святитель Григорий Великий (Двоеслов)

Об иконах

Григорий Серену епископу Массилийскому (Марсельскому)

Начало твоего письма показало нам такую твою добрую волю, подобающую священнику, что велика была наша радость о твоем братстве. Однако его конец настолько отличался от собственного начала, что могло показаться, что это послание принадлежит не одному уму, а различным. Хотя бы то, что у тебя были сомнения относительного нашего письма, которое мы тебе послали, позволило заранее понять, насколько ты опрометчив. Ведь если бы ты обратил пристальное внимание на наши полные братской любви увещевания, ты не только бы не сомневался, но и совершенно осознал, что тебе подобает делать в достойной священника серьезности.

Дело в том, что бывший аббат Кириак, который доставил наше письмо, был не настолько недисциплинирован или необразован, чтобы осмелиться самому что-то сделать не так, как ты полагаешь, или чтобы ты принимал подозрения, что этот человек не тот, за кого себя выдает. Однако, отложив размышление над нашими здравыми советами, ты дошел до того, что сделался повинен не только в поступках, но и в самых своих вопрошаниях. Ведь до нас дошли известия, что ты, загоревшись неразумной ревностностью, уничтожил изображения святых, под таким будто бы извиняющим предлогом, что не следует им поклоняться (adorare)1. И действительно, мы всячески одобряем, что ты запретил им поклоняться; однако порицаем тебя за то, что ты их уничтожал. Скажи, брат, слышано ли, чтобы когда-нибудь кто-то из священников делал то, что совершил ты?

Если ни что-нибудь, то хотя бы это разве не должно было удержать тебя от того, чтобы презирать своих братьев и считать себя одного святым и мудрым? Ведь одно дело поклоняться изображению, а другое – через то повествование, которое изображено, научиться, чему следует поклоняться. Ведь что являет писание читающим, то изображение показывает смотрящим на него простецам. На картине и невежды видят, чему дόлжно следовать, при помощи картины и неграмотные читают. Поэтому картина заменяет чтение (для язычников – особенно). Поскольку ты живешь среди язычников, тебе особенно следовало на это обратить внимание, чтобы не вызвать смущения в примитивных умах, неосторожно загоревшись справедливой ревностью.

Итак, не следовало уничтожать то, что было установлено в церквах не для поклонения, а для наставления невежественных умов. Изображать истории о святых в священных местах древность позволила не без причины. Поэтому, приправив ревность рассудительностью, ты несомненно и добился бы того, к чему стремился, и не рассеял бы собранное стадо. Точнее сказать – ты бы и рассеянное смог собрать, так что по заслугам был бы украшен именем пастыря, а не отягощен обвинением в разорении.

А теперь, когда ты в этом деле неосторожно последовал своим стремлениям, ты, как говорят, настолько смутил твоих чад, что бόльшая часть их прекратила с тобой общение. Так когда же ты начнешь приводить в овчарню Господню заблудших овец, если ты не смог удержать и тех, которые у тебя были? Поэтому мы настоятельно советуем тебе, чтобы ты хоть сейчас научился быть внимательным и обуздал свою поспешность. Разузнай, чьи души отделены от единства с тобой, и поспеши, всеми силами, со всем усердием постарайся отеческой нежностью их вернуть к себе.

Дело в том, что рассеянных чад Церкви следует собирать и показывать свидетельствами Священного Писания, что нельзя поклоняться ничему, что сделано руками, поскольку написано: Господу Богу твоему поклоняйся и ему одному служи (Лк. 4, 8). А затем следует добавлять, что ты видел, как с картинами, которые были созданы для укрепления невежественного народа, чтобы люди, даже не зная грамоты, понимали, что происходит, рассматривая саму историю, дело дошло до поклонения. Это и заставило тебя предписать, чтобы они были уничтожены. Еще тебе следует им сказать: если вы для того самого наставления, для которого картины изображались в древности, хотите иметь их в церкви, я, разумеется, позволяю их создавать, и хранить. Обрати их внимание на то, что не само по себе рассматривание какой-нибудь истории, которая выставлена благодаря картине на всеобщее обозрение, было тебе неприятно, а то поклонение, которое незаслуженно совершалось в отношении этих картин. Смягчая их расположение такими речами, призови их к согласию с тобой. И если кто захочет изготавливать изображения, ни в коем случае не воспрещай, но всеми способами не позволяй, чтобы изображениям покланялись. Пусть твое братство тщательно напомнит им, чтобы из рассматривания совершающихся событий они усиливали покаяние и со смирением склонялись в поклонении единой всемогущей Троице.

Мы все это говорим с любовью к святой Церкви и к твоему братству. Так что пускай из-за моих замечаний не пошатнется твоя ревность к должному, но укрепится стремление к благочестивому образу правления.

Кроме того, нам стало известно, что твоя любовь охотно принимает в общение дурных людей, так что даже пресвитера, который когда-то пал и до сих пор, говорят, пребывает в осквернении от этого преступления, она считает другом. Однако по крайней мере этому мы не вполне верим, поскольку, принимая такого человека, нельзя исправить его проступки; скорее, как кажется, так можно дать свободу другим так поступать. Однако, чтобы каким-либо обманом и мошенничеством он не убедил тебя принять его в общение и в дальнейшем хорошо к нему относиться, тебе следует не только изгнать его как можно дальше от себя, но и любым образом, со священнической ревностью пресечь его отклонения. Что касается других, о ком помнят, что они порочны, отеческим увещанием отсеки их от их порочности и призови снова на правый путь. Но если (да не будет!), ты увидишь, что здравые наставления ничуть не помогают, позаботься о том, чтобы этих людей удалить от себя подальше, чтобы не показалось, что их порочность не противна тебе, раз ты принимаешь их. И не только они сами тогда останутся не исправленными, но еще и другие испортятся от их принятия. Задумайся, насколько гнусно перед людьми и опасно пред очами Божьими, если тот самый человек, который должен карать преступления, будет, как кажется, их вскармливать.

Итак, возлюбленный брат, обрати на все это пристальное внимание; постарайся действовать так, чтобы и порочных исправить со всей тщательностью, и не вызвать смущения в душах твоих чад общение с дурными людьми (Cf. Ioan. Diac. l. III, cc. 30 et 45.).

* * *

1

De consecrat. , dist. 3, c. 27


Источник: Свт. Григорий Великий об иконах. (S. Gregorius Magnus. Epistolarum liber XI, ep. 13, ad Serenum // PL. 77. Col. 1128-1130). Пер. П.А. Пашков. [Электронный ресурс] // Петр Пашков

Комментарии для сайта Cackle