священномученик Ермоген, патриарх Московский

Грамота иная митрополиту Филарету*

Богомольная грамота Патриарха Ермогена, митрополиту Ростовскому и Ярославскому Филарету О мятеже в Северских и Рязанских городах, об усердии к престолу Тверитян и Смолян, о походе служилых людей к Москве, о раскаянии Сумбулова и Ляпунова, о поражении Коломенских мятежников и о молебствии во всех церквах.

1606 года, Ноября 30-го.

Благословение великого господина святейшаго Ермогена, Патриарха Московского и всеа Русии, о Святем Дусе сыну и сослужебнику нашего смирения Филарету, Митрополиту Ростовскому и Ярославскому.

Божиим попущением, за безчисленные наши всенароднаго множества грехи, над Московским государьством и на всей великой Росийской земли учинилась неудобьсказаема напасть: в прошлых годех, вражиим советом, отступник православныя нашея крестьянския веры и злый льстец, сын дьяволь, еретик, чернец, рострига Гришка Отрепьев, бесосоставным своим умышлением назвав себя сыном великого Государя нашего Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всеа Русии, Царевичем Дмитреем Ивановичем всеа Русии, и злым своим чернокнижьем прелстя многих Литовских людей и казаков пришел в Сиверскую украйну и прелстил Северские многие городы и Рязанскую украйну, и дерзнув без страха к Московскому государьству и назвав себя Царем, а после и Цесарем, и коснуся царьскому венцу, и владея таким превысоким государьством мало не год, и которых злых дьяволих дел не делал и коего насилия не учинил? Святителей с престола сверг; преподобных архимаритов, и игуменов, и иноков, не токмо от паств, по и от монастырей отлучил; священнический чин от церквей, аки волк, розгнал; бояр, и дворян, и приказных людей, и детей боярских многих городов, и гостей и всяких служилых и торговых людей многих крови пролия и смерти предал, а у иных имение аки разбойник разбил и многим всяким женам и детем злое блудное насилие учинил; в великую соборную апостолскую церковь Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго Ея Успения, многих вер еретиков аки в простый храм введе и безо всякаго пристрашия, не усумняс нимало, великое зло учинил, к чудотворному образу Пречистыя Богородицы, еже Евангелисть Лука Духом Святым наставляем написа, и ко всем честным образом и к чудотворцовым Петровым и Иониным мощем приводя велел прикладыватися скверной своей Люторския веры невесте, с нею же в той же великой церкве и венчася, все злое свое желание получил; и после того все святыя церкви и монастыри честные хотел разорити, и Римские костелы в наших церквах поделати, и истинную православную и Богом любимую нашу крестьянскую веру хотел разорити, его же самого вскоре Бог разруши.

И видя такое злое начинание, кто тогда от православных не восплакал или кто не возрыдал к милосердому и к человеколюбивому Богу, иже есть Источник милости и всякия предивныя премудрости Содетель, и скорой нашей Заступнице ко Пречистой Богородице и ко всем Святым со слезами вопиюще, умилны гласы с воплем испущающе, чтоб от того злаго и проклятаго еретика и врага нас православных крестьян избавил Господь Бог?

И милосердый в Троицы славимый Бог, молением Пречистыя Богородицы и всех Святых молитвами, вскоре услыша стояние раб своих не даде в попрание святых икон и в разрушение святых церквей и в разорение крестьянския веры: по его еретическим злым делом возда ему вскоре месть, ея же сам злодей делы своими уготова себе и с любящими его, и злосмрадное и скверное тело его извлеченно бедне Болшого града и покинуто на торжище, и всего царьствующаго града Москвы и всех окрестных и далних градов всего Московского государьства всякими многими людми видимо было три дни, и после того православными крестьяны и огню предано, и не обретеся и пепел сквернаго его тела.

Милосердый же и человеколюбивый Бог, молитвами Пречистыя Богородицы и великих Чудотворцов Петра и Алексея и Ионы и всех Святых молитвами, не до конца на нас прогневася, не хотя нас, создания своего, видети конечной и расхищенной погибели, воздвиг от прежеизбывшаго царьскаго корени благоцветущую ветвь и избра по своей ему воли, и посла нам, его-же возлюби, Царя благочестивого и поборателя по православной нашей крестьянской вере, и велегласно оного врага злокозному ему пронырству обличителя (и за сию истинную проповедь нетокмо множество бед претерпе, от того злодея, но и мученные смертные главные сосуды пред очима своими видев, и преславно от смерти Богом избавлен), воистинну свята и праведна истиннаго крестьянского Царя Государя и Великого Князя Василья Ивановича, всеа Русии Самодержца.

И мы, царьские богомолцы, Митрополиты и Архиепископы и Епископы, и архимариты и игумены, и весь освященный собор, тако ж и царьский синклит, бояря и околничие, и дворяня, и приказные люди, и дети боярские, и гости, торговые и всякие служилые люди всего Московского государьства всех городов православные крестьяня, видя такое милосердие Божие, духом возрадовалися и от всего сердца молим в Троицы славимаго Бога и Пречистую Богородицу, Заступницу нашу от всех наших зол, и великих Чудотворцов Петра и Алексея и Ионы и всех Святых, о его царьском многолетном здравии и о душевном спасении: тако ж его царьская держава, бояре и околничие, и дворяне, и приказные люди, и дети боярские, и гости, и всех городов всякие служилые и торговые люди, и все православные крестьяня, любящие Христа, и в тех Сиверских городех всякие служилые и торговые люди, ему Государю крест целовали, и те люди, которые в Московском государьстве и иных многих вер Немцы, и Литва, и Татаровя, и Черемиса, и Нагаи, и Чуваша, и Отяки, и Мордва, и Сибирцы, и Остяки, и многие неверные языцы и далние государьства, которые в его царьской державе, кииждо по своей вере все уверилися твердо, что ему православному Государю Царю и Великому Князю Василью Ивановичу всеа Русии во всем добра хотьты и лиха ни которого ни в чем не мыслити.

А ныне, по своим грехом, забыв страх Божий, воста плевел, хощет поглотити шпениценосные класы, окопясь разбойники и тати и бояр и детей боярских беглые холопи, в той же прежепогибшей и оскверненой Северной украйне, и сговорясь с воры с казаки, которые отступили от Бога и от православныя веры и повинуясь сатане и дьяволским четам, и оскверня всякими злыми делы Северские городы и пришли в Рязанскую землю и в прочая городы, и тамо тако-ж святыя иконы обесчестиша, церкви святыя конечно обругаша, и жены и девы безстудно блудом осрамиша, и домы их разграбиша, и многих смерти предаша.

Московский же, Богом соблюдаемый народ, Государевы бояре, и князи, и христолюбивое воинство, и вси православные крестьяня, от мала и до велика. слышавше таковую Богом ненавистную прелесть, еже мертваго живым нарицаху, и святым Божиим иконам и святым церквам таковое злое безчестие творяху, и братию свою православных крестьян не токмо конечному студу, но и смерти предаяху, и о всем умилишася и вси единодушно укрепишася целованием животворящаго креста Господня, еже от таковых крепко стояти, да иже и до смерти, и быти во всех любви и в мире с одного на врагов Божиих и на всех супостатов стояти, и не попускати таковым злодеем таковых скаредных и богоненавистных дел содевати, еже окаяиныи, забыв страх Божий и час смертный и судный страшный день, не престаша сами собя воевати, пришли к царьствующему граду Москве, в Коломенское, и стоят и розсылают воровские листы по городом и велят вмещати в шпыни и в боярские и в детей боярских люди и во всяких воров всякие злые дела, на убиение и на грабеж, и велят целовати крест мертвому злодею и прелестнику Ростриге, а сказывают его проклятаго жива. И которые городы, забыв Бога и крестное целование, убоявся их гробежев и насилия всякого, и осквернения жен и дев, целовали крест, и те городы того-ж часу пограблены, и жены и девы осквернены, и всякое зло над ними содеялось; а которых городов люди их воров и хищников не устрашилися, и те, милостию Божиею, от тех воров целы сохранены.

Приходили те богоотступники, и разбойники, и злые душегубцы и сквернители, к Государевой вотчине ко граду Твери, и во Тверском уезде служилых и всяких людей привели ко кресту силно; а во Твери, Государев богомолец, а наш сын и богомолец, Феоктист, Архиепископ Тверский и Кашинский, положа упование на Бога и на Пречистую Богородицу и на всех святых, призвав к себе весь освященный собор, и приказных Государевых людей, и своего архиепископля двора детей боярских, и града Твери всех православных крестиян, и укрепяся все единомышленно, поборая за святыя Божия церкви и за православиую веру и за Государево крестное целование, стояти безо всякаго сумнения и страха, и тех злых врагов и грабителей и разорителей под градом Тверью много злой их проклятой скоп побили и живых многих злых разбойников и еретиков поимав к Москве прислали, и они восприяли месть по своим делом.

Мы же сие да воспомянем: которыя похвалы той град и живущие в нем, на Бога надеющеися люди, достойна не восприимут? Не градскою бо крепостию, ни великою силою и ни множеством людей, безо всякого ратного оружия и людей ратных, по Давыду: «не в силе констей.., ни в лыстех мужеских, благоволит Бог» (Пс.146:10), посадские люди тех злых богоотступников и еретиков и грабителей побили; и коим дарованием царьским не одарен будет, но и паче ж от Бога помилован будет, прежепомянутый царьский богомолец и вся его паства, и коим царьским жалованием не пожалованы будут града Твери люди, понеже Бог с ними, никтоже на ны! Сицевая ж видеша околние тамошних градов люди, которые, забыв Бога и устрашася их злых мучителей, преступили крестное целование, целовали по их веленью крест неведомо кому, Ржева, Зубцов, Старица, Погорелое городище, и тех городов всякие служилые и торговые люди и все православные крестьяня, видя такое милосердие Божие града Твери над любящими его, истинно воспомянули души свои и отринули тех оных злых дияволи прелести мечты вражии, аки от сна пробудяся, и ныне на тех проклятых богоотступников пришли к Москве вооружився.

Да к Москве же прислали, Государевы вотчины, Смоленского города дворяне и дети боярские и всякие служилые и посадские люди, и из уезду все православные крестьяня, иногих добрых детей боярских, а с ними писали к Государю Царю и Великому Князю Василью Ивановичу всеа Русии и к нам, что пошли к Москве из Смоленска, и из Вязмы, и из Дорогобужа, и из Серпейска, дворяне и дети боярские и всякие служилые люди и идучи, милостию Божиею и Пречистыя Богородицы и всех Святых молитвами и помощию новаго страстотерпца Царевича Князя Дмитрея, идучи тех богоотступников, воров и еретиков и разорителей, где они ни были, тех всех побили, а иных поимав живых мучению смертному и казни предали, коемуждо же их по их злым делом; и ополчася вся Смоленская и Вяземская и Дорогобужская и Серпейская рать и пришла в Можаеск ноября в 15 день, да к Можайску ж пришел со многою ратью Государев Царев и Великого Князя Василья Ивановича всеа Русии околничей воевода Иван Федоровичь Колычев, очистив от тех воров Волок и Иосифов монастырь и прочие окрестные грады и села.

И в Можайске те воры Государю Царю добили челом, и тем всем ратным людем, по Государеву указу, велено быти к Москве ноября в 29 день; и те все ратные люди, тех прежереченных всех городов Смоленския и Ржевския украйны, пришли к Москве, а иные идут, хробры, светлы душами и веселыми сердцы, вооружаясь на оных злых разорителей и еретиков. Да к Москве же, ноября в 15 день, от них злых еретиков и грабителей и осквернителей, из Коломенского приехали к Государю Царю и Великому Князю Василью Ивановичу всеа Русии, с винами своими, Рязанцы Григорей Сумбулов да Прокопей Ляпунов, а с ними многие Рязанцы дворяня и дети боярские, да стрелцы Московские, которые были на Коломне.

И милосерднний Государь Царь, по своему царьскому милосердому обычаю, приемлет их любезно, оки отец чадолюбив, и вины их вскоре им отдает. И после того многие всякие люди от них воров и еретиков, из Коломенского и из иных мест прибегают: и Государь Царь, милостивым оком на них взирая, жалует их не по их винам своим царьским жалованьем.

А тех воров, которые стоят в Коломенском и в иных местех, и Государевы Царевы и Великаго Князя Василья Ивановича всеа Русии бояря, и дворяня, и приказные люди, и всех городов дети боярские и всякие служилые люди, и гости и торговые люди, и все православные крестьяня, Государя молят беспрестани и бьют челом, чтоб Государь их пожаловал, велел им итти в Коломенское: и Государь Царь, по своему праведному и благоразсудителному и милосердому нраву, от таковаго начинания их молит и унимает, и до воли Божии итти им не повелевает, и безпрестанныя молитвы к Богу возсылает, и ко Пречистой Богородицы и ко всем Святым любезно припадает со слезами и молит о душах их, чтоб тех воров и разбойников и крестьянских губителей обратил Бог ко истинному и спасенному пути, и крови бы крестьянская от земли к Богу, яко Авелева на Каина, на них не возопияла и души бы их от ада поглощенны не были.

Они же, отпадшии от Бога и от правыя веры, не яко крестьяня, но аки и не человецы, аки змиева из своих гнезд выползая, сипением своим, или яко волцы воя, хотя устрашити люди Божия и смутити Московским государьством, так же, как и преже сего при злом и проклятом ростриге смутили.

Московского же государьства Богом собрании люди, тмы тем, положили упование на Бога и на Пречистую Богородицу, и на великих Чудотворцов Петра и Олексея и Иону, и на новаго помощника и целителя на благовернаго мученика Царевича Князя Дмитрея, и на всех Святых, на тех злодеев яко лвы зияют, хотят поглотити, еже и бысть: умыслили, бесом вооружаеми, те проклятые богоотступники и крестьянские губители, бесом собранный свой скоп разделити на двое и послали половину злого своего скопу из Коломенского, через Москву реку, к гонной к Рогожской слободе, и ноября в 26 день, на праздник великого страстотерпца Христова Георгия, вниде слух во уши Государю Царю и Великому Князю Василыо Ивановичу всеа Русии, что те злодеи перешли Москву реку; он же милосердый Государь, не на них злодеев на загородных слобод, послал за город бояр своих и ратных людей, а велел с великим терпением оберегати слобод, а ждати их, чтобы ся обратили ко спасению; те же злые и суровые, бесом подстрекаеми на свои души, забыв Бога, пришли от слободы гонныя яко за поприще, Московская ж Богом собранная рать, видя безстудной их приход, положа упование на Бога и призывая в помощь великомученика Христова Георгия и вооружаяся кийждо ратным оружием, опернатев яко непоборнии орли в шлем спасения, ополчаяся по достоянию и устремилися на них проклятых злых губителей, поимав елико надобеть живых и всяких многих воров прислали к Государю Царю, а тех всех без остатка побиша и корысти их всякия поимали, и по писанному: «ров изры и ископа и впадется в яму, юже содела» и: «обратися болезнь их на главы их» (Пс. 7, 16–17), и Государь Царь и о тех побитых всего мира супостат душею скорбит и молит Бога о досталных, чтоб их Бог обратил ко спасению.

И ты бы, сыну, призвав к себе в соборную церковь Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго Ея Успения, града Ростова и из уезду архимаритов и игуменов, и протопопов, и попов, и дьяконов, и вес освященный собор, и князей, и дворян, и приказных людей, и детей боярских, и торговых всяких людей, и всех православных крестьян, молили в Троице славимаго Бога, вседержащаго, Иже везде Сыи и вся исполняющаго, и неоскудную благодать дающаго всем верующим во имя Его, и Пречистую Богородицу Владычицу нашу и Заступницу Приснодеву Марию, и святых небесных Сил, и святаго славнаго Пророка и Предотечу Крестителя Господня Иванна, и святых славных и всехволных Апостол, Петра и Павла и прочих Апостол, и святых добропобедных мученик Дмитрея и Георгия, Федора Стратилата, и святых праведных Князей Руских обою братий по́ плоти Бориса и Глеба, и святаго благовернаго князя Михáила Черниговскаго и болярина его Федора, и новаго страстотерпца и мученика Царевича князя Дмитрия, и преподобных и богоносных Отец и святых великих Святителей, великого Чудотворца Николы, и Московских Чудотворцов Петра и Алексея и Ионы, и Ростовских Чудотворцов Леонтия, Исаия, Игнатия, и всех Святых: о благостоянии святых Божиих церквах и о совокуплении всего мира; и о многолетнем здравии Богом даннаго Государя нашего Царя и Великого Князя Василья Ивановича, всеа Русии Самодержца; и о мире, и о тишине, и о соединении, и о любви всего православнаго християнства; и укротил бы Господь Бог все видимые и невидимые враги наша; и возвысил бы Господь царьскую десницу его надо всеми враги его, и покорил бы под нозе его всякаго врага и супостата; и подал бы Господь Бог христолюбивому воинству мужество и храбрость, помощь и одоление на вся видимые и невидимые християнские враги и гонители и мучители; и подал бы Господь Бог вся благая и полезная и плодом земным умножение, по множеству милости Его.

А сю бы еси, сыну, нашу грамоту велел в Соборной церкви Пречистыя Богородицы прочитати не по один день и, списав с нее списки слово в слово, разослал по городом и по монастырем, чтоб всем православным крестьяном оных злых еретиков и грабителей крестьянских злая их прелесть и явное бесоставное умышление было ведомо, и к таковым бы злым врагом и разорителем веры крестьянския и к нашим крестьянским губителем не приставали, ни в чем им не верили и их бы никак не устрашалися, да не погибнут от них такожде, яко же и приставшеи к злому и пагубному совету их1.

* * *

1

Заимствована из грамоты Митрополита Ростовскаго и Ярославскаго Филарета, помещенной в Актах Археогр. Экспедиции, т. II, № 58 стр. 130–135. В начале грамоты Филарета показано время получения Гермогеновской: 30 ноября 1606 г. Актами грамота патриарха взята из Сборника Грамот Смутнаго периода, принадлежащаго Императорской Публичной Библиотеке л. 308–328.

*

Текст приводится в оригинальной орфографии. – Редакция «Азбуки Веры»



Источник: Творения святейшаго Гермогена, Патрiарха Московскаго и всея России. С приложением чина поставления в Патрiарха. - Издание Церковной Комиссии по чествованiю юбилейных событiй 1612, 1613 и 1812 годов. М.: Печатня А. И. Снегиревой, 1912. - с. 67-74.