священномученик Дионисий Александрийский

К папе Стефану*

I. Знай же, брат,1 что все восточные2 и еще более отдаленные церкви, некогда разделенные между собою, пришли теперь к единению. Предстоятели их везде согласны в образе мыслей и исполняются великою радостью о неожиданном утверждении мира: Димитриан – в Антиохии, Феоктист – в Кесарии, Мазабан – в Элии, Марин, после смерти Александра3, – в Тире, Илиодор, по упокоении Филимидра, – Лаодикии, Елен – в Тарсе и все киликийские церкви, Фирмилиан и вся Каппадокия. Не желая сделать свое послание чересчур длинным, а речь тяжелой, я наименовал только знаменитейших епископов. Все сирийские области и Аравия, куда вы всякий раз посылаете свое пособие и куда пишете в настоящее время, также Месопотамия, Понт и Вифиния, одним словом – все и везде радуются о единомыслии и братолюбии, славя Бога.


II. У них, если кто произносил что-либо нечестивое о Боге, того закон повелевал побивать камнями, а мы будем поражать их здравыми словами веры нашей.4 У них, если кто произносил что-либо нечестивое о Боге, как делают люди, считающие Бога лишенным милосердия или вводящие почитание новых богов, того закон предписывал побивать камнями, а мы будем поражать их словами здравой веры. Кто не принимает, изменяет и извращает таинство, установленное Христом, или проповедует, что Христос не есть Бог или не был человеком, или не умер, или не воскрес, или не придет судить живых и мертвых, или кто благовествует не то, что мы благовествовали, анафема да будет, как говорит Павел? Кто отрицает воскресение, к мертвым да причтется. Это предусмотрительно сказали мы о них, чтобы пребывали в единении церкви с церквами, епископы с епископами, пресвитеры с пресвитерами.

В судах и делах, касающихся отдельных лиц, – как следует относится к тем, которые вне церкви, и обращаться с теми, которые принадлежат к ней, – по нашему мнению, следует подчиняться предстоятелям отдельных церквей, которые, в силу божественного посвящения, стоят во главе служения. А суд о делах их предоставляем Господу нашему.

* * *

1

См. Церк. ист. Евсевия VII, 5.

2

Восточными в тесном смысле слова назывались сирийские провинции, столицей которых была Антиохия.

3

Валезий высказывает вероятное предположение, что слова «после смерти Александра» заключают в себе указание на того самого Александра, епископа иерусалимского, о смерти которого св. Дионисий сообщал в послании к Корнилию, и потому должны быть поставлены выше так, чтобы получилось чтение: «Мазабань, после смерти Александра, – в Элии, Марин – в Тире «и т. д. Как известно, Иерусалим во времена св. Дионисия назывался также Элией. Впрочем, предшественником Марина в Тире также мог быть епископ с именем Александра.

4

Левый столбец представляет перевод греческого отрывка, сохранившегося между комментариями древних на книгу Второзакония (см. Simon de Magistris, ор. cit., p. 200), а правый и все остальное – перевод сирийского фрагмента  (Pitra, Analecta sacra, t. IV, p. 171). Хотя в латинском переводе этого фрагмента (Pitra, ibid, p. 414) сирийское надписание переведено словами: Fragmentum epistolae sancti Dionysii Alexandrini ad Stephanum

*

Греческий текст этого послания не сохранился до нашего времени, и оно известно нам только по сирийскому переводу, напечатанному у Питры и Analecta sacra, t, IV, p. 170. В основу нашего перевода положен латинский перевод сирийского текста, напечатанный в указанном издании Питры на стр. 413–414.


Источник: Творения св. Дионисия Великого, епископа Александрийского, в русском переводе / Пер., примеч. и введ. свящ. А. Дружинина под ред. э. о. проф. Л. Писарева. - Казань : Казанск. духовная акад., 1900. - 190 с. / К папе Стефану. 58-60 с.

Комментарии для сайта Cackle