прот. Николай Соколов

Лекция 22. Царь Давид

В конце своего правления Саул полностью расстался с Самуилом. Между ними прекратились те отношения дружбы, которые были в начале. Самуил полностью порвал с царем и ушел к себе в Раму, где жил до самой смерти, не встречаясь с Саулом. «Крестный отец» еврейской монархии своими руками развенчал помазанника. После этого разрыва Саул стал страдать припадками, тяжелейшими заболеваниями, болезненно воспринимал людей и все окружение. Иногда его страхи доходили до безумия и только музыка успокаивала больного.

Недавно мне задали вопрос: «Как это, злой дух от Бога был послан?» Это библейское выражение, которое соответствует тому выражению духовности, которое было у Саула. Может ли Бог послать злого духа? Этим показывается, что сам злой дух не имеет никакой силы без попущения Божьего. Надо помнить, что диавол не имеет силы над человеком, если он своими грехами не отдаляет себя от Бога, не делает себя противником Бога; если же такое случается, злой дух приходит и вселяется в человека, как это и было с Саулом.

Бывает, что и на доброго человека злой дух нападает, например на Иова. У Саула была поражена именно душа. И эта больная душа вызывает в конце жизни Самуила. Саул мечется, не знает что предпринять, идет к волшебнице и там вызывает дух Самуила. В это время в доме Саула появляется Давид, человек, которому суждено будет сменить его на троне и совершить переворот во всей истории Израиля.

Перед нами образ Давида. Ему принадлежит особое место, хотя он не был чистым пророком. Когда мы вспоминаем Давида, мы говорим: «царь, псалмопевец и пророк Давид». На первом месте стоит «царь», на втором – «псалмопевец» и только на третьем – «пророк». Давид – прежде всего основатель Иерусалима, как духовного центра Израиля. Это великий религиозный мыслитель, который свои чаяния, искания Бога выразил в псалмах как поэт-псалмопевец. Его имя связано с зарождением мессианизма и составляет самую суть Священной истории.

Следует помнить, что есть как бы два Давида: есть Давид исторический и есть Давид поэтический. Одни приписывают Давиду всю книгу псалмов и Давида представляют вдохновленным мистиком, почти новозаветным христианским святым. Другие наоборот, приписывают Давиду то, что он был человек очень увлекающийся, довольно свирепый, мужественный и часто неразборчивый: проливал много крови, которую можно было и не проливать. Перед нами очень сложный, но очень типичный для своего времени человек.

Но это не просто человек, а царь Иудейский. И Библия, освещая его историю возвышения и правления, приводит источники, восходящие непосредственно к его времени, показывает Давида во всем его великом противоречии. Он одновременно и пламенный религиозный поэт и бесстрашный воин, искусный тактик, не пренебрегающий порой сомнительными средствами для достижения своих целей.

Давид производит величайшее впечатление на тех, кто когда бы то ни было изучает его историю и говорит о нем. Происходил Давид из Вифлеема, из небольшого иудейского городка, где с детства пас овец у своего отца Иессея. Во время странствования по горам он научился пользоваться оружием и лирой. Именно в таком человеке нуждался Саул, он сделал юношу своим оруженосцем, а его игра на инструменте отгоняла злой дух от царя. Музыка может преображать человека, но и может низводить его до глубин ада. Музыка Давида была возвышенной, это музицирование влияло на душу Саула.

В доме Саула Давид очаровывает всех. Наследник Ионафан становится его лучшим другом. Сначала Саул сватает за Давида свою старшую дочь, однако она выходит замуж за другого, а Давида полюбила другая дочь – Мелхола, которую он также полюбил и он становится своим человеком для царя. Царь дает ему ответственные поручения, которые Давид выполнял блестяще, женит его на Мелхоле и ставит его начальником над военными людьми. Каким же образом произошло это продвижение? Сначала его помазывает на царство престарелый Самуил. Это событие произошло в доме его отца (1Цар. 16)

«Господь сказал: не смотри на вид его и на высоту роста его (он говорит про Елиава), Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце. И позвал Иессей Аминадава и подвел его к Самуилу, и сказал Самуил: и этого не избрал Господь». (1Цар. 16:7–7)

Всех сыновей подводит Иессей и Самуил всех отвергает. Он спрашивает, нет ли еще сыновей и Иессей отвечает, что есть еще меньший, он пасет овец.

«И сказал Самуил Иесею: пошли и возьми его, ибо мы не сядем обедать, доколе не придет он сюда.» Приходит Давид и сказано: «он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом». Мир, который созидает Господь в сердце, отражается в глазах человека. Видимо, тот духовный мир, который имел Давид в себе, был и замечен Самуилом и Господь сказал: «Встань, помажь его, ибо это он. И взял Самуил рог с елеем и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после; Самуил же встал и отошел в Раму».

Далее идет история возвышения Давида, которая связана с тем, что Давид побеждает знаменитого Голиафа. И здесь Давид проявляет себя, как истинный почитатель Бога Всевышнего. Он идет на врага без привычного вооружения воина, без брони. «И снял Давид все с себя, и взял посох свой в руку свою, и выбрал себе пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушью сумку, которая была с ним; и с сумкою и с пращею в руке выступил против Филистимлян.» И когда Голиаф увидел это, то сказал:

«Что ты идешь на меня с палкою? разве я собака? И сказал Давид: нет, но хуже собаки.

И проклял Филистимлянин Давида своими богами. И сказал Филистимлянин Давиду: подойди ко мне, я дам тело твое птицам небесным и зверям полевым. А Давид отвечал Филистимлянину: ты идешь против меня с мечем и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам труп твой и трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным». (1Цар. 17:43–46)

И вот тогда Филистимлянин стал подходить. Перед нами сцена сражения, когда два единоборца сошлись. Давид пришел без оружия – его оружие было психологическое. Он сказал такие слова, что Голиаф обезумел от злости. Когда человек в безумной злости бросается, то он часто забывает об элементарных вещей, которые нужно сделать. Голиаф думает, что Давид идет без оружия, он не думает, что у Давида есть что-то против него, он пренебрег элементарными средствами защиты. Голиаф побежал, чтобы растоптать этого дерзкого мальчишку, который поносит его и его богов. Этим воспользовался Давид. Он кидает камень с пращи и оглушает первым камнем Голиафа. Тот падает, оглушенный ударом по голове и лишается в этот момент воли и сознания. Этого момента достаточно, чтобы Давид отрубил ему голову его же мечем. На этом закончился поединок.

Меч Голиафа стал потом мечем Давида, который до сих пор хранится у магометан в мечети Омара в том месте, где стоял бывший Храм Иудейский. Это первая победа Давида и после нее он прославился как военоначальник и сильный человек. По его возвращении женщины пели: «Саул победил тысячи, а Давид – десятки тысяч. И Саул сильно огорчился и неприятно было ему это слово. И он сказал: Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи; ему не достает только царства.» И тут он говорит, чтобы Давид взял его дочь себе в жены. Этим самым он приближал его внешне, но по сути дела, обрекал его на смерть, потому что так сказал: «Отдам ее за него, она будет ему сетью и рука Филистимлян будет на нем».

«И сказал Саул Давиду: через другую ты породнишься ныне со мною. И приказал Саул слугам своим: скажите Давиду тайно: вот, царь благоволит к тебе, и все слуги его любят тебя; итак будь зятем царя. И передали слуги Сауловы в уши Давиду все слова эти. И сказал Давид: разве легко кажется вам быть зятем царя? я – человек бедный и незначительный. И донесли Саулу слуги его.» Саул сказал, что он не хочет никакого вена, т.е. выкупа, кроме ста краеобрезаний Филистимских. Т.е. Давид должен был убить сто филистимлян и принести свидетельства их смерти. Давид перестарался, он убил двести и принес двести краеобрезаний. Здесь – другая черта Давида, которая ставится ему в укор – его необузданность. И Давид после этого стал зятем царя, Саул выдал за него дочь в замужество и сказано:

«И стал Саул еще больше бояться Давида и сделался врагом его на всю жизнь».

Легко понять, что у мнительного Саула возникает подозрение на счет любимца, баловня судьбы, белокурого с красивыми глазами, действительно, ему не хватает только царства. В припадках ярости Саул сам неоднократно пытался убить его, метая в него копье и только чудо спасало Давида. Становилось ясным, что царь решается уничтожить своего противника, но Ионафан, сын Саула, предупреждает Давида об опасности, навлекая на себя гнев отца. Мелхола тоже спасает его от подосланных убийц, спускает мужа из окна, когда за ним приходят убийцы. Давид уходит из Гивы и бежит в Раму к Самуилу. Вот где он мог обрести себе поддержку.

Этот шаг показывает, что юноша всерьез принял вызов Саула. Рама – центр оппозиции Саулу. И тщетно люди царя пытаются найти беглеца. Остается до конца тайной, о чем говорили тогда Давид и Самуил, о чем они совещались. Однако вскоре Давид приобретает себе еще одного союзника в лице Авиафара, священника из Номвы, последнего отпрыска семейства Илия, некогда хранившего Ковчег завета. Это семейство служило при ефоде, по приказу Саула скоро все Номвинские священники были перебиты за помощь Давиду. Спасся один Авиафар, который явился к Давиду и принес с собой ефод. Ефоду придавался особый смысл, на нем совершалось гадание. Ефод был одним из элементов мистического обращения, и не случайно его хранили особо.

В течение некоторого времени Давид скрывается в горах и пустынях, к нему стекаются всевозможные беглые люди, недовольные, различные искатели приключений. Из этих отчаянных людей образуется довольно большой отряд, которым прекрасно управляет Давид и своим великодушием и отвагой покоряет даже разбойников. Когда он однажды скрывался, то встретил некую женщину Авигею и очень она ему понравилась. Она тоже, видимо, почувствовала, что он неравнодушен к ней, но у нее был жестокий кровожадный муж по имени Навал, который жестко обошелся с Давидом. Хотя Давид стерег его стада, но когда пришло время платить, то муж Авигеи отказался. Давид сказал, что сегодня ночью он истребит все мужское и обнажив мечи отряд Давида пошел на этого человека.

И тут его жена Авигея почувствовала, что дело будет кровавое, предупредила это пришествие тем, что послала к нему слуг и дала все, что только можно было: и вина, и смокв, и упитанных тельцов и сама встретила его и сказала: ты не вмени греха моему супругу, потому что он человек жестокий и злой и прими все это в дар. И Давид сказал, что благословен Господь, Бог Израиля, который послал тебя на встречу мне и благоразумен ответ и ныне ты благословенна, что не допустила меня идти на пролитие крови и отомстить за себя. Он говорит:

«Но, – жив Господь, Бог Израилев, удержавший меня от нанесения зла тебе, – если бы ты не поспешила и не пришла навстречу мне, то до рассвета утреннего я не оставил бы Навалу мочащегося к стене. И принял Давид из рук ее то, что она принесла ему, и сказал ей: иди с миром в дом твой; вот я послушался голоса твоего и почтил лице твое. И пришла Авигея к Навалу, и вот, у него пир в доме его, как пир царский». (1Цар. 25:34–36)

Она не стала его тревожить, а утром, когда он встал, она ему сказала, что ночью смерть была от него на волоске. После таких слов, судя по описанию в Библии, его разбил паралич. Видимо, психологически он пережил свою смерть, и «замерло сердце в нем, и стал он как камень». А через десять дней поразил Господь Навала и он умер.

«И услышал Давид, что Навал умер, и сказал: благословен Господь, воздавший за посрамление, нанесенное мне Навалом, и сохранивший раба Своего от зла». (1Цар. 25:39)

После этого Авигея села на осла, взяла служанок своих и пошла с послами Давида и сделалась его женою. «И Ахиноаму из Изрееля взял Давид, и обе они были его женами. Саул же отдал дочь свою Мелхолу, жену Давидову, Фалтию, сыну Лаиша, что из Галлима». (1Цар. 25:43–44)

Так Давид утешался с женами, спасаясь от Саула, бегая по пустыням Иудейским. После женитьбы Давида на вдове богатого земледельца улучшается его материальное положение. Теперь это уже воин, который располагает своими стадами и чем больше укрепляется Давид, тем больше его преследует Саул. В конце концов, Давид просит защиты у Филистимского царя Анхуса, который с радостью принимает его, довольный тем, что Израиль лишается такого вождя и Давид становится его вассалом.

Анхус дает ему даже во владение отдельный город Секелаг, откуда Давид делает постоянные набеги на бедуинские племена. По тем временам это значило – оставить наследие Яхве и служить богам чужим. Но Давид в Секелаге оставался верным Богу отцов, при нем неотлучно находился пророк Яхве и Авиафар с Ефодом, через который Давид постоянно вопрошал Бога. Между тем, наступало последнее решающее время жизни Саула на земле, он решался к последним битвам с Филистимлянами.

Изучая Священную историю Ветхого Завета, мы останавливались на событиях периода неразделенного еврейского царства. Саул, к сожалению, не смог оправдать того, что было возложено на него Господом. Он все более и более в процессе своей деятельности жертвовал религиозными интересами израильского народа в угоду политическим интересам и через то, по слову священного историка, Дух Господень отступал от Саула и овладевал им дух нечистый. Вершиной падения Саула стала его бесславная кончина.

После того как ему было предсказано, что он умрет, отряды Саула в решающей битве были смяты, обратились в бегство. Погибли все три сына царя и сам Саул был изранен стрелами, однако, не умер, но не желая попасть в плен, бросился грудью на собственный меч и покончил жизнь самоубийством.

Даже перед лицом смертельной опасности этот человек дал волю той неуемной гордости, которая всегда в нем присутствовала. Опасаясь надругательства над собственным телом, он просил своего оруженосца, чтобы тот убил его, пресек жизнь. Оруженосец отказался это сделать. Отказался, во-первых, избегая прямого нарушения шестой заповеди, и во-вторых, избегая пролития царской крови.

Смерть Иудейского царя означала полное торжество Филистимлян, отныне они чувствовали себя хозяевами во всей стране. Тела Саула и его сыновей были повешены на стене крепости Беф-Сана, как трофеи. Ночью жители Иависа, некогда спасенного Саулом, сняли трупы и предали их погребению. Давида глубоко поразило известие о смерти Саула и Ионафана, и хотя были вражда и соперничество с царским домом, он невольно выражал эту скорбь и написал по смерти Ионафана прекрасную лирическую поэму:

«Краса твоя, о Израиль, поражена на высотах твоих! как пали сильные! Не рассказывайте в Гефе, не возвещайте на улицах Аскалона, чтобы не радовались дочери Филистимлян, чтобы не торжествовали дочери необрезанных. Горы Гелвуйские! да не сойдет ни роса, ни дождь на вас, и да не будет на вас полей с плодами, ибо там повержен щит сильных, щит Саула, как бы не был он помазан елеем… Дочери Израильские! плачьте о Сауле, который одевал вас в багряницу с украшениями и доставлял на одежды ваши золотые уборы. Как пали сильные на брани! Сражен Ионафан на высотах твоих. Скорблю о тебе, брат мой Ионафан; ты был очень дорог для меня; любовь твоя была для меня превыше любви женской. Как пали сильные, погибло оружие бранное!» (2Цар. 1:19–27).

h9 Вторая Книга Царств

История царствования Давида и его сына и преемника Соломона излагается во 2 книге Царств и 1 и 2 книгах Паралипоменон. 2 книга Царств может быть условно разделена на 3 части. Первые четыре главы объемлют предварительное царствование Давида над коленом Иудиным, когда столица его была расположена в Хевроне и когда Иерусалим не был еще в руках народа Божия. Главы с 5 по 10 рассказывают о царствовании Давида над всем народом израильским от взятия Иерусалима до основного грехопадения Давида. Третья часть с 11 по 18 главы, т.е. до конца книги Царств говорит о тех обстояниях, которые явились духовными последствиями угасания духа в самой личности Давида и явились духовными последствиями его греха.

Последняя часть говорит об усмирении бунта Авессалома и возвращении Давида на царствование.

Давид после смерти Саула почувствовал, что настало его время. По совету священника и пророка он собрал всех своих людей, свои стада, свое имущество и двинулся из города Секелага в родную Иудею. Там в городе Хеврон у него было много сторонников. Старейшины Иудеи встретили Давида, как человека, на которого можно было опереться и довериться ему. И он был сначала единодушно провозглашен царем Иудейским.

В Иудее не очень считались с властью Саула и там достигнуть авторитета было в то время довольно легко. Несколько лет продолжалось соперничество между домом Давида и Иевосфея. Иевосфей был сыном Саула. В этой борьбе Давид старался проявить справедливость и после того, как Иевосфей пал жертвой заговора, Давид взял под свою защиту прямого наследника сына Ионафана в память погибшего друга. В то время Давиду исполняется 30 лет. На его пути уже никто не стоит, народное собрание всего Израиля в Хевроне провозгласило его царем над всеми коленами.

«Вот, мы – кости твои и плоть твоя; еще вчера и третьего дня, когда Саул царствовал над нами, ты выводил и вводил Израиля; и сказал Господь тебе: «ты будешь пасти народ Мой Израиля и ты будешь вождем Израиля»». (2Цар. 5:1–2)

Достаточно продолжительный период времени, они были помазаны на царство законным образом и Давиду было обетовано то, что он унаследует престол царства, о том, что Господь отъял царство у Саула и передал Давиду. И тем не менее, Давид имел прямую возможность убить Саула и он этой возможностью никогда не пользовался, памятуя о том, что особенная благодать помазания лежит на Сауле и какая-либо расправа над царем была бы прегрешением против Бога. Бог поставил этого человека, Бог и отымет его, Бог и пресечет деятельность этого человека каким-либо способом, который будет Ему благоугоден. И не дело члена ветхозаветной церкви вершить то дело, которое принадлежит одному Господу Богу. Никто да не дерзнет взять на себя Божественные полномочия!

Второй царь – Давид явил полную противоположность Саулу. Давида, пожалуй, можно отнести к величайшим праведникам Ветхого Завета, хотя нужно понимать, что ветхозаветная праведность ограниченна, она не дает раскрыться полностью той нравственности, которая преподана Господом Иисусом Христом во святом Евангелии. И когда мы говорим о ветхозаветных праведниках, нужно понимать, что это та вершина, которую может достичь человечество до Христа.

Оставшиеся в живых потомки Саула были окончательно отстранены и Мелхола, первая жена Давида, дочь Саула была возвращена Давиду. Это как бы закрепило его положение, как царя. Итак, воин, певец, беглец превратился в Израильского царя. Это произошло приблизительно около 1000 года до Р.Х. Давид несомненно видел превратности своей судьбы и во всем видел поддержку Бога Израилева, которого избрал для спасения народа. И хотя вера Давида носила на себе печать ветхозаветного времени, она была искренней и пламенной, являя собой пример личного и живого отношения к Богу.

Мы можем посмотреть один из псалмов Давида, написанных им в то время. Псалом Давида об избавлении от врагов.

«Услышь, Господи, правду мою, внемли воплю моему, прими мольбу из уст нелживых. От Твоего лица суд мне да изыдет, да воззрят очи Твои на правоту. Ты испытал сердце мое, посетил меня ночью, искусил меня и ничего нашел; от мыслей моих не отступают уста мои. В делах человеческих, по слову уст Твоих, я охранял себя от путей притеснителя. Утверди шаги мои на путях Твоих, да не колеблются стопы мои. К Тебе взываю, ибо Ты услышал меня, Боже; приклони ухо Твое ко мне, услышь слова мои» (Пс. 16).

Дивный псалом, написанный в период, когда он избавился от Саула и стал царем Израиля. В этом псалме весь Давид: восторженный, горячий, верящий в Бога и верящий в покровительство Бога Израиля. Пока шло соперничество между Саулом и Давидом, Филистимляне в эту распрю не вмешивались. Но как только Давид стал царем всего Израиля, это очень не понравилось. Они создали свое войско и двинулись на Хеврон, где была столица Давида. Однако, Давид имел уже боевой опыт, он нанес жестокое поражение Филистимлянам, напав на них с тыла и преследовал их до самого Газера. Эта победа положила конец зависимости Израиля. Впоследствии еще несколько удачных сражений полностью обессилили Филистимлян и принудили их заключить мир с Израилем.

Самым большим общественным делом Давида было создание столицы. Он не захотел остановить свой взор ни на одном из известных городов. Однако, царь обратил свой взор на мощный замок Сион, который возвышался над потоком Кедронским на высокой скале. Он находился в руках большого хананейского клана и считался неприступным. Ходила такая поговорка, что Сион могут защитить слепой и хромой. И, однако, Давида не остановили трудности. Он смог овладеть Сионом, замок был назван городом Давида, окружающему его городу было дано прежнее название – Иерусалим. Иерусалим и сейчас называется городом Давида.

Когда Давид основал свое государство, Иерусалим и его окрестности выглядели совсем иначе, чем сейчас. Потоки Кедрона были тогда оборонительными укреплениями, они защищали город своей неприступностью. Крепость тоже была внушительных размеров. Давид понимал, что сам по себе город не может стать знаменем своей державы. В нем должно было присутствовать то, что объединяет всех людей. Ни ефоды, ни урим, ни тумим не могли служить знаком присутствия Яхве в столице. Давид понимает, что здесь должна быть самая великая святыня – Ковчег завета.

В то время Ковчег хранился как бы на частном хранении у частного лица. Давид решает торжественно перенести его в новую столицу и тем самым сделать Сион святым городом. Это событие происходит после того, как Давид был торжественно помазан царем над Иудеей. Кроме помазания, которое было от Самуила, было еще помазание от старейшин Израиля и Иуды на царство – как бы тройственное помазание.

«И собрал снова Давид всех отборных людей из Израиля, тридцать тысяч. И встал и пошел весь народ, бывший с ним из Ваала Иудина, чтобы перенести ковчег Божий, на котором нарицается имя Господа Саваофа, сидящего на херувимах. И поставили ковчег Божий на новую колесницу и вывезли его из дома Аминадава, что на холме. Сыновья же Аминадава, Оза и Ахио, вели новую колесницу. Привели ее с ковчегом Божиим из дома Аминадава, что на холме; и Ахио шел перед ковчегом Господним, а Давид и все сыны Израилевы играли пред Господом на всяких музыкальных орудиях из кипарисового дерева, и на цитрах, и на псалтирях, и на тимпанах, и на систрах и кимвалах.

И когда дошли они до гумна Нахонова, Оза простер руку свою к ковчегу Божию, чтобы придержать его и взялся за него, ибо волы наклонили его, но Господь прогневался на Озу, и поразил его Бог в том же месте за дерзновение, и умер он там у ковчега Божия. И опечалился Давид, что Господь поразил Озу. Место сие доныне называется: «поражение Озы». И устрашился Давид в тот день Господа, и сказал: как войти ко мне ковчегу Господню? И не захотел Давид везти ковчег Господень к себе, в город Давидов и обратил его в дом Аведдара Гефянина. И оставался ковчег Господень в доме Аведдара Гефянина, и благословил Господь Аведдара и весь дом его.» (2Цар. 6:1–11)

Оза погиб, потому что дерзновенно коснулся Ковчега завета, т.е. в нем не было уверенности, что Бог поддержит ковчег, который наклонили волы. Оза не имел права касаться ковчега. И смерть Озы была подтверждением для всех остальных, что Господь – это страшно, к нему надо относиться с благоговением, с великим почтением и с великим чувством смирения, что свое «я», «я поддержу ковчег», своя личная гордость и качества, которые были неприятны Господу и поразили Озу.

Дальше мы читаем, что ковчег оставался в доме Аведдара Гефянина и весь дом его освятился. Это событие упоминается в чине Православной Церкви при освящении дома. Затем Давид после трех месяцев пребывания в доме Аведдара, ковчег был торжественно принесен в столицу Давида, в Иерусалим. И Давид скакал во всю силу перед Господом, как простолюдин и был одет в один ефод, т.е. в одну нижнюю рубашку. И когда входил ковчег Господень в город Давидов, Мелхола дочь Саула смотрела в окно и увидев Давида, скачущего и пляшущего перед господом «уничижила его в сердце своем» и сказала об этом Давиду. А Давид ответил ей, что перед Господом плясать буду и благословен Господь, который предпочел меня отцу твоему и всему дому твоему, утвердив меня вождем народа Израиля.

«Пред Господом играть и плясать буду, и еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих, и пред служанками, о которых ты говоришь, я буду славен. И у Мелхолы, дочери Сауловой не было детей до дня смерти ее» (2Цар.6 21–23).

Давид оставил ее, вот как поступил Давид за то, что она посмеялась над ним. Но в этих своих словах он был разгневан и опечален и невольно стал пророком сам о себе, потому что сказал: «И сделаюсь еще более ничтожным в глазах моих». Так и случилось, когда он был опозорен перед всем народом, был изгнан своим собственным сыном и весь дом его был обесчещен перед глазами всего Израиля.

Удивительная судьба ожидала Иерусалим с того времени, именно здесь прозвучит мощный голос пророков Исаии и Иеремии, здесь будет совершаться великая драма веры, здесь будет Крест Христов, здесь, в Иерусалиме, прольется кровь первых христианских мучеников. Перед нами образ Давида, которого мы не всегда знаем. Давид положил себе в сердце построить храм в Иерусалиме.

«Когда царь жил в доме своем, и Господь успокоил его от всех окрестных врагов его, тогда сказал царь пророку Нафану: вот, я живу в доме кедровом, а ковчег Божий находится под шатром. И сказал Нафан царю: все, что у тебя на сердце, иди, делай; ибо Господь с тобою. Но в ту же ночь было слово Господа к Нафану: Пойди, скажи рабу Моему Давиду: так говорит Господь: ты ли построишь дом для Моего обитания, когда Я не жил в доме с того времени, как вывел сынов Израилевых из Египта до сего дня, но переходил в шатре и в скинии. Где Я ни ходил с сынами Израиля, говорил ли Я хоть слово какому-либо из колен, которому Я назначил пасти народ Мой Израиля: «почему не построите мне кедрового дома?» И теперь так скажи рабу Моему Давиду: так говорит Господь Саваоф: Я взял тебя от стада овец, чтобы ты был вождем народа Моего, Израиля. И был с тобою везде, куда бы не ходил ты и истребил всех врагов твоих перед лицем твоим, и сделал имя твое великим, как имя великих на земле. И Я устрою место для народа Моего, для Израиля, и укореню его, и будет он спокойно жить на месте, и не будет тревожиться больше, и люди нечестивые не станут более теснить его, как прежде… и Я успокою тебя от врагов твоих. И Господь возвещает тебе, что Он устроит тебе дом. Когда же исполнятся дни твои и ты почиешь со отцами твоими, то Я восставлю после тебя семя твое, которое произойдет из чресл твоих, и упрочу царство твое. Он построит дом имени Моему, и Я утвержу престол царства его на веки» (2Цар. 7:1–13).

«И пошел царь Давид, и предстал пред лицем Господа, и сказал: кто я, Господи, и что такое дом мой, что Ты меня так возвеличил!» После того, как он понял, что Господь не допускает его до построения дома, «ибо ты пролил слишком много крови» и построит дом не Давид, а его потомок, Давид начинает заготовку всего того, что необходимо для постройки дома для Господа.

Некоторые типологии в отношении Давида. Давид – это избранный Богом царь и верный Богу царь. Господь говорит: «И Я был с тобою везде, куда бы ты не ходил и истребил врагов твоих перед лицем твоим, и сделал имя твое великим на земле».

Здесь Давид открывает по отношению к Богу как бы три непреложные истины: Я взял тебя, Я был с тобою везде и Я сделал имя твое великим. На чем основаны такие отношения между Богом и Давидом? На законе или на благодати? Конечно, на благодати, то есть на обещании в Ветхом Завете Аврааму, Исааку и Иакову, жившим еще до Синайского закона. Если сравним избрание Давида с новозаветным избранием, о котором говорится в Послании ап. Павла к Римлянам:

«Притом знаем, что любящим Бога, призванным по его изволению, все содействует ко благу. Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу сына Своего, дабы он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал, а кого оправдал, тех и прославил. Что же сказать на это? Если Бог за нас, то кто против нас?» (Рим. 8:28–31) Давид поступает, как особый Божий избранник, на котором Божия благодать.

Поговорим также об Ионафане. Он, по мнениям некоторых богословов, особый мессианский образ, прообраз Христа, хотя и несовершенный, Его любви, Его дружелюбия. Сын царя не стыдится сделать своим другом сына пастуха, так же, как и Христос не стыдится называть нас своими братьями. Душа Ионафана так привязалась к душе Давида, что он готов был отдать за него свою жизнь. Так и Господь так возлюбил своих, что любил их до конца. Ионафан (1Цар. 18:3) заключает с Давидом вечный союз, так же и Христос заключает с нами союз Нового Завета. При этом Ионафан снимает свой плащ, свои одежды и даже свой лук, меч и пояс отдает Давиду. Так же и Иисус Христос снимает с Себя все славу Свою, весь блеск одежды справедливости и вооружает и препоясывает нас на борьбу веры. Ионафан укрепляет Давида в его слабости, а Христос обращается к нам: «Сила Моя в немощи совершается». Ионафан с опасностью для себя служит посредником между отцом и Давидом, так же и Христос – посредник между Богом и людьми, сам будучи Богом.

Давид, как пастырь, царь и пророк также является прообразом Христа Спасителя. Прежде всего – Вифлеем, место рождения и Христа, и Давида. Мирная подготовка к выступлению их на проповедь. Христос вышел на проповедь в 30 лет, Давид тоже стал царем в 30 лет. Христос до этого мирно жил у своих родителей и своих близких и мало кто о нем знал. Так же и Давид до своего призвания вел мирную жизнь пастуха, пася стада своего отца. Давид многократно рискует жизнью за своих овец, и Господь также говорит, что «Я пастырь добрый, душу Свою полагаю за овцы свои».

Будучи помазанником Божиим, Давид подвергается преследованию, презрению и отторжению. А Христос и есть Помазанник, то же происходит и с Ним. Давида принимают с радостью, после того, как он был изгнан своим сыном Авессаломом. И в конце Нового Завета мы слышим радостный крик христиан последних времен: «Ей гряди Господи! Маранафа!»

Особые признаки, которые есть здесь. Со времени Иисуса Навина, за исключением случая с Гедеоном и Маноей не было больше видений и прорицаний. Бог тогда не был с людьми. С появлением Самуила, появляются пророки и пророчицы и прорицание продолжается до Вавилонского пленения. Мы подошли к серьезному месту в жизни Давида – к рассказу о его грехе. Всякий союз подразумевает известные условия. Точно так же, как и Завет Божий не есть просто обетование, но и требование. Именно здесь обнаруживается, что если человек полностью отдает себя на служение Богу, то он должен исполнять все, что Бог ему завещал.

Бог Израиля – не Бог какого-то одного царя, но Бог, который взыскует правду и для которого все люди одинаково ответственны за свои поступки. И тот самый пророк Нафан, который изрек благословение на род Давида, при других обстоятельствах выступает как гневный обличитель и судья того же царя. Этот эпизод имеет громадное значение для понимания ветхозаветной религии и ее отношения к царской власти. Вы знаете, каким образом произошло это грехопадение. Давид замечает Вирсавию и так как эта женщина была очень красива, он пускает слуг разведать: чья это женщина? «И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина. Он послал слуг взять ее; и она пришла к нему и он спал с ней.»

Давид взял ее без всякого зазрения совести, хотя у нее был муж. Это пример восточного деспота, несправедливого царя. Когда же женщина узнала, что она беременна, она сказала об этом Давиду и после этого Давид понимает, что уже трудно сохранить тайну. Этот момент показывает, насколько важно зачатие, как святость, в мире, в любви. Будущий сын был зачат в нечестии, и Господь и наказывает всех тех, кто принял в этом участие. Желая скрыть свой грех, он идет на еще более тяжкий грех – убийство Урии. Он призвал Урию. Целью призвания Урии было, чтобы Урия переспал со своей женой, чтобы если родился ребенок, сказать, что это ребенок Урии. Давид и здесь хотел быть непричастным.

Но, однако, Урия был настолько предан царю, что не пошел к жене ни в первый, ни во второй раз. Урия так сказал: «Ковчег Божий и Израиль и Иуда находятся в шатрах, и господин мой Иоав и рабы господина моего пребывают в поле, а я вошел бы в дом свой и есть и пить и спать со своею женою! Клянусь твоею жизнью и жизнью души твоей, этого я не сделаю» (2Цар. 11:11).

Вот какой воин! В то время, когда все находятся на битве, он не хочет быть со своей женой, есть и пить. Он обличил вдобавок Давида, что тот занимается нечестием, а простой воин показывает ему пример благочестия, пример чистоты отношений и искреннего служения своему воинскому долгу. Вместо того, чтобы признать свое нечестие и на этом остановиться, внутри у Давида появляется злоба и он задумывает его убить. Давид посылает письмо, чтобы поставить Урию во главе штурмующего отряда и случается, что Урия умирает и об этом сообщают Давиду (2Цар. 11:14–25).

После этого случая жена Урии приводится в дом Давида и становится его официальной четвертой женой. Случай вполне обыкновенный для истории военных действий, однако Давиду Господь этого случая не прощает, потому что это не простой человек, а царь и избранник Божий. Зло настолько захватило Давида, что он сам не видит этого зла. До Нафана дошло, что сотворил Давид. Пророк приходит к Давиду и рассказывает ему прекрасную притчу, что у одного богача было большое стадо, а у бедняка была одна овца, которую он любил. Но когда к богачу пришел гость, он не захотел брать овцу из своего стада, а отобрал овцу у бедняка, чтобы приготовить угощение гостю (2Цар. 12:1–5).

Что этот человек должен сделать богачу? Давид сказал: «Да живет Яхве! смерти достоин тот человек!» – «Этот человек – ты», – сказал пророк.

«Так говорит Господь, Бог Израилев: Я помазал тебя в царя над Израилем и Я избавил тебя от руки Саула, и дал тебе дом господина твоего и жен господина твоего на лоно твое, и дал тебе дом Израилев и Иудин, и если этого мало, прибавил бы еще больше; зачем же ты пренебрег словом Господа, сделав злое пред очами Его?» (2Цар. 12:7–9)

Так звучит голос неподкупного пророка, который не побоялся царя. Здесь обнаруживается природа подлинно теократической власти: хотя есть царь, но над ним есть нечто высшее. И пророк может прийти и сказать ему подлинную правду о нем самом. Не воля монарха, а воля Божья есть высший закон, что и подчеркивает Нафан, и никакая корона, никакое помазание не может служить оправданием преступлению.

Нужно отдать справедливость Давиду, он искренне признал свою вину. «Согрешил я перед Богом», – сказал он. С этого времени, стараясь искупить свой грех, он делал все, чтобы не нести последствий греха. Он поклялся, что сын, который родится у этой женщины, будет наследником. Первый сын, который рождается у Вирсавии, умирает. Удивительно, как ведет себя Давид: он плачет, когда молится о младенце и постится, проводит ночь, лежа на земле, не ест хлеба, ни пьет. На седьмой день дитя умерло. Слуги боялись донести Давиду об этом, однако, когда ему сказали, что умерло дитя, когда он спросил: «Умер ребёнок?» И тогда Давид встал с земли, умылся, помазался, переменил одежды свои и пошел в дом Господень и молился.

Возвратившись в дом, он потребовал, чтобы принесли ему хлеба и он ел. И спросили слуги его: «Почему ты так поступаешь? Когда дитя твое было живо, ты постился и плакал, когда дитя умерло – ты встал и ел хлеб и пил».

«И сказал Давид: доколе дитя было живо, я постился и плакал, ибо думал; кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо? А теперь оно умерло, зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратится ко мне. И утешил Давид Вирсавию, жену свою, и вошел к ней, и спал с нею; и она зачала и родила сына, и нарекла ему имя Соломон. И Господь возлюбил его и послал пророка Нафана, и он нарек ему имя: Иедидиа (т.е. «возлюбленный Богом») по слову Господа» (2Цар. 12:21–23).

Отсюда начинается ниспадение царства Давида, история его тяжких скитаний и мытарств, которыми Господь наказывал его за тот грех, который он совершил. Грех он совершил, покаяние принес, но кроме покаяния было и наказание.


Источник: Ветхий Завет: Курс лекций. / Соколов Н. - М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт, 1995. Ч. 1; 1997. Ч. 2.

Комментарии для сайта Cackle