протоиерей Димитрий Смирнов

Память святителя Амвросия Медиоланского

            Те евангельские заповеди блаженства, которые мы сегодня слышали в храме, читаются ради памяти святого епископа Амвросия Медиоланского. Господь произнес эти слова впервые, сидя на горе, а народ толпился внизу, поэтому они называются Нагорной проповедью. Они являются центральными в Священном Писании, и на каждой литургии мы их поем – святая Церковь избрала их для пения третьего антифона, чтобы каждый христианин знал их наизусть. Но не только умом.

Почти все знают наизусть «Отче наш», но многие, повторяя эту молитву, не воспринимают, что там сказано, и не потому, что это какие-то уж очень мудреные слова. Нет, таково свойство падшего человеческого ума: он воспринимает только то, что ему близко и понятно, а мимо остального просто скользит. То, что человек не понимает, становится ему чуждым. Поэтому хотя слова мы и знаем, в душу нашу они часто не проникают. И нам нужно обязательно потрудиться умом своим, своей душой над ними, чтобы они вошли в нас.

Все люди стремятся к блаженству, просто все по-разному его понимают. А христианин блаженство должен понимать в смысле духовном. Каждый день во всех церквах поется о том, что «блажени нищии духом... блажени плачущии... блажени алчущии и жаждущии правды», блажени те, которых возненавидели за имя Христово, блажени те, которых гонят за имя Христово; и что им надо радоваться, потому что велика их награда на небесах. Но как достичь этого блаженства, каков путь к нему? Почему Господь говорит: «Блажени нищии духом»? Нищий – это человек, который просит. Нищий духом – значит тот, кто не честолюбив, кто приобрел смирение, считает себя хуже всех, не превозносится, не тщеславится, понимает, что он человек не духовный, и просит Духа у Бога. Поэтому если мы стяжаем нищету духовную, то приобретем и Небесное Царство, познаем, что есть истинно духовное блаженство, блаженство пребывания с Богом.

Для того чтобы это в себе стяжать, есть единственный способ – стать учеником Христовым. Христианство – это не религия, потому что «религия» от слова «связывать», когда человек пытается как-то наладить связь с Богом. А в христианстве главным исповеданием является то, что Сам Бог пришел на землю. И Господь сказал: Я с вами пребываю до скончания века. То есть когда мы собираемся вместе, Господь пребывает здесь, с нами. И сейчас Он здесь. И душа каждого человека это чувствует, но чувствует тоже по-разному. Каждый может это вместить только в свою меру. Вот в чем самая главная трудность и проблема для нас.

Когда Христос ходил по Палестине, Его окружало множество людей, которые были в разном положении по отношению к Нему: три самых верных ученика – самый узкий круг; потом круг чуть пошире – двенадцать учеников, включая этих троих; потом еще круг – семьдесят учеников, куда входили жены-мироносицы, братья Христовы по плоти (дети Иосифа-плотника) и многие другие. Евангелист Лука, чье Евангелие мы сегодня читали, входил в число семидесяти. Был еще круг людей, которые приходили Его послушать или исцеляться от своих болезней – вот сегодня мы читали Евангелие о том, как очистились десять человек от проказы. И когда Христа повели на суд, все тоже вели себя по-разному: Иоанн пошел за Ним на двор первосвященника, другие апостолы убежали, Петр отрекся, а те, которым Господь проповедовал и которых исцелял, кричали Пилату: «Распни, распни Его!»

Вот так же и мы сейчас – толпа, окружающая Христа. Среди нас есть ученики Христовы самые верные, есть другой круг, третий, четвертый. Христа окружали не только ученики, а и враги, которые Его ненавидели. И среди нас есть такие, которые ненавидят Христа, хотя часто не отдают себе в этом отчета. Им-то кажется, что они любят Его, но на самом деле они являются Его ненавистниками, потому что те слова, которые говорил Христос, вызывают в них противную реакцию.

Все те, что кричали: «Распни, распни Его!», были глубоко верующими людьми. Глубоко верующими – только совсем не в того Бога, а совершенно в другого, противоположного. И когда пришел живой Бог, Он им не понравился, Он оказался им не по вкусу. Так и многим, кто приходит в храм, совсем не по вкусу заповеди Христовы: они живут по-своему, у них своя жизнь, свои представления. Христос сказал, например: «Блажени нищии духом». А враг Христов говорит: «Что это я буду перед ним смиряться? Он сам виноват, пусть он у меня первый прощение просит, потому что он меня первый обидел». Что это, как не вражда против Христа? Хотя такой человек может и в храм ходить, может и свечки ставить, и записки подавать целыми тетрадками, но проку в этом никакого нет, если он противится Его заповедям. Христос ему совершенно не нужен, ему нужно только удовлетворение собственного религиозного чувства.

Это чувство есть у каждого человека (им, собственно, человек и отличается от других творений), и его можно удовлетворять и в буддийском храме, и в мечети, и в синагоге, и в баптистском собрании. Везде, где люди собираются молиться какому-нибудь богу, они всегда удовлетворяют свою религиозную потребность. Религиозность – неотделимое свойство человека, как видеть семь цветов радуги или как пить, есть, спать и так далее. Сейчас, конечно, создался новый тип людей, абсолютно безрелигиозных, но это аномалия. Например, дальтоник видит только два цвета или человек безнравственный не различает добро и зло. Вот так же и человек полностью нерелигиозный не чувствует, что есть над ним какая-то высшая сила. Можно сказать, что он уже даже и не человек, потому что потерял главное человеческое свойство.

Однако смысл существования человека не в его религиозности, и в ней нет какой-то заслуги. Человек получит мзду на небесах только в том случае, если он пойдет путем заповедей Христовых. Мы обязательно должны принять их всем сердцем, умом; вникнуть, что же Христос от нас хочет, для чего Он пришел на землю. Ведь не просто так Он сошел с небес, будучи Богом, стал человеком, столько всего претерпел, вплоть до самой смерти!

Господь пришел, чтобы основать Церковь. Он утвердил ее на Своей Крови. А чем Церковь отличается от любого собрания людей? Вот мы все собрались в храме и молимся, и в это же время в какой-то мечети люди тоже молятся. При первом взгляде можно сказать, что мы молимся все вместе, а там мужчины отдельно, женщины отдельно, или у нас мужчины без головных уборов, а там, наоборот, шапками голову покрывают. Но неужели в этом все дело? Нет, не только в этом, есть очень большая, принципиальная разница.

Христос основал Церковь и дал ей службу, Божественную литургию. Мы ее совершаем каждый день и на ней приобщаемся Христу как бы тремя разными образами.

Во-первых, мы молимся Ему, мы обращаемся к Нему – не только к Нему, а ко всем трем Лицам Пресвятой Троицы. Мы общаемся с Богом, говорим Ему некие слова: хор поет от нашего имени, а мы, сочетаясь с теми словами, которые поются, делаем их нашими молитвами, возносим Богу хвалу. И эта молитва никогда не бывает безответна, Господь нам отвечает.

Во-вторых, Господь к нам Сам обращается через Свое слово: вот мы читаем Евангелие, и слово Божие входит в нас, или не входит, или не все входит. И то, что мы сейчас прочли в Евангелии, ничем не отличается от того, что Господь произнес тогда; только сейчас мы по-славянски читаем, а Он по-арамейски говорил, вот и вся разница. То есть мы слышим слова Господни, и они имеют такую же живительную силу. И мы можем их либо принять, либо мимо пропустить.

И третье, самое главное. Каждый, кто слышал тогда в Палестине слова Христовы, мог подойти ко Христу, дотронуться до Его плеча, сесть у Его ног, мог Его видеть, Его осязать. И мы также можем покаяться в грехах, которые совершили, очиститься на исповеди от той грязи, которая налипла на нашей душе с прошлого воскресенья до сегодняшнего дня, попросить у Бога перед Крестом и Евангелием прощение – перед Крестом, на котором Он пролил за нас Свою Кровь, и перед Евангелием, в котором изложены заповеди, по которым мы должны жить и по которым мы не живем. Сравнивая свою жизнь с заповедями, которые нам Господь дал, и, видя, что она не такова, мы можем сказать: «Господи, Ты нас прости, Ты нам помоги, чтобы следующую неделю мы прожили лучше, чем эту; пусть мы сделаем маленький, но шаг навстречу к Тебе». И, принеся покаяние, мы можем тоже прикоснуться к Телу Божественному, к Телу Христа, и с нами тоже может произойти чудо.

В Евангелии мы читали, что Господь исцелил десять прокаженных от страшной, неисцелимой болезни. До сих пор не знают врачи, как не знали и в первом веке, как ее лечить. И тогда этих несчастных людей изолировали от общества, и сейчас их поселяют в специальный поселок, лепрозорий. Они там живут, между собой женятся, у них рождаются такие же прокаженные дети, и они там заживо гниют и умирают. Это страшное место, куда запрещен вход здоровым людям, потому что проказа очень заразна. Во времена Христа не было лепрозориев, и в этих бедняг кидали камнями. Они не имели права ходить по той же стороне улицы, что и остальные, а ночевать могли только за чертой города. То есть они страдали ужасно даже не столько от своей болезни, сколько от такого отношения к ним людей. Но тех, которые кидали в них камни, тоже можно простить, потому что вдруг он приблизится слишком близко – и я заболею, и заболеет моя жена, заболеют мои дети, все мои родственники. Это очень страшно.

А Господь их спас. Они очистились совершенно, но пришел поблагодарить Его только один из десяти, самарянин, иноплеменник, еретик (остальные девять были иудеи). Вот и мы собираемся на Божественную службу причащаться Святых Христовых Тайн. Эта служба называется «Евхаристия» – «благодарение», и в ней, собственно, заключен весь смысл христианской жизни. Мы не можем Богу ничего дать, ничем Ему заплатить. Мы можем Его только благодарить – за то, что Он нас создал; за то, что мы все-таки родились, потому что и зачатых нас могли убить, но вот мы выжили; за то, что Он дал нам вырасти, мы не погибли; за то, что Он нам даровал святое крещение и мы получили возможность жизни вечной; за то, что Он нам дал веру.

Каждый из нас ее ничем не заслужил. Господь нас избрал и дал нам веру как дар. Сколько бедных неверующих людей в мире мучаются: не знают, как им жить, ходят в потемках, не имеют смысла жизни, страдают, гоняются кто за чем: кто за деньгами, кто за удовольствиями; разные-разные ищут себе приключения, чтобы насытить эту жажду. А нам Господь даровал эту драгоценность. И даровал нам Самого Себя в пищу, чтоб мы Им питались. Чем же наше сердце, наша душа, наш ум могут отвечать Богу на все его бесчисленные благодеяния? Только одним – благодарением.

Поэтому основное делание нашей христианской жизни, как это, может быть, ни странно звучит, есть причастие. Мы должны вновь и вновь приходить благодарить Бога, вновь и вновь соединяться с Ним. Хотя мы, конечно, недостойны этого, и Господь это знает, но Он для нас, недостойных и грешных, это установил. Чтобы, вновь и вновь прикасаясь к Нему, вновь и вновь слушая Его слово, вновь и вновь принимая в себя Его благодатное Пречистое Тело, наша душа умащалась и исцелялась от греховной проказы. Ничто, никакой дар мы не можем Богу принести, никакую жертву, кроме этой. И эта служба так и называется: бескровная жертва. Когда мы собираемся вместе совершать Божественную литургию, мы приносим Христу Богу жертву хвалы: «Милость мира, жертву хваления». Участие в этом есть то высшее, на что способна человеческая душа. И мы это тоже не сами создали – нам дал Господь. Он повелел: вот так Меня благодарите.

Таким образом и осуществляется наша связь с Богом, которой не имеет ни одна религия мира. Каждый христианин ежедневно может прикоснуться устами своими к живому Богу. Он не где-то там в неведомом, далеком небе, а рядом, Его можно ощутить. Мы говорим о Царствии Божием, о том, как его достичь. Но вот здесь, сейчас, в данный момент Царствие Божие пришло на землю, и каждый из нас призван к тому, чтобы с ним соединиться. Каждый из нас, очистив свою душу покаянием, насколько это возможно, может приобщиться к нему.

Но не всегда, когда мы причащаемся, мы чувствуем это небесное сочетание нашей души с Богом. Нам мешает наша суета, наша погруженность в грех. Мы соединяемся с Богом и на какие-то доли секунды ощущаем Его благодатное участие в нашей жизни, но потом как-то отвлекаемся, опять погружаемся в мирские заботы. Поэтому чем дальше мы пойдем по пути своего очищения, тем глубже будет наше соединение с Богом, пока мы не достигнем такой глубины обожения, когда сможем исповедать: Бог живет в нас.

Обязательно должен присутствовать наш шаг навстречу Богу. Если мы будем просто формально причащаться, мы ничего не почувствуем, наоборот, сожжем свою душу. Нет, надо обязательно с покаянием, обязательно с чувством понимания, кто мы и кто Он; обязательно постоянно сознавая свою отверженность от Бога, свое глубокое недостоинство, греховность, погружение в суету и уповая только на Его милость.

Как Он к нам милостив! Ни один из нас не может дерзать на это, но Сам Господь говорит: «Приимите, ядите... Пийте от нея вси». Не так: ты пей, а ты не пей. Нет: «Пийте от нея вси». Он для того и веру нам дал, чтоб мы причащались. Это угодно Ему, Он хочет этого, потому что так Он нас соединяет с Собой и друг с другом. Мы говорим: братья и сестры! И наше братство и сестричество осуществляется именно в святом причастии, потому что мы все становимся одним телом. Берется Святой Агнец и раздробляется на много частиц, каждый из нас причащается их, и тем самым мы опять собираемся в этом Теле Христовом, в этом Агнце все вместе.

Поэтому это главное делание нашей жизни – то, что нас и освящает, и попаляет наши грехи, и соединяет нас с Богом. И где бы мы ни были, что бы мы ни делали, мы должны всегда об этом помнить и всегда к этому стремиться. Каждый из нас должен жить одной Евхаристией, к ней одной стремиться. Только таким образом можно достичь блаженства, только таким образом можно достичь Царствия Небесного. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 20 декабря 1987 года


Вам может быть интересно:

1. Проповеди. Книга 7 (2008 г.) – Вечерняя служба в пятницу седмицы 28-й по Пятидесятнице протоиерей Димитрий Смирнов

2. Полный круг проповедей – Седмица 30-я по Пятидесятнице протоиерей Вячеслав Резников

3. Проповедь, сказанная в день памяти святителя Иоанна Златоуста в церкви Киево-Братского монастыря 13 ноября 1907 года священномученик Анатолий (Грисюк)

4. Проповеди – 6. Святые митрополит Филарет (Вознесенский)

5. Слово в день Петра и Павла блаженный Аврелий Августин

6. Проповеди – Предисловие Антоний, митрополит Су́рожский

7. Поучения и проповеди – Часть 3 святитель Димитрий Ростовский

8. Проповеди и молитвы – ЧАСТЬ ВТОРАЯ (1914–1934) митрополит Трифон (Туркестанов)

9. Проповеди игумен Никон (Воробьев)

10. Объяснение апостольских чтений на Литургии во все воскресные дни года – № 32. Неделя пятнадцатая по Пятидесятнице протоиерей Василий Михайловский

Комментарии для сайта Cackle