Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

Толковая псалтирь

Псалом 6

В конец, в песнях, о осьмом, Псалом Давиду

Что значит надписание "в конец", о том было уже говорено прежде (Пс.4 и Пс.5.). "В песнех" же надписан настоящий псалом потому, что в нем содержатся "песни" и величания, составленные пророком во славу Божию, – и затем моление его "об осьмом", то есть о будущем веке. Седьмой же, это есть век настоящий, так как он седмицами измеряется, из седмиц составляется и в седмицах повторяется; а будущий век называется осьмым, как следующий за настоящим – седьмым. Свою молитву относительно будущего века пророк возносит здесь к Господу – не от собственного только своего лица, но и от лица всех нас, как к будущему общему нашему Судии. Написан этот псалом после того, как пророк подвергнулся тем тяжелым испытаниям, которые были ниспосланы на него Богом за некоторые его грехи.

Пс.6:2. Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом Твоим накажеши мене

В книге же Иова напротив говорится, что «блажен человек, егоже обличи Бог» (Иов. 5:17). Да и сам Давид в одном месте рассуждает по-видимому об этом иначе, именно он говорит так: «Блажен человек, егоже аще накажеши, Господи» (Псал.93:12). Но и в приведенных выше словах пророк не вовсе хочет отстранить от себя обличение и наказание Божие; он только просит у Господа, чтобы это Его обличение и наказание не было соединено с раздражением ("яростию") и гневом, ибо пророк знал, что гнев Божий нестерпим и боялся, как бы ему не погибнуть от него совершенно; а потому и просит Бога, чтобы посещение Господне было спокойное, от чего посещаемый мог исправиться и тем легче мог избежать страшного наказания за свои грехи на будущем суде Божием. Вот почему и в своей молитве он поставил сначала обличение, а потом наказание, как следующее за первым. Впрочем заметим, что все Божие свободно от раздражительности и какой-либо страсти. И если пророки приписываюсь Богу подобные душевные расположения, то это только потому, или лучше сказать для того, чтобы показать нам – людям, что Господь печется о каждом из нас; что Он все видит и слышит; что Он радуется и печалится, осуждает, раздражается, гневается и тому подобн.; – говорит это – далее – для того, дабы мы, устрашенные таким образом, воздержались от своих пороков. Или иначе: если пророки стараются обяснять человеческими действиями действия божественные; то это только значит, что как говорящее, т.е. сами пророки, так и слушающие их – суть люди, и потому то, что хотят сообщить первые последним о Боге, выражают пред ними и языком человеческим. Да и не может быть иначе, чтобы сущие в теле разговаривали между собою каким-нибудь иным образом, а не телесно же. Точно также (например), обращаясь с нашею речью к иноземцам, мы стараемся употреблять при этом их природный язык, чтобы быть для них понятными. Или болтая (например) с детьми, мы стараемся подражать им в выговоре и картавим и приспособляемся к их детским понятиям, хотя бы сами мы были сто раз умнее их. Примем это за общее правило для всех подобных случаев, могущих встретиться при чтении псалмов. Таким образом слова пророка: «да не яростию Твоею накажеши мене, ниже гневом Твоим», можно выразить так: да не осудишь меня Ты, Господи, как бы говорит он, достойно и да не подвергнешь меня Ты заслуженному мною наказанию.

Пс.6:3. Помилуй мя, Господи, яко немощен есмь

Если бы, говорит, ум мой не был "немощен"; то страдания не могли бы его сломить. Или же: пророк хочет выразить этим ту мысль, что он оказывается "немощным" для борьбы с невидимым своим врагом, который явно и тайно коварствует против него. Или также: что он как бы сделался "немощным", сокрушаемый страстями. Таким образом пророк как бы так говорит, обращаясь к Богу: прими Боже в уважение мою немощь и не осуди меня совершенно; ведь я не добровольно поддаюсь моему врагу. В таком воззвании к Господу, как взывал пророк, т.е. «помилуй мя», – все мы имеем нужду ежечасно. Ибо в одном месте тот же пророк говорит: «Аще беззакония, назриши Господи, Господи, кто постоишь» (Псал.129:3)? И еще: «Яко не оправдится пред Тобою всяк живый» (Псал.142:2). Равным образом и другой пророк говорит так: «кто похвалится еже имети сердце чисто, или кто речет чисть быти от скверны». Да, все мы имеем нужду в Божием милосердии, но не все получаем его; ибо милосердие Божие взыскивает только человека достойного сего. И "немощны" также все мы; ибо: «аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущие» (Псал.126:1). И: «аше не Господь сохранить град, всуе бде стрегий» (Псал.126:1).

Пс.6:3. Исцели мя, Господи, яко смятошася (потряслись) кости моя

Скорбь от испытаний во мне, говорит, сильна до такой степени, что она доходит до моих костей, и даже их она потрясла, не смотря на то, что они лишены чувствительности. Этим пророк хотел изобразить самую крайнюю степень, которой достигла испытываемая им душевная скорбь. Или также: под костями можно разуметь силы и способности ума, которыми он сопротивляется испытаниям.

Пс.6:4. И душа моя смятеся (возмущена) зело

Не перенесши т.е. силы скорбей. Выражение это особенно прилично тем случаям, когда кто-нибудь бывает возбуждаем к безрассудному какому-либо гневу или постыдной страсти. Ибо тогда диавол, с силою устремляясь на нас, подобно сильному ветру, волнующему море, старается возмущать и тело наше и нашу душу, тогда как тело, так и душа наша приходят в расстройство, обуреваются и не сохраняют своего собственного назначения и порядка.

Пс.6:4. И Ты, Господи, доколе

Это голос – не человека ропщущего на Бога, а человека томимого скорбями. Я, говорит пророк, долго оставался как бы в некоторою забвении у Тебя, Господи; а между тем я находился в таком состоянии, что сильно нуждался в Твоей помощи. Потому что к тем, которые бывают искушаемы от своих собственных грехов, Господь не тотчас поспешает на помощь, по великому своему смотрению. "Во время, – говорит, – благоприятно услышах Тя». Напротив к тем, которые бывают искушаемы по причине козней лукавого, Господь скоро спешит с своею всесильною помощью. Еще ти глаголющу, говорится в Писании, «реку: се Аз».

Пс.6:5. Обратися ко мне, Господи, избави душу мою

Хотя Ты, Господи, и отвратил лице Твое от меня за мои грехи, но обрати, говорит, его снова ко мне и избавь меня от скорбей моих.

Пс.6:5. Спаси мя ради милости твоея

Прошу, говорит, я этого – не за собственные добрые дела, ибо их у меня нет; но по милости Твоей.

Пс.6:6. Яко несть в смерти поминаяй Тебе (Ибо умерший не вспоминает Тебя).

Смертию здесь пророк называет грех, так как он есть виновник смерти; ибо сначала явился в мир грех, а за ним уже явилась и смерть, как его следствие. И так, говорит пророк, тот, кто творит грех, в то самое время не помнит уже о Боги, как бы опьяневший от этого греха и ослепленный им. Или же: пророк называет здесь "смертию" время кончины, когда человек вместе с жизнь утрачивает и возможность памятования о Боге или призывания Его к себе на помощь, ибо в то время это призывание уже бесполезно.

Пс.6:6. Во аде же кто исповестся (исповедается) Тебе?

Раскаяние в соделанных грехах обыкновенно бывает только пред смертью; а потом – за нею наступает уже собственно время воздаяния.

Пс.6:7. Утрудился воздыханием моим (воздыхая), измыю (омываю) на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу (орошаю).

Не просто, говорит, я трудился, но трудился, издавая стоны; а это свидетельствуете о весьма усиленном труде. И не сказал также просто: поплачу или пролью слезы, но сказал: выкупаю в слезах мое ложе, – и притом не один и не два раза, но я стану, говорит, поступать таким образом в продолжение каждой ночи. Днем отвлекают меня от этого разные заботы, а потому время отдыха от дневных забот (т.е. ночь) я и сделаю для себя временем исповедания, когда никто и ничто меня не беспокоит. И действительно, ночное время есть время самое удобное для раскаяния. Далее слова: «слезами моими постелю мою омочу», составляют добавление к предыдущим словам: «измыю на всяку нощь ложе мое», как дополняющие и поясняющие первые. Послушаем же теперь мы – простые смертные, как кается такой велики царь, каким был пророк, и станем подражать ему в этом. Приведенные выше слова пророк произносит с целью, как можно скорее и легче склонить на милость милосердного к нам Господа, да – не когда огромное время бедствия надломит в пророке силы его духа и соделает его ни на что доброе неспособным(явит ему Господь свое милосердие).

Пс.6:8. Смятеся от ярости (помутилось от раздражания) око мое

Разумеется помутилось око души пророка, т.е. ум. Ибо, зная праведный гнев Твой против грешников в день суда, я, как бы так говорит он, пришел в сильное беспокойство. Ум же пророк назвал оком, как нельзя более кстати; так как он действительно служит для человека вождем на всех путях его жизни. Так ум наш и видит, ум и слышит. Некоторые, впрочем, толкователи думают, что возмутилось у пророка его телесное око, когда сам он разгневался на своих врагов, ибо это именно свойственно, как они говорят, тем людям, которые бывают сильно разгневаны кем-нибудь.

Пс.6:8. Обетшах во всех (обветшал я среди всех) вразих моих

Точно какое-нибудь ветхое платье забросили, и презирают, говорит, меня мои враги; а между тем они боялись меня в прежнее время, пока я не согрешил. Или: "обетшах", иначе говоря: состарился и сделался слабее, чем каковым был прежде – в молодости; так как именно под старость люди становятся слабее силами.

Пс.6:9. Отступите, от Мене вси делающие беззаконие

Зная, что Господь уже явит ему свою помощь, пророк ободряется духом и, устрашая своих врагов, видимых и невидимых, приказывает им, чтобы они бежали прочь от него.

Пс.6:10. Яко услыша Господь глас плача моего, услыша Господь моление мое, Господь молитву мою прият

В этом именно пророк полагает причину своего собственного ободрения и трусости и бегства его врагов. Или: все приведенные слова употреблены здесь в собственном значении, как это можно встретить и в других местах. Или, наконец: так как бывает, что люди плачут или от бедности или от других каких-либо несчастий, то пророк, прибавляя к словам «глас плача слово моление», хочет отличить этим способом от первого вида плача плачь свой, явившийся у него на помощь его молению; а к этому последнему слову добавляет опять слово молитва, которое свидетельствует о высшей степени молитвенного напряжения в пророке.

Пс.6:11. Да постыдятся и смятутся вси врази мои

Пророк молит Бога, чтобы скорее наступало то, что должно обозначать близкий конец его бедствий. И как не останутся постыженными тогда враги его, когда увидят они вдруг, что оказываются тщетными все их надежды на то, будто пророк, лишенный Божия благоволения, будет для них теперь легко победимым; а постыженные таким образом как не устрашатся снова его.

Пс.6:11. Да возвратятся и устыдятся зело вскоре (весьма скоро).

Очутившись в таком положении, они отступят, говорит, назад. Выражение «устыдятся» указываете на сильный стыд. Далее, слова «зело вскоре» составляют как бы общее добавление к первым, в которых высказывается только одно желание; а здесь выражается молитва пророка о том, чтобы это желание его исполнилось как можно скорее и его враги потерпели бы то, чего они заслуживают. Некоторые, впрочем, толкователи псалмов думают, что в приведенных выше словах пророка содержится скорее молитва, но не зложелание какое-либо по отношению к его врагам; именно, говорят они, пророк молится за своих врагов, чтобы они, совещающиеся на злое, почувствовали сначала стыд, потом страх от того, что сам Бог есть его помощник; чтобы они отстали от собственного их нечестия и таким образом соделались бы лучшими.


Комментарии для сайта Cackle