Воскресение Христово... Явление Ангела у гроба... Бегство стражи... Путешествие мироносиц ко гробу и первые явления Господа...  (Мф. 28:1–10)

Нет чуда, более засвидетельствованного, нет истины, более радостной для сердца человеческого, как Его преславное из мертвых воскресение! Кратко благовествуют нам святые евангелисты о воскресении Господа нашего, о Его явлениях мироносицам и ученикам; но в этой краткости наше сердце чувствует избыток той радости, какая переполняла сердца самих святых благовестников, той небесной радости, которая не находит слов для своего выражения и, не распространяясь в подробностях повествования, выражает себя более в кратких восклицаниях от переполненного восторгом сердца: «Раввуни!.. Господь мой и Бог мой!.». (Ин. 20:16, 28).

И отголоском этой святой радости в наших сердцах служит наше сладостное пасхальное приветствие: «Христос воскресе – воистину воскресе!».. Изложим здесь события радостного утра Воскресения Христова в последовательном порядке, восполняя повествование евангелиста Матфея рассказами других евангелистов и следуя в расположении этих событий указаниям святителя Феофана Затворника. Святой евангелист Матфей сообщает нам, что ПО ПРОШЕСТВИИ ЖЕ СУББОТЫ, лишь только миновал законный покой этого великого праздника, раньше, чем была приставлена ко гробу стража, НА РАССВЕТЕ ПЕРВОГО ДНЯ НЕДЕЛИ, – а день начинался у евреев, как известно, с вечера, – ПРИШЛА МАРИЯ МАГДАЛИНА И ДРУГАЯ МАРИЯ, Иосиева, ПОСМОТРЕТЬ ГРОБ. Святые жены приходили посмотреть дорогой для них гроб, все ли там так, как они видели вчера, и по возвращении домой, пригласив с собой еще мать сыновей Зеведеевых, Саломию, пошли купить ароматов для помазания тела Господа Иисуса. В тот же вечер святые жены, вероятно, повидались с Иоанной, женой домоправителя Иродова, и с другими женами, которые следовали за Господом из Галилеи, и сговорились, как действовать утром. Решено было сойтись всем вместе не в городе, чтобы не обратить на себя внимания, а ждать друг друга у самого гроба, в саду Иосифа Аримафейского, чтобы приступить к помазанию тела Господня всем вместе. Они останавливались не в одном доме, и потому не могли точно знать, когда кто выйдет. О страже они ничего не знали. И ВОТ, вероятно в самую полночь, СДЕЛАЛОСЬ ВЕЛИКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ, земля страшно содрогнулась, «и не могла, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, – не содрогнуться, потому что из недр ее выходил теперь великий Первенец из мертвых», славному Воскресению Которого удостоились послужить Силы Небесные: ИБО АНГЕЛ ГОСПОДЕНЬ, СОШЕДШИЙ С НЕБЕС, ПРИСТУПИВОТВАЛИЛ КАМЕНЬ ОТ ДВЕРИ ГРОБА И СИДЕЛ НА НЕМ. Пречистого тела Господа нашего во гробе уже не было. Он воскрес еще «запечатану гробу», исшел из гроба еще в то время, когда и камень был на своем месте, и печати были целы, исшел так же чудесно, как потом чудесно предстал апостолам, когда «и дверем затворенным» (Ин. 20:19). «Подобно тому, как Он родился, сохранив невредимыми ключи девства, так и воскрес, сохранив невредимыми печати гроба» (Е.Зигабен).

Никто из земнородных не удостоился – ибо никто не был способен видеть Его преславное востание (воскресение) из гроба; око смертного не могло бы вынести неприступного света, в котором Воскресший оставил ложе смерти. Небесный вестник отвалил камень от гроба только для того, чтобы все могли видеть, что гроб уже пуст... «Святые отцы и учители единогласно говорят, что временем воскресения Иисуса Христа было первое пение петухов, которое предвещало уже свет воскресного дня. Поэтому после шестого, т.е. по-нашему двенадцатого часа ночи, люди благочестивые, прекратив пост, начинают торжество» (Е. Зигабен). Он воскрес в третий день, как предсказал, воскрес в самом начале третьего дня, как бы поспешая возвестить победу над смертью. «Исполнение скорее назначенного времени свидетельствует о силе, а исполнение после времени свидетельствовало бы о безсилии. И Царь, обещавший кому-либо благодеяние в известный день, и потом облагодетельствовавший его раньше этого времени, не только исполнил обещание, но присоединил и другую милость, вследствие скорости исполнения» (Е. Зигабен). «Мог бы Он, – говорит святитель Афанасий Александрийский, – и в самую минуту смерти воздвигнуть тело и показать Себя снова живым, но прекрасно и предусмотрительно не соделал этого, потому что сказали бы, что тело вовсе не умирало». Можно ли себе представить тот ужас, который объял всех стражей, бодрствовавших в эту минуту у дверей гроба Христова? Уже один вид пресветлого Ангела Божия во мраке глубокой ночи ослепил их: ВИД ЕГО БЫЛКАК МОЛНИЯИ ОДЕЖДА ЕГО БЕЛАКАК СНЕГ. Он весь блистал неземной чистотой, святостью, славой, отблеском славы Божией. Одним прикосновением он отвалил огромный камень от устья пещеры и, разливая блеск молнии вокруг себя, спокойно воссел на него. УСТРАШИВШИСЬ ЕГОСТЕРЕГУЩИЕ ПРИШЛИ В ТРЕПЕТ И СТАЛИ,КАК МЕРТВЫЕ, оцепенев от ужаса... «Вся неустрашимость римского воина обратилась в ничто от одного присутствия существа высшего: от одного, говорю, присутствия, так как нисколько не видно, чтобы небесный вестник говорил что-либо воинам, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, – он только отвалил от дверей гроба камень и сидел на нем. Но этим сидением сказывалось все». Поэтому воины, когда стали в состоянии владеть собой, немедленно предались бегству. Таким образом, для святых жен-мироносиц была теперь полная безопасность приблизиться ко гробу Господню. А они, между тем, всю ночь, вероятно, провели без сна, готовясь к миропомазанию тела Господня.

Раньше всех поднялась пламенно преданная Господу Мария Магдалина. Может быть, желая как можно раньше прийти ко гробу Учителя, она и переночевала где-нибудь за городскими воротами, которые не отпирались до раннего рассвета. Было еще совсем темно, а она была уже в саду Иосифа; подошла ко гробу и увидела, что камень отвален от пещеры... Но Ангел Божий не явил ей лика своего, и потому она тотчас же бежит от гроба, приходит к Симону Петру и другому ученику, которого любил Иисус, т.е. к Иоанну, и с горечью говорит им: «унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его» (Ин. 20:2)... «Между тем, вслед за ней, тоже очень рано, на гроб пришли другие жены, неся приготовленные ароматы. Это была Иоанна и некоторые другие, – говорит епископ Феофан. – И они нашли камень отваленным от гроба и, войдя, не нашли тела Господа Иисуса. Но когда они недоумевали об этом, «вдруг предстали перед ними два мужа в одеждах блистающих. И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, сказали им: что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес» (Лк. 24:5–6). Вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и распяту быть, и в третий день воскреснуть». И вспомнили они слова Его и, возвратившись от гроба, возвестили все это одиннадцати апостолам и всем прочим. Но еще раньше, чем пришли они к апостолам, Петр и Иоанн, получив известие от Марии Магдалины, тотчас же пошли ко гробу. С ними опять пошла туда и плачущая Магдалина. Апостолы бежали вместе, но Иоанн был моложе, и потому бежал скорее Петра и пришел ко гробу первым. Наклонившись, он увидел лежащие пелены, но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на голове Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошёл и другой ученик, пришедший прежде ко гробу, увидел и поверил. Ибо они не знали еще из Писания, что Ему надлежало из мертвых воскреснуть. И так ученики опять возвратились к себе. А Мария стояла у гроба и плакала. И когда плакала, наклонилась во гроб. И видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы, а другого у ног, где лежало тело Господа Иисуса. Они говорят ей: «жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его». Сказав это, она «обратилась назад, и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус. Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! – что значит: Учитель! Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».

Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей» (Ин. 20:13–18). Наконец, уже при восходе солнца, идут на гроб и подруги Магдалины, Мария Иосиева и Саломия, и говорят: «Кто отвалит нам камень от двери гроба?» И, взглянув, видят, что камень отвален и на нем сидит светоносный Ангел. АНГЕЛ ЖЕ, когда они подошли ближе, ОБРАТИВ РЕЧЬ К ЖЕНЩИНАМСКАЗАЛ: НЕ БОЙТЕСЬ... «Прежде всего освобождает их от страха, а потом разговаривает о воскресении, – замечает святитель Златоуст. – Не вам, говорит, надлежит страшиться, а распявшим Его». И когда освободил их от страха и словами и взором, ибо показался в светлом виде, как принесший радостную весть, тогда присоединяет: ИБО ЗНАЮЧТО ВЫ ИЩЕТЕ ИИСУСА РАСПЯТОГО. «Не стыдится называть Господа распятым, потому что крестом, доставившим нам все блага, Он хвалится, как некоторым победным оружием» (блаж. Феофилакт). ЕГО НЕТ ЗДЕСЬ – ОН ВОСКРЕС. Откуда же это видно, что Он востал? Из Его же слов: КАК СКАЗАЛ. «Если мне не верите, – говорит святитель Златоуст, – вспомните слова Его, тогда и мне не будете не доверять. Потом, вот другое доказательство: ПОДОЙДИТЕ, войдите в эту гробовую пещеру, ПОСМОТРИТЕ МЕСТОГДЕ ЛЕЖАЛ ГОСПОДЬ. Я для того и отвалил камень, чтобы удостоверить вас в воскресении». Здесь, в этой пещере, только и было одно место для погребения, но место это теперь пусто... Он воскрес, И ПОЙДИТЕ СКОРЕЕСКАЖИТЕ УЧЕНИКАМ ЕГОЧТО ОН ВОСКРЕС ИЗ МЕРТВЫХ И ПРЕДВАРЯЕТ ВАС (Он прежде вас будет) В ГАЛИЛЕЕ: там, в родной стране, все вы можете собраться безбоязненно, вдали от врагов Его; там Он будет раньше, чем вы вернетесь, и явится вам всем: ТАМ ЕГО УВИДИТЕВОТЯ СКАЗАЛ ВАМ истину. «Уместно сказал – в Галилее, – замечает святитель Златоуст, – этим словом он избавляет их от забот и опасностей», грозивших им в Иудее, «чтобы страх не поколебал их веры». По толкованию евангелиста Марка, святые жены вошли во гроб по приглашению Ангела, и здесь увидели другого светоносного юношу, «сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись». Ангел же сказал им: «не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите» (Мк. 16:5–7). ИВЫЙДЯ ПОСПЕШНО ИЗ ГРОБАОНИ СО СТРАХОМ, так как видели там необычайное, И РАДОСТЬЮ ВЕЛИКОЮ, так как слышали радостное, ПОБЕЖАЛИ ВОЗВЕСТИТЬ УЧЕНИКАМ ЕГО.

«Видели, – говорит святитель Златоуст, – ужасное и странное дело: гроб пустой, в котором прежде на их глазах положено тело. Потому и привел их видеть это, чтобы они могли быть свидетельницами того и другого, и гроба, и воскресения. Потому и радуются, и дивятся», и трепещут от страха, так что на пути, встречаясь со знакомыми, никому ничего не могли сказать. Но и этот страх скоро рассеивается от светлой радости лицезрения воскресшего Господа: КОГДА ЖЕ ШЛИ ОНИ ВОЗВЕСТИТЬ УЧЕНИКАМ ЕГОИ СЕ ИИСУС ВСТРЕТИЛ ИХ И СКАЗАЛ: РАДУЙТЕСЬ! «Заговорил, чтобы они еще больше узнали Его по голосу, и первый голос Его благовествовал радость» (Е. Зигабен). О, с каким святым восторгом, в забвении всего земного, святые жены бросились к ногам своего возлюбленного Господа! И ОНИПРИСТУПИВУХВАТИЛИСЬ ЗА НОГИ ЕГО, – и Он не возбранил им этого, чтобы убедить, что это не был призрак, И ПОКЛОНИЛИСЬ ЕМУ. «С великим веселием притекли к Нему, прикосновением твердо уверились в Его воскресении и поклонились Ему» (свт. Иоанн Златоуст), поклонились уже не как Сыну Марии, но как Единородному Сыну Божию, исполненному благодати и истины. И милосердый Господь успокаивает их, прогоняя страх и уготовляя удобнейший путь к вере. ТОГДА ГОВОРИТ ИМ ИИСУС: НЕ БОЙТЕСЬ; ПОЙДИТЕВОЗВЕСТИТЕ БРАТЬЯМ МОИМ, – какое трогательное, нежное название в устах Воскресшего из мертвых, Прославленного, готового идти к Отцу Своему Господа Иисуса! Он не стыдится назвать Своих апостолов братьями: «возвестите», – говорит, – «братьям Моим», ЧТОБЫ ШЛИ В ГАЛИЛЕЮИ ТАМ ОНИ УВИДЯТ МЕНЯ и Я скажу им, что делать. Сказал Господь и стал невидим... С какой любовью заботится воскресший Господь, чтобы скорее успокоить и обрадовать Своих возлюбленных учеников! Он видел, в каком жалком положении находились они после того, как осиротели. Даже на погребение Его никто из них, кроме может быть Иоанна, не явился; даже слабые женщины были мужественнее их: святых жен мы видим и на Голгофе, и у гроба Христова, до самой последней минуты, пока камень не закрыл входа в пещеру, пока сумрак наступавшей ночи не напомнил им, что пора покинуть дорогой гроб... А из учеников только Иоанн стоял у креста и за такую любовь Господь усыновил Его Своей Матери. Остальные, пораженные глубокой скорбью, от страха боялись выйти из дома и сидели при затворенных дверях... И вот, мы видим, что «и от Ангелов, и от Него Самого, при обоих явлениях, повторяется одно и то же повеление, – говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, – чтобы жены шли скорее к ученикам с вестью о Воскресении. Блаженство Воскресшего казалось Ему как бы неполным, пока не будет разделено с теми, которых Он возлюбил до конца, и которые по этому самому называются теперь не учениками, а братьями.

Между тем, Петр с Иоанном, и войдя в пещеру, во гроб, не видели сами Воскресшего, не видели даже ни одного из Ангелов. Без сомнения потому, что для них не пришел еще час полной радости, и по состоянию их душ им полезнее было вначале услышать о Воскресении от других, чем тотчас увидеть Воскресшего самим». Достойно внимания и то, «кому суждено принять и распространить первую весть о Воскресении, – не Иоанну, не Петру, не Иакову, верховным апостолам, а слабым, но усердным женам, шедшим с ароматами». Ароматы остались без употребления, но несшие их, за свою любовь сами соделались благоуханием Христовым. «Жена, – замечает святитель Григорий Великий, – из уст змия приняла первую ложь, и жена же из уст Самого Воскресшего Господа услышала первую радостную истину, чтобы чья рука растворила смертное питие, та же самая подала и чашу жизни». И святые жены были апостолами для самих апостолов, благовествуя им Христово Воскресение. А Святая Церковь верует и свою веру торжественно исповедует в Пасхальных своих песнопениях, что первая из всех жен, получившая от Ангела радостную весть о Воскресении Господа, первая, удостоившаяся лицезреть Его, была не Мария Магдалина, а преблагословенная в женах Матерь Божия. Да и могло ли быть иначе? Сердце христианина лучше рассудка ответит на этот вопрос: иначе и быть не могло! Матерь Божия страдала со Своим Сыном возлюбленным, сраспиналась с Ним сердцем более всех, о Ней страждущий Сын заботился столь нежно на кресте: Ее ли Он оставил в безвестности о Своем славном Воскресении долее других?.. И действительно, в храме Воскресения в старом Иерусалиме, близ гроба Господня, и теперь указывают место, где Господь явился Своей Пречистой Матери. Если евангелисты не говорят об этом, то причина понятна: Ей неугодно было, чтобы разглашали о Ней, и апостолы с благоговением относились к этому необычайному смирению Святейшей из всех матерей, свято, как закон, чтили Ее желание и не хотели говорить о Ней, если сама Она столь любила молчание. Беседуя о явлениях Господа мироносицам, святитель Иоанн Златоуст говорит: «Может быть, кто из вас захочет, по примеру достохвальных жен, обнять ноги Иисусовы? Можете и ныне, если хотите, не только руки и ноги обнять, но и священную главу: приобщайтесь с чистой совестью страшных Тайн. И не только здесь, но и в оный день вы узрите Его, грядущего в неизреченной славе, с сонмом Ангелов; если только захотите пребыть человеколюбивыми, вы услышите не только эти слова: радуйтесь! но и «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира»  (Мф. 25:34). Итак, будем благочестивы, боголюбивы, братолюбивы, покажем любовь ко всем, чтобы услышать эти слова и воспринять Самого Христа».


Комментарии для сайта Cackle