архиепископ Ириней (Клементьевский)

Псалом 108

Пс.108:1. В конец, псалом Давиду. Боже, хвалы моея не премолчи:

Пс.108:2. яко уста грешнича и уста льстиваго на мя отверзошася, глаголаша на мя языком льстивым,

НАДПИСАНИЕ

В Еврейском тексте: Начальнейшему певцу, песнь Давидова.

СОДЕРЖАНИЕ

Состоит из трех главных частей, и начинается от жалобы; потом присовокупляется исчисление многих клятв; за сим следует молитва с засвидетельствованием благодарности.

Впрочем, хотя нет сомнения, что Давид жалуется здесь на причиненныя ему от врагов обиды: но понеже представлял лице Христово, то все глаголемое здесь собственно приличествует Христу, яко Главе церкви, и всем верным яко членам Его.

ТОЛКОВАНИЕ

Сими начальными словами свидетельствует Давид, что он не желает иметь инаго невинности своея защитника, кроме Бога, и что не возможно обрести Его где-либо инде. Ибо, нарицая Богом хвалы своея, показывает, что хотя бы был он осужден несправедливостию целаго мира, однако не престанет невинность свою Ему препоручать. Аки бы сказал: Господи, пусть люди почитают меня за человека недостойнейшаго, пусть ныне предлежу я в позор всего мира, но Ты невинности моея буди защитник, и мой похвалитель. Прилично присовокупляет и следующий вскоре за сим глагол: не премолчи, – ибо безместно было бы, чтобы Бог, невинности нашея Свидетель, в то время молчал, когда нечестивые клеветами своими нас обременяют.

Потом яснее изображает, чего ради толь прилежно Божией помощи просит, жалуяся, что между людьми нет никакой справедливости. Хотя же вероятно, что Давид более от мятежников претерпевал нападение, нежели от людей льстивых: однако и на сих жалуется, говоря, что уста их были исполнены яда, и что он окружен был отвсюду языками льстивыми и коварными. Откуду явствует, что он под честным видом оклеветан был пред простыми людьми, дабы не мог избежать безчестнаго имени преступника.

Пс.108:3. и словесы ненавистными обыдоша мя, и брашася со мною туне.

Здесь жалуется на то, что словами ненавистников яко сетьми отвсюду окружен был, хотя, впрочем, ничего такого не заслужил. Употребляя преносный глагол: брашася – показывает, что на языках врагов толикое множество было яда, что он горше уязвлен был ими, нежели стрелами великаго воинства, и притом без всякия своея вины. Сей образ брани, которым Бог часто сынов Своих искушает, достоин примечания. Ибо хотя сатана и явною силою вооружается на них, но как есть отец лжи, то более хитрыми клеветами очернить их тщится, так как бы они не что иное были, как уметы мира.

Пс.108:4. Вместо еже любити мя, оболгаху мя, аз же моляхся:

Пс.108:5. и положиша на мя злая за благая, и ненависть за возлюбление мое.

Как выше засвидетельствовал, что враги ничем не будучи обижены, но туне и по одной токмо диавольской злобе ненавидели, так и здесь то же самое подтверждает, говоря, что он был им друг, искренно любящий их. Но они вместо того, чтоб за любовь любовию платить, ненавидели и клеветали на него. Отсюду видим, коль ужасны действия сатаны, когда он поработит себе сердца человеческия. Ибо нет ничего противнее природе, как ненавидеть и жестоко злобиться на тех, кои нас любят. К любви присовокупляет еще благотворение, означая, что он и внешними благодеяниями привлечь к себе врагов тщился. Следующия за сим слова: аз же моляхся, означают, что Давид, хотя жестоко был озлобляем от врагов, однако не прибегал к непозволенным средствам и не воздавал зла за зло, но будучи доволен покровительством единаго Бога, к Нему молитвы возсылал. Сим примером своим предписывает Давид, или паче Сам Дух Святый: дабы мы не другим оружием сражались со врагами, как токмо сим, ежели хотим под предводительством Бога победить их. Подобное сему изречение читаем во псалме Пс. 68:13: О мне глумляхуся седящии во вратех, и о мне пояху пиющии вино: аз же молитвою моею к Тебе, Боже.

Пс.108:6. Постави на него грешника, и диавол да станет одесную его:

Доселе жаловался Давид на множество врагов в числе множественном, а здесь означает одного некоего человека. Но и здесь, может быть, о всех яко о едином глаголет, хотя не меньше и то вероятно, что вооружается на одного некоего такого, который был главным злодеем между врагами. Некоторые относят место сие к лицу Доика Идумейскаго, который, как известно нам, вероломно отложась от Давида, не токмо ему, но и благочестивым священникам погибель устроил (1Цар. 22:18). Святый Апостол Петр, Деян. 1:20, приспособляет слова сия к изменнику Иуде: но приличнее, как мнится нам, разуметь место сие о некотором ближайшем друге Давидовом, каков например был Ахитофел, а наипаче Саул.

Пс.108:7. внегда судитися ему, да изыдет осужден, и молитва его да будет в грех.

Здесь видим другую клятву. Давид желает, дабы враг его, приведен будучи на суд, без всякаго милосердия казнен был, и хотя бы с покорностию просил прощения, но судия не помиловал бы его. Можно бы было место сие толковать о суде Самого Бога, но понеже и судам человеческим приличествует сие, то мы не разсудили отступать от общаго мнения. Итак, два члена видим здесь, – первое, что грехи нечестивых бывают явны, дабы не оставалось прощению места; второе, что и самая молитва их отвержена бывает.

Пс.108:8. Да будут дние его мали, и епископство его да приимет ин:

Пс.108:9. да будут сынове его сири, и жена его вдова:

Пс.108:10. движущеся да преселятся сынове его и воспросят, да изгнани будут из домов своих.

Пс.108:11. Да взыщет заимодавец вся, елика суть его: и да восхитят чуждии труды его.

Хотя жизнь сия многими бедствиями исполнена, но мы ведаем, что она есть знамение Божия благословения. Бог часто в знак Своего благоволения обещает продолжить нам жизнь, не потому, чтоб мы останавливались на ней, но поелику, наслаждаяся ею, вкушаем отеческую любовь всеблагаго Бога, руководствующаго нас от жизни сея к надежде безсмертныя жизни.

Но здесь, напротив того, краткость жизни в знак проклятия полагается. Ибо Бог, как бы насильственно восхищая нечестивых от земли, показывает, что они недостойны общаго дыхания. Правда, то же самое случается иногда и с сынами Божиими, поелику и добрым и злым общия суть временныя наказания: однако никогда не бывает столь слияннаго смешения, чтоб не были очевидны Божия судьбы, отличающия одних от других. В следующих за сим двух стихах клятва распространяется на жену и детей, к жене относится вдовство, а к детям сиротство; к сему еще присовокупляется нищета, и во всех вещах недостаток. Отсюду заключается лютость греха, который ежели бы был посредствен, то Дух Святый не возвестил бы толь тяжкой и строгой казни. За сим, когда еще Давид и на имение врага своего налагает клятву, и предает оное в корысть заимодавцам, то сие относится к будущей нищете детей его. Ибо не о бедном некоем человеке глаголет, который умирая ничего своим не оставляет, но о таком, который всякими неправдами собрал богатство, дабы обогатить детей своих.

Пс.108:12. Да не будет ему заступника, ниже да будет ущедряяй сироты его:

Сии слова в Еврейском тексте несколько иначе читаются так: да не будет продолжающаго милость ему, ниже да будет ущедряяй сирот его. Продолжать человеколюбие или милость у Евреев значит то же, что непрестанно благодетельствовать, а иногда – то же, что миловать, или показывать склонность к человеколюбию. Почему некоторые место сие толкуют так: никто да не помилует чад его. Сия мысль подтверждается и во второй части стиха: ниже да будет ущедряяй сироты его. Но Давид и нечестиваго отца соединяет с детьми его, аки бы сказал: хотя бы изсох он от долговременных бедствий, и хотя бы зло с продолжением времени дошло до детей его, никто да не помилует их. Мы же ведаем, что долговременное бедствие врага часто исторгает и из самых жестоких сердец или сострадание, или и совершенное забвение ненависти. Но Давид врагу своему купно с его детьми такой желает ненависти, которая бы никакими бедствиями не насыщалася, но весь народ, при воззрении на него, так ожесточался, как бы имел железное сердце. Но здесь заметить должно, что Давид не безразсудно, ниже от собственной злобы произносит таковые глаголы, но аки устами Божиими провещавает, какия нечестивым уготованы казни: так как, между прочими правосудными изречениями, и сие законополагает Бог, что Он сердца ожесточает да не обретают милости (Втор. 2:30). Ибо справедливость требует, да ею же мерою мерит кто, тою же возмерится и ему.

Пс.108:13. да будут чада его в погубление, в роде единем да потребится имя его.

Пс.108:14. Да воспомянется беззаконие отец его пред Господем, и грех матере его да не очистится:

Пс.108:15. да будут пред Господем выну, и да потребится от земли память их:

Здесь желает, дабы Бог грехи отцев перенес в недра сынов их. Употребляя местоимение множественнаго числа, показывает, что имел подвиг со всем полчищем Саула, а не с одним токмо человеком. Ибо как во всех злых делах всегда есть некоторый вождь или предводитель, то не дивно, что Давид от одного человека часто обращается ко многим, а потом паки возвращается к одному. Впрочем, клятва сия есть тяжчайшая, нежели предыдущая.

Ибо часто случается, что дом, испроверженный бедственным случаем, вскоре паки возстановляется. Но Пророк желает здесь, дабы нечестивые такому разорению подвержены были, чтоб никогда не возстали. Сие бо означают оныя слова: в роде едином да потребится имя их. А в каком разуме целые домы нечестивых на погибель осуждает, желая, дабы Бог наказал их в потомках их, в том же разуме как бы в добавок осуждения просит: да воспомянутся беззакония отцев их, и грех матере их да не очистится.

Пс.108:16. занеже не помяну сотворити милость, и погна человека нища и убога, и умилена сердцем умертвити.

Сими словами Давид показывает, что он не без причины желает врагам толь лютыя казни: понеже и их лютость была ненасытима, когда гнали беднаго человека не меньше с ожесточенною, коль и зверскою яростию. Ибо и внешние мудрецы приписывают сие подлым и рабским душам, когда кто свирепствует на людей слабых, не имеющих равных к сопротивлению сил, поелику ревнование бывает между равными. Сего ради Пророк, увеличивая злобу врагов своих, глаголет: погнаша нища и убога. Следующее присовокупление еще выразительнее: и умилена сердцем. Ибо есть и такие убогие, кои при всей бедности своей гордятся, и чем меньше сносны такие странные люди, тем больше подвизают на себе гнев и негодование сильных. Но когда в ком обретается умиленное, то есть, смиренное сердце, то будет знак крайния лютости, ежели кто еще нападет на него. Ибо сие не что иное есть, как сражаться с тению. Большая лютость означается во оном словоизречении: занеже не помяну сотворити милость.

Оно означает, что враг никакими бедствиями человека невиннаго и беднаго не умягчился, дабы, по крайней мере, вспомнив о человеческом естестве, отложил зверскую лютость. Таким образом, видим здесь взаимную противоположность между человеческим жестокосердием и между неумолимым правосудием Божиим.

Пс.108:17. И возлюби клятву, и приидет ему: и не восхоте благословения, и удалится от него.

Никто не может любить клятвы или ненавидеть благословения, ежели и то и другое прямо под видом клятвы и благословения представляется человеческой воле. Однако говорится, что человек любит клятву, и не хощет благословения. Сие случается, когда сам человек бывает причиною клятвы, а не благословения. Тако Саул, гоня Давида, заслужил проклятие; тако Иуда, малаго ради прибытка предав Христа Иудеем, возлюбил клятву, понеже сам был причиною, чего ради проклят был от Бога: так как он же, оставя Христа, о Немже имели благословитися вси язы́цы, не восхотел благословения, понеже сам был причиною того, чего ради не был благословен от Бога. То же самое и о всем народе Иудейском сказать можно. Ибо Сын Божий пришел с небеси с тем, дабы благословить людей Своих; но они, убив Его, сами были причиною того, что вместо благословения получили клятву, а благословение перешло к языкам. Впрочем, как благословение Божие означает всех благ исполнение, так клятва – всех зол собрание.

Пс.108:18. И облечеся в клятву яко в ризу, и вниде яко вода во утробу его и яко елей в кости его:

Пс.108:19. да будет ему яко риза, в нюже облачится, и яко пояс, имже выну опоясуется.

Здесь прекрасными подобиями изъясняет Пророк, что клятва Божия есть собрание всех зол, не токмо внешних, но и внутренних, так что человек проклятый от Бога никаким благом пользоваться не может. Во-первых, сравнивает клятву Божию с ризою, которая все тело отвсюду покрывает; а понеже риза не входит во внутренняя, сего ради сравнивает с водою, которая человека, утопшаго в море, не токмо измывает извне, но и входит во утробу и во все внутренния части тела. А понеже вода не проникает костей и жил: сего ради присовокупляет сравнение елея, который, по существу своему, будучи весьма тонок, не токмо проходит сквозь плоть и жилы, но и сквозь самыя кости. К сему наконец присовокупляет, что клятва оная не токмо всюду проникнет, но и будет вечная. Да будет ему яко риза, в нюже облачится, и яко пояс, имже выну опоясуется.

Пс.108:20. Сие дело оболгающих мя у Господа и глаголющих лукавая на душу мою.

Сей стих в Еврейском тексте яснее читается так: такова мзда да будет соперникам моим от Бога и глаголющим зло на душу мою. Слово от Бога с намерением употребляет, дабы засвидетельствовать, что он всю надежду свою полагает в небесном защитнике: понеже на земли лишен всех человеческих пособий. Отсюду видим, что Давид не безразсудно и не всуе врагов своих проклинал, но благонадежно провещавал то, что внушал ему Дух Святый; и что чистым созерцал оком веры, то в спокойном расположении духа произнес: то есть, что мзда врагам его хранится у Бога. Сего ради и нам, по примеру святаго мужа, подобает горе возносить сердца и мысли, и оттуду помощи ожидать, хотя бы весь мир оставил нас.

Пс.108:21. И ты, Господи, Господи, сотвори со мною имене ради твоего, яко блага милость твоя:

Пс.108:22. избави мя, яко нищь и убог есмь аз, и сердце мое смятеся внутрь мене.

После жалоб и клятв, произнесенных на врагов, паче же после того, как предложил себе Бога защитником, приступает к молитве, в которой не заслугами своими хвалится, ниже на достоинство свое уповает, но единственным прибежищем полагает себе Божию милость. А хотя и противоположил врагам невинность свою, в которой удостоверен был, но о мздовоздаянии ни словом не упоминает пред Богом: понеже высшаго придерживается начала, то есть, что всем должен есть Богу, и что спасение его от Него единаго зависит. А дабы лучше приобресть себе Божие благоволение, износит на среду бедность и нищету свою; но понеже не довольно было внешняго смирения, ежели бы отринув внутреннюю гордыню, не уничижился, сего ради паки повторяет, глаголя: сердце мое уязвися внутрь мене.

Пс.108:23. Яко сень, внегда уклонитися ей, отъяхся: стрясохся яко прузи.

Сии два подобия Давиду весьма приличны. О первом нечто сказали мы во псалме Пс. 101:12, где видели, что человек скорбящий, аки полумертвый, сравнивается с тению вечернею. Ибо когда солнце в полдень стоит над главами нашими, тогда перемена теней не так приметна бывает, но когда солнце склоняется на запад, то ни одной минуты не проходит, в которую бы тень пред очами нашими не обращалася. Другим подобием означается непостоянство жизни человеческия. Ибо как прузи часто с одного места перескакивают на другое, тако Давид жалуется, что жизнь его была движущаяся, когда отвсюду настояли гонители, и нигде не давали ему спокойнаго убежища, как и инде говорит, что он на подобие птицы, которой отвсюду распростираются сети от ловцев, принужден был с места на место переселяться (Пс. 10:1). Кратко сказать, Давид оплакивает бедственную участь свою, показывая, что нигде не имеет спокойнаго пристанища, и что между людьми нет ему ни единаго места. А как и всея церкви образ в сем псалме представляет нам, то мы не должны чудиться, ежели и нас также иногда сотрясает Бог, и многоразличными превратностями возбуждает от сна лености и небрежения.

Пс.108:24. Колена моя изнемогоста от поста, и плоть моя изменися елеа ради.

Пс.108:25. И аз бых поношение им: видеша мя, покиваша главами своими.

Первыя слова толкуются различно. Некоторые относят их к благочестивым упражнениям, полагая, что Давид не меньше к посту, коль и к молитве прилежал. Другие относят к недостатку жизненных вещей, судя по тому, что Давид, убегая лютости врагов и укрываяся в пещерах, много претерпел нужды от глада. Нам же мнится, что под сими знаками тяжчайшая скорбь означается. Ибо Давид, ежедневно видя смерть, обращающуюся пред очами, не без причины чувствовал отвращение от пищи и пития: поелику известно, что людям печальным всякая пища невкусна бывает, так как и самая жизнь обращается в скуку. К тому же надлежат и следующия за сим слова: плоть моя изменися елеа ради. Мужу бо печальну засышут кости (Притч. 17:22). Сию скорбь увеличивает другое обстоятельство, то есть, поношение от врагов, и притом поношение не простое, но бывающее под предлогом закона. Что бо закон глаголет презрителям своим? Будеши в поношение и в притчу и в покивание главы (Втор. 28:37).

Коль же горестно и прискорбно для сынов Божиих чувствовать и слышать таковое нарекание обращаемо на главы свои, знают те, кои сие испытали. Таковому роду искушения подвержен был и Давид, который говорит, что он не токмо осужден был яко преступник закона, но и осмеян не без косвеннаго поругания Богу, как обыкновенно делают нечестивые, когда под предлогом бедствий наших возносят выи свои, и купно ругаются вере и благочестию нашему, так как бы Бог бедным людям никогда не помогал.

Пс.108:26. Помози ми, Господи Боже мой, и спаси мя по милости твоей:

Пс.108:27. и да разумеют, яко рука твоя сия, и ты, Господи, сотворил еси ю.

Пророк паки повторяет молитву свою, и тем с большим усердием, чем с множайшими козньми сатана вооружался на него. Ибо хотя бы прямо удостоверены были мы, что Бог милостив к нам, но когда медлит Он, а между тем нечестивые насмешками своими раздражают нас, то нельзя статься, чтоб не встретились с нами различныя сомнения. Итак, не всуе Давид для отвержения таковых нападений щит сей часто противополагает, что Бог по милости Своей сущим в нужде рабам Своим скорую помощь подает. Впрочем просит, дабы Бог не простым и обыкновенным образом, но явною силою Своею избавил его дабы враг, будучи посрамлен, умолк. Известно бо, что Бог иногда сокровенно Своим помогает, а иногда явно мышцу Свою открывает дабы нечестивые даже и против воли своей принуждены были возчувствовать силу Его. А как враги его Самому Богу поругалися, то и он взаимно именем Божиим хощет торжествовать над нами. Сего ради не славу в военном искусстве приобресть себе тщится, но желает, дабы прославилась Божия сила и всякую плоть под крепкую руку свою смирила.

Пс.108:28. Прокленут тии, и ты благословиши: востающии на мя да постыдятся, раб же твой возвеселится.

Пс.108:29. Да облекутся оболгающии мя в срамоту и одеждутся яко одеждою студом своим.

Давид, по принесении молитвы, будучи уже благонадежен, хвалится о Божием к себе благоволении. Тщетно, глаголет, будут проклинать меня враги мои, яко Ты, Боже, благословиши мя. А сим образом показывает, что он не боится прещения врагов, хотя они не меньше ядовитыми языками, коль и мечами к нанесению вреда были вооружены. Уповая убо на Божие к себе благоволение, даже и посреде брани победную песнь воспевает, презирая все усилия врагов и быв удостоверен, что Божия благословения не превозмогут. Сие лучше в следующем стихе изображает, глаголя: востающии на мя постыдятся. Ибо сим означает, что ярость врагов еще не совершенно утихла, но он позволяет им яриться и напрягать свои силы, токмо бы сам покровен был Божиею рукою. Сею воодушевлен будучи надеждою, утешает себя, что печаль его в предбудущее время конец возимеет. На сем основании продолжает хвалиться и в следующем стихе. Ибо видя нечестивых великою гордостию превозносящихся, далее простирает око веры, и не сомневается, чтоб Бог не испроверг и не соделал тщетными усилия их.

Пс.108:30. Исповемся Господеви зело усты моими и посреде многих восхвалю его:

Пс.108:31. яко преста одесную убогаго, еже спасти от гонящих душу мою.

Из сего заключения яснее видно, что Давид святою похвальбою веры более раздражал врагов своих, нежели противоборствием. Ибо, как бы получив уже желаемое, располагается к благодарению: исповемся Господеви зело усты моими. Слова усты моими, не суть здесь излишние, как некоторые неосновательно мнят, но Давид изображает оными, что он всенародно хощет принесть благодарение Богу, аки бы сказал: не токмо наедине и внутрь сердца моего буду размышлять о Божиих излиянных на меня благодеяниях, но и при торжественном жертвоприношении явно пред всеми людьми засвидетельствую, колико должен есмь милости Его. В том же разуме присовокупляет и следующия слова: посреде многих восхвалю Его. Ибо обещает принесть благодарение Богу не в темном некоем углу, но при многолюдном собрании народа и посреде самых вельмож. За сим и причину благодарения полагает, глаголя: яко предста одесную убогаго. А сими словами означает, что Бог и в то самое время, когда, по-видимому, оставил его и далече отступил, всегда однако присутствовал при нем, и был готов подавать благовременную помощь, еже спасти от гонящих душу раба Своего.


Источник: Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому, истолкованное тщанием и трудами святейшаго правительствующаго Синода члена, покойнаго архиепископа Псковскаго, Лифляндскаго и Курляндскаго и кавалера, Иринея [Текст]. - Изд. 7-е. - Москва : в Синодальной тип., 1882. - 25 см.

Комментарии для сайта Cackle