блаженный Феодорит Кирский

Толкование на сто пятьдесят псалмов

Изъяснение псалма 38-го.

Пс.38:1. Начальнику хора, Идифуму. Псалом Давида.

«В конец, Идифуму, песнь Давиду». Иные писатели псалом сей приписывали Идифуму, и говорили, что написан он Идифумом. Но надписание показывает противное, а именно, что псалом Давидов, но дан для пения Идифуму, как заведывающему ликом поющих. Отсылает же нас к концу, потому что оплакивает ничтожность естества человеческаго и показывает его конец. А изрек псалом сей великий Давид, будучи преследуем Авессаломом и злословим Семеем; и оный во многом согласен с псалмом предшествовавшим.

Пс.38:2. Я сказал: буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим; буду обуздывать уста мои, доколе нечестивый предо мною.

Пс.38:3. Я был нем и безгласен, и молчал даже о добром; и скорбь моя подвиглась.

«Рех, сохраню пути моя, еже не согрешати ми языком моим: положих устом моим хранило, внегда востати грешному предо мною».

«Онемех и смирихся, и умолчах от благ, и болезнь моя обновися». Великаго Давида, спасающагося бегством от самоуправства отцеубийцы сына, встретил на пути Семей, метал в него глыбами земли, и злословил его, называя беззаконным и мужем кровей. Но божественный Давид, по обычному ему любомудрию, не только сам не отмстил, но и одному из военачальников, который готов был поразить Семея, запретил это, сказав: «Оставите его проклинати, яко Господь рече ему злословити Давида и кто речет: почто сотворил еси тако? Негли призрит Господь на смирение мое, и возвратит ми благая, вместо клятвы его во днешний день» (2Цар.16:10, 12). Таким образом выражения псалма сего во многом согласны с означенным сказанием. Ибо Пророк говорит, что был весьма осторожен на язык, зная великую поползновенность сего члена, и всегда как бы некою стеною ограждал его, особливо же, когда противостал Давиду ни в чем не обиженный им Семей. Ибо его как несправедливаго называет грешным. Тотчас «онемех и смирихся, и умолчах от благ». Сие весьма сходно с тем, что сказано Давидом в истории: «оставите его проклинати», потому что Господь повелел ему злословить Давида «Негли призрит Господь на смирение мое, и избавит меня в день сей из руки врагов моих». То же и здесь говорит он, а именно, что уподобился глухому, который ничего не слышит, и смирил себя ожидая от того пользы. «И болезнь моя обновися». Злословимый Семеем, говорит Пророк, привел я себе на память грех, на какой отважился, и он не переставал уязвлять меня, когда разсуждал я, что за него подвергаюсь злословию, терплю от сыновняго властолюбия; и изгнанный из царскаго дома, принужден спасаться бегством. И в этом много сходства с историею. Ибо сказанное: Господь повелел ему злословить Давида, напоминает грех, потому что за грех постигло наказание.

Пс.38:4. Воспламенилось сердце мое во мне; в мыслях моих возгорелся огонь; я стал говорить языком моим.

Пс.38:5. Скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих, какое оно, дабы я знал, какой век мой.

«Согреяся сердце мое во мне, и в поучении моем разгорится огнь». Симмах перевел сие так: «согрелось сердце мое во мне, и как подумал о сем разжегся я огнем», т.е. приведя себе на память грех, объят был огнем скорби.

«Глаголах языком моим»:

«Скажи ми, Господи, кончину мою, и число дней моих, кое есть, да разумею, что лишаюся аз». Посему-то ничего не отвечал я злословящему, но умолял Господа всяческих, явным соделать для меня конец жизни моей, крайне желая себе кончины.

Пс.38:6. Вот, Ты дал мне дни, как пяди, и век мой как ничто пред Тобою. Подлинно, совершенная суета – всякий человек живущий.

«Се, пяди положил еси дни моя, и состав мой яко ничтоже пред Тобою». И сие опять Симмах перевел так: «вот, как пяди дал Ты дни мои, и жизнь моя как ничто пред Тобою». Желаю же кончины, зная, что бытие человеческое не долговечно, потому что наша жизнь в сравнении с Твоею жизнию представляется ничем. Ты безначален и безконечен; а наша жизнь измеряется как бы несколькими пядями и четвертями. Сим изобразил Пророк кратковременность человеческой жизни. Так и в другом месте говорит: «яко тысяща лет пред очима Твоима, Господи, яко день вчерашний, иже мимо иде, и стража нощная» (Пс. 89:5). И еще в другом месте, воспомянув о небе и о земле, говорит: «та погибнут, Ты же пребываеши: и вся яко риза обетшают, и яко одежду свиеши я, и изменятся. Ты же тойжде еси, и лета Твоя не оскудеют» (Пс. 101:27–28).

«Обаче всяческая суета всяк человек живый». Посему весь род человеческий, и богатые и бедные уподобляются изчезающему пару; напрасно и всуе люди строят, садят, собирают богатство и имение.

Пс.38:7. Подлинно, человек ходит подобно призраку; напрасно он суетится, собирает и не знает, кому достанется то.

«Убо образом ходит человек, обаче всуе мятется: сокровиществует, и не весть, кому соберет я». Живые люди ничем не отличаются от написанных на картине, потому что и те и другие одинаково разрушаются и исчезают со временем. Но тем не менее однакож люди мятутся, состязуясь, ратоборствуя, враждуя и торгуя; вся жизнь исполнена бурь, концем имея смерть. С великим трудом и в поте собирая богатство, не знают будущаго наследника. Написал же сие блаженный Давид, подвигнутый тем, что испытал на себе самом. Ибо, добычами, собранными со врагов, и данию, вносимою иноплеменниками, возвеличив и весьма прославив царство свое, не знал он о нечестивом и беззаконном намерении сына; а потом увидев, что сын стал обладателем царскаго дома и себе присвоил собранное там богатство, изрек это достойное удивления слово: «обаче всуе мятется: сокровиществует, и не весть, кому соберет я».

Пс.38:8. И ныне чего ожидать мне, Господи? надежда моя – на Тебя.

«И ныне кто терпение мое? Не Господь ли? И состав мой от Тебе есть». Распростившись со всем тем, от Тебя ожидаю помощи. Слово "состав" Акила перевел: «нетерпеливое ожидание», то есть, с нетерпением высматривая ожидаю Тебя, Твоего жду благоволения. Потом показывает причину скорбей.

Пс.38:9. От всех беззаконий моих избавь меня, не предавай меня на поругание безумному.

«От всех беззаконий моих избави мя». И снова приводит на память Семея. «Поношение безумному дал мя еси». И сие весьма согласно с сказанным в истории: «Господь рече ему злословить Давида". Да и присовокупленное сообразно с сказанным выше.

Пс.38:10. Я стал нем, не открываю уст моих; потому что Ты соделал это.

«Онемех и не отверзох уст моих, яко Ты сотворил еси». Ибо по Твоему попущению, говорит Пророк, наругался надо мною Семей, и он уподобился бичу, а Ты им наказал меня. Посему-то безмолвно принял я раны, обращая внимания не на него, но на Тебя наказующаго. Весьма же кстати приложил Пророк и следующее.

Пс.38:11. Отклони от меня удары Твои; я исчезаю от поражающей руки Твоей.

«Отстави от Мене раны Твоя: от крепости бо руки Твоея аз изчезох». Посему прошу и умоляю Тебя, Владыка, прекрати наконец наказание, потому что истощен я множеством ран.

Пс.38:12. Если Ты обличениями будешь наказывать человека за преступления, то рассыплется, как от моли, краса его. Так, суетен всякий человек!

«Во обличениих о беззаконии наказал еси человека, и истаял еси яко паучину душу его». Не напрасно и не без цели, говорит Пророк, употреблял Ты наказания, но чтобы изобличить проступки, как врач вырезывает согнившее и извлекает сокрытый внутри гной. И хотя изнуряешь болезненным врачеванием, однако же сечениями Своими возстановляешь здравие.

«Обаче всуе мятется всяк человек». Посему, разсуждая об этом сам с собою, вижу, что люди вовсе ни к чему мятутся ради вещей временных.

Пс.38:13. Услышь, Господи, молитву мою и внемли воплю моему; не будь безмолвен к слезам моим, ибо странник я у Тебя и пришлец, как и все отцы мои.

Пс.38:14. Отступи от меня, чтобы я мог подкрепиться, прежде нежели отойду и не будет меня.

«Услыши молитву мою, Господи, и моление мое внуши, слез моих не премолчи: яко пресельник аз есмь у тебе, и пришлец, якоже вси отцы мои».

«Ослаби ми, да почию, прежде даже не отъиду, и ктому не буду». Умоляю Тебя, Владыка, говорит Пророк, услыши взывающаго и со слезами просящаго; не обитатель, но пресельник я на земле; подобно отцам, прожив малое время, прииму смерть. Посему дай мне малую ослабу, чтобы несколько дней прожить без болезни, прежде нежели отойду к будущей жизни, потому что отшедши не возвращусь. Сие выразил, сказав: «и ктому не буду», т.е. не возвращусь в эту тленную жизнь. Достойно же удивления, что великий Давид на царском престоле, при богатстве и могуществе, называет себя пресельником и пришельцем, и не полагается на счастливую участь. Изречения сии подлинно исполнены мудрости, которая знает природу существующаго и потому небрежет о благоденствии в настоящем.



Источник: Псалтирь с объяснением каждого стиха блаженного Феодорита, епископа Кирского

Комментарии для сайта Cackle