протоиерей Димитрий Смирнов

Проповеди. Книга 2 (2002 г.)

Празднование иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

Господь сказал Своим ученикам: «Все предано Мне Отцем Моим». Что все? Весь мир сотворен Словом Божиим, через Слово. А Слово есть Иисус, Божественный Логос, поэтому все сотворено через Него. Как мы в Символе веры говорим: «Имже вся быша». Человек не может познать Бога, потому что Бог – Существо много выше его. Подобно тому, как ни одно животное не может познать человека; это недоступно его сознанию. Высшие животные, собака, корова, лошадь, еще могут знать человека. А низшие, какая-нибудь лягушка, – нет; просто изредка на нее что-то темное надвигается и на голову ей встает, а она не понимает, что с ней произошло.

Так же и человек – он не в состоянии познать Дух Божий, потому что в результате грехопадения сам лишился своей духовной жизни, отпал от Бога и постепенно стал превращаться в животное. Человек трехсоставен: у него есть дух, душа и тело. И чем больше дух оскудевает в человеке, тем он больше напоминает животное. Действительно, когда мы смотрим на людей, на их поведение, на их поступки, естественно приходит мысль: а может быть, и правда человек произошел от обезьяны, потому что дела его похожи на дела обезьяны. Почти ничто не говорит о том, что человек от Бога произошел.

Животное не может управлять своими чувствами – чувство голода у него возникнет, или чувство гнева, или ему захочется попрыгать. Трудно себе представить мартышку, которой вдруг захотелось бы попрыгать, но она сама себе сказала: нет, сейчас прыгать не время. Такую команду себе дать может только человек, у которого над его чувствами, над его душой есть еще нечто – дух. Но большинство людей, живущих на земле, управлять собой не в состоянии. Они стараются, наоборот, весь мир подчинить своим желаниям – то, что мне хочется, то я и стараюсь делать. И живя так, по-обезьяньи, человек очень быстро переходит в соответствующее состояние. Поэтому естественно, что Чарльз Дарвин решил: человек, наверное, произошел от обезьяны, ведь он во всем похож на нее, и внешне, и внутренне. И недаром эта идея родилась только в девятнадцатом веке, причем в конце, раньше такая кощунственная мысль никому не могла в голову прийти, потому что именно с девятнадцатого века начался массовый отход человека от Бога, от источника духовной жизни. И поэтому, конечно, человек стал деградировать духовно и превратился в свинью, в обезьяну, в тигра и так далее.

Но теперь, в двадцатом веке, мы наблюдаем падение еще более глубокое. Если взять какого-нибудь среднего москвича или жителя Казани или Самарканда и рассмотреть его жизнь, мы увидим, что обезьяна – существо, гораздо более высоконравственное. Она никогда не сделает такого, что делает человек. То есть, оказывается, падение возможно еще ниже: люди ушли из области звериной в область демоническую, они во многих своих поступках стали хуже животных, гораздо хуже. Животное очень трудно заставить есть какую-то гадость, которая ему вредна, а человек это делает и пьет напитки, которые его отравляют, делают его дураком, безумцем. Животное такого делать не будет, если только специально с помощью каких-то хитростей не пристрастить его к греховным занятиям. А человек так поступает сам. Это происходит оттого, что он отошел от Бога и удаляется все дальше и дальше, в бездну сатанинскую. Поэтому люди совершают иногда сатанинские дела, которые с точки зрения здравого смысла не имеют никакого объяснения.

И в древности случались всякие преступления, но они были как-то хоть целесообразны. Например, убить для того, чтобы ограбить, – это понятно. Или на большой дороге схватить, что-то отнять. У него есть, у меня нет – и я отнял. Это понятно. Но теперь мы встречаемся с такими поступками, которые никак нельзя понять. Вот едет человек в лифте и выламывает микрофон. Зачем? Этим микрофоном нельзя воспользоваться – значит, просто сломать. Или взять в подъезде и плюнуть на пол – поступок, совершенно непонятный с точки зрения здравого смысла. Зачем в своем доме делать грязь? Это не укладывается в голове. Даже кошка так не поступает, более примитивное животное, чем обезьяна. Кошка никогда не будет гадить там, где она живет, – только когда она оказалась в закрытом помещении и как бы вынуждена. А человек, который может космический корабль создать, на Луну полететь или сердце от одного к другому пересадить, – этот человек такие вещи делает. А причина – в уходе от Бога.

И вот однажды в середине человеческой истории Господь, сжалившись над человечеством, решил открыть Себя людям и послать в мир Своего Сына Единородного, Который родился от Пречистой Девы Марии, стал Иисусом Христом, вочеловечился, то есть Бог стал человеком. Зачем? Мы ведь знаем, к чему это привело: этого Бога возненавидели, оклеветали, оплевали, избили и распяли на Кресте за то, что Он пришел, – вот человечество какой благодарностью ответило на Его любовь. А Он пришел, чтобы человека соединить опять с Богом, потому что люди настолько удалились от Него, настолько свою духовность потеряли, что они Бога почувствовать своим духом уже не могли. Поэтому Бог принял на Себя плоть человеческую, чтобы люди, познав человека Иисуса Христа, через него познали Бога. Потому что Христос говорил так: «Я и Отец – одно».

И Он Своим ученикам говорил еще: «Все предано Мне Отцем Моим, и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца; и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть». Своим ученикам апостолам Христос открыл, что Он есть Сын Божий и что, познав Его, они таким образом могут познать Отца; возлюбив Его, они возлюбят Отца; соединившись с Ним, они соединятся и с Отцом. И для каждого человека, живущего на земле, потерявшего свою духовность, появилась возможность вновь соединиться с Отцом Небесным, то есть пройти опять этот путь от глубин сатанизма к демонизму, потом к животному, далее к человеку и, наконец, войти в ангельский мир. Из той бездны падения, в которой человек оказался, вернуться снова к тому, к чему он призван по происхождению от Бога. Но это возможно только через Иисуса Христа.

Как это происходит? Господь основал Свою Церковь, которой дал Духа Своего. Поэтому каждый человек, соединившийся с Церковью, соединяется со Христом, так как Церковь есть Тело Христово. Соединяясь со Христом, с Его Телом, он тем самым соединяется и с Духом Божиим. Дух Божий поселяется в человеке, и тот начинает постепенно преображаться из демона и скотины в человека, а потом – в ангела.

Соединиться с Церковью скотина, конечно, не может. Мы не крестим ни быков, ни козлов, ни псов, потому что животное не может наследовать вечную жизнь. Поэтому прежде, чем соединиться с Церковью, человеку положено принести покаяние в своих грехах, во всех своих скотских поступках, то есть отказаться от скотской жизни. Для этого не надо никакой духовной жизни – просто нужно взять и сказать: я не буду пьянствовать, я не буду воровать, я не буду убивать, блудить, желать чужого, завидовать, хотеть того, что мне не принадлежит, а буду чтить отца и мать, буду знать Единого Бога и не буду поклоняться иным – лжебогам. Все очень просто, тут никаких сверхъестественных сил не надо – просто решить: я больше не буду скотиной.

И когда человек отказывается от всего скотского, он может приступить к крещению, которое и есть начало жизни духовной, то есть возрастания во Иисусе Христе. Поэтому если человек опять возвращается к своим прежним проступкам, духовное движение его сразу прекращается, он сам отлучает себя от Церкви. Допустим, если голодная собака утащила пачку масла, она не несет за это никакой расплаты, потому что она – животное. Но человек, укравший пачку масла, тем самым выводит себя из Церкви. Крещение его отныне как бы недействительно, оно уже перестает действовать как прививка дичка к плодоносному дереву Церкви Христовой, потому что он отсек себя от истинной виноградной лозы. И вернуться в Церковь он может только через покаяние.

Если человек осознает свой поступок, поймет, какая это глупость была, что ради пачки масла он лишился Царствия Небесного, придет в Церковь и скажет ей: прости меня; и если Церковь через священника его простит, он может опять соединиться с ней и опять начать новую жизнь – с нуля. Но тот период, который он прожил от крещения до этой кражи, будет вычеркнут. За это время человек мог духовно взлететь до небес – но он перечеркнул все, он с горы упал вниз. Как в детской игре, когда кидают кубик и передвигают фишку и вдруг, дойдя до какого-то красного значочка, падают вниз и начинают все сначала, – так же и здесь. И понятно, упав с горы, опять начать восхождение наверх гораздо тяжелее, чем с самого начала постепенно, но неуклонно идти вперед. Вот о чем эти слова, которые приводит Господь: Отца «не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть». Поэтому только соединившись со Христом, со всей Церковью можно прийти к Отцу Небесному.

И дальше Господь, «обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите! ибо сказываю вам, что многие пророки и цари желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали». То, что мы слышим в Священном Писании, выдумать нельзя, до этого вообще нельзя додуматься, это есть откровение Божие. И поэтому Господь, обращаясь к Своим ученикам, а через это слово и к нам с вами, как бы говорит: вы блаженны, вам можно позавидовать, вам дано такое учение, вам дана такая возможность, что от сатанизма и скотства вы можете стать человеками и ангелами; многие, кто жили до вас, страшно хотели бы это приобрести, а вам это дано.

Обращаясь к ученикам, Господь сказал: блаженны вы. И мы с вами можем достичь этого блаженства. А каким образом оно достигается, сказано во втором Евангелии, которое мы тоже сегодня читали. В нем рассказывается эпизод, когда Христос пришел в дом к двум сестрам, Марфе и Марии, и стал, по обычаю Своему, говорить о Царствии Божием. Мария села у ног и, раскрывши рот, Его слушала, а Марфа хлопотала по дому, готовила еду, постели, потому что был уже вечер. Ну и, конечно, она возмутилась: Господи, скажи ей, пусть она мне поможет; что же это я одна работаю, а она сидит, как будто делать ей нечего. И Господь сказал: «Марфо, печешися и молвиши о мнозе, едино же есть на потребу». Все твои дела и заботы – это ничто по сравнению с Царством Небесным.

Все наши дела земные по сравнению с тем, что мы можем приобрести, есть ничто. Поэтому Господь сказал: «Мария избрала благую часть». Человек, который изберет эту благую часть, во главу своей жизни будет ставить слышание слова Божия. Господь, когда одна женщина прославила Его и Его Пречистую Матерь, сказал: «Блажени слышащии слово Божие и хранящии е». Что значит хранящие? Большинство из нас как воспринимают слово Божие? В одно ухо влетело, а в другое вылетело и не оставило в нас никакого следа. Ну да, какую-то информацию мы умом приняли, запомнили, но это не значит хранить в сердце своем.

Хранить в сердце – означает принять сердцем, исполнить. Если в слове Божием сказано: «Молитесь за обижающих вас» – я уже тому, кто меня обижает, не буду выцарапывать глаза, не буду на него жаловаться всем подряд, а стану за него молиться. Вот если человек так поступает, значит, он принял слово Божие. А если он поступает как ему хочется, как ему нравится, как ему считается нужным и важным, то значит, этот человек не принял слово Божие.

Путь к Отцу Небесному идет только через Христа. Христос для того на землю и пришел, для того Церковь основал, для того апостолов научил, чтобы они передали нам это здравое учение, как из животного сделаться ангелом. И каждому человеку на земле такая возможность дана, потому что Священное Писание переведено на все языки мира и любой знает, где существует Христианская Церковь.

Каждый человек независимо от национальности, от возраста, от пола может прийти и научиться, начать путь восхождения, но большинству земные хлопоты представляются более важными. И так обычно хлопочет человек всю жизнь, а когда умирает, то терпит большой урон, потому что все его хлопоты земные оказываются абсолютно ненужными делами: ни уму, как говорится, ни сердцу и ни ближним. Человек более всего нуждается в пище духовной, потому что дух вечен, а тело временно, оно имеет конец. Вот поэтому Господь Своим ученикам говорит, что они блаженны. Они избрали эту лучшую участь, они Его слушали, Ему внимали. И хотя, конечно, многого не понимали, многого еще не чувствовали, но изо всех сил старались. Так вот, если и мы будем изо всех сил стараться, то и нам откроется Отец Небесный, и мы Его почувствуем, и мы от своей скотской жизни придем к жизни человеческой, а не будем только копить, чтобы потом что-то такое купить, на себя напялить и перед зеркалом крутиться – ну точно обезьяны. Как будто у нас других и забот нет, кроме: как я выгляжу, да как я чувствую себя, да как мое тело, в каком оно сейчас состоянии – больше ни о чем, только о теле да о внешнем виде.

Так мы и живем, к сожалению. А если мы хотим быть христианами, нам надо от этого отвращаться, иначе зачем тогда мы крестились? Какой в этом смысл, быть крещеным? Мы только подвергнемся из-за этого большему осуждению. Представим, что двое людей живут одинаковой грешной жизнью – этот живет в грехе, и тот живет в точно таком же грехе, только один крещеный, а другой не крещеный. Задачка такая: кто в аду будет ниже? Крещеный будет ниже, потому что с него спрос совсем другой. Он должен заповеди выполнять не естественные: не убивай, не прелюбодействуй – это сказано для людей-зверей; а человек-христианин должен исполнять заповеди сверхъестественные – даже мысли блудные в голову не принимать, не то что до дела доходить. Вот что Господь требует.

Если некрещеный человек дал взаймы десять рублей и пришел срок, он говорит: мы же до седьмого договаривались, верни мне. И все, квиты, греха никакого нет – дал десять рублей и вернулось десять рублей, не наварил ничего, процентов не взял, все по-честному. Ну а если крещеный человек дал взаймы кому-то тысячу рублей и имеет наглость требовать назад? Как так, ты же крещеный, ты такого права не имеешь. В Писании сказано: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся», но разве сказано требовать назад? Нет, назад нельзя. Это же трудней исполнить? Трудней. Поэтому для крещеного человека задача в его жизни более сложная, более возвышенная.

Господь говорит: если даешь взаймы, сразу про это забудь. Отдали тебе – хорошо. Не отдали – еще лучше. Избавляйся от жадности, избавляйся от сребролюбия, считай, что милостыню подал, и забудь про это дело, и будь спокоен, борись со своим гневом, не рассказывай никому, как тебя обманули, не кипи, если ты хочешь христианином быть. Докажи, что для тебя Царствие Божие важней, чем деньги. Докажи именно на деле, покажи Богу. А Бог видит не только твой поступок, но и те чувства, которые ты испытываешь во время этого поступка. Так покажи Ему, что твое сердце совершенно не жалеет этих денег. А если друга ограбили? Вот тут помоги ему и деньгами, и знакомствами – чем сможешь.

Вот этого Господь и требует. Понятно, что эта задача более сложная духовно. И тот, кто крестился и этого не выполняет, оказывается гораздо ниже того, который поступки и худшие совершает. Но он не крестился, он ничего Богу не обещал. А у тебя священник спрашивал: отрекаешься от сатаны? И ты отвечал: отрекаюсь. Потом священник спрашивал: отрекся ты сатаны? И ты говорил: отрекся. Что же ты делаешь тогда дела сатанинские? Значит, ты врал? Кому? Богу? А теперь что хочешь? Поэтому и существует такое понятие, как Страшный суд. И пока мы на пути к этому суду, нам надо стараться от своей грешной жизни избавляться, коли мы носим на себе крест и крестили нас во имя Пресвятой Троицы. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 6 ноября 1989 года


Комментарии для сайта Cackle