праведный Иоанн Кронштадтский

Дневник. Том XI. 1866

 МартАпрель

Апрель

2 апреля 1866 г.

Суббота Светлой Недели. Благодарю Тя, Господи, за силы Твои великие, явленные во мне, грешном, во время всенощной несколько раз благостно, скоро, победоносно, явно, величественно, по молитве моейг и за очищение Твое, и за силу спасения десницею Твоею дома, после вечернего чаю, на вечерней молитве. Се, тако спасай меня, Господи, во вся дни живота моего. Буди! Аминь.

О, какой мир, какое величие, дерзновение, свободу духа даровал Ты мне, Господи, по молитве моей о очищении согрешений моих! Какую дерзновенную молитву вложил в сердце мое! За всё слава Тебе! Но сие не велико есть, яко вложил еси таковую молитву, – сие велико есть, еже исполните ю: исполни убо, яко вся возможна Тебе. Молитва же моя была о людях Твоих и о мне, грешном. Господи! Да не туне стою у престола Твоего.

Для чего Господь больно наказует – и строго наказует нас за пристрастие к вещам мира сего? – Да даст нам в вечное, неотъемлемое достояние Себя Самого: дал ecu достояние боящимся Тебе, Господи [Пс. 60, 6]. Для того и от всех грехов и страстей наших отвращает, наказует нас за них, да даст Себя Самого в достояние нам, ибо какое общение праведности с беззаконием?., между Христом и Велиаром? (2Кор. 6, 14 – 15).

Тот же диавол, который не допускает мне иногда быть искренним пред Богом, не допускает быть искренним, теплым, простосердечным и пред матерью и пред отцом. Но пред кем безопаснее и естественнее, легче и удобнее смиряться, как не пред отцом и матерью?

Смирение – жизнь души, соединение с Духом Божиим; гордость – смерть, сочетание с диаволом. Любит Господь смирение, как Сам кроток и смиренен.

Тот же диавол, который в церкви иногда не допускает мне испросить искренно у прихожан прощения грехов, не допускает мне искренно смиряться пред матерью.

3 апреля 1866.

Воскресение Фомино. Благодарю Тебя, Господи, за благопоспешество в служении литургии: и причастился во оставление грехов и в мир душевных сил, и проповедь сказал с Духом Божиим.

Чего ищут [...] люди в образованных? Доброго, теплого сердца, ласки, привета, искренности, кротости, смирения, незлобия. А всё это наибольшею частию [обретается] в простых людях.

Имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица [Иак. 2, 1]. Все чада Божии и Христовы по крещению и причастию Тела и Крови Иисуса Христа: и простые, и знатные, образованные и необразованные. Мы многие одно тело (1Кор. 10, 17).

Как благоухание кадила приносится пред алтарь, так ты да приносишь пред него благоухание сердца – благоухание незлобия, кротости, смирения, чистоты и целомудрия, нестяжания, любви к воздержанию и посту, братолюбия, терпения. Как утлие горящее приносится пред Бога, [разлагающее] фимиам благовоние, так ты приноси пред Бога горящее верою и любовию к Богу, Церкви торжествующей и немощному человечеству, борющемуся на земле с врагами спасения, сердце, да приятен будешь Богу, да легко и скоро взыдет молитва твоя к Богу, яко фимиам кадила.

Как мягкая и круглая, двусоставная просфора приносится на жертвенник, так мысль твоя да переносится чаще к воплощению Сына Божия ради тебя и к соединению в Нем двух естеств, Божеского и человеческого, и к обожению твоего естества, и сообразно своему высокому призванию и положению старайся жительствовать на земле, уготовляя себя к небесной жизни; стяжи уважение ко всякому человеку, коего естество во Христе обожено и спосажено на небеси, на престоле Божества, в особенности к христианам, как к членам Христовым; терпи и долготерпи их немощам, как сам немощный; не превозносись, не раздражайся на них, ибо скажи: над Христом ли будешь превозноситься, на Христа ли раздражаться? Ибо возносящийся над братом христианином возносится над Самим Христом! Как мягкая, белая, крепкая просфора приносится к алтарю, так ты приноси Богу мягкосердечие, чистосердечие, постоянство христианской добродетели (вечность, неизменность), твердосердечие – не лукавство сердца, не изменчивый на зло нрав.

Внешность пренебрегать – на внутреннее, на сердце свое обращать всё внимание.

Враг искушает нас окружающими нас ежедневно лицами и вещами, с которыми мы ежедневно имеем обращение: нашими домашними, например детьми или родственниками, прислугою: деньгами, пищею, питием, одеждою, мебелью, посудою, – потому надо крайне быть внимательным и осторожным относительно этих лиц и вещей: ни на кого отнюдь не озлобляться, никому ничего не жалеть, ни к кому и ни к чему не иметь страсти, особенно быть умеренным в пище и питии.

Священник по его сану воистину должен быть небесен, любвеобилен ко всем, кроток, смирен, благопокорлив, воздержен, нелюбостяжателен.

Все мы думаем наслаждаться земными благами и почти не думаем о будущей жизни, как будто нам здесь вечно жить, и не исправляемся от своих худых наклонностей, привычек, страстей, не стремимся к святости жития, не думаем о смерти, а ведь смерть вдруг может постигнуть нас, и, может быть, она от многих из нас очень-очень близка.

Не раздражайся на брата согрешающего, ибо человеку свойственно погрешать и претыкаться (по своей немощи суди о других), да притом злобою ли исправляется погрешность? Не кротостию ли и смирением и вразумлением?

Не на лице зря избрал тебя Господь и поставил во иерея и с такою благостию приблизил тебя к Себе, приняв в ближайшее общение с Собою, – и ты, научаемый из своего собственного примера, не на лица зри, но всех почитай, не презирая никого: простых, необразованных, нищих – равно как богатых и знатных, больных и увечных, некрасивых и уродов – равно как здоровых и благообразных.

Наблюдай, чтобы всегда была свежа молитва, ясна, сильна, искрения. Тонкость сердца храни – ешь мало: многоядение делает сердце грубым и дебелым. Наблюдай непрестанно, с каким сердцем предстоишь Владыке: зришь ли непрестанно очами сердца ко Господу, внемлешь ли сердечно словам молитвы, искренно ли желаешь благ от Господа тем сословиям и лицам, о коих молишься, искренно ли желаешь того, тех благ, о коих просишь Господа, не лицемерно ли молишься?

Черствая просфора означает твое черствое сердце: какое ты приносишь ежедневно сердце Господу? Сердце твое – хлеб для Господа: каково же сердце ты приносишь Ему?

На себе перенеси обиду, нанесенную ближним, а не рассердись, не нарушь мира и любви. А ради Господа будь благодушен, без злобы, добром победи зло.

Чести от других требует ветхое наше, злое, грехами смердящее сердце, а не новый человек, который чем более совершен, тем более смиряется пред ближним и готов служить всем, угождать – [даже] последнему нищему. Потому надо презирать свое честолюбивое и лживое сердце и всячески смиряться, тяготу ближнего носить благодушно.

За царя как за образ Царя царей молись.

Как безумно терять мир, волноваться духом и волновать кровь из-за чего бы то ни было вещественного! Мир – истинное благо.

Постоянно оскверняемся – Господь нас очищает, постоянно заболеваем грехами – Он нас исцеляет, уязвляемся страстями – Он язвы наши врачует, омрачаемся – Он просвещает, беспокоимся – Он беспокойство отъемлет и мир подает, забываемся – Он в память нас приводит: непрестанно и всячески благотворит нам.

Сердце пресыщенное бесчувственно, хладно, бесстрашно в отношении к Богу, гордо, грубо, дерзко относительно ближнего. Мало надо вкушать.

Себя за ничто считай, всех возвышай; имя мне, говори, ничтожество, немощь, мерзость греховная. И истину смиренно говори, то есть кротко, сохраняя почтительность к лицу обличаемому. Когда бываешь соединен с Богом и стоишь сердцем во истине, тогда за нечто великое считай себя, но ради Господа и в Господе, и не возносись ни пред кем, а опять смиряйся пред всеми, считая себя по себе самому за ничто.

Отчего это бывает, что хотя страсти рожном стоят в нашем сердце, хотя бодут, режут, мучат нас, а мы всё им следуем? От греховного растления и самолюбия нашего. Надо возненавидеть себя, отвергнуться себя. Надо лакомство, многоядение пресечь, желание чести отсечь. Молиться крепче.

Смотри, как обращаешься со всяким человеком простым и образованным – от искреннего ли сердца?

Господи! Се зриши, яко враг мой всё обращает в повод к злобе на ближнего. Помилуй мя! Научи меня кротости и незлобию, терпению и долготерпению. Всё да обращаю в повод к любви – всякую погрешность брата, намеренную и ненамеренную.

Не смотри на меня, мать, в доме как на священника и хозяина, а как на сына и принимай почтение как от сына, а в церкви взирай как на священника. Для имени «матерь» и хозяйством своим жертвую.

Едино тело все мы в Господе, по Писанию [Рим. 12, 5]. Не верь ни глазу, ни слуху, ни осязанию, ни вкусу, ни мысли, ни чувству (ни уму, ни сердцу), когда они будут внушать что-либо противное этой истине слова Божия, например когда зрение будет подстрекать к презрению ближнего за его наружность или за что другое, или к злобе, или мысль и чувство будут лукаво внушать, что такой-то не заслуживает любви, а вражду или неуважение и презрение за что-либо такое, что и в нас есть и чего мы в себе не хотим замечать. Всех уважай, всех почитай, братство возлюби (1Пет. 2, 17), ибо все мы братия во Христе, все скровны, стелесны, единоестественны.

О, как всё враг ищет обратить в случай к вражде! Пришел ближний хлеба-соли кушать, чаю-кофе, сахару, или нищий милостыню просит – и возбуждает в сердце горькую вражду на него. Но не внимай ему, врагу, а оказывай всегда ближнему любовь, ибо за любовь любовью возмерится тебе от Бога и ближнего, а если не от ближнего, то от Бога, – да и за великое счастие надо всегда считать служить Богу в лице ближнего, который есть образ Его, Самому Христу в членах Его. Да посрамится всячески враг, запинающий нас враждою, да враждуем против него, но не против ближнего нашего, всячески да тщимся оказывать ближнему любовь, а всё земное в сор да вменяем.

С охотою и ласково говори с домашними, отвечай на вопросы и сам спрашивай. Вообще иногда весьма полезно и нужно вести и поддерживать разговор для того, чтобы отогнать от сердца злое уныние и суетную, то есть напрасную злобу на ближнего, гордыню, презорство. Мы словесные существа и должны иметь общение в слове.

Насколько сын, как сын, ниже матери? Насколько плод меньше дерева, или как подчиненный ниже начальника, или как подданный ниже царя, ибо дети – подданные родителей, и родители имеют над ними большие права. Благословение родителей утверждает основания домов, потому дети обязаны великим почтением к родителям и если не для чего другого, то для своей собственной пользы должны почитать их искренно, ибо почитающим родителей, сказал Господь, благо будет, и долголетны они будут на земле [Исх. 20, 12].

Какая мать смиренница, как моя мать! Какая мать целует руку сына, хотя и священника, какая мать столько кротка, смиренна, незлобива, терпелива, простосердечна, добросердечна, ласкова, как моя мать? Благослови ее, Господи, и молитвами ее меня благослови и помилуй.

Отчего душа радуется при получении награды? От тайного предчувствия будущего воздаяния по делам и будущей радости от этого, и еще от удовлетворения врожденного ей чувства чести, также чувства любостяжания, – впрочем, любостяжание есть самоизвращенное желание обогащения добродетелями, или добрыми делами, исполнением законов Господних. Итак, душа наша не ошибается, радуясь награде царской или вообще начальствующих или от родителей. Она предчувствует будущую награду от Отца светов и будущую радость от этого.

Сласти сильно пакостят в сердце, когда нам надо молиться с народом, когда надо помогать бедному, утешать печального, соскорбеть несчастному. Тогда мы чувствуем хлад к Богу и ближнему, лукавство сердца, рабство.

[Отец] Вас. Михеевич хорошую мысль мне подал. Я сказал ему: привыкающие ежедневно приходят ко мне и просят милостыню, а он сказал: не с людьми только так бывает, а и с животными, с птицами и рыбами: где кормят голубей, там они и живут. Но кольми лучше человек голубя? Не за честь ли надо считать питать созданного по образу Божию?

Не помни и зла и не говори в себе: сделал бы я ему или ей такое и то одолжение, услугу, да он или она вот что мне сделал или сделала, или: вот он или она такой-то или такая-то (гордая, злая, клеветница, пересудница, недоброжелательница, зложелательница, хотя это, может быть, и не доказано), или: сделал бы добро такому-то человеку, да он или она приятель или приятельница моему недоброжелателю, или [...], – из-за этого не хочу сделать ей милость. Нет, не говори так, но сделай добро, забыв всё зло и побеждая благим злое. Если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? [Лк. 6, 33].

5 апреля 1866.

Радоница. Служил позднюю обедню поочередную. Благодарю Тя, Господи, за великие силы Твои, явленные на мне окаянном нынешний день во время обедни, во время молебна благодарственного за спасения государя от рук убийцы72 и в гимназии во время двух классов, четвертого и шестого. Благодарю Тя, яко меня, недостойного, ни в чем не посрамляешь, но победоносна и дерзновенна творишь. Господи! В простоте Твоей сохрани меня. Господи! Ты бесконечная моя жизнь; Ты хочешь, чтоб я был в Тебе беспечален, чтоб я нерадел о всем земном, радея всем сердцем, якоже достойно и праведно есть, о Тебе и о душах человеческих. (Вот и ныне, Господи, Ты спас меня простотою имени Твоего, заключенного в сердце. Я пожалел было на мгновение сластей ближним.)

Яйца курицу не учат; так и я мать. Она себе госпожа (да и мне). Да помню я свою зависимость от ней. А то мы чуть оперимся – и загордимся. Но какая она кроткая, смиренная, простая, незлобивая, терпеливая – младенец! И я так горд, что за что надо бы ее глубоко уважать, за то я презираю, за что особенно любить – за то ненавижу. О, растление сердца! О, изнанка, извращение! Себя презирай, ненавидь. Вот это будет справедливо. Своего ветхого человека, свое растленное сердце распинай, ненавидь, презирай. О, я мерзость, гадость! Вот кто я, а всё, что есть во мне порядочного, достойного подражания, – это Божия благодать; и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился [Еф. 2, 8–9].

Отрезвляй молодых и ученых, светских людей смелым, строгим словом обличения, как пастырь, со властию: Господь вразумит их – Он знает как, только говори. Сон. Офицеры. Благодарны будут.

Не раболепствовать надо (молодым или пожилым) ученым и по-светски, в удовольствиях и богатстве живущим людям, а обличать их со властию и смело; не иметь ложного стыда пред ними при отправлении обрядов веры и при совершении Таинств, а тем смелее и с большим сознанием важности совершаемого святого дела, с большим дерзновением совершать обряды и Таинства. Презирать мирской блеск, мирскую суету, мирскую рассудительность и отрезвлять ее.

Друг верный есть тот, который скорбит в несчастии, утешает в печали, помогает в нужде, а не тот, который ходит к нам для того, чтобы поесть-попить сладко, который расположен к нам за нашу хлеб-соль. Когда случится с нами несчастие, он оставит нас, не окажет искреннего сочувствия, помощи, утешения не прольет в душу нашу, потому что по сластолюбию своему не найдется что сказать от Духа Святого Утешителя. Живущий в сластолюбии не может сочувствовать искренно живущему в бедности и несчастии: его сердце горячо к сластям, к богатству и к богатым, но холодно к скорбящим и нищим. Потому надо презирать сласти и богатство.

Богу служу – Бог и поможет.

Непрестанно молитесь (1Фес. 5, 17), потому что если душа не будет источать благовоние молитвы, то будет источать зловоние помыслов страстных, чувств злобы и гордыни, зависти, скупости, любостяжания и прочих, слова и дела греховные.

Хотим блистать, а сами темны. На что внешний прелестный блеск, когда внутри света нет? Стяжи внутренний свет – тогда прославит Бог и внешним.

Где нужно прямо и просто дело делать, там диавол учит умствовать, рассуждать. Заповедь говорит прямо: чти отца твоего и матерь [Исх. 20, 12], а враг учит умствовать, как чтить, делать такие или другие знаки почтения, и только время крадет и от дела отвлекает – и яд свой в сердце изливает.

Скорби отрезвляют, пробуждают нас от греховного усыпления, потому они полезны, хотя и тягостны для нас. Если скорби очень сильны, мы должны жаловаться не на судьбу, не на Бога, а на свои греховные язвы и благословлять руку Промысла, поражающую нас скорбями для укрепления нашего духа в благочестии.

Всё земное тленно по природе, и, кроме того, почти на всё земное человек положил печать своего греховного растления; потому всё земное должно быть предметом не желания, а отвращения, – предметом же искреннего желания должен быть Бог, соединение с Ним и нетленная жизнь на небесах.

Ешь всегда меньше, чем больше.

Как превратна, бедственна земная жизнь: сегодня или в этот час веселимся – чрез час или завтра плачем; сегодня благополучны – завтра несчастны, или даже чрез час благополучия – несчастие: отлучились куда-либо – нас обкрадывают, унося всё, на что полагали надежду, или вдруг заболеем, или умирает кто-либо из родных – при разных обстоятельствах слезы отчаяния, или пожар истребляет наше достояние, или утопаем в волнах, плывя куда-либо, или злой человек лишает нас имения, чести, свободы. О, какая превратная тленная жизнь! Как превратна земная жизнь! Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение [Мф. 11, 25 – 26]. Не стоят премудрые века сего откровений Божиих по своему лукавству и гордыне – простые же и необразованные века сего, не испорченные лукавством его, гордостию его удостаиваются откровений Божиих, и нам самим, людям, надо уважать в простых людях простоту и девственность их душ и учиться у них их простоте, незлобию и терпению.

Кушает у тебя человек с удовольствием – значит, у него есть потребность кушать: пусть кушает на здоровье, в удовольствие, в простоте сердца, спокойно, свободно, самостоятельно, как свое, ибо он царь земли.

В пост не пить вина, особенно шампанского. Смеси не делать. Вовсе не пить вина. Голова болит. Чаю крепкого не пить. Пшенная каша с миндальным молоком – не очень полезная: тяжела.

Сосуд, говорят, полон, надулся: удержишь – нездоров будешь. Не слушай. Будешь здоров.

Что очень сладко в устах, то сладостно и в чреслах, что жжет в устах, например вино, то будет жечь и в чреслах и будет позывать на блуд. Очень умеренно употребляй сладости, вино; если можно, вовсе не пей. Банями не нежься часто: любострастие порождает. Варенья как можно меньше кушай.

Сладкий кисель вреден без миндального молока – вяжет. Впрочем, излишество вредно, а умеренно – хорошо. Мало сладкого ешь-пей. Золотуха моя капризна, того-сего не любит: забурлит, на тошноту позывать станет. Она, между прочим, причина моего смутного и раздражительного характера. Но, Владыко, сила Твоя в немощи всюду.

Семга сырая с перцем, уксусом и хорошим лафитом весьма хорошо укрепляет тело, а сласти и мучнистые супы расслабляют. Благодарю Тебя, Господи, яко жену хранительницу мне даровал еси.

Благодарю Тебя, яко во всех самомалейших вещах о мне промышляеши, ни о чемже печалитися мне повелевавши; благодарю Тебя, яко вся на потребу и пользу трудящимся создал еси.

И в сем вижу Твой Промысл, яко жену высокого целомудрия телесного мне даровал еси – не по делом моим, ибо я блудник от юности.

Чай, да кофе, да шоколад без хлебной и мясной похлебки, даже и при похлебках, пучит живот, расслабляет тело, особенно когда со сливками употребляется.

Кофе не пить – вредит: спина болит. Повели Г... домашним не варить его, да не дебелеют сердца наши.

На плод преподавания смотреть надо: какой это плод принесет? География, история, латинский язык.

У Блинова приятный голос, и приятно подпевает.

* * *

72

4 апреля 1866 года Дмитрий Каракозов совершил неудачное покушение на жизнь императора Александра II.


 МартАпрель