протоиерей Димитрий Смирнов

Всенощное бдение под память жен-мироносиц

Христос воскресе!

Диавол восстал на Бога, хотя, конечно, повредить Ему ни в чем не может. Но ненависть его весьма сильна, и, чтобы как-то Богу досадить, диавол решил погубить любимое творение Божие – человека. И в этом очень много преуспел. Господь сотворил человека по образу и подобию Своему, поэтому человек есть троица: муж, жена и дитя. И, враждуя на человека, сатана хочет эту троичность, отпечаток Божества в человеке, разрушить. Действительно, мы видим, что каждое из лиц этой троичности начинает менять свою ипостасную сущность: мужчины теряют свою мужественность, женщины – женственность, дети – детскость.

Как это проявляется, очень наглядно показано в святом Евангелии: женщины остались с Господом при Кресте, женщины первые пришли на гроб, первые сподобились видеть воскресшего Христа. А мужчины? Мужчины разбежались и, когда женщины рассказали, что видели воскресшего Господа, даже не поверили им. Поэтому именно женщину, Матерь Свою Пречистую, Господь вознес превыше неба и земли и соделал Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим.

И на нашем народе видно, как человечество изменило свою ипостасную сущность. У нас женщины стали работать на двух работах, да еще могут по магазинам ходить, детей воспитывать и еще своих мужей нянчить – то есть стали как мужчины, причем очень сильные мужчины. А мужчины превратились в слякоть, не способны ни семью содержать, ни бросить курить, ни отказаться от рюмки водки. Работать никто не может, ну просто не способны. Пока стоишь над ним с палкой, заставляешь, он немножко будет делать, а когда отойдешь – не будет. Почему такая слизь вместо мужественности? Утратили свою ипостасную сущность. А восстановление ее возможно только через благодать Божию. Если человек соединяется со Христом через веру, его падшее естество начинает восстанавливаться. После того как Дух Святый сошел на апостолов, они вновь обрели утраченную мужественность, стали храбрыми, сильными, сотворили великие дела.

Поэтому каждый из нас должен это осознать, и все, что противоречит замыслу Божию о нас, надо из сердца изгонять. Многим женщинам, например, хочется быть главой семьи, хочется властвовать, хочется в своей маленькой сфере заниматься и финансовой деятельностью, все средства к рукам прибрать, стать генеральным директором семьи. В некотором смысле это оправдано, потому что муж теперь – это не мужчина, а неизвестно кто. И в этом большая вина и наша как христиан. Ведь Господь ничего не требует с язычника, безбожника, Господь обращается к нам. И каждый из нас должен жить по заповедям Божиим. А заповедь Божия какая? «Жена да боится своего мужа». Муж есть глава домашней церкви, а жена повинуется мужу во всем. Современному человеку это дико, страшно и тяжело слушать, а подчас и вообще невыносимо. Поэтому и дети, вместо того чтобы быть кроткими, послушными, смиренными, становятся наглыми, напыщенными. Они не знают послушания, потому что нигде и ни в чем его не видят. А от этого, в свою очередь, утрачивают свои детские свойства: простоту, непосредственность, целомудрие.

Это дело, конечно, дьявольское. Все разрушается: семьи, народ. Какой у нас был прекрасный народ, сильный, способный, трудолюбивый, очень разумный, талантливый. А во что превратился? В какое-то стадо, которое не способно ни на что. Имея самую богатую страну, беднее всех живут и вообще не знают, что делать, и руки опустились. Войны нет, засухи нет, катаклизмов нет – а есть нечего, и все только говорят, говорят. Земли, что ли, нет? Ну посей, сожни и ешь, и все. Нет, никому даже в голову не приходит, что надо просто делать, тогда что-то и будет, а все думают каким-то образом других заставить.

И вот святая Церковь прославляет жен-мироносиц за их любовь ко Христу, за то, что всю свою жизнь они поставили на службу Ему, они возлюбили Его. Хотя они многого не понимали, конечно, из того, что Господь им говорил, но сердце их было устремлено к Нему. И Господь за это устремление сердца им дал такую милость и такую благодать, что они первыми увидели Его воскресшим из мертвых. Вот так же и мы должны устремляться ко Христу, любя Его. Надо стараться все время жить так, чтобы, оглядываясь вокруг, думать: чем мы можем Христу послужить, как Ему послужить? И Господь нам указал этот путь. Он сказал: то, что «вы сделали одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». Поэтому если мы любому человеку оказываем любовь, милосердие, то есть проявляем задуманные Богом человеческие свойства души, которые особенно должны быть присущи женщине – милосердие, кротость, спокойствие, тишину, – тогда через нас Господь будет творить чудеса, тогда мы встанем на свое подлинное место. А если мы стремимся подменить другого, занять его место, получается как на корове седло, некрасиво, уродливо.

Что может быть позорней для страны: мужчин не нашлось – и вот женщина премьер-министр или женщина – директор завода?! Вообще, значит, уже все кончено, конец света. Женщина вместо того, чтобы таким замечательным делом заниматься, как созидать собственную семью, служить мужу, любить детей, воспитывать внуков, хранить, скреплять домашний очаг, – вместо этого занимается какой-то ерундой: металл льет или еще что-то. Это же совершенно дикие вещи. Но эта дикость настолько вошла в сознание человека, что многим кажется: да без этого и жить нельзя. На самом деле от естественного своего призвания, божественного, человек уходит на страну далече, не в свою сферу влезает.

Конечно, и в этой не своей сфере тоже можно достичь какого-то успеха. Если парализуется одна часть мозга, другая берет на себя ее функции. Женщина – не низшее существо, она может не хуже мужчины государством управлять, тому есть масса прекрасных примеров. Но это не ее призвание, это неправильно, это искажение. И внушает все это человеку дьявол, чтобы его растлить, погубить. Потому что он знает: поменяв мужчину и женщину местами, можно все рассыпать в прах. Семья распалась – значит, ребенок вышел из повиновения. Пожалуйста, считай, что уже поколение сатана погубил. Сатана все старается, как бы так сделать, чтобы этот ленился, а та бы пошла на работу – и все, и дальше уже с этим народом делай все, что хочешь.

Поэтому нам надо обязательно себя удерживать на пути, который указал Господь. Мужчина должен устремляться к тому, чтобы настраивать себя на труд, а не на отдых, как Господь заповедал: «В поте лица твоего будешь есть хлеб». И если ты на работе не потеешь, то ты тогда и не мужчина, ты заповедь Божию нарушаешь, уклоняешься от нее. А это же первая заповедь. Почему нам Господь ее дал? Потому что согрешили, не хотели жить в раю, где не надо было трудиться физически, только духовный был труд: возрастай в Боге, управляй вселенной, тебе все дано, расти духовно. Не захотели в раю – будете трудиться на земле. Хочешь быть на непыльной работе – пожалуйста, учись, кончай институт, аспирантуру, докторантуру, будь академиком, трудись умом. Не хочешь – вот тебе лопата, пожалуйста, копай. Будешь получать, может быть, столько же, но работать не головой, а спиной, руками.

И женщина, если замуж хочет выйти, должна себя настраивать на то, что это подвиг. А у нас обычно как? Выходит замуж, потому что хочет быть счастливой. А что такое счастливая? Губы накрасить, под руку мужа, чтобы он был высокий, крепкий, и в кино. Или что-нибудь на себя надеть – все смотрят, а ей это ндравится. Но Христос совершенно другого требует: брак – это же труд, это каторга, добровольное мучение. Это значит, что надо детей рожать, мучиться. Это же сколько страданий физических и душевных и страхов сколько! Второе дитя, третье – все это труд, пот, бессонные ночи. Но этого никто не хочет, а потом говорят: от меня муж ушел. Ну естественно, было бы у тебя семеро детей, от семерых не слышно, чтобы кто-то уходил. Редко такое бывает, если уж совершенно бессовестный человек попадется. А чтобы не попался, нужно не за первого встречного выходить, а с мамой посоветоваться, посмотреть на его родителей: нравится ли тебе его папа – может, и он таким же будет?

Как раньше жили? Одна дочка вышла замуж, родила восьмерых, а две другие помогают их воспитывать. Вот и получается большая семья. Той как бы повезло, а другим вроде бы не повезло – не вышли замуж. А на самом деле неизвестно еще, кому повезло. Если по-христиански размышлять, то не надо стремиться что-то такое ухватить, что у всех есть, из зависти, из-за того, что раз другие, значит, и мне надо. А надо ли это вообще? Жизнь – это ведь краткий миг. Человек только растет до двадцати пяти лет – ну, современный мужчина если к тридцати пяти годам взрослеет, это хорошо, а так и за тридцать все мальчик маленький, ничего не понимает, ему и доверить-то ничего нельзя: а я не могу, я забыл. Всё его кормят с ложечки. Хорошо если к тридцати пяти начнет самостоятельность какая-то появляться. А через двадцать лет, в пятьдесят пять, уже умирать надо. Сколько сегодня мужчина живет? Пятьдесят два – пятьдесят восемь лет, вот в этом интервале, и умирает.

Поэтому надо помнить о Небесном Царствии, о спасении своей души, чтобы свою жизнь, вот эту очень коротенькую, потратить действительно с пользой для души. Если кто какие-то силы приобрел, духовные, душевные, физические, то может и для другого потрудиться: вот чувствует в себе большие силы – взять и замуж выйти, потрудиться для других. Потому что замужество – это же тяжкий крест, тягчайший, особенно в современном мире. Конечно, в браке, как во всем устроенном Богом, есть некая естественная сладость, потому что и женщина, и мужчина в браке обретают душевное упокоение и гармонию; ну и детки – это же не одно только горе и слезы, они и радость дают. Но все-таки весь комплекс трудов, конечно, перевесит все эти маленькие душевные утехи, многократно перевесит.

Поэтому надо настраиваться на тяжелый труд, на самоотвержение, на подвиг. Если с таким намерением брак созидается, тогда получается все по-христиански. А поскольку мы сориентированы дьяволом на то, чтобы все себе, все для себя, чтобы всех вокруг подчинить, то мы терпим фиаско, все время получается не так, как мы хотим. Всё страдаем, всё мучаемся, всех пытаемся под себя подмять – и в результате ничего. Жизнь проходит в дурацкой борьбе с собственной природой. Бог так устроил – а мы в течение всей жизни пытаемся это все сломать. И все вокруг ломаем, рушим. Хорошо, если кто хоть к старости опомнится, но лучше бы прямо с самого начала жить нормально.

А что значит нормально? Норма – это святость. В Евангелии написано, как должен жить нормальный человек. Конечно, мы воспитаны в другом, мы не знаем, как это делать, мы все идем на ощупь. Может быть, мы сами и не достигнем, но, если уж детей будем в этом воспитывать, они смогут стать настоящими христианами. И тогда будет совсем другое поколение, будет другой народ, они уже смогут всю жизнь устраивать свято, вернуться к прежнему, к христианскому образу жизни. Вот тогда все, конечно, изменится, тогда человек не будет стремиться к тому, чтобы все только себе, а, наоборот, раз родился на свет Божий – то для труда, для того, чтобы дело Божие продолжать.

Господь на нас всех, хотя мы люди грешные, и слабые, и часто неразумные, но Он на нас очень надеется. Для этого Он нас всех избрал, собрал нас всех в храм, хочет нас научить любви, хочет нас всех объединить, чтобы мы были как одна семья, чтобы мы друг друга знали, любили, заботились друг о друге, помогали, чтобы мы составили вот этот новый народ. И если это получится, Господь даст жить и нашим детям, Господь продлит существование этого мира. А если мы окажемся ни на что не способными, все это разрушится. Господь как сказал: если соль потеряет силу, соленость свою, ну зачем она нужна? Вот представим, купили мы в магазине пачку соли, попробовали, а она ни сладкая, ни соленая, нейтральная, как мел. Ну будем мы этой солью солить пищу? Нет. А куда ее деть? Только на помойку, больше ее никуда не употребишь.

Так и мы с вами. Вот мы живем, солнечные лучи нас греют, воду мы пьем, растения и животных поедаем. А какой с нас толк? Ни телесного, ни душевного, ни духовного – никакого толку нет. А должен быть. Господь на нас надеется. Поэтому каждый из нас в свою силу, в меру разумения своего и горения своего сердца должен так жить, чтобы в нашей жизни был хоть малый, но толк. Тогда мы уподобимся женам-мироносицам, которые каждая по своему разумению, по мере своего усердия служили Богу. Среди них были разные: и Мария Магдалина, из которой Господь семь бесов изгнал, и другие, весьма праведного поведения, – а Господь, видите, всех их призвал, собрал и сподобил такой благодати. Значит, это можно? Можно, ничего тут такого сверхъестественного нет, нужно только поусердствовать. И вот помоги нам, Господи, в этом поусердствовать, чтобы наша жизнь не прошла зря и Ты нас принял бы вместе с женами-мироносицами в Царствие Свое. Аминь.

Храм Святителя Митрофана Воронежского, 20 апреля 1991 года, вечер


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс