Иларион Алексеевич Чистович

Период III. Александроневская главная семинария 1788–1797

Учебная часть

Преобразование и переименование Александроневской семинарии в Главную семинарию находится в связи с общими правительственными распоряжениями о преобразовании училищ.

В 1786 году 5 августа Высочайше утвержден был Императрицей Екатериной II Алексеевной Устав народных училищ в Российской империи, предначертанный Самой же Императрицей и приведенный в окончательный вид Комиссией об учреждении народных училищ. Правилами этого устава определены способ и цель преподавания наук в училищах, устройство их в правительственном и хозяйственном отношениях и взаимное отношение их, как частей одного органического целого. Цель учреждения училищ изложена в самом начале Устава: «Воспитание юношества было у всех просвещенных народов настолько уважаемо, что почитали его средством утвердить благо общества гражданского: да это и неоспоримо; ибо предметы воспитания, заключающие в себе чистое и разумное понятие о Творце и Его святом законе и основательные правила непоколебимой верности к Государю и истинной любви к отечеству и своим согражданам, суть главные подпоры общего государственного благосостояния.» Для достижения этой цели положено было учредить народные училища во всех губерниях и наместничествах Российской империи. Училища разделены на главные и малые: первые положено учредить в каждом губернском городе, последние, кроме губернских городов, в уездных и где, по усмотрению приказов общественного призрения, откроется надобность и возможность. Те и другие подчинены ведению приказов общественного призрения. Председатель приказа, генерал-губернатор или губернатор, сообразно с его должностью, назначен главным попечителем училищ. Он избирает директора для ближайшего и непосредственного надзора за училищами наместничества или губернии. Главное училище образует учителей для малых училищ и имеет за ними надзор, а Комиссия заботится о снабжении их учебными руководствами и другими пособиями80.

В сообразность с устройством главных народных училищ, преосв. митрополит Гавриил исходатайствовал Высочайшее соизволение на преобразование Александроневской семинарии в Главную семинарию, ближайшим образом для здешней и Новгородской епархий, составлявших в церковно-иерархическом отношении одно управление, а потом и для прочих, где будет надобность в учителях. Во исполнение Высочайшей воли, указом св. Синода от 27 июля 1788 года, повелено было: присылать в Главную семинарию учеников из всех епархиальных семинарий, исключая состоящую в Троицкой Сергиевой лавре, также Черниговскую, Новгород-северскую и заграничную при коадьюторе митрополии Киевской, однако не более, как по два из каждой человека таких, которые бы надежнейшие были в благонравии, поведении и в учении лучшего перед другими понятия, и притом из окончивших уже учение не ниже риторического класса, для образования их к учительской должности в высших классах; после чего они отпущены будут к этим должностям в свои семинарии, а на место их присланы будут другие, если того, по усмотрению епархиальных архиереев, востребует польза и надобность81. Вышеозначенные четыре семинарии исключены потому, что они находились – первая подле Московской, последние подле Киевской академии, куда они с большим удобством могли посылать учеников для образования к учительским должностям.

Способ обучения, принятый в народных училищах, по происхождению своему есть способ австрийских нормальных школ. Императрица, пригласив венгерца Янковича де Мириево, бывшего директором народных училищ Темисварского округа, для образования училищ Российской империи, поручила ему устройство учебной части. Янкович отлично оправдал доверие Императрицы, так что предположения его о способе преподавания наук, с небольшими изменениями, утверждены для народных училищ всей Империи. Достоинство его методы состоит в хорошем выборе предметов, введенных в круг народного образования, и образе преподавания их приспособительно к постепенно развивающимся смышлености и любопытству воспитанников; с другой стороны, через принятие его во все народные училища, утверждался полный единообразный порядок преподавания во всех училищах Империи.

Указом святейшего Синода от 27-го декабря 1785 года повелено было ввести этот способ и во всех духовных училищах. Но это исполнено было, по крайней мере в отношении к здешней Главной семинарии, не скоро. Впрочем сделаны значительные, против прежнего, улучшения по учебной части, именно:

1) В круг наук введены некоторые новые предметы, которых прежде не преподавали: церковная история, механика и естественная история82. Тогда же открыт класс математики и опытной физики.

2) За руководство в преподавании наук приняты были книги, изданные комиссией об учреждении народных училищ; именно – арифметита (Спб. 1786), руководство к геометрии (Спб. 1785), физике (Спб. 1765), механике (Спб. 1785), начертание естественной истории, с присовокуплением к оной рисунков на царство животных; всеобщее землеописание (2 ч. Спб. 1788–1795), пространное землеописание Российского государства с 9 картами (Спб. 1786 и 1787), всемирная история, полушария или изображения обеих половин земного шара и проч. Книги эти отпускаемы были в здешнюю и прочие епархиальные семинарии с уступкой 30 % против обыкновенной продажной цены в уважение того, что комиссия при печатании некоторой части книг пользовалась содействием св. Синода83. По тем наукам, для которых не было ни учебников, ни руководств на русском языке, руководствовались иностранными: по философии – Винклером; риторике – Лежаем; по богословию учебной книгой было сокращенное богословие Феофана Прокоповича; пособием–богословские уроки Турретина.

3) Учители должны были помесячно представлять ректору отчеты о предметах, пройденных каждым из них по своему классу; а ректор представлял их митрополиту. В конце года составлялся общий отчет о трудах наставников и успехах воспитанников в продолжении года. М. Гавриил сам присутствовал на экзаменах, утверждал списки с разделением воспитанников на разряды и назначением одних к выпуску, других к переводу или выключке из семинарии и потом доносил о своих наблюдениях св. Синоду84.

Впрочем, и сами наставники составляли учебники по своим предметам. Некоторые из них напечатаны, именно:

1) Священная риторика (Rhetorica sacra), соч. архим. Иннокентия Дубравицкого, на латинском языке. Спб. 1790 г.

2) Compendium hermeneuticae sacrae, соч. архим. Антония Знаменского, выбрано из первой части Виттенбаховой и дополнено из Рамбахиевой герменевтики; в 1806 г., с одобрения св. Синода, напечатано для употребления в духовных училищах85.

3) Плодом занятий Анастасия Братановского по классу церковного красноречия был Tractatus de concionum dispositionibus formnandis (M. 1806 г.). Но это сухое и дробное сочинение только подтверждает ту мысль, что, иногда творя прекрасное, можно не сознавать ясно, или по крайней мере не быть в состоянии сообщить другим искусство (технику) своего творения.

4) Правила высшего красноречия, сочинение М. М. Сперанского, напечатанное уже по смерти сочинителя усердием одного из множества почитателей его имени, бывшего профессора здешней Дух. Академии, И. Ветринского (Спб. 1844 г.). Оно написано в самую раннюю пору жизни и ученой деятельности Сперанского, когда он имел еще только 21 год и по окончании курса только что определен был учителем словесности в здешней семинарии. Несмотря на то, сочинение имеет много достоинств. Признав главным источником красноречия внутреннее состояние оратора – твердое убеждение в истине предмета и глубокое сочувствие к слушателям, автор выразил понятия, совершенно соответствующие характеру новейшего красноречия, особенно духовного, в противоположность ораторскому искусству древних, и выразил их в такое время, когда в науке словесности господствовала французская теория, которая, основываясь на древних образцах, все в поэзии и красноречии низводила к одним внешним причинам и побуждениям и главным началом искусства признавала подражание внешней природе. Язык автора, по своему изяществу, резко отличается от большей части сочинений своего времени. Речь его во многих местах делается одушевленной, картинной и возвышенной. Обилие прекрасных примеров красноречия, хотя ограничивающихся главным образом произведениями древней классической и французской литературы, но приведенных со строгой разборчивостью и с объяснениями самого автора, верными, умными и живоизложенными, также делает честь его вкусу. Из философских сочинений Сперанского, относящихся ко времени пребывания его в семинарии, напечатан в одном периодическом издании отрывок: О силе, основе и естестве86.

Особые ученые занятия наставников и упражнения воспитанников семинарии

При семинарии, как впоследствии при академии, были постоянные катехизаторы, хотя по штату не было для них особой должности. Эта обязанность возлагаема была м. Гавриилом на способнейших семинарских наставников, духовных и светских, с вознаграждением их за труды прибавкой жалованья. Здесь-то раскрылись и, может быть, образовались проповеднические таланты знаменитых наших церковных ораторов –Анастасия Братановского и Феофилакта Русанова. Первый толковал публично катехизис с 22 июня 1791 года, последний – в 1793 г., еще бывши в степени иеродиакона. В следующем году митрополитом Гавриилом назначен был в эту должность светский – Дмитрий Травинский; но доколе он продолжал и кто был его преемником, не известно.

Кроме того, из записок современника – П. И. Мартынова, об образе жизни и занятиях тогдашних наставников, видно, что:

1) Их занимал различными поручениями м. Гавриил. Большую часть трудов этого рода составляют переводы с иностранных языков на русский и с русского на иностранные языки.

2) Некоторые наставники, между ними и Сперанский, были сотрудниками литературных журналов, а П. И. Мартынов в 1783 г. заведывал несколько месяцев редакцией С.-Петербургского Меркурия, за болезнью А. И. Клушина и отъездом из С.-Петербурга П. А. Крылова – издателей этого журнала.

Студенты более других любознательные довершали свое образование слушанием уроков в Академии Наук и других высших заведениях, где лучине наставники объясняли науки, которых не проходили в семинарии. Известный уже нам Мартынов пишет сам о себе, что он хаживал пешком на Васильевский остров слушать уроки химии и на Аптекарский – слушать уроки ботаники, читанные профессором Тереховским87. Из его же записок видно, что студенты в досужее время переводили с иностранных языков на русский статьи разнообразного содержания для тогдашних журналов и получали за это небольшую плату. «Тогдашние издатели – пишет Мартынов – студенческими переводами не брезговали, зная по опыту, что они дешевле всяких других. Случалось и так, что перевод делал студент за какую-нибудь ничтожную плату, а на заглавном листке выставлялось имя какого-нибудь известного уж российского Клопштока».–Студенты упражняемы были также в составлении и сказывании проповедей. Мартынов в своих записках замечает, что в этом роде их произведений заметны были два главные тона: одни старались писать цветно, плодовито, блистательно, другие – просто, коротко, глубокомысленно. В произношении также господствовали два тона: одни подражали театральному, следуя Яковлеву; другие ближе подходили в произношении проповедей к обыкновенному разговору». Первое можно объяснить всеобщим увлечением того времени в пользу внешнего блеска – в сочинениях и их произношении точно так же, как во всем прочем: лучшие и знаменитейшие наши проповедники брали за образец для себя декламацию Дмитревского и Яковлева. В семинарии этот тон поддерживаем был уроками и собственным примером Анастаса Братановского, изъяснявшего воспитанникам теорию церковного проповедничества, и преемника его по кафедре – Сперанского. Михаил Михайлович любил блестящий, даже несколько изысканный слог; но, увлекая своих слушателей к подражанию, он не мог передать им своего вкуса, который предохранял его от надутой высокопарности.

Библиотека получила значительное приращение после соединения здешней семинарии с Новгородской; потому что большая часть книг Новгородской библиотеки, образовавшейся из частных библиотек преосвященных Новгородских Феофана Прокоповича, Амвросия Юшкевича, Стеофана Калиновского и друг., отделена и перевезена в здешнюю семинарию. Иннокентий Полянский, Воронежский архиепископ, разделив свою библиотеку между некоторыми семинариями, часть ее отказал здешней Академии. В ней было около 4000 №№.

Управление семинарии и списки наставников

Главная семинария состояла под непосредственным надзором м. Гавриила и во всех бумагах называлась семинарией Его Высокопреосвященства. Пр. Гавриил сам назначал ректоров и префектов; выбирал, определял и увольнял наставников, назначал, увеличивал и уменьшал оклады их жалованья; поощрял способнейших, возбуждал менее деятельных; посещал классы, бывал на экзаменах и утверждал разрядные списки после обстоятельного их рассмотрения; при поступление воспитанников разделял их по классам, смотря по успехам в первоначальных предметах; бедным назначал nocoбие, сообразно с степенью нужды каждого, пополняя средства семинарии собственными приношениями.

Ближайшее управление внутренними делами семинарии принадлежало семинарской Конторе, в которой присутствовали ректор и префект. В короткий промежуток времени, с 1788 по 1797 г., эти должности занимаемы были преемственно следующими лицами:

Ректоры и богословия учители

9) Иннокентий Дубравицкий, архимандрит, из префектов Новгородской семинарии, с 12 окт. 1788 г.; тогда же поручено было ему преподавание закона Божия православным воспитанникам Немецкого училища св. Петра; в 1793 г. он имел счастье быть наставником Ее Императорского Высочества Великой Княжны Елизаветы Алексеевны; в 1795 г. апреля 7 переведен в Иверский монастырь и от должности ректора уволен. Скончался в Юрьевском монастыре на покое в 1799 году88. Напечатано несколько проповедей, говоренных им в С.-Петербурге; в бытность ректором семинарии.

10) Антоний (Николай Ив.) Знаменский, сын протоиерея Новгородского Знаменского собора, обучался начальным предметам и риторике в Новгородской, а философии и богословию в здешней семинарии, и по окончании курса, в сентябре 1788 г. определен в ней учителем синтаксического класса и библиотекарем; в 1792 г. пострижен в монашество и определен префектом семинарии; в 1794 произведен в архимандрита Новгородского Вяжицкого монастыря, а в следующем году сделан ректором семинарии. При нем в 1797 г. семинария переименована академией.

Префекты и философии учители

11) Епифаний Легонин, иеромонах, из здешних учителей, с 1788 г.; преподавал историю философии и естественную историю.

12) Павел Предтеченский, иеромонах, вызван м. Гавриилом из Ярославской семинарии, в которой был учителем разных классов и, по смерти Епифания, в декабре 1788 г., определен префектом; в 1792 г. переведен префектом же в Московскую академию, а потом ректором во Владимирскую семинарию. Здешние воспитанники были недовольны им как наставником; потому что он был большой схоластик и лишь латинским языком прикрывал свое незнание.

13) Антоний Знаменский, иеромонах, с 1792 по 1795 г.

14) Михаил Мих. Сперанский, определен префектом из здешних учителей в 1795 г. и один только год занимал эту должность. Не многие, получившие общую известность сведения о жизни его повторяемы были так часто, что было бы излишне повторять их еще раз без всяких прибавлений, и потому мы ограничимся самым кратким воспоминанием пребывания его в здешней семинарии и последующей жизни. Сперанский прислан был для высшего образования из Владимирской семинарии в 1789 г. и обучался четыре года богословским и философским наукам и высшей математике. По окончании курса ему надлежало возвратиться в свою семинарию к учительской должности; но м. Гавриил, усмотрев в нем отличные дарования, оставил его в своей епархии и определил в семинарию учителем высшего, преимущественно церковного, красноречия и чистой математики89. Это был обыкновенный порядок вещей в отношении к лучшим воспитанникам, присылаемым сюда для образования. Усердие, с каким Сперанский проходил должность наставника, можно видеть уже из того, что в самое короткое время преподавания словесности он составил весьма хороший учебник по этому предмету. В апреле 1795 г. м. Гавриил выбрал его в префекты семинарии, вероятно по надежде, что он вступить в монашество, так как в эту должность определяемы были по преимуществу лица из монашествующего духовенства; но Сперанский через два года вышел из семинарии и духовного звания (13 дек. 1796 г.)90. Образованный и сильный вельможа своего времени, генерал-прокурор князь Алексей Борис. Куракин, у которого он был домашним учителем и секретарем, принял его секретарем в свою канцелярию. Сперанскому было в то время 26 лет. Из канцелярии генерал-прокурора он перешел правителем дел в Комиссию о снабжении Петербурга хлебом и сделался известным Государю Цесаревичу Великому Князю Александру Павловичу, который по званию С.-Петербургского военного генерал-губернатора был председателем этой Комиссии; а по восшествии Его на престол Сперанский остался при Нем в звании статс-секретаря. По особенной Монаршей милости он возводим был от одного достоинства к другому с чрезвычайной быстротой, так что через четыре года службы на новом поприще (1801 г. июля 9) он был уже действительным статским советником. В 1808 г. он имел счастье сопровождать Государя Императора в Эрфурт и был удостоен отлично лестного внимания императора Наполеона и прусского короля. В 1809 г. принимал деятельное участие в преобразовании духовных училищ и различных частей государственного управления; но вскоре обстоятельства переменились. Эта перемена обстоятельств, временно удалившая Сперанского от службы, и возвращение его потом снова к высокой деятельности больше или меньше всякому известны. В 1839 г. 13 февраля он скончался в звании графа Российской империи, оставив по себе памятником Полное Собрание и Свод Законов Российской Империи и весьма много полезных учреждений по разным предметам и ведомствам государственного управления.

15) Флавиан (Феодор) Ласкин обучался в Коломенской и здешней семинариях и, по окончании курса, в 1791 г. марта 16 определен здесь учителем латинского класса и низшей математики, в 1795 г. поэзии, в 1796 г. философии и определен префектом семинарии; в следующем году 13 марта пострижен в монашество; 15 июля посвящен в иеродиакона и определен законоучителем православных воспитанников в Немецком училище св. Петра; 14 сентября посвящен в иеромонаха; в 1798 г. 14 Февраля произведен в архимандрита Зеленецкого монастыря; в октябре 1799 г. переведен в Сергиеву пустынь, в ноябре в Антониевский монастырь, а в январе 1800 г. определен ректором Новгородской семинарии и присутствующим в тамошней консистории.

Наставники

Заботливости и распорядительности м. Гавриила семинария обязана многими прекрасными наставниками, которые проходили свое служение с честью для заведения и несомненной пользой для учащихся. Читатель встретил в списке наставников этого периода имена, известные образованным людям всех сословий. Одни из них получили воспитание в здешней семинарии, другие поступили в нее, по приглашению м. Гавриила, из епархиальных семинарий училищ и из светских учебных заведений. По ограниченности средств оклады жалованья были невелики и неодинаковы для всех, но постепенно возвышались от низших классов к высшим: это заставляло наставников, при всякой открывшейся вакансии в высших классах, переходить на новые кафедры, что, конечно, не было полезно ни для науки, ни для заведения, ни для самих наставников. Случалось и очень не редко, что иной наставник в течение пяти-шести лет службы переходил все классы и науки. Сообщим имена их с краткими сведениями о последующей их судьбе по выходе из семинарии:

Иван Никит. Голубев, из здешних воспитанников, с 1784 г. обучал латинскому языку; в 1786 г. переведен в Новгородскую семинарию на класс риторики, но в 1788 г. снова вызван в С.-Петербург на красноречие; в 1789 г. вышел священником в приход. Скончался протоиереем Владимирской церкви.

Иван Сем. Державин, в 1788 г. переведен из учителей Новгородской семинарии и занимал класс поэзии, а после Голубева– класс красноречия; в 1790 г. рукоположен в священники и проходил разные епаршеские должности; в 1798 г. произведен в протоиерея; в 1807 г. Высочайше пожалован был членом св. Синода и обер-священником армии и флотов, а с образованием Комитета об усовершенствовании духовных училищ, преобразованного и переименованного в 1808 г. в Комиссию духовных училищ, и в оных по Высочайшей воле был членом, разделяя труды с бывшими своими учениками – Феофилактом, епископом Калужским и М. М. Сперанским. Скончался в 1826 году.

Павел Пухидинский, в 1788 г. переведен с грамматического на риторический класс; в 1790 г. вышел священником в приход.

Класс физики занимали: экстраординарный профессор С.-Петербургской Академии Наук Алексей Алексеев. Конов (скончался в 1795 г.); после него – профессор Гаррах.

Никита Дм. Максимов, обучался сперва в Тобольской семинарии, потом в Учительской гимназии; в 1788 г. вызван в здешнюю семинарию на класс математики; в 1792 г. определен священником и законоучителем Императорского Воспитательного Дома.

Классы французского и немецкого языков занимал несколько времени профессор Гутсман. После него приглашен бывший учителем этих языков в Императорском Воспитательном Обществе благородных девиц Карл Вольмер. В контракте, который заключило с ним семинарское начальство, определены условия службы его при семинарии: «за два часа в неделю получать мне годового жалованья 250 р. и карета для проезда моего в семинарию и обратно должна быть казенная; впрочем обязуюсь, по возможности, стараться об успехах учеников и употреблять с ними надлежащую благопристойность». Но через год он вышел. Лекторами при них были студенты: Николай Знаменский (впоследствии ректор Академии), Николай Анненский и Иван Данков.

Анастасий (Андрей) Романенко-Братановский, малороссиянин, протоиерейский сын, обучался в Переяславской семинарии, и, по окончании курса, сам обучал латинскому языку, арифметике, истории и географии; в 1783 г. переведен в Севскую, отсюда, через год, в Вологодскую семинарию, а в 1789г. в Кирилловское училище Новгородской епархии. В 1790 г. 1 января м. Гавриил вызвал его в С.-Петербург и определил в Александроневскую семинарию учителем поэзии. В скором времени он отличился на публичном испытании перед другими наставниками: это доставило ему риторический класс. Природная склонность к благочестивому любомудрию, усиленная евангельскими учением и примерами, побудила его напоследок избрать состояние, расположениям его соответственное. Быв руководим м. Гавриилом, он принял в 1790 г. в Александроневском монастыре монашеское звание. «Жребий будущий закрыт» – писал он в то время к друзьям своим –«а я 26 июня пострижен монахом, которым и ныне пребываю в надежде иеродиаконства; видно вся наша жизнь есть одна только надежда»91. Посвятив себя совершенно своему званию, он, кроме учительской должности в семинарии, преподавал учение закона Божия воспитанникам Корпуса гвардии Измайловского полка; в 1792 г. определен законоучителем в Сухопутный кадетский корпус и произведен в сан архимандрита. К этому времени относятся лучшие, сказанные им, речи и слова на разные случаи, говоренные в придворной и корпусной церквах, и надгробные, произнесенные в Александроневской лавре при погребении д. т. с. И. П. Бецкого, А. А. Нарышкина, графини Остерман и многие другие92. Анастасий был членом св. Синода и Императорской Российской Академии. Скончался Астраханским архиепископом в 1806 году 9 декабря.

Федор Гавр. Русанов, в монашестве Феофилакт, сын дьячка, Архангельской губернии, Онежского округа, Набережской волости, родился в 1765 г. и обучался сперва в Олонецкой, потом с 1788 г. в Александроневской семинариях. Как лучшему студенту ему поручено было, еще до окончания курса, обучать младших воспитанников истории и географии.

В 1792 г. он определен был учителем поэзии и риторики; в том же году вступил в монашество и определен законоучителем в Греческий корпус, вскоре переименованный Корпусом чужестранных единоверцев; в 1795 г. посвящен в архимандрита с настоятельством сперва Зеленецкого монастыря, потом Сергиевой пустыни, что близ С.-Петербурга; в 1796–1797 гг. преподавал закон Божий в Сухопутном шляхетном и Артиллерийском кадетском корпусах; в 1798 г. 8 ноября пожалован в члены св. Синода; в 1799 г. сопричислен к ордену св. Анны 2-й степени и переведен в первоклассный Иверский монастырь; в том же году 21 октября утвержден епископом Калужским и 23 наречен в комнатах Гатчинского дворца в присутствии Императора Павла Петровича и отправился к месту своего архипастырского служения. Семинария Калужская сохраняет благодарную память об этом архипастыре, много содействовавшем ее внутреннему и внешнему благоустройству, вместе с ректором, архимандритом Ионой Васильевским, впоследствии преемником его на кафедре Грузинской экзархии. В 1807 г. вызванный в С.-Петербург для присутствования в св. Синоде, он Высочайше назначен был членом Комитета об усовершенствовании духовных училищ. Сколько и как он потрудился для духовного просвещения в это время, скажем в своем месте.

Андрей, в монашестве Анатолий, Максимович, малороссиянин, по окончании семинарского курса был учителем сперва грамматического класса (1790 г.), потом поэзии и греческого языка; отсюда произведен священником к Успенской Спасосенновской церкви; в 1809 г. вступил в монашество, определен ректором С.-Петербургской семинарии и архимандритом Троицкой Сергиевой пустыни; в 1812 году 3 марта Всемилостивейше пожалован епископом Полтавским, в 1819 году – Минским, в 1830 г. – Симбирским архиепископом; в 1842 г., за старостью, уволен от епархиального управления.

Иероним, иеромонах, обучался в Смоленской семинарии, а по окончании курса, в сане диакона, проходил должность проповедника; в 1772 г. произведен в священника; в 1790 г. по овдовении, вызван м. Гавриилом в здешнюю семинарию в должность инспектора и учителя низших классов; в 1791 г. пострижен в монашество, а в 1792 переведен игуменом в Смоленский монастырь.

Иван Сем. Данков, из здешних воспитанников, учитель немецкого языка; в 1790 г. посвящен в диакона к Артиллерийскому собору, при котором был впоследствии протоиереем; в 1809 г. избран в члены здешней академической Конференции; в 1813 г., по назначению Комиссии дух. училищ, обозревал уездные училища Псковской епархии. Скончался в 1833 году.

Иван Ив. Бедринский, по окончании курса проходил инспекторскую и учительскую должность в разных классах; в 1791 г. вышел в епархиальное ведомство и посвящен в диакона к Смольному Новодевичьему воскресенскому монастырю, в 1794 г. в священника к Вознесенской церкви; в 1809 г. произведен в протоиерея к Воскресенской церкви, что за Литейным двором; в 1814 г. перемещен к Казанскому собору. За усердие к прохождению этих должностей и точность в исполнении обязанностей, с ними соединенных, Бедринский удостоился получить отличия: в 1815 г. палицу, в 1817 г. орден св. Анны 2 ст., в 1824 г. алмазные знаки этого ордена, в 1825 г. митру; за катехизические поучения и переводы иностранных книг на российский язык избран был в 1806 г. в члены Императорской Российской Академии и С.-Петербургского Вольного общества любителей российской словесности, в 1811 г. Конференции С.-Петербургской Дух. Академии и Духовно-цензурного Комитета и удостоился получить не один раз из Высочайшего кабинета подарки. Из переводов его напечатаны следующие: 1) Вопль истины против соблазнов мира; 2) Величие души, соч. Каракчиоли. Спб. 1803; 3) Церковная история, 3 части (Москва 1794 г.), и 4) Политика, из священного Писания почерпнутая, соч. Боссюэта. Спб. 1802 г. Скончался в 1831 г.

Иван Александров, учитель рисовального класса, с 1789 года.

Венедикт, в монашестве Вениамин, Жуков, отслужив двухгодичный срок в Воронежской семинарии, просил м. Гавриила о принятии его снова в Невскую семинарию, и определен, на первый случай, учителем греческого языка (31 октября 1792 г.); в том же году пострижен в монашество; в 1805 г. произведен в архимандрита Тобольского знаменского монастыря и определен ректором Тобольской семинарии. Скончался Иверским архимандритом в 1811 г. 14 мая. В библиотеке здешней академии сохраняется рукописный (с разрисованным заглавным листом) перевод нескольких поучений древних Отцов Церкви, поднесенный Венедиктом м. Гавриилу во всерадостнейший день ангела его.

Иван Ив. Мартынов, обучался сперва в Полтавской, потом в здешней семинарии. По окончании курса ему надлежало возвратиться в свою семинарию, но м. Гавриил выпросил его у местного преосвященного для здешней семинарии и определил учителем сперва греческого языка (1792 г. 19 мая), потом поэзии и риторики93. Вступая в должность учителя Мартынов располагал себя к духовному званию, но потом нашел более сообразным с своими склонностями звание светское, и в 1794 г. определился переводчиком в Коллегию иностранных дел, 1802 г. письмоводителем в Государственный Совет, а в 1803 году определен директором канцелярии Министерства Народного Просвещения, в самом учреждении которого принимал важное участие. В 1816 г. пожаловать в члены Главного правления училищ и был действительным членом Российской Академии и почетньм – Московского, Виленского, Харьковского и Казанского университетов, Медико-хирургической академии, С.-Петербургского Вольного общества любителей словесности, наук и художеств, Любителей российской словесности, Вольного экономического и других обществ. В бытность наставником он перевел и потом издал сочинение Лонгина о высоком (Спб. 1802 г.) и стихотворения Анакреона (Спб. 1802 г.); в 1796 г. издавал журнал Муза, в 1804 –1805 гг. Северный Вестник, в 1806 г. Лицей. Скончался в чине действ. статск. советника. Имел орден св. Владимира 3 ст. и св. Анны 2 ст.

Михаил Кир. Соловьев, из здешних студентов, с 12 сент. 1792 г. учитель инфимы, высшего латинского класса, поэзии и риторики. В 1796 году вышел в гражданскую службу.

Александр Степ. Лубкин, из здешних воспитанников, был учителем немецкого языка. Из Невской семинарии перешел в Армейскую на класс философии, а отсюда определен экстраординарным профессором философии в Казанский университет. Здесь он составил и издал Начертание логики (Спб. 1808 г.) и перевел на русский язык Начальный курс философии, Снелля (Казань, 1813–1814).

Лев Далматов, из здешних воспитанников, учитель истории и географии, с 1793 г. В следующем году пострижен в монашество и рекомендован: жизни честной и успехов прекрасных.

Дамаскин (Дмитрий) Травинский из воспитанников здешней семинарии определен в 1794 г. учителем истории и географии, потом переведен на класс синтаксимы и грамматики.

В 1799 г. определен законоучителем кадетов Инженерного корпуса и произведен в архимандрита Спасокаменского монастыря (Вологодск. губ.).

Петр Андр. Словцов, обучался в Тобольской и здешней семинариях и по окончании курса в 1792 г. определен в Тобольскую семинарию учителем философии, красноречия и математики; в июне 1795 г. снова вызван в С.-Петербургскую семинарию на класс красноречия: но вскоре перешел на гражданскую службу в Сибирь, где в чине статского советника был директором Иркутской гимназии и визитатором трех Сибирских губерний. Современники, знавшие Словцова, отзываются о нем, как о человеке с необыкновенными способностями94. В литературе он известен Историческим обозрением Сибири, двумя Похвальными словами – Царю Иоанну IV Васильевичу (Спб. 1807) и Пожарскому и несколькими стихотворениями, помещенными в периодических изданиях И. И. Мартынова: «К Сибири», «Китайцам в Петербурге», «Материя» и проч.

Тимофей Ал. Вещезеров, из воспитанников здешней семинарии, с 1795 г. учитель немецкого языка, потом французского и риторики; с 1800 г. священник; в 1811 г. по поручению Комиссии дух. училищ обозревал уездные и приходские училища по С.-Петербургской и Псковской епархиям; в 1827 г. избран в члены Конференции здешней академии. Скончался протоиереем кафедрального Петропавловского собора в С.-Петербурге и ректором Петропавловского духовного училища.

Алексей Прок. Парвов, обучался в Новгородской и здешней семинариях и по окончании курса в 1795 г. определен учителем низших классов. Скончался священником Успенской церкви, что на Сенной.

Амвросий (Алексей) Рождественский, иеромонах, обучался в Кирилловской и здешней семинариях и по окончании курса определен учителем греческого языка; в 1798 г. пострижен, в монашество и переведен на класс красноречия; в 1800 г. произведен архимандритом и определен ректором Вологодской семинарии. Впоследствии был Вятским епископом.

Александр Алексеев иеромонах из священников, обучал грамматике. Выбыл законоучителем в Академию Художеств, а оттуда в 1804 г. переведен архимандритом в Сковородский монастырь, где и скончался.

Моисей (Михаил) Марзакевич, по окончании курса в Смоленской семинарии проходил разные гражданские должности и дошел до чина губернского секретаря; но в 1796 г. вновь вступил в духовное звание и определен в здешнюю академию учителем истории и географии; в 1797 году пострижен в монашество, а в 1800 г. 20 апр. произведен в архимандрита Полоцкого Богоявленского монастыря (Белорусской епархии) и от должности учителя уволен.

Августин (Михаил) Сахаров, обучался в Ярославской и здешней семинариях и по окончании курса в 1792 г. определен учителем Ярославской семинарии; но в 1797 г. вызван был снова в С.-Петербург и определен в Александроневскую академию учителем церковного красноречия и греческого языка и экзаменатором ставленников по здешней и Новгородской епархиям; 19 сентября того же года пострижен в монашество, а в апреле 1798 г. определен архимандритом Толгского монастыря и ректором Ярославской семинарии. В 1806 г. 25 мая из законоучителей 2-го кадетского корпуса назначен епископом Оренбургским и управлял епархией до 1819 г. Скончался на покое 1 января 1821 года.

Воспитанники

Число воспитанников простиралось от 150 до 200, включая в это число

1) Новгородских семинаристов–от 50 до 85;

2) воспитанников, поступавших сюда из епархиальных семинарий, для высшего образования в богословии и философии и приготовления к учительской должности. Первый прием их был в 1788 году, второй в 1790 и так далее, повторяясь через каждые два года. По студенческим спискам видно, что в Главную семинарию присылаемы были лучшие воспитанники из семинарий не только близких, но и отдаленных, именно – Псковской, Олонецкой, Тверской, Вологодской, Белорусской, Владимирской, Воронежской, Казанской, Астраханской, Тобольской, Иркутской и из Харьковского коллегиума.

3) Вольнослушателей. Впрочем, их было не много.

Прием воспитанников в низшие классы производился каждый год, также как выпуск из высших классов. Всякий, кому открывался случай поступить на священническое или дьяконское место, или в гражданскую службу, увольняем был беспрепятственно. Перевод из одного класса в другой зависел от успехов: одни доходили до риторического класса в два–три года, другие, менее успешные, в 5 лет. Курсы риторический, философский и богословский продолжались каждый два года.

Название. Воспитанники высших двух классов – богословского и философского назывались студентами; остальные – учениками. Лучшие из студентов назначались лекторами или репетиторами в низших классах и получали за это небольшое жалованье.

Надзор за воспитанниками принадлежал семинарскому префекту. В помощь ему назначался один из младших учителей или студентов, который носил название инспектора. Насчет выбора в эту должность Духовным регламентом было постановлено правило, «чтобы префект был честного жития, не весьма свирепый и не меланхолик». Строгость надзора за поведением и нравственности воспитанников предотвращала возможные следствия вольности. Но когда они прокрадывались в семинарию, то были удаляемы вместе с виновниками. В 1793 г. один из присланных студентов замечен в нетрезвости: м. Гавриил, приказал немедленно выслать его в епархию с паспортом, прописав в сообщении местной (Астраханской) консистории причины, по которым он выслан из Невской семинарии.

Размещение воспитанников и последующая судьба их

К сказанному выше о выпуске из семинарии и размещении воспитанников прибавим не многое; потому что промежуток времени, которой мы обозреваем, очень невелик – обнимает только девять лет. Особенность его против прежнего времени составляет назначение в состав высших классов способнейших воспитанников из епархиальных семинарий и последующее размещение их к учительским должностям в местные семинарии. Из них вышло немало людей, украсивших собой историю здешней семинарии. Довольно назвать всеми известные имена графа М. М. Сперанского, И. И. Мартынова и Феофилакта Русанова, бывшего экзархом Грузии. Товарищи их по семинарии также с честью занимали весьма почетные места по духовному и гражданскому ведомствам.

По духовному ведомству:

1) Об Августине Сахарове см. в списке учителей.

2) Иона (Иван Дмитриевич) Павинский, обучался в Олонецкой и здешней семинариях и по окончании курса в 1792 г., находясь в белом духовенстве, проходил должности при разных Санкт-Петербургских церквах; с 1797 по 1802 г. был священником при Копенгагенской миссии; по возвращении в Россию – протоиереем и членом С.-Петербургской дух. консистории; с 1809 г. находился духовником при Великой Княгине Екатерине Павловне (покойной Королеве Виртембергской); в 1813 г. пострижен в монашество и вскоре затем произведен в архимандрита Воскресенского Новоиерусалимского монастыря; в 1817 г. рукоположен в епископа Орловского, в 1821 г. переведен в Тверь архиепископом и пожалован членом св. Синода. Скончался в 1828 г. Казанским архиепископом. Из его сочинений напечатаны: 1) Слова, говоренные в разные времена (М. 1816 г.), и Речь при сретении Государя Императора Александра Павловича в Воскресенском монастыре 24 августа 1816 года (Москва), и переводы: Опыт о красноречии проповедников, соч. Блера (Спб. 1800 г.); Правило предписанного в Императорско-Королевских наследных землях преподавания пастырского богословия (Спб. 1803 г.). Ректор Моск. академии, арх. Евлампий, рассматривавший эту книгу, по поручению св. Синода, одобрил ее к изданию, как «отличительную, преполезную и весьма достойную быть напечатанной и читаемой на российском языке.» (Типогр. дела арх. св. Синода, 1799 г. № 10).

3) Амвросий (Андрей) Орнатский, сын дьячка Устюжского уезда Новгородской епархии, по окончании курса в Александроневской семинарии проходил учительские и начальственные должности в Новгородской семинарии; отсюда в августе 1808 г. определен был архимандритом ставропигиального Новоспасского монастыря и председательствующим Московской духовной цензуры; в 1816 году рукоположен в епископа Старорусского; в 1819 г. переведен в Пензенскую епархию; скончался Вологодским епископом. Сочинение его «История Российской Иерархии», исправленное, дополненное и изданное м. Евгением – почтенный памятник его образованности и трудолюбия.

4) Афанасий (Александр) Телятинский, из Тамбовской семинарии, прислан был для образования к учительской должности в 1792 году; по окончании курса в 1794 г. возвращен в свою семинарию и проходил учительскую должность в разных классах с синтаксического до философского; между тем в 1798 г. вступил в епархиальное ведомство и сделан протоиереем и членом консистории; в 1809 г., по овдовении, пострижен в монашество и определен ректором Псковской семинарии; в 1819 г., находясь в С.-Петербурге на чреде священнослужения, обучал Закону Божию воспитанников 1-го кадетского корпуса; в 1821 г. из настоятелей Воскресенского новоиерусалимского монастыря назначен епископом Дмитровским, викарием Московской митрополии; в 1824 г. переведен в Тамбов.

5) Петр Никол. Мысловский, вступив в священнослужительское звание в 1797 г., проходил священническое и законоучительское служение в разных местах и ведомствах и, по Высочайшей воле, имел многочисленные поручения, за исполнение которых награжден был знаками отличия: наперсным крестом, палицей, митрой и орденами св. Владимира 3-й степени и св. Анны 2-й ст.; 27 декабря 1827 года имел счастье получить Высочайшее благоволение, лично и изустно Его Императорским Величеством объявленное, за труды и деятельность по этим поручениям. В 1827 году избран в действительные члены Императорской Российской Академии. Скончался в 1846 г., в сане протоиерея Казанского собора в С.-Петербурге.

6) Григорий Ив. Мансветов, обучался в Тобольской и здешней семинариях и, по окончании курса, проходил в первой из названных семинарий учительское звание; в 1799 г. произведен в диакона к Архангельской церкви г. Тобольска, а в 1803 г. в священника к Софийскому собору и тогда же определен присутствующим в семинарское правление и духовную консисторию; в 1805 г. перешел из епархиального в военно-духовное ведомство; после был учителем Армейской семинарии, законоучителем высших классов в С.-Петербургском высшем училище и в С.-Петербургской гимназии; в 1819 г., по Высочайшему повелению, определен в придворный собор и Всемилостивейше награжден был в том же году орденом св. Анны 3-й степени, в 1824 г. палицей, в 1826 орденом св. Анны 2-й степени; в следующем году поручено было ему исправление должности обер-священника армии и флотов. Духовная литература имела в нем образованного писателя, доставившего своими сочинениями лицам всех сословий и степеней образованности приятное и назидательное чтение. Императорская Российская Академия в 1827 г. почтила его избранием в свои действительные, а Общество словесности, наук и художеств в свои почетные члены. Сочинения его следующие: 1) Училище благочестие или примеры христианских добродетелей, выбранные из житий святых, в 6 частях (Спб. 1814–1817 г.); 2) Краткое изъяснение на литургию, напечатанное в 1855 г. шестым изданием; 3) Обязанности домашнего общества, по разуму исполнителей слова Божия древних христиан (Спб. 1825 г.); 4) Краткие христианские поучения для воинов (Спб. 1821 г.); 5) Поучение о том, как стоять в церкви во время божественной литургии (Спб. 1824 г.); 6) Слово к православным воинам на новый 1826 год (Спб. 1826 г.) и 7) Речь на случай возвращения победоносного российского воинства из Парижа и Франции (Спб. 1814 г.).

7) Борис Поликарпов, Лев Земляницын, Никифор Тютюков, Петр Вехновский, Матвей Филиппов, Федор Ливанов, Иван Покровский и Гавриил Шиловский проходили служение или в тех самых семинариях и епархиях, из которых присланы были для образования к учительской должности или в ближайших к ним. Впоследствии все были кафедральными протоиереями–первый в Казани, – второй в Тобольске, Тютюков – в Иркутске, Вехновский –в Пскове, Филиппов в Нижнем Новгороде, Ливанов – в Пензе, Покровский в Туле, Шиловский – в Тамбове и был ректором семинарии. Стефановский из Полтавских скончался протоиереем в Полтаве же.

По гражданскому ведомству:

1) Николай Ильич Анненский, прислан был из Рязанской семинарии; по окончании курса вступил в гражданскую службу и впоследствии, в чине действительного статского советника, состоял юрисконсультом при Департаменте министерства юстиции и имел ордена св. Владимира З-й и св. Анны 2-й степени. Напечатаны его переводы: О уединении относительно к разуму и сердцу, соч. Циммермана (Спб. 1726 г.) и Лодоик или нравственные наставления для пользы и увеселения юношества. (Спб. 1799 г.).

2) Дамиан Вас. Илличевский, из Полтавских, в чине действительного статского советника был Томским гражданским губернатором в то время, как Сперанский был генерал-губернатором Сибири, и имел ордена св. Анны 2 степени и св. Владимира 4 степени.

3) Кирилл Макаровский, в чине коллежского советника был советником Тамбовской гражданской палаты и имел ордена св. Анны 2 ст. и св. Владимира 4 ст.

4) Василий Вас. Краснопевков, состоял, в чине коллежского советника, товарищем герольдмейстера в Сенате и имел ордена св. Владимира 3 ст. и св. Анны 2 ст. с алмазными украшениями.

5) Андрей Шестаков – советником Вятского губернского правления.

В выборе звания м. Гавриил предоставлял своим воспитанникам полную свободу, с одним только ограничением, чтобы присланные из других семинарий, по окончании курса, прослужили два года в учительской должности в здешней или местной семинарии; а потом, по желанию каждого, производил в духовные степени или увольнял в светское звание. Снисходительность простиралась до того, что некоторые учители при поступлении к должности просили митрополита назначить им более легкие предметы, для большей удобности в приискании места по гражданской службе, и митрополит Гавриил удовлетворял их желанию.

Поступление воспитанников по распоряжениям высшего начальства и собственному желанию в светские учебные заведения продолжалось по-прежнему. В июне 1794 г., в число требованных в Учительскую семинарию пятидесяти духовных воспитанников, отосланы из здешней семинарии пять человек.

Экономия семинарии

После соединения Александроневской семинарии с Новгородской, вследствие Высочайше утвержденного предположения м. Гавриила95, суммы их соединены и оклад Главной семинарии увеличился втрое против прежнего. Именно к 4500 р. собственного оклада Александроневской семинарии присоединены 8285 р. составлявшие оклад Новгородской семинарии; общая сложность их составила 12,785 рублей. Оклады жалованья наставникам были следующие (для примера возьмем расписание 1793 года):


Ректору, архимандриту Иннокентию 200
Префекту, иеромонаху Антонию 200
Красноречия, физики и математики учителю Михайле Сперанскому 200
Риторики – иеромонаху Феофилакту 200
Пиитики–Василью Сретенскому 150
Синтаксимы–Гавриле Высокоостровскому 150
Грамматики и греческого языка – Ивану Мартынову 150
Инфимы – Михайлу Соловьеву 150
За обучение немецкого языка – студенту Лубкину 45
За обучение французского языка – студенту Петру Одоевскому 45

Помещение семинарии

В 1788 г., после переименования семинарии в Главную семинарию, отдан для ней Феодоровский корпус здешней лавры (между соборной и Феодоровской церквами). Впрочем семинария занимала только два флигеля этого корпуса96: в третьем, ближайшем к соборной церкви, отделана была кавалерская зала, на случай собрания кавалеров ордена св. Александра Невского 30 августа.

* * *

80

Полн. Собр. Зак. т. XXII, №16421.

81

Там же, №16691.

82

Полн. Собр. Зак. т. XXII, №16659, §2–10.

83

Дела архива св. Синода, 1788, №17.

84

Сравн. Полн. Собр. Зак. т. XXII, №16421, §88.

85

Поименуем и другие его сочинения и переводы, изданные впоследствии в разные времена: 1) Ода Императору Павлу, по случаю переименования Александроневской семинарии академией Спб. 1797 г.; 2) Опыт о воспитании в первых его понятиях и правилах, Спб. 1821 г.; 3) Благоговейное занятие мыслящих Христиан, соч. Цолликофера, перев. с немецкого, Спб. 1799 г.; 4) Ciceronis de officiis с русскими примечаниями и Евтропий 1808 –1811.

86

Москвитянин, 1842 г., №1.

87

См. биографию его в Современнике 1856 г., кн. III стр. 10

88

Дела архива С. Петерб. дух. сем. и м. Евгения Словарь дух. писат. ч. I, стр. 202–203.

89

«Из студентов как моей, так и других семинарий, больше всех успел как в математическом, так и в философском классе Владимирской семинарии семинарист Михайла Сперанский, который для математического класса в Невской семинарии весьма нужен и к пользе семинаристов владимирских послужит. Чего ради св. правительствующий Синод покорно прошу помянутого Михаилу Сперанского оставить в С.-Петербургской епархии и семинарии». (Донесение м. Гавриила св. Синоду. Дела архива св. Синода. 1792 г., № 384.

90

В делах архива здешней семинарии (1796 г., № 6) сохраняется прошение М. М. Сперанского об увольнении его из духовного звания с резолюцией м. Гавриила: «В Александроневской вашего высокопреосвященства семинарии нахожусь я с 1789 г., где обучаясь и обучая разным предметам, определением вашего высокопреосвященства, апреля 8 дня 1795 года данным, поставлен я семинарии префектом, философии и физики учителем и доселе должность мою проходил с возможной ревностью и радением.

«Ныне же нахожу я сообразнейшим со склонностями и счастьем моим вступить в статскую службу. Того ради» и проч. Резолюция: «проситель от семинарии увольняется, дать аттестат. – 20 дек. 1796 г.»

91

Жизнеописание Анастасия, приложенное к Собранию его сочинений, ч. 4, стр. VIII. Москва 1807 г.

92

Сопикова Опыт росс. библиографии, ч. 4. №№ 10594.–98.–99. 10600. – 602,603,607,608.

93

При делах архива С.-Петербургской духовной семинарии (1792 г., № 6) хранится письмо преосвящ. Амвросия Серебреникова, архиепископа Екатеринославского, писанное по этому поводу к м. Гавриилу: «Писание вашего высокопреосвященства от 15 апреля получил первых числ мая в Яссах, но в такое время, когда российской почты уже там не было. Прибыв оттуда в Дубоссары 15 мая нашел то же. По этим причинам умедлил доныне ответствовать. И теперь пишу про случай, не зная точно, когда буду иметь оный: но когда буду, чтоб не упустить. Приношу благодарность мою покорнейшую за принятие племянника Мартынова, когда угоден он вашему высокопреосвященству, с охотой отдаю. Илличевского прошу покорнейше приказать ко мне отправить. Стефановского просил у меня X. П. Книпер. Если ваше высокопреосвященство рассудит его отдать ему: то оставляю вашему изволению. Если ж не угодно будет, то и его вместе с Илличевским прошу приказать отправить». (Дубоссары, июня 11, 1792 г.).

94

«Дневник чиновника». С. П. Ж-ва 1806 г. в Отечествен. Запис. 1855г. ч. IV, стр. 417.

95

Полн. Собр. Зак. т. XXII, №16695.

96

В. Рубана Историческое описание С.-Петербурга (Спб. 1779 г.), стр. 361–364.


Источник: История С. Петербургской духовной Академии. Сочинение экстраординарного профессора С. Петербургской Духовной Академии Илариона Чистовича. Санкт-Петербург. В типографии Якова Трея. 1857. От С. Петербургского Комитета Духовной Ценсуры печатать позволяется Января 28 дня 1857 года. Ценсор, Архимандрит Кирилл.

Комментарии для сайта Cackle