святитель Игнатий (Брянчанинов)

Наука

Покажите мне эту вечную собственность, это богатство верное, которое я мог бы взять с собой за пределы гроба! Доселе я вижу только знания, даваемые, так сказать, на подержание, оканчивающиеся землей, не могущие существовать по разлучении души с телом. – К чему служит изучение математики? Предмет ее – вещество. Она открывает известный вид законов вещества, научает исчислять и измерять его, применять исчисления и измерения к потребностям земной жизни. Указывает она на существование величины бесконечной, как на идею за пределами вещества. Точное познание и определение этой идеи логически невозможно для всякого разумного, но ограниченного существа. Указывает математика на числа и меры, из которых одни по значительной величине своей, другие по крайней малости не могут подчиниться исследованию человека, указывает она на существование познаний, к которым человек имеет врожденное стремление, но к которым возвести его нет средств у науки. Математика только делает намек на существование предметов вне объема наших чувств. Физика и химия открывают другой вид законов вещества. До науки человек даже не знал о существовании этих законов. Открытые законы обнаружили существование других бесчисленных законов, еще закрытых. Одни из них не объяснены, несмотря на усилие человека к объяснению, другие и не могут быть объяснены по причине ограниченности сил и способностей человека. Кажется, говорил нам красноречивый и умный профессор Соловьев,184 произнося введение в химию: «Мы для того и изучаем эту науку, чтобы узнать, что мы ничего не знаем и не можем ничего знать, такое необъятное поприще познаний открывает она перед взорами ума, так приобретенные нами познания на этом поприще ничтожны!» – Она с осязательною ясностью доказывает и убеждает, что вещество, хотя оно, как вещество, должно иметь свои границы, не может быть постигнуто и определено человеком и по обширности своей, и по многим другим причинам. Химия следит за постепенным утончением вещества, доводит его до тонкости, едва доступной для чувств человеческих, в этом тонком состоянии вещества еще усматривает сложность и способность к разложению на составные части, более тонкие, хотя само разложение уже невозможно. Человек не видит конца утончению вещества, так же как и увеличению чисел и меры. Он постигает, что бесконечное должно быть и невещественным, напротив, все конечное должно по необходимости быть и вещественным. Но эта идея неопределенная, определено ее существование. Затем физика и химия вращаются в одном веществе, расширяют познания об употреблении его для временных земных нужд человека и человеческого общества. Менее положительна, нежели упомянутые науки, философия, которой особенно гордится падший человек. Естественные науки непрестанно опираются на вещественный опыт, им доказывают верность принятых ими теорий, которые без этого доказательства не имеют места в науке. Философия лишена решительного средства к постоянному убеждению опытом. Множество различных систем, несогласных между собой, противоречащих одна другой, уже уличают человеческое любомудрие в неимении положительного знания Истины. Какой дан в философии простор произволу, мечтательности, вымыслам, велеречивому бреду, нетерпимым наукой точной, определенной! При всем том философия обыкновенно очень удовлетворена собой. С обманчивым светом ее входит в душу преизобильное самомнение, высокоумие, превозношение, тщеславие, презрение к ближним. Слепотствующий мир осыпает ее, как свою, похвалами и почестями. Довольствующийся познаниями, доставляемыми философией, не только не получает правильных понятий о Боге, о самом себе, о мире духовном, но, напротив, заражается понятиями превратными, растлевающими ум, делающими его неспособным, как зараженного и поврежденного ложью, к общению с Истиной (см. 2Тим. 3, 8). «Мир своею мудростью не познал Бога» (1Кор. 1, 21), – говорит апостол. «Помышления плотские суть смерть... плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут» (Рим. 8, 6–7), потому что это не свойственно им. «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу; ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2, 8–9)185. Философия, будучи исчадием падения человеческого, льстит этому падению, маскирует его, хранит и питает. Она страшится учения Истины, как смертоносного приговора для себя (см. 1Кор. 3, 18). Состояние, в которое приводится философией дух наш, есть состояние самообольщения, душепогибели, что вполне явствует из вышеприведенных слов апостола, который повелевает всем желающим стяжать истинное познание от Бога отвергнуть знание, доставляемое любомудрием падшего человечества. «Никто не обольщай самого себя, -» говорит он. – «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым» (1Кор. 3, 18). Истинная философия (любомудрие) совмещается во едином учении Христовом. Христос – Божия Премудрость (см. 1Кор. 1, 24, 30). Кто ищет премудрости вне Христа, тот отрицается от Христа, отвергает премудрость, обретает и усваивает себе лжеименный разум, достояние духов отверженных. О географии, геодезии, о языкознании, о литературе, о прочих науках, о всех художествах и упоминать не стоит: все они для земли; потребность в них для человека оканчивается с окончанием земной жизни – большей частью гораздо ранее. Если все время земной жизни употреблю для снискания знаний, оканчивающихся с жизнью земной, что возьму с собой за пределы грубого вещества?.. «Науки! Дайте мне, если можете дать, что-либо вечное, положительное, дайте ничем неотъемлемое и верное, достойное назваться собственностью человека!» – Науки молчали.

* * *

Человек, лишившись падением своим Божественного Света – Святого Духа, должен был довольствоваться своим собственным скудным светом – разумом. Но этот естественный свет весьма немногих привел к познанию истинного Бога: он устремился в основном к доставлению всевозможных удобств для земной жизни, изобрел различные науки и искусства, которые точно способствовали и способствуют умножению и развитию этих вещественных удобств, но вместе с тем способствуют и сильнейшему развитию греховной жизни, запечатлению и утверждению падения украшением падения, множеством различных призраков благосостояния и торжества. Науки человеческие, будучи плодом падения, удовлетворяя человека, представляя ему Божию благодать и Самого Бога ненужными, хуля, отвергая, уничижая Святого Духа, стали сильнейшим орудием и средством греха и диавола для поддержания и укрепления падения.

* * *

Вы спрашиваете, какое мое мнение о науках человеческих? – Люди после падения начали возделывать землю, начали нуждаться в одежде и других многочисленных потребностях, которыми сопровождается наше земное странничество; словом, они начали нуждаться в вещественном развитии, стремление к которому – отличительная черта нашего века.

Науки – плод нашего падения – произведение поврежденного падшего разума. Ученость – приобретение и хранение впечатлений и познаний, накопленных человеками во время жизни падшего разума. Ученость – светильник ветхого человека, светильник, «которым блюдется мрак тьмы на веки» (Иуд. 1, 13). Искупитель возвратил человекам тот Светильник, который им дарован был при создании Создателем, которого лишились они при грехопадении своем. Этот Светильник – Дух Святой, Он – Дух Истины, наставляет всякой истине, испытывает глубины Божии, открывает и изъясняет тайны, дарует и вещественные познания, когда они нужны для духовной пользы человека. Ученому, желающему научиться духовной мудрости, завещает апостол: «если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым» (1Кор. 3, 18). Точно! Ученость не есть собственно мудрость, а только мнение мудрости. Познание Истины, которая открыта человекам Господом, к которой доступ – только верой, которая неприступна для падшего разума человеческого, заменяется в учености гаданиями, предположениями. Мудрость этого мира, в которой почетное место занимают многие язычники и безбожники, прямо противоположна по самым началам своим мудрости духовной, Божественной. Нельзя быть последователем той и другой вместе; одной непременно должно отречься. Падший человек – ложь, и из умствований его составился «лжеименный разум», то есть образ мыслей, собрание понятий и познаний ложных, имеющих только наружность разума, а в сущности своей – шатание, бред, беснование ума, пораженного смертной язвой греха и падения. Этот недуг ума особенно в полноте открывается в науках философских.

* * *

184

Профессор С.-Петербургского университета Михаил Федорович Соловьев читал физику в нижнем, а химию в верхнем офицерских классах Главного инженерного училища. – Прим. ред.

185

В церковно-славянском переводе: в Нем же суть вся сокровища премудрости и разума сокровенна. Прим. ред.



Источник: Симфония по творениям святителя Игнатия (Брянчанинова) / [ред.-сост. Т. Н. Терещенко]. - Москва : Даръ, 2008. - 775 с. ISBN 978-5-485-0095-7

Вам может быть интересно:

1. Симфония по письмам святителя Игнатия (Брянчанинова) – УМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ святитель Игнатий (Брянчанинов)

2. Симфония по творениям святителя Феофана, Затворника Вышенского – НАУКА святитель Феофан Затворник

3. Симфония по творениям свт. Иоанна Златоуста – ЕРЕТИКИ святитель Иоанн Златоуст

4. Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского – СМЕХ праведный Иоанн Кронштадтский

5. Симфония по творениям преподобного Ефрема Сирина – Богохульство преподобный Ефрем Сирин

6. Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского – Бесчувствие святитель Димитрий Ростовский

7. Симфония по творениям преподобного Амвросия, старца Оптинского – Попущение Божие преподобный Амвросий Оптинский (Гренков)

8. Пособие при чтении и изучении Библии в семье и школе. Выпуск III архимандрит Никифор (Бажанов)

9. Сокровище духовное от мира собираемое – 141. Входящие в чертог царский святитель Тихон Задонский

10. Собрание сочинений. Том 4 – БЕСЕДА читанная в зале Харьковского Института благородных девиц, в день годичного акта, 10 мая 1896 года. архиепископ Амвросий (Ключарев)

Комментарии для сайта Cackle