святитель Григорий Богослов

К монахам

(В этих стихотворениях св. Григорий восстает против обычая, по которому посвятившие себя созерцательной жизни мужчина или женщина избирали для попечения о делах домашних особу другого пола, под именем синизакта и синизакты, или также агапита (возлюбленного) и агапиты (возлюбленной))

1. Если мужи или жены станут хвалить совокупную для многих жизнь, чтобы под узами единомыслия заботиться о ликостоянии вокруг милосердого Царя, и по обету под одним кровом стремиться к одной цели и одной стезею – то сие весьма хорошо. Ибо ничто прекрасное не любит показываться одиноким; и то еще несовершенно, что не преуспевает даже и перед хорошим. И дружба, назначающая себе тесные пределы, мало доставляет приятного, равно как неразборчивая бывает грязна. Но советую и здесь утвердить великую пропасть, чтобы мужи или жены, посвятивши себя благочестию, жили раздельно и имели одну только общую славу. Зависть преследует не одних живущих в совокупности; им большая предстоит брань. А если хочешь жить один в общении с единым Христом, и это любезно. Впрочем, всем тот же страх, как и мне, а именно: борьбы с неприязненным и гибельного падения.

2. У меня уже седины; изнуряю свою плоть, смиряю око; дневными и всенощными трудами истомил я злосчастную душу, только бы избавиться мне от огня, но при всем этом не без труда сдерживаю в повиновении тело. Как же ты, хотя еще молод и плоть у тебя шире, чем у слона, при всем этом покоишь себя, как человек, достигший чистоты и духовно возлюбивший свою возлюбленную? Нет! Избегать нужно любви, которая не думает о Христе.

3. Попечителем у тебя, дева, присноживущий Христос, твой возлюбленный Жених, ревнующий о твоем небесном образе. Поэтому в попечители своей бедной плоти не принимай опять плоть, но избегай пересуда злых людей. Нескверного Христова хитона не покрывай позором, навлекши укоризну на всех дев.

4. Не безопасен огонь подле соломы. Не безопасно и тебе, монах, под одним с собой кровом держать женщину-девственницу. Положим, что надежда лучших благ разлучила между собой мужчину и женщину; но природа внутри себя скрывает еще тайный недуг. Пока ты держишь себя вдали, в тебе одна искра. Но как скоро сходишься вместе, при дуновении малого ветра воспламенишь пожар.

5. Из смеси белого и черного образуется сероватый цвет. Жизнь и смерть не имеют между собой ничего среднего. А этих, как их называют, синизактов, не знаю, куда причислить? Признать ли, что они сопряжены браком, или назвать безбрачными, или оставить для них какую-то средину? Но я (пусть говорят обо мне худо) не похвалю сего. На свете больше невоздержных, и всякий, по собственной немощи, скор в подозрении других. Ты носишь на себе плоть и живешь вместе со своей возлюбленной, которая также имеет плоть. Что же, думаешь, заключат о тебе живущие нечисто? Пусть ничего не скажут целомудренные, но кто равнодушно будет слушать насмешки, разглашаемые чернью? Брак – дело законное и честное. Но еще лучше плоти (и немало лучше) свобода от плоти. А если, возлюбленные, есть кроме этого безбрачный брак, то вы будете жить в сомнительном супружестве.

6. Старайтесь, во-первых, действительно быть целомудренными, а во-вторых, не подавать даже и подозрения о чем-либо гнусном. Ты чист; ты чище золота; однако же мне больно видеть, что телом и очами предан ты своей возлюбленной. Ты называешь ее возлюбленной; это еще честное имя. Но увы, увы, чтобы не было тут и нечистой любви! Ты говоришь: «Ничего нет нечистого». Так, верю тебе. Но другим укажет это дорогу жить несвято с женщинами. Когда и целомудренный мужчина живет с целомудренной женщиной, он для нее тинная яма; говорю это мужчинам и женщинам, живущим вместе без брака. Хотя и совесть чиста, однако же нужно избегать злоречия. Аязык всего готовее злоречить. Кто приставит пламенеющий меч к моему раю? Кто даст стража великой девственности? Кто воспрепятствует, чтобы в мой рай не взошел какой возлюбленный, чтоб не прокрался туда язык завистливых? Насмешка не щадит и святых.

7. Небесная, великосердая, светозарная, высокошественная дева! Ты, которая сопрестольна с не знающими супружеских уз и ведущими одинокую жизнь ангелами, памятуй о Боге, избегай же стрел плоти и не посрамляй своей жизни, вводя к себе в дом попечителя-мужчину!

8. Как трудно при плотском сближении избежать плотских восстаний! Поэтому, монахи, держите себя дальше от женщин, потому что много и таких тайн брака, которыми привлекаемый взор оскверняет душу.

9. Дева, будь девой и для посторонних взоров, и в тайне, и не вводи к себе попечителя-мужчину. Твой возлюбленный – Христос. С презрением смотри на всякого мужа. На что тебе нужно внутри своего жилища иметь смертоносный яд? Слей очи с очами; слово со словом, но чистое с чистым; после этого украсим тебя венцами целомудрия. Чистому свойственно не терпеть при себе кумира неразумной плоти; а при общежитии мужчин и женщин болезнь недалеко.

10. И мужам, и женам, которые сближаются под именем возлюбленных, скажу вот что: исчезните вы – язва для христиан, исчезните вы, старающиеся прикрыть неистовое влечение естества! И в глазах есть нечто любодейное.

11. Дева, все блюди в чистоте, а всего наиболее очи! Не позволяй жить с тобой в доме помощнику-мужчине, даже и самому мудрому. Ты непорочна, но я очень боюсь зависти, боюсь, чтоб она, уязвив тебя злоречием, не истребила в тебе чистой ревности к той жизни, какую ты возлюбила. Прочь от меня тот, кто, хотя и чтит непорочность, однако же берет к себе в дом для жительства деву – собеседницу бесплотных ангелов! На что тебе нужен огонь? Ужели ты крепче огня? Как избежишь дыма, очерняя себя недугом суетной говорливости? Дева, ты взята отсюда, и живешь в высшем мире. Забота о скудном пропитании и об одежде для тебя – бремя. Но ради них не подвергай себя позору и вместо попечителя не принимай к себе сообщника в сраме и в жизни, хотя ты и непорочна, чтоб Христос не изгнал тебя вон, как двоедушную.

12. Избегай всякого мужчины, особенно же синизакта – это горькая вода Мерры; поверь мне в этом, дева. Хвалю целомудрие и целомудренных. А эти возлюбленные и к меду примешивают (о зависть!) какую-то желчь. Больше хвалю двоеженца, нежели возлюбленного, потому что брак не позор; а синизактов не щадит от укоризны и камень.

13. Монахи! Ведите монашескую жизнь. Если же живете с возлюбленными, вы не монахи. Вам не свойственно жить четой. Образ ангельской славы – одиночество. А если утешаетесь возлюбленными, то вы – любители смертной четы. Верю, что ты чистый живешь с чистой. Но если ныне и целомудрен ты с женщиной, то боюсь за завтрашний день, чтоб живущим для Христа и утешающимся возлюбленными не нанес какой ветер великих беспокойств. В возлюбленных есть или огонь, или признаки огня. Избегайте только наружного целомудрия.


Источник: Песнопения таинственные / Святитель Григорий Богослов. - Москва : Правило веры, 2004. - 670, [1] с., [1] л. порт.

Комментарии для сайта Cackle