонической форме толкуют как Писание, имеющее верховный авторитет для Христианской церкви. Он считает, что процесс формирования канона начался в новозаветный период, а тексты постепенно обретали законченный вид. В послеапостольское время уже ничего существенного не происходило, поэтому автор его практически игнорирует. Поскольку он употребляет слово «канон» в трех явно различных значениях (фиксированное собрание книг; окончательная форма книги или группы книг; завершенность или авторитетность), читателя нередко ошеломляет применение термина «канонический» к самым разным словам. Получается что–то вроде мистификации142.

Книга Гарри Гэмбла «Новозаветный канон, его возникновение и значение» (H. Y. Gamble, «The New Testament Canon, its Making and Meaning», Philadelphia, 1985) – краткая, но насыщенная. В ней содержится сжатый анализ исторических факторов формирования канона и богословских предпосылок, подвигнувших Церковь на решение определить свой канон.

В работе «Псевдонимы и канон» Дэвид Мид (D. G. Meade, Pseudonymity and Canon143) затрагивает напряжение между литературной критикой с ее историческими приоритетами, с одной стороны, и богословской проблематикой каноничности – с другой. Автор считает, что, как и для иудейской религиозной литературы, где авторство означает не буквальное происхождение, а принадлежность определенной традиции, так и в случае со «вторыми» Посланиями Павла и Петра в Новом Завете «открытие оригинальных текстов с псевдонимами или с анонимной редактурой нисколько не препятствовало бы признанию их каноническими. Приписывать новозаветный текст тому или иному автору в контексте проблемы канона означает возводить его к определенной авторской традиции»144.

Еще одно издание, Джозеф Ф. Келли, «Откуда взялся Новый Завет?» (J. F. Kelly,«Why is There a New Testament?», Wilmington, 1986), предназначенное, по словам автора, для неспециалистов, рассказывает о том, как составлялись и передавались книги Нового Завета и как входили в канон.

* * *

9

Об истории развития деизма см. дополнительно Robert Ε. Sullivan, John Toland and the Deist Controversy, a Study in Adaptations (Cambridge, Mass., 1982).

10

Об авторстве этой книги, которую «если судить по ее воздействию, можно признать одной из величайших книг, когда–либо написанных по–английски» (Douglas Bush, English Literature in the Earlier Seventeenth Century Oxford, 1945., p. 216), спорят и сейчас; см. Francis F. Madan, A New Bibliography of the Eikon Basilike of King Charles the First, with a Note on the Authorship (London, 1950).

11

Blackall's Works, ii (London, 1723), pp. 1076 и далее.

12

(London, 1699). Слово «Amyntor» у Гомера означает «защитник».

13

«Some Reflections on that Rart of a Book called Amyntor, of the Defense of Milton's Life, which relates to the Writings of the Primitive Fathers and the Canon of the New Testament», Works, iii, pp. 917–926.

14

An Historical Account and Defense of the Canon of the New Testament, In answer to Amyntor (London, 1700).

15

The Canon of the New Testament Vindicated; In Answer to the Objections of J. Τ. in hu A myntor (London, 1700:2–е изд. 1701, 3–е, исправ., 1719).

16

<_тамже_>Там же, pp. 8–9.

17

Большая часть литературы по этой теме надоела всем настолько, что почти не читается. Небольшое количество авторитетных изданий, где тщательно выверена каждая фраза, где опровергается почти каждое утверждение оппонентов, относится ко времени, радикально отличающемуся от современности. У Толанда, однако, как утверждает Г. Р. Крэгг (Cragg), «и методология и взгляды таковы, что «отличают современность от античности» (Ф. Р. Теннант). С ним можно спорить, но он, по крайней мере, читается с относительной легкостью» (From Puritanism to the Age of Reason, a Study of Changes in Religious Thought within the Church of England 1660 to 1700 Cambridge, 1966., p. 143).

18

Джонс перевел тексты, собранные Иоанном Альбертом Фабрицием (Fabricius) в Codex Apocryphus Novi Testament! (2 тт., Hamburg, 1703:3–й, дополнит, том: 1719).

19

A Collection of Authentic Records Belonging to the Old and New Testament, Part II (London, 1728), pp. 585–638.

20

Histoire critique du Nouveau Testament, oщ l'on йtablit la ventй des Actes sur lesquels la religion chrйtienne est fondйe (Rotterdam, 1689; переиздана во Frankfurt, 1689; пер. на англ. яз. 2–х частей, London, 1689).

21

Histoire de l"йglise depuis Jesus Christ jusqu"а prйsent (Rotterdam, 1699), pp. 419440.

22

Abhandlung von der freien Untersuchung des Kanons … (Halle, 1771–1775:2–е изд., 1776); переиздано под редакцией H. Sheible в Texte zur Kirchen– und Theologiegeschichte, V (Gutersloh, 1967).

23

Christoph Fred. Schmid, Historia antiqua et vindicatio canonis sari Veleris Novique Testamenti (Leipzig, 1775), pp. 279–736.

24

H. Corrodi, Versuch einer Beleuchtung des Geschichte des judischen und christlichen Bibel–Kanons, 2 vols. (Halle, 1792). Ни эта, ни упоминаемая следом книга современному читателю недоступны; сведения о названиях и содержании получены из статьи Пауля Шмиделя (Schmiedel) о каноне в знаменитой многотомной работе J.S. Ersch & J.G. Gruber, Allgemeine Encyclopadie der Wissenschaften und Kunste, II Section, xxxii (Leipzig, 1882; репринт, Graz, 1983), pp. 309–337.

25

Christian Fr. Weber, Beitrage zur Geschichte des neutestamentlichen Kanons(1798).

26

Ueber den neutestamentlichen Kanon des Eusebius von Casarea (Berlin, 1816).

27

J.G. Eichgorn, Einleitung in das Neue Testament, в 2–х т. (Leipzig, 1804–1812).

28

W.M.L. De Wette, Lehrbuch der historisch–kritischen Einleitung in die kanonischen Bucher des Neuen Testaments (Berlin, 1826:6–е изд., 1860; пер. на англ. яз., 1858).

29

F. D. Ε. Schleiermacher, Einleitung ins Neue Testament, изд. G. Wolde(Sammtliche Werke, I. Abteilung, viii; Berlin, 1845), pp.32–75.

30

J. Kirchhofer, Quellensammlung zur Geschichte des neutestamentlichen Kanons bis auf Hieronymus (Zurich, 1844); переведено и дополнено A. H. Charteris,Canonicity A Collection of Early Testimonies to the Canonical Books of the New Testament (Edinbirgh and London, 1880).

31

The Canon of the Old and New Testaments Ascertained; or, the Bible Complete without the Apocrypha and Unwritten Tradition (Philadelphia, 1826; London, 1831; revised ed., Philadelphia, 1851; Edinburgh, 1855). До книги Александера первым американским богословом, коснувшимся проблемы канона Св. Писания, был, вероятно, Джонатан Эдварде (Edwards, ум. в 1758). Его комментарии, частично основанные на работе Джонса, призваны показать, что в Библии нет «потерянных» книг. См. его Miscellaneous Observations on Important Theological Subjects (Edinburgh & London, 1793), pp. 185–223). В цикле проповедей на1Кор.xiii. 8–13, произнесенных в мае 1748 г. и до сих пор неизданных, этот отрывок имеет прямое отношение к проблеме канона («совершенные», ст. 10), «он посвятил, приведя 9 аргументов, не менее 26 страниц, тому, чтобы показать, что канон закрыт» (John Η. Gerstner, «Jonathan Edwards and the Bible», in Inerrancy and the Church, ed. by John D. Hannah Chicago, 1984., p. 273).

32

(Cambridge, Mass., 1837:2–е изд., 1848).

33

Notes on the New Testament Literature and Ecclesiastic History (New York, 1860; переизд. 1888). О критерии каноничности книг Нового Завета, сформулированном Дж. Э. Александером, см. Earl W. Kennedy, «The Criteria of New Testament canonicity as Formulated by Princeton Theologians», Th. M. Thesis, Princeton Theological Seminary, 1958. Кроме вышеупомянутых Кеннеди сообщает еще, главным образом на основании конспектов лекций, о взглядах Чарльза Ходжа (Hodge), Арчибальда Александра Ходжа (Hodge), Каспера Уистера Ходжа Старшего и Младшего (Hodge) и Уильяма Парка Армстронга (William Park Armstrong). Возможно, самым неожиданным стало предположение A.A. Ходжа (1823–1886) об открытости канона. В ответ на вопрос: «Согласитесь ли вы расширить канон, если обнаружится рукопись, чья принадлежность апостолу будет доказана и с точки зрения внешних признаков, и с точки зрения содержания?» – он сказал: «Да, если он написан для целей апостольского служения, а не окажется, например, письмом Петра к теще, какие бы блестящие советы этой почтенной женщине оно ни содержало» (цит. по С. А. Salmond в Princetoniana Edinburgh, 1888., p. 131).

34

«The Canonicity of Second Peter», Southern Presbyterian Review, xxxiii (1882), pp. 45–75.

35

(New York, 1889). Свидетельство Иустина о Новом Завете рассматривается нас. 170–250.

36

Опубликован American Sunday School Union (Philadelphia, 1892) и посмертно переиздан в В. В. Warfleld Revelation and Inspiration (New York, 1927), pp. 451–456; в его Studies in Theology (New York, 1932), pp. 639–645; и в его же Theology and Authority of the Bible (Philadelphia, 1948; London, 1951), pp. 411–416.

37

Geschichte des neutestamentlichen Kanons (Berlin, 1860); она представляет собой полностью переработанную раннюю книгу Креднера Zur geschickte des Kanons (Halle, 1847).

38

Der Kanon und ihre Kritik des Neues Testaments in ihrer geschichtlichen Ausbildung und Gestaltung… (Halle, 1863).

39

Wann wurden unsere Evangelien verfasst? (Leipzig, 1865); 4–е изд., существенно расширенное (1866), было переведено и опубликовано под названием Origin of the Four Gospels (Boston, 1867).

40

(London, 1855:6–е изд., 1889, воспроизведено в Grand Rapids, 1980). Популярный очерк, также касающийся Нового Завета, был издан под названием The Bible in the Church (London and Cambridge, 1864; репринт Grand Rapids, 1980).

41

The Truth of Scripture in Connection with Revelation, Inspiration, and the Canon(Edinburgh, 1881).

42

Le Canon des saintes йcritures au double point de vue de la science et de h foi(Lausanne, 1860; пер. на англ. яз., London, 1862).

43

Histoire du canon des saintes йcritures dans l"йglise chntienne (Paris, 1863; пер. на англ. яз., Edinburgh, 1887). Иначе составлена и снабжена подробными библиографическими справками другая книга Реусса Die Geschichte der heiligen Schriften Neuen Testaments (Brunswick, 1842); переведена на англ. яз., с 5–го нем. изд. History of the Sacred Scriptures of the New Testament (Boston, 1884).

44

Alfred Loisy, Histoire du canon du Nouveau Testament (Paris, 1891).

45

J. H. Schцlten, De oudste getuigenissen aangande de Schriften des Nieuwen Testaments, historisch ondenoekt (Leiden, 1866); пер. на нем. яз., Carl Manchot (Bremen, 1867).

46

Petrus Hofstede de Groot, Basilides am Ausgange des apostolischen Zeitalters als ersten Zeuge fur Alter und Autoritat der neutestamentlichen Schriften inbesondere des Johannesevangeliums (Leipzig, 1868).

47

Jacob Cramer, De kanon der Heilige Schrift in de erste vier eeuwen der christlijke kerk, geschiedkundig onderzoek (Amsterdam, 1883).

48

Zur Geschichte des Kanons: Die Tradition der alten Kirche uber den Hebraerbrief; 2. Der neutestamentliche Kanon und das Muratorische Fragment(Chemnitz, 1880).

49

The Gospels in the Second Century; An Examination of the Cntical Part of a Work entitled «Supernatural Religion» (London, 1876). О более позднем очерке Сандей «The Canon of the New Testament» (Oxford House papers, 3rd Ser. London, 1897., pp. 105–145, можно смело сказать «многое в немногом».

50

Essays on the Work entitled Supernatural Religion (London, 1889).

51

Шум, который наделала эта книга, был даже большим, чем после известной, даже знаменитой публикации 1860 г. Essays and Reviews; см. H. S. Nash в New Schaff–Herzog Encyclopedia of Religious Knowledge, xi (New York and London, 1911), pp. 166–167. Сам Мэтью Арнольд (Matthew Arnold) в главе «Канон Библии» (в God and the Bible London, 1884., pp. 96–134) неоднократно упоминает ее, как правило – с неприязнью, Supernatural Religion.

52

Lehrbuch der historisch–kritischen Einleitung in das Neue Testament (Freiburg i. В., 1885:3–е изд., 1892 ), pp. 75–204.

53

Einleitung in das Neue Testament (Berlin, 1886:3–е изд., 1897); пер. на англ. яз., А Manual of Introduction in the New Testament, i (London, 1887), pp. 28–148.

54

Die Einleitung in das Neue Testament (Tubingen, 1894:2–е изд., 1900); пер. на англ. яз., An Introduction to the New Testament (London, 1904), pp. 459–566; исправ. нем. изд., Erich Fascher (1931), pp. 450–558.

55

Geschichte des neutestamentlichen Kanons: Das Neue Testament vor Origenes(Leipzig, 1888–1889); 2. Urkunden und Belege zum ersten und dritten Band (Erlangen und Leipzig, 1890–1892). (Третий том так и не был опубликован.)

56

Forschungen zur Geschichte des neutestamentlichen Kanons und der altkirchlichen Literatur (Erlangen, 1881–1929).

57

(Leipzig, 1901:2–е изд., 1904:3–е, расширенное изд., Wuppertal, 1985). В книге воспроизведена статья Цана по канону из 2–е изд., в Herzog–Hauck Realencyclopedie, 2–е изд., ix (1901), pp. 768–798, которая дополнена приложением. Гораздо более сокращенный пересказ статьи Цана «The Canon of the New Testament» помещен New Schaff–Herzog Encyclopedia of Religious Knowledge, ii (New York and London, 1908), pp. 393–400.

58

(Freiburg i. B, 1889). Идеи Гарнака о каноне изложены еще в Lehrbuch der Dogmengeschichte, 3–е изд., 1894; пер. на англ. яз., History of Dogma (London, 1900; репринт, New York, 1961), pp. 38–60.

59

Geschichte des neutestamentlichen Kanons, 2 vols. (Leipzig, 1907, 1908; репринт 1974).

60

В слегка расширенном варианте он был издан на нем. яз. под названием Einleitung in das Neue Testament (Leipzig, 1909).

61

The Text and Canon of the New Testament (London, 1913). Перераб. изд., подготовлено Уильямсом (C.S.C Williams), опубликовано в 1954 г. Уильямс также поместил главу «The History of the Text and Canon of the New Testament to Jerome» во второй том The Cambridge History of the Bible, изданной G.W.H. Lampe (Cambridge, 1969), pp. 27–53.

62

Analecta; Kurzere Texte zur geschickte der alten Kirche und des Kanons; II. Teil,Zur Kanonsgeschichte, 2–е изд. (Tubingen, 1910).

63

Evidence of Tradition; Selected Source Material for the Study of the History of the Early Church, Introduction, and Canon of the New Testament (London, 1967; Grand Rapids, 1968).

64

(New York, 1900).

65

(Philadelphia, 1907).

66

The New Testament in the Christian Church (New York, 1904).

67

Our New Testament: How Did We Get It? (Philadelphia, 1957).

68

Die Entstehung des neuen Testaments (Strassburg, 1904). В несколько расширенном варианте она появилась в серии Religionsgeschichtliche Volks Bucher (Tubingen, 1911).

69

Wie wurden die Bucher des Neuen Testaments heilige Schuft? (Lebensfragen, 21; Tubingen, 1907); воспр. в Kleine Schriften, Лицмана, изданных Аландом, – К. Aland(Texte unt Untersuchungen, lxviii; Leipzig, 1958), pp. 15–98.

70

Zur Geschichte des Neutestamentlichen Kanons (Gutersloh, 1922).

71

Der Kanon des Neuen Testaments (Biblische Zeit–und Streitfragen, II Ser., 7; Berlin, 1907).

72

Der Kanon des Neuen Testaments (Biblische Zeitfragen, I, 5; Munster i. W, 1910:4–e изд., 1921).

73

Die Entstehung des Neuen Testaments (fur Gottes Wert und Luthers Lehr! III, 2; Gutersloh, 1910).

74

Пер. на англ. яз. The Origin of the New Testament Canon and the Most Important Consequences of the New Creation (New York, 1925).

75

(Chicago, 1926).

76

(Philadelphia, 1957).

77

В серии Bible Guides, № I (London and New York, 1961).

78

(New York, 1965). В Великобритании вышла в Hutchinson's University Library series (London, 1965); затем переводилась на французский (Paris, 1969) и итальянский (Brecia, 1973). Грант был и автором главы «Канон Нового Завета» в т. 1 The Cambridge History of the Bible, изд. Эккройдом (PR. Ackroyd) и Эвансом (CF. Evans) (Cambridge, 1970), pp. 284–308.

79

Inspiration and Canonicity of the Bible, An Historical and Exegetical Study(Grand Rapids, 1957).

80

The Birth of the New Testament (London, 1962:3–е изд., полностью перераб., 1982).

81

The Apokalypse in the Ancient Church; a Study in the History of the New Testament Canon (Goes, 1929). В более общем контексте Стоунхауз рассматривает канон в «The Authority of the New Testament» The Infallible Word; a Symposium by Members of the Faculty of Westminster Theological Seminary (Philadelphia, 1946), pp. 88–136.

82

J. De Zwaan, Inleiding tot het Nieuwe Testament, 2–е изд., iii (Haarlem, 1948), pp. 156–191; цитата с p.xi.

83

W. C. van Unnick, «De la regie μήτε προσθεΐναι μήτε άφελείν dans l'histoire du canon», Vigiliae Christianae, iii (1949), pp. 1–36; Sparsa Collecta, репринт в The Collected Essays of W. С van Unnick, i (Leiden, 1980), pp. 123–156.

84

«Ή καινή διαθήκη – Α Problem in the Early History of the Canon», Studia Patristica, iv (Texte und Untersuchungen, lxxix; Berlin, 1961), pp. 212–227; репринт в Sparsa Collecta, ii (Leiden, 1980), pp. 157–171. В этой статье Ван Юнник пересматривает выводы вышеупомянутой работы; теперь он считает, что анонимный автор имел в виду все послание, к которому ничего нельзя прибавить и у которого ничего не убавить.

85

Oog en oor; criteria voor de eerste samenstellung van het Nieuwe Testament(Rede ter gelegenheid van de 337e dies natalis der Rijksuniversiteit te Utrecht, op 30 Maart 1973).

86

F. W. Grosheide, Kanon en tekst van het Niuwe Testament («Levensvragen», Ser. Viii, no. 9; Baarn, 1916).

87

Algemeene Canoniek van het Niuwe Testament (Amsterdam, 1936), p.9. Гросхайде издал и небольшую подборку греческих и латинских документов, важных для исследования канона, озаглавленную Some Early Lists of the Books of the New Testament (Leiden, 1948).

88

Seakle Greidanus, Schriftgeloof en canoniek (Kampen, 1927).

89

Herman Ridderbos, Heilsgeschiedenis en heilige Schrift van het Niuwe Testament. Ha gezag van het Niuwe Testament *(Kampen, 1955); пер. на англ. яз. The Authority of the New Testament Scriptures (Philadelphia, 1963). Некоторые аналогичные идеи выражены в статье Риддербоса «De Canon van het Niuwe Testament», Kerk en thйologie, ix (1958), pp. 81–95; пер. на англ. яз. «The Canon of the New Testament», Revelation and the Bible, Contemporary Evangelical Thought,изд. Carl F. H. Henry (Grand Rapids, 1958), pp. 189–203. По Риддербосу, существует три основных взгляда на канон: Римско–католической церкви, Лютеранской и Реформатской.

90

M. J. Arntzen, «De Omvang van de Canon», Gereformeerde Weekblad, 20 Sept. 1968, pp. 53 и далее; позже вошла в главу «Inspiration and Truthworthiness of Scripture», в издании Interpreting God's Word Today, изд. Simon Kistemaker (Grand Rapids, 1970), pp. 179–212 (требование апостольского происхождения «спорно, так как Послания Павла, которые должны были бы войти в состав канона, оказались утраченными», с. 208).

91

J. Kamphuis, Signalen uit de kerkgeschiedenis over de toekomst en de canon(Groningen, 1975).

92

«Omtrent Kanon en Schrift» (с кратким резюме на англ. яз. «The Canon in Relation to Scripture»), Bijdragen; tijdschrift voorfilosophie en thйologie, xl (1980), pp. 64–87.

93

Canon of credo; een hitisch onderzoek naar de Bijbel op grond van zijn ontstaansgeschiedenis (Kampen, 1983).

94

E. P. Groenewald, Die Nuwe Testament deur die Eeue bewaar (Pretoria, 1939), pp. 18–27.

95

H. L. N. Joubert, «Hoe en waarom word'n Seween–twentigal Boeke as die Nuwe–Testamentiese Kanon aanvaar?» Koers, ix (1941), pp. 58–66. Эта работа с достаточно широким охватом тематики, при этом содержательна и сжата.

96

S. С. W. Duvenage, «Die gesag van die Heilige Skrif», Koers, xxxv (1967), pp. 5–53, особенно pp. 40–44.

97

Ε J. Botha, Die Kanon van die Nuwe Testament, с кратким резюме на англ. яз.(Mededelings van die Universiteit van Suid Afrika, A, 43; Pretoria, 1967).

98

S.J.P.K. Riekert, «Critical research and the One Christian Canon Comprising Two Testaments», Neotestamentica, xiv (1981), pp. 2141.

99

В Handleidingby die Nuwe Testament, vol. i – J. H. Roberts & A.B. du Toit; Afdeling b: Kanoniek van die Nuwe Testament (Pretoria, 1978:2–е, исправленное изд., 1984); пер. на англ. яз., Guide to the New Testament, vol. i, Section B: The Canon of the New Testament (Pretoria, 1979), p. 155.

100

Anton Fridrichsen, Den nytestamentlige skriftsamlings historiй (Christiana, 1918); добавлено Krister Stendahl в Gosta Lindeskog, Anton Fridrichsen & Harald Riesenfeld, Inledning till Nya Testamentet (Stockholm, 1950), pp. 235–290; незначительно перераб. (1958), pp. 235–291.

101

Sigurd B. Odland, Det nytestamentlige kanon (Christiana, 1922).

102

Friedrich Torm, Inledning til det Ny Testamente, 4–е изд. (Copenhagen, 1964).

103

Lars Hartman et ai, En bok от Nya Testamentet (Lund, 1970), pp. 93–105.

104

Joh. Lindblom, Kanon och Apokryfer. Studier till den Bibliska Kanons historiй(Stockholm, 1920).

105

«Den syryske kirkes nytestamentlige kanon i China», Norsk teologisk tiddskrift,xli (1940), pp. 97–118.

106

Massaichi Takemori, «Canon and Worship», in Saved by Hope; Essays in Hoor of Ridhard C. Oudersluys, изд., James I. Cook (Grand Rapids, 1978), pp. 150–163.

107

Ernst Jacquier, Le Nouveau Testament dans l"йglise chrйtienne, i, Prйparation, formation, et dйfinition du Canon du Nouveau Testament, 3–е изд. (Paris, 1911).

108

M. – J. Lagrange, Introduction a l"йtude du Nouveau Testament; i, Histoire ancienne du Canon du Nouveau Testament, 2–е изд. (Paris, 1933).

109

О старании Лагранжа сохранять верность Церкви см. его автобиографию,Pиre Lagrange, Personal reflections and Memoirs, пер. на англ. яз. (New York, 1985).

110

Serafino Zarb, De historia canonis utnusque Testamenti, 2–е изд. (Rome, 1934), и // canone biblico (Rome, 1937).

111

Kanon und Kirche; Die Kanonkrise im heutigen Protestantismus als kontroverstheologisches Problem (Paderborn, 1964).

112

Karl–Heinz Ohlig, Woher nimmt die Bibel ihre Autoritat? (Dusseldorf, 1970).

113

Die theologische Begrьndung des neutestamentlichen Kanons in der alten Kirche (Dusseldorf, 1972).

114

La naissance du Nouveau Testament (Aletheia, v; Lausanne, 1971).

115

Theological Studies, xxxii (1971), pp. 627–646.

116

Heythrop Journal, xi (1970), pp. 115–126.

117

Proceedings of the Catholic Theological Society of America, xxvii (1972 1973.).

118

Kanon; von den Anfangen bis zum Fragmentum Muratorianum (Handbuch der Dogmengeschichte, 1, 3a(I); Freiburg, 1974).

119

«Zur Vorgeschichte des neutestamentlichen Schriftkanons nach den Zeugnissen des fruhen Christentums», Konigsteiner Studien, xviii (1972), pp. 145–166.

120

«Le Canon des Ecritures, Le Nouveau Testament», Etudes, cccxl, I (1973), pp. 109–124.

121

«Die Bildung des Schriftkanons als Formprinzip der Theologie», Munchener theologische Zeitschrift, xxix (1978), pp. 264–283.

122

Tradition and Scripture in the early Church (Assen, 1954).

123

Origen's Doctrine of Tradition (London, 1954) и Tradition in the Early Church(London and Philadelphia, 1962).

124

Hermann Diem, Das Problem des Schriftkanons (Zollikon–Zurich, 1952); ср. также его Dogmatics (Philadelphia, 1959), pp. 204–223. Труды по достоинству оценены в G. Clarke Chapman, Jr., «Ernst Kasemann, Hermann Diem and the New Testament Canon» in Journal of the American Academy of Religion, xxxvi, (1968), pp. 3–12.

125

Isidor Frank, Der Sinn der Kanonbildung. Eine hist. – theol. Untersuchung der Zeit vom Clemensbriefbis Irenaus (Freiburger theologische Studien, xc; Freiburg, 1971), p. 203.

126

Ernst Kasemann, «The Canon of the New Testament and the Unity of the Church»,Essays on New Testament Themes (London, 1964), pp. 95–107. Оценку см. в упомянутой выше статье Chapman.

127

Kurt Aland, The problem of the New Testament (London, 1962).

128

W. Trilling, Vielfalt und Einheit im Neuen Testament. Zur Exegese und Verkündigung des Neuen Testaments (Einsiedeln, 1965).

129

W. Marxsen, Das Neue Testament als Buch der Kirche (Gutersloh, 1966), пер. на англ. яз., The New Testament as the Church's book (Philadelphia, 1972).

130

Чарлотт (J. Charlott) обнаруживает значительные текстуальные, исторические и богословские разногласия в тексте Нового Завета; см. его New Testament Disunity; its Significance for Christianity today (New York, 1970).

131

Martin Hengel справедливо напоминает: «При желании нам не составит труда найти черты «раннего католицизма» даже в словах Иисуса или Павла – явление, которое названо так, почти полностью совпадает с тем, что называли законом в иудаизме» (Acts and the History of Early Christianity London, 1979., p. 122).

132

Cp. Willi Marxsen, Der «Fruhkatholizismus» im Neuen Testament (Biblische Studien, xxi; Neukirchen, 1958; John H. Elliott, «A Catholic Gospel: Reflections on «Early Catholicism» in the New Testament», Catholic Biblical Quarterly, xxxi (1969), pp. 213–230; D.J. Harrington, «The Early Catholic «Writings of the New Testament: The Church Adjusting to the World History », The Word in the World, ред. R.J. Clifford and G. W. Macrae (Cambridge, Mass., 1973); A. Sand, «Uberlegungen zur gegenwartigen Diskussion uber den «Fruhkatholizismus», Catholica, xxx (1979), pp. 49–62; и Reginald H. Fuller, «Early Catholicism, An Anglican reaction to a German Debate», Die Mitte des Neuen Testaments… Festschrift fur Eduard Schweizer, ред. Ulrich Luz и Hans Weder (Göttingen, 1983), pp. 34–41.

133

Cp. Inge Lenning, «Kanon im Kanon», Zum dogmatischen Grundlagenproblem des neutestamentlichen Kanons (Forschungen zur Geschichte und Lehre des Protestantismus, x Reihe, vol. xliii; Oslo und Munich, 1972); W. Schragge, «Die Frage nach der Mitte und dem Kanon im Kanon des neuen Testaments in der neueren Diskussion», Rechtfertigung; Festschrift fur Ernst Kasemann, ред. Johannes Friedrich, Wolfgang Pohlmann, und Peter Stuhlmacher (Tubingen und Göttingen, 1976), pp. 415–442; Ludovik Fazekвs, «Kanon im Kanon», Theologische Zeitschrift, xxxvii (1981), pp. 19–34.

134

Sigfried Schulz, Die Mitte der Schrift; Der Fruhkatholizismus im Neuen Testament als Herausforderung an den Protestantismus (Stuttgart, 1976).

135

Hans Freiherr von Campenhausen, Die Entstehung der christlichen Bibel(Tubingen, 1968, 2–е изд., 1977); пер. на англ. яз., The Formation of the Christian Bible (Philadelphia, 1972). По поводу его мнения (pp. 230ff) о том, что к определению границ канона Церковь подтолкнул монтанизм, см. комментарий автора настоящей книги в Gnomon, xlii (1970), pp. 729 f.

136

Das Neue Testament als Kanon; Dokumentation und kritische Analyse zur gegenwartige Diskussion (Göttingen, 1970). Среди оценок помещенных здесь работ своей чрезмерно суровой критикой как самого редактора, так и многих авторов выделяется книга Gerhard Maier Das Ende der historisch–kritischen mйthode(Wuppertal, 1974), пер. на англ. яз., The End of the Historical–Critical Method (St Louis, 1977).

137

Все авторы – германского происхождения; рассуждения с других позиций см. Geoffrey Wainwright, «The New Testament as Canon», Scottisch Journal of Theology, xxviii (1975), pp. 551–571.

138

The Formation of the New Testament Canon: An Ecumenical Approach (New York, 1983). Каждый из авторов уже высказывался о разных аспектах этой темы; Farmer в Jesus and the Gospel; Tradition, Scripture, and the Canon (Philadelphia, 1982), a Farkasfalvy в «Theology of Scripture in St. Irenaeus», Revue bйnйdictine,lxxviii (1968), pp. 319–333.

139

Der zensierte Jesus; Sloziologie des Neuen Testaments (Olten und Freiburg i. В., 1983).

140

(London, 1984; Philadelphia, 1985).

141

Introduction to the Old Testament as Scripture (Philadelphia and London, 1979). О критике того, что Childs называет «канонической критикой» Ветхого Завета, см. James Barr, Holy Scripture; Canon, Authority, Criticism (Philadelphia, 1983), pp. 130–171.

142

Слово «канонический» служит определением почти 30 разным словам: адресат, подход, собрание, цель, контекст, корпус, редакторы, стиль, функция, согласованность, намерение, толкование, тема, образец, перспектива, проблема, процесс, чтение, ссылки, передача, роль, оформление, значение, форма, определение, стадия, позиция, единство.

143

(Tubingen, 1986); см. р. 284, сноску 35, внизу.

144

Pp. 215–216.



Источник: Канон Нового Завета. Возникновение, развитие, значение / Брюс М. Мецгер. Издательский дом: ББИ, 2008 г.

Комментарии для сайта Cackle