протоиерей Григорий Дьяченко

Третий день.
Свв. мучен. Акепсим епископ, Иосиф пресвитер и Аифал диакон.

(Виды нарушения шестой заповеди закона Божия, запрещающей убийство).

I. Свв. мученики: Акепсим епископ, Иосиф пресвитер и Аифал диакон, память коих совершается ныне, пострадали в IV веке в персидском царстве. Когда царь Сапор воздвиг гонение на христиан, то языческие жрецы прежде всего разыскивали епископов и пресвитеров. Когда представлен был к начальнику Акепсим, 80-летний старец, то он сказал святому: «ты, я слышал, считаешься мудрейшим между христианами, а между тем нисколько не умнее несмысленных детей, потому что не поклоняешься солнцу и огню, которым поклоняется сам царь». – «Царь ваш и вы вместе с ним обезумели, почитая тварь вместо Бога», отвечал святой. Начальник приказал бить его железными прутьями. «Где же Бог твой? что же Он не избавляет тебя от мучений?» смеялся начальник. – «Бог мой везде, – отвечал Акепсим. – Он мог бы избавить меня от твоих рук, но я молю Его о том, чтобы Он дал мне силу перенесть мучения и получить награду за это на небесах». Его бросили в темницу. На другой день представлены были к начальнику пресвитер Иосиф и диакон Аифал. Мучили и их, когда они отказались поклониться солнцу и огню, говоря: «мы не настолько слепы, чтобы кланяться твари», и посадили в темницу. После еще не один раз пытались заставить святых изменить Христу и жестоко мучили за непреклонность. Наконец, побили их камнями. Чтобы христиане не погребли тела мучеников, приставлена была стража; но сделалась страшная гроза, и молния поразила стражей. Тела же святых Господь Сам сокрыл (Ч.-М.).

II. В день памяти свв. мучеников Акепсима, Иосифа пресвитера и Аифала диакона, убитых камнями по повелению безчеловечных мучителей, побеседуем, братия, об убийстве человека и разных видах этого ужасного греха, запрещаемого шестою заповедию закона Божия: «не убий!»

а) Первоначальная цель заповеди – не убий – внушение почтения к человеческой жизни. Человек для человека – священная вещь или, лучше сказать, должен бы быть священной вещью. Но так как наклонности к себялюбию каждого человека делают для себя идолом, то поэтому жизнь человека должна быть священна в глазах другого. Истинные христиане всегда так и разсуждают. В Китае, в Дагомее и во всех нехристианских и развращенных странах человеческая жизнь совершенно не ценится. Римляне охотно собирались целыми толпами в амфитеатр, чтобы посмотреть, как сильные юноши разрубали друг друга на куски для их забавы. В христианских же землях она безконечно дорога.

Господь обещает взыскать даже со зверей за пролитую кровь человека: Он ли не взыщет за кровь человека, вопиющую об отмщении? «Вси бо приемшии нож, ножем погибнут»: как часто это сбывается!

Только самые неразвитые народы или самые низкие и порочные люди не заботятся о погибающем, если эта гибель не причиняет им самим вреда.

Шестая заповедь на ряду с отеческим отношением Бога к людям устанавливает братство человека. Главным образом она запрещает своевольное отнятие человеческой жизни. Царствия Божия не наследует убийца, если не покается истинным христианским покаянием.

б) Излишне говорить о поединках: их безсмысленность и греховность ясны теперь каждому христианину. Полное непонимание духа христианской любви и извращенное понятие о чести и способах ее возстановить – вот печальная почва поединков.

в) Что смысл шестой заповеди запрещает самоубийство – очевидно, и даже лучшие из язычников понимали, что закон вечного Господа был против самоубийства. Но это отчаяние безверия, это отречение от единственного и священного Божия дара, это дерзновенное вступление за рубеж земной жизни есть явление крайне печальное. Вера в Бога – живая и крепкая – и в загробную жизнь вот средства против самоубийства. Прежде самоубийство было явлением крайне редким. В течение четырех тысячелетий истории ветхого завета упоминается лишь о трех самоубийствах.

г) Ненависть есть один из весьма распространенных видов убийства. Припомните только слова св. ап. Иоанна: «всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (Иоан. 3, 15); или вспомните о словах Иисуса Христа: «вы слышали, что сказано древним: не убивай... А Я говорю вам, что всякий гневающийся на брата – подлежит суду» (Матф. 5, 21–22).

Самый даже язык является веским свидетелем распространенностя этого преступления, так как существует чрезвычайное разнообразие слов, обозначающих дурные страсти, которые являются зачатками преступления и убийства.

Злость, ярость, гнев, изступление, легкомыслие, месть, ссоры, сварливость, соперничество, упрямство, злорадство, враждебность, злопамятность, ненависть, недоброжелательность, неприязнь, зависть, ревность, крамола, досада, строптивость, нетерпимость, желчность, презрение, отвращение, омерзение, человеконенавистничество – все эти и подобные им обозначения, составляющия прискорбный перечень проявлений ненависти, указывают на то ужасное разнообразие видов, которые принимает на себя это огромное и многоголовое чудовище. Они все – виды раздраженного себялюбия. Как часто наблюдали мы их и как часто страдали от них!

Но кто же из нас вполне свободен от того или другого вида этих смертных грехов, столь обычных и столь живучих?

Как многие, напр., чуть не гордятся тем, что они легко раздражаются. Они думают, что это указывает на величие их духа, между тем как это обнаруживает лишь их гордость и несдержанность.

Как часто отравлялась жизнь злобным письмом, и согласие и золотое спокойствие изгонялись из семей одним необдуманным словом! Как прав был премудрый Соломон, говоря: «гнев гнездится в сердце глупых». Это то, что мы называем «лелеять злобу».

Как часто приходится слышать такие речи: «я ему отплачу»; «я стану ему на дороге»; «я еще не расплатился с ним»; «я отплачу ему тою же монетою». Иногда это кончается слабой «досадой», но иногда оно обращается в злобную «месть», делающую из людей жестоких безумцев. Но смысл этой заповеди говорит: «не мсти за себя и не давай места гневу». «Делай добро ненавидящим тебя». Вот возвышенное учение евангелия!

Перед нами пример Божественного Учителя нашего и Спасителя: будучи оскорбляем, Он не отвечал на оскорбления; будучи преследуем, Он не грозил, но предал Себя воле Того, Кто судит праведно. Как хорошо все мы знаем эти истины и как часто уклоняемся от них лукавым самообманыванием наших сердец!

Не показывает ли нам притча о немилосердом заимодавце (Матф. 18, 21–35), что непрощающему не простится, и не предостерегает ли она нас, чтобы мы не душили своего раба должника, требуя от него долг?

К этим недостаткам близка и дурная страсть зависти. Мелочные люди с легко раздражаемой гордостью не могут выносить, если кого предпочитают им, или кто-нибудь превосходит их.

Когда человек хотя на миллионную часть вершка возвышается над равными себе, то сколько нападок приходится ему выносить; его стараются принизить, употребить во зло его доверие. И если какой злобный клеветник, чтобы уронить его достоинство, распространит про него язвительную насмешку, – то его имя начинает чаще упоминаться, и двадцать уст с ядовитой радостью разносят эту насмешку!

И эта зависть переходит в ненависть, злобу, человеконенавистничество. Но все эти чувства, как сказал Иисус Христос, равносильны убийству. Они приводят человека к заслуженному им самим несчастию, как наказанию Бога. Они охватывают и опутывают душу, и наполняют ее страданием и тоской.

Зависть – это нечто в роде адского огня, который, как и подземные огни, нельзя потушить.

д) Соблазн ко греху – есть также величайшее преступление против шестой заповеди, ибо чрез него может быть погублена душа для вечной жизни.

На страницах многих изданий людей неверующих Иисус Христос снова распинается, и Его печальное лицо взирает с креста на то же самое и спустя почти две тысячи лет после Его страданий.

Как много, братия, из нас таких, которые, не давая себе отчета в своих словах, совершали грех.

Ставить камни преткновения на пути неопытнаго, – соблазнять слабого на путь нечестия или порока, – быть для других искусителем, – смущать души, ради которых Спаситель принял смерть – вот гибельнейшия преступления для человека!

Кто дает вредную книгу младшему и слабейшему, – книгу, которая в десять минут погубит его; кто для своего товарища, которого он называет своим другом, является путеводителем к греху, кто первый бросает семена ада в душу одного из меньших братьев Христа; кто ведет другого на самый край пропасти, уча его лгать или предаваться азартной игре, или пьянству, или разрушать лучшие задатки его природы, может быть в глазах Бога хуже убийц, которых вешают за преступление. (См. Дух. нравств. беседы Фар-а).

Все заповеди Бога связаны одна с другой. Нарушая одну из них, часто нарушают их все. Не один лжец, но и приобревший свое богатство, запятнанное убийством чьего-либо доброго имени, или соблазнитель, вращающийся иногда даже в высших кругах общества – пред глазами Бога убийца. Воздаяние Господа за убийство не пройдет мимо него.

е) Всякое себялюбивое, преступное, притесняющее других занятие пред глазами Бога – убийство. Оно может сделать миллионером или вельможей, но как истинно то, что Бог все здание общественного строя основывает на краеутольном камне христианской любви, так истинно и то, что дух Каина пребывает в тех, кто процветает на счет бедствий своих братьев-людей.

По древним законам левитов, если вол, известный своею бодливостью, бросался кого забодать, то собственника вола предавали смерти.

ж) Брат.-христиане! не забудем напомнить вам, что даже холодное равнодушие и безучастность к бедствию людей заключает в себе род убийства. Священник и левит были теми же убийцами для несчастного израненного собрата человека, о котором говорится в известной евангельской притче, которого они оставили лежать на дороге, как будто бы он их не касался, и все это лишь потому, что они придерживались разных обрядностей и не сходились во взглядах на жертвоприношения.

з) Если мы обращаемся с кем-либо дерзко или презрительно, если мы причиняем какой-либо вред его жизни, лишаем его благополучия, то мы также нарушаем дух шестой заповеди. Но мы нарушаем его и тогда, когда соглашаемся с таким обращением, не возстаем против него, не стараемся из всех сил исправить безчисленные несправедливости, причиняемые всюду людьми своим же братьям, если мы не заботимся о бедном, если мы не посвящаем части своей жизни на дела, угодные Господу, если мы не любим своих ближних, как самих себя.

III. Братие-христиане! Будем молить Господа, дабы Он, по Своей милости, послал нам в наши сердца дух христианской любви, чтобы при свете его мы проверили всю нашу жизнь и при этом ярком свете могли бы судить самих себя, для того, чтобы нам не пришлось испытать слишком поздно страшное изречение: «всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1Иоан. 3,15). (Составил священник Григорий Дьяченко по указ. источн.).


Источник: Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года применительно к житиям святых, праздникам и др. священ. событиям, воспоминаемым Церковию, и приспособленных к живому проповедническому слову (импровизации). Составил по лучшим проповедническим образцам /Священник Григорий Дьяченко/. В двух томах. - /Второе пересмотренное и значительно дополненное издание/. - М.: Издание книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. Электронный источник: Слово пастыря

Комментарии для сайта Cackle