праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

СРЕБРОЛЮБИЕ

Жизнь наша проходит главным образом в поклонении двум хрупким идолам – здравию и чреву, а потом – одежде; у некоторых, впрочем, больше одежде, потому что многие из-за платья, из-за поклонения моде жертвуют здоровьем и пищей и впадают в другую крайность; далее – деньгам, этому великому богу, этому юпитеру века сего; для этого идола многие жертвуют и здоровьем своим, для него иногда ночи проводят в бессоннице, для него ложно клянутся, нарушают правила дружества, хладеют к своим родным, лишь бы собрать какими бы то ни было средствами больше денег. Есть сребролюбцы, которые, если бы было можно, все бы обратили в деньги и жили ими, подобно Иуде Искариотскому, который хотел обратить в деньги и то драгоценное миро, которым благочестивая, возлюбившая всей душой Господа своего женщина помазала ноги Его и потом отерла волосами головы своей (7).

* * *

Сребролюбец! К чему приложишь ты любовь сердца своего, когда со смертью обладание и услаждение деньгами твоими и разными сокровищами прекратятся? Душе, существу духовному, тогда эти сокровища будут не нужны, они будут ей противны, как яд, как ржа и тля, тлившие ее при жизни и удалившие ее от Бога, лишившие ее нетленного сокровища – Бога (7).

* * *

Вот сребролюбец, в руки которого перешло уже множество светлых земляных блесток и который хочет скопить их как можно больше. Серебро и золото – это его идол. И он удалился от Бога на страну далече. Утомительные заботы о приобретении и сбережении своего сокровища днем и ночью преследуют его, он слышит иногда слово Божие, но мысль о богатстве подавляет оное: о Боге, о своей душе, о ее загробной судьбе ему некогда подумать – и он живет блудно. Сколько и каких средств не употребляет он иногда для того, чтобы красивой, блестящей земли набрать себе столько, сколько могут вместить его неограниченные желания! Куда тебе, для чего тебе так много серебра и золота? На черный день, для обеспечения твоего семейства? Но в жизни истинного христианина не должно быть черных дней, то есть дней несчастных, по понятиям мирским, разве уже назвать черными те дни, когда мы сильно согрешим и прогневаем всеблагого Владыку нашей жизни. Мы живем в царстве любящего и попечительного Отца нашего, вечного Ходатая Сына Божия и Утешителя Святого Духа – Бога нашего, Троицы единосущной. Какие же черные дни в таком царстве? Для обеспечения семейства? Хорошо. Но для семейства надобно не в пример меньше того, чем ты собрал. И ты хочешь совершенно один обеспечить свое семейство на будущее время! Что же ты Богу не предоставляешь устроить в будущем благо твоих детей, предоставляя их почти исключительно бездушному металлу? А если блестящий металл попадется в руки расточительных и распутных детей, если он испортит их? Тогда тебе двойная беда: оттого, что, собрав, не употребил как должно своего богатства и оттого, что погубил своих детей. Воротись и ты в дом Отца своего. Тебе кажется, что ты приращаешь имение, доставшееся тебе от Отца Небесного: нет, ты расточаешь его, живя блудно. Приращать имение значит умножать его посредством употребления, сообразного с намерением Божиим. Как? Умножать посредством употребления? Когда употребляешь, тогда не умножаешь, а расточаешь, – говоришь ты. В мире это действительно бывает так, а у Бога не так. Но ты не употребляешь его как должно, следовательно, расточаешь, непременно расточаешь волей или неволей, иногда, может быть, незаметно для себя самого. Воротись же и ты в дом Отца Небесного; узнай здесь, что всякое земное богатство есть Его имение, что мы приставники и раздаятели этого имения; убедись, что, уделив по возможности из своего богатства нищим, мы его не расточаем, а приобретаем (12).


Источник: Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского. - Москва : ДАРЪ, 2007. - 768 с. ISBN 978-5-485-00141-4

Комментарии для сайта Cackle