протоиерей Григорий Дьяченко

Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года

Двадцать пятый день.
Поучение 1-ое. Св. Олимпиада диаконисса.

(Сущность учения о христ. милостыне).

I. Св. Олимпиада, память коей совершается ныне, была дочь знатных и богатых родителей живших в IV в. в Константинополе. Оставшись с детства сиротою, она была воспитана умною и добродетельною Феодосиею, теткою святых Амфилохия и Григория Назианскаго. В ранней молодости, потеряв жениха, с которым была обручена, Олимпиада пожелала посвятить себя на служение церкви и ближним. Однако многие искали руки высокообразованной, богатой и отличавшейся красотою Олимпиады, сам император Феодосий Великий желал устроить ее брак с своим родственником Елпидием, но она отказалась и от такого блистательного замужества, несмотря на то, что ей пришлось много пострадать за это противоречие воле императора. – Отправляясь в то время (в 388 г.) на войну, Феодосий приказал префекту столицы взять под опеку имение Олимпиады, под тем предлогом, что она как будто расточает его... Это было тяжело для нея, потому что она таким образом лишалась средств помогать бедным, что было для нея большою отрадою. И вот, оскорбленная и огорченная, Олимпиада решилась написать императору: – «Государь! Ты оказал мне милость, которая достойна не только государя, но и епископа: опекою, которую ты назначил над моими имениями, ты освободил меня от многих тягостных забот. Но для большаго успокоения моего благоволи повелеть, чтобы все имущество мое было употреблено в пользу церкви и бедных. Я всегда опасалась суетного тщеславия, к которому легко располагается человек, раздающий свое богатство. Это временное благо: довольство собою и почетом со стороны людей, могло бы лишить меня истинных благ духовных и вечных»... Возвратясь в 391 г. в столицу, Феодосий велел возвратить Олимпиаде ее имения, заметив при этом, что «такая умная и добродетельная личность, как Олимпиада, лучше всякого другого сумеет распорядиться своим достоянием».

И вот, Олимпиада снова стала щедрою рукою употреблять свое богатство на добрыя дела: содержала больницы, выкупала из рабства пленных, строила церкви. Св. Иоанн Златоуст, современник Олимпиады, сравнивал милосердие ее с обильной рекой, которая несет воды свои до самых границ земли и обогащает море, Сама же Олимпиада ограничивалась удовлетворением только самых необходимых и самых умеренных нужд своих; добровольно обрекла себя на труженическую жизнь, служа больным и бедным, и никогда не ублажала себя никаким развлечением или отдыхом. Даже большую часть ночи она проводила в молитве. Относилась она ко всем с любовию, и «кротость ее была такова, что превосходила простоту самых детей».

Прославившись такою высокохристианскою жизнью, Олимпиада была посвящена патриархом константинопольским, св. Нектарием, в звание диакониссы или служительницы церкви. И с великим усердием и самоотвержением исполняла она эту должность диакониссы, которая во многом была похожа на должность нынешних сестер милосердия.

Плакала и скорбела Олимпиада вместе с другими диакониссами, когда св. Иоанн Златоуст был изгнан с святительского престола своего.

В ту ночь, когда он выехал из столицы, произошел в соборной церкви пожар, который распространился по городу. Враги Златоуста обратили свою злобу на тех людей, которые были преданы ему, и св. Олимпиаде много пришлось пострадать за свою приверженность к великому святителю.

Ее много раз призывали к суду; низкие слуги позорили ее, возставали против той, которая, как мать, заботилась всегда о них, раззоряли ее имения. Иныя из имений продавались с публичного торга; по поводу других Олимпиаду тревожили по судам. Сильно страдала она и только переписка с святителем Иоанном утешала ее и поддерживала в ней бодрость духа. – «Перестань плакать, перестань мучить себя печалию, – писал он ей, – что значит быть выброшенным из отечества, быть переводимым с места на место, быть везде гонимым, жить в ссылке, влачиться по судам, получать оскорбления от людей, получавших тысячи благодеяний, – что все это значит, когда в воздаяние за все это предстоит небо?»

В последние годы своей жзни Олимпиада прервала отношения с миром и вся предалась заботам об управлении общиною сестер монахинь, но злоба людская не щадила ее и в этом уединении и достигла того, что вся даже община сестер Олимпиады выслана была вместе с нею из столицы в заточение Кизик. И до самой кончины своей пребыла в заточении св. Олимпиада, и преставилась в 410 г. Уже в VII веке нетленное тело ее было перенесено в Царьград, в монастырь.

II. Жизнь св. Олимпиады, вся от начала до конца посвященная делам милосердия, побуждает нас побеседовать с вами, братия, не о чем ином, как только о милосердии, и предложить вам сущность учения о христианской милостыне.

а) "В гостеприимном доме, где принимают бедных и сирот, иностранцев и странников», говорит св. Ефрем Сирин, «всегда присутствует Христос». – «Хотя Христос», говорит блаж. Августин, «не имеет нужды в наших имуществах, ибо Он Сам Владыка всего, но Ему угодно было чувствовать голод с бедными для того, чтобы мы имели возможность доказать Ему свою благодарность, сделав что-нибудь для Него. Посему богатым следовало бы причислять Его к своим детям, или помнить, что в Нем они имеют брата на небесах, Который имеет право на участие в разделе их богатств. Питающий брата своего питает Самого Христа: давай же просящему у тебя, ибо чрез него Христос просит у тебя того, что Он дал тебе, сделавшись бедным ради тебя».

б) Следуя этой мысли и опираясь кроме того на некоторые изречения ветхаго и Нового Завета, отцы и учители церкви делам милосердия отдавали предпочтение пред другими делами благочестия и набожности, и указывали в них одно из самых верных средств к умилостивлению верховного Судии и заглаждению грехов человеческих.

«Милостыня, говорит блаженный, Августин» облегчает и уничтожает бремя греха. У нея большия крылья, которые разсекают воздух и чрез твердь небесную переносят молитву к самому престолу Божию, как свидетельствуют об этом милостыни сотника Корнилия. Каковы бы ни были грехи твои, если ты подаешь милостыню, не бойся, ибо она перетянет на весах Судии. Богатство есть бремя, которое надо сложить с себя, чтобы перенестись на небо и пройти чрез узкие врата; это – сокровище, которое следует вынести из осажденного города и отослать в безопасное место, – это запас пшеницы, которая гниет на сырой земле и которую надобно сложить в высокие житницы; милостыня есть попутный ветер, который гонит корабль к гавани; это обмен, в котором все выгоды на стороне богатаго; это заем, обеспеченный самым верным поручительством; это лихва, которою пользуется заимодавец от Самого Бога, этого щедраго меновщика, как называет его св. Павлин, меновщика, Который за сотую долю, получаемую Им, обещался воздать сторицею».

в) Но, проповедуя таким образом о милостыне, отцы церкви могли подать некоторым христианам повод разсуждать так: если в милостыне заключается верное средство умилостивить Бога, то щедро подающие милостыню безопасно могут предаваться грехам, в надежде безнаказанности. А некоторые признавая такие рассуждения непогрешимыми, могли руководствоваться ими в жизни. Проповедники милосердия хорошо понимали опасность такого заблуждения и усиленно старались отвратить ее.

"«Милостыня», говорит блаж. Августин, «служит во спасение тому, кто исправил свою жизнь». Если вы даете только для того, чтобы приобрести право грешить безнаказанно, то вы не питаете Христа в лице беднаго, а стараетесь подкупить Судию своего».

«Не одно и тоже», говорит св Григорий Великий, «творить милостыню за грехи свои, или грешить, обещая подавать милостыню. Тот, кто считает себя в праве грешить, потому что подает милостыню, и, искупая грехи свои, делает новые, надеясь опять искупить их, тот отдает свое имущество Богу» а сам себя предает диаволу».

Отцы церкви особенно восстают против тех, которые, неправедно приобретая богатства, думают загладить свою несправедливость, посвятив часть этого богатства на дела милосердия. «Если ты даешь, говорит св. Григорий назианзин, то давай из своего и не корми и не одевай бедного тем, что не принадлежит тебе».

«Есть люди», говорит св. И. Златоуст, «которые, ограбив ближняго, считают себя оправданными, раздав бедным десять или сто златниц. Это жидовския, или скорее сатанинские милости! – Какая польза будет в том, что ты даешь одному то, что отнял у другого! Ты должен вознаградить «вчетверо того», кому ты повредил; в противном случае ты остаешься должником его». – «Милостыня, даваемая из имущества, приобретенного неправедно, есть воровство и человекоубийство. (См. Душ. чт. 1862 г.).

III. Молитвами св. Олимпиады, стяжавшей себе милосердием царствие небесное, да поможет и нам Господь идти по следам ея, чтобы не оказаться в числе тех, коим на страшном суде Христовом за их немилосердие будет сказано: идите от Мене проклятии в огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (Матф. 25, 41). (Свящ. Григ. Дьяченко).



Источник: Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года применительно к житиям святых, праздникам и др. священ. событиям, воспоминаемым Церковию, и приспособленных к живому проповедническому слову (импровизации). Составил по лучшим проповедническим образцам /Священник Григорий Дьяченко/. В двух томах. - /Второе пересмотренное и значительно дополненное издание/. - М.: Издание книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. Электронный источник: Слово пастыря

Комментарии для сайта Cackle