Азбука верыПравославная библиотекаИстория Церкви » Георгия Пахимера история о Михаиле и Андронике Палеологах тринадцать книг
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


Георгия Пахимера история о Михаиле и Андронике Палеологах тринадцать книг

Книга 1

   

Содержание

    Содержание истории царствования Михаила Палеолога.
Михаил Палеолог. Книга первая. Книга вторая. Книга третья. Книга четвертая. Книга пятая. Книга шестая. Хронологические примечания, касающиеся истории пахимера о царствовании Михаила Палеолога. I. Начало царствования Феодора Ласкариса. II. Время смерти Феодора Ласкариса. Коронование Палеолога и ослепление отрока Иоанна, III. Хронология патриархов Арсения и Никифора. IV. Хронология патриархов — Германа, Иосифа и Иоанна Векка, следовавших за Арсением. V. Хронологическая таблица главнейших событий, описываемых в истории царствования Михаила палеолога. Георгий Пахимер исторические записки suggrafIkwn IstorIkwn  

 

Византийские историки, переведенные с греческого при Санкт-Петербургской Духовной Академии

   Все, что известно нам о личности Георгия Пахимера, высказано им самим в его истории. Родившись от мирских родителей, Пахимер еще в молодости причислен к клиру и мало-помалу взошел на степень протэкдика, следовательно, занимался делами церковного судопроизводства. Эта среда служебной деятельности необходимо сближала его с должностями гражданскими и придворными, и впоследствии доставила ему почетное имя и значение дикеофилакса. Таким образом Пахимер, по роду своих занятий стоял на точке непрестанных отношений между властями церковными и мирскими, и не мог не быть знаком как с внутренними расположениями византийского патриархата, так и с монархическими стремлениями своего времени. Такое его положение, благоразумно охраняемое уменьем держаться иногда между двух огней, давало ему возможность быть верным наблюдателем, или даже личным свидетелем сокровенных пружин, приводивших в движение дела церкви и империи, следовательно, снабжало его самыми важными условиями для выполнения того, что требуется от историка. И действительно, история Пахимера, если будем смотреть на нее со стороны содержания и духа писателя, есть явление, по тому времени, превосходное, и для составления правильного понятия о тогдашних событиях весьма полезное.
   Георгий Пахимер описал царствование Михаила Палеолога и большую часть царствования Андроника Палеолога старшего; так что историческими своими рассказами, если возьмем их в совокупности с повествованиями о событиях, предшествовавших этой династии, обнял период времени около 53 лет, то есть, с 1255 до 1308 года. Все это время византийской жизни было самое тревожное; восточная империя доживала тогда последний период своего существования и находилась как бы в предсмертной агонии. Не говорим о степени внешних, или географических ее пределов, и об отторжении от ней лучших ее городов и областей: это одно — еще не решительный признак распадения государственного тела: говорим о нравственном разъединении сословных интересов, за которым естественно следовало эгоистическое обособление и интересов личных. Во второй половине 13-го и в 14 веке Византийская империя представляется похожею на человека, неистово раздирающего члены собственного своего организма. Не меч и огнь разрушали ее; эти бичи, подобно хищным животным, падали уже на труп мертвеца, убитого внутренним тиранством, домашнею враждою, нравственною язвою. В основании зла, отравлявшего империю, лежала какая-то дикая игра религиозными убеждениями, свободою совести и чувством нравственным. Святые истины веры перешли в мертвую формулу и сделались либо орудием своекорыстия, либо чем-то чуждым, не принадлежащим к жизни, какими-то ненужными для ней правилами. Поэтому между государственными сословиями и отдельными лицами не осталось никакого внутреннего цемента, который разнородные части связывал бы в одно целое духовно; все, что еще не распалось и напоминало о существовании гражданского тела, держалось только связью внешнею, и узел этой связи был исключительно в руках императора. Высшие чины государства, томясь неимоверно развившеюся и ничем неутолимой жаждою роскоши, разоряли области и грабили народ; патриарх и духовенство страдали под гнетом внешней силы и чрез то либо замыкались сами в себя и молчали, либо распадались на партии и зарождали в народе дух сектанства; торговля и промышленность обусловливались монополиею, запутывались продажею привилегий и почти всецело перешли в руки иностранцев; войско почти совершенно потеряло национальный элемент и состояло из наемного скопища разноплеменных варваров, которые, нисколько не сочувствуя пользам империи, жаждали только добычи и больше опустошали византийские области, чем сколько охраняли их. Таково было состояние восточной империи в тот период, который описывается в истории Пахимера. При этой разрозненности интересов и разобщении частей стройного некогда и могущественного государства, трудно было историку сохранить беспристрастие взгляда и не увлечься духом партии: но Пахимер в этом отношении является неукоризненным; истина у него идет впереди всех личных или сословных расчетов, которыми иногда характеризуются рассказы греческих писателей. Как описыватель государственных событий, он поднимается высоко над уровнем народной жизни, и свободный его взгляд на явления ограничивается только сознанием православия и патриотически умеренным чувством византийца тогдашнего времени: говорим — тогдашнего времени; потому что, при глубоком упадке нравственности и ослаблении внутренних связей, упрочивающих благосостояние государства, и самые благородные представители его необходимо усвояют себе хотя отчасти понятия своего века и смотрят на вещи по-своему.
   Рассматривая со стороны содержания, история Пахимера отличается многосторонностью своих повествований и следит за жизнью империи едва не по всем ее направлениям, хотя не богата рассказами о подробностях быта народного, о тогдашних мерах воспитания юношества, об образе современного писателю судопроизводства и проч. Но, как лицо, действовавшее на поприще официальных отношений между византийским двором и духовенством, Пахимер своею историею проливает особенно много света на состояние церкви в том периоде восточной империи, который он описывает. С этой стороны на историю его можно смотреть, как на восполнение важнейших пробелов, оставленных другими историками, обозревавшими то же самое время, а еще более, как на поверку и поправку сказаний, переданных некоторыми повествователями под влиянием личных и особенно религиозных интересов. Мы не ошибемся, если скажем, что главною задачею, или как бы канвою истории Пахимера был поднятый Михаилом Палеологом вопрос о соединении двух великих церквей — восточной и западной. Решением этого вопроса определялось тогда отношение императора к патриарху и, обратно; от решения его зависело даже течение государственных дел, волнение граждан и судьба влиятельнейших в империи лиц. Поэтому Михаил Палеолог, обнаружив свое стремление примирить разделившиеся церкви, возложил на историю весьма важную и трудную обязанность — определить достоинство тех деятелей, которые по необходимости должны были принимать участие в решении поднятого вопроса. И вот среда, в которой историки западные враждебно сталкиваются с историками византийскими, и нередко черное называют белым, белое — черным. А чтобы своим сказаниям и доказательствам придать более силы, они с особенным удовольствием в этом случае ссылаются на авторитет византийского же историка Георгия Акрополита, бывшего при дворе Михаила Палеолога великим логофетом, следовательно, знавшего обстоятельно свойства тогдашних дел и деятелей. Но этот авторитет решительно падает при одной, исторически несомненной мысли, что Георгий Акрополит был отступник от православия и впоследствии открыто принял латинство. Точно таковы же и прочие основания, на которых опирается история западных писателей о событиях в недре восточной церкви того периода, который описывается Пахимером. Итак, книги Пахимера можно почитать таким историческим памятником 13 и отчасти 14 веков, которым должно пополняться и исправляться все, что не высказано, или ложно передано западными и даже восточными историками относительно православной церкви и представителей ее в тех веках; хотя нельзя не заметить, что Пахимер, по своим отношениям, а может быть, и по своему характеру, высказывает собственные мнения о религиозных событиях и действовавших тогда лицах без особенной ревности.
   История Пахимера, на языке латинских критиков, называется схизматическою, т. е. раскольническою; — едва ли не по этой причине, между прочим, греческий ее текст долго не был издаваем и не появлялся с латинским переводом. По крайней мере Поссин в предисловии к изданию этого текста и перевода счел нужным оговориться, просить извинения и доказывать, что иногда бывает небесполезно пускать в свет и схизматические сочинения. Такая оговорка человека ученого, который, как ученый, должен бы судить о вещах не поверхностно и любить истину незамаскированную, вызывает мысли не отрадные. Но, несомненно, верною причиною, по которой история Пахимера целые века оставалась в рукописях, было свойство языка, каким она написана. При всех хороших качествах этого исторического памятника, рассматриваемого со стороны его содержания и нравственного характера, язык, каким высказался в нем Пахимер, мог испугать опытность и терпение самого настойчивого филолога. Его нельзя назвать ни варварским, ни изысканным, ни затейливым, ни софистически тонким, ни ораторски разукрашенным: это — просто наречие, каким тогда говорили византийцы;— и, однако ж, оно почти на каждой странице книги поставляет читателя в крайнее затруднение. Пахимер писал так, как говорил, или, точнее сказать,— как говорит человек, имеющий в виду только мысль, и желающий, чтобы поняли ее, в каких бы формах речи выражена она ни была,— только бы поняли. Если бы, например, живую устную беседу двух или нескольких лиц посредственного образования могли мы буквально перенести на бумагу, не прибавляя, не убавляя и не изменяя в ней ни одной иоты; то это было бы подобием языка Пахимерова. Как над устным разговором, когда бы мы стали наблюдать только сочетание и последовательность слов и выражений, задумалось бы всякое словосочинение, всякая грамматика и даже логика, не зная, как подвесть эти формы под правила: так и над языком Пахимера по местам не может не задуматься всякая филология. Читая и переводя его, иногда нужно бывает забыть все требования грамматики и ловить мысль одним контекстом.
СОДЕРЖАНИЕ ИСТОРИИ ЦАРСТВОВАНИЯ МИХАИЛА ПАЛЕОЛОГА.
    Книга первая 1. Предисловие писателя, и об истинности сказаний (стр. 1—3). 2. Почему не упоминается здесь о прежних царях (3—5). 3. Как прежние цари укрепляли замки (5—6). 4. Как заботились о гарнизонах и состоянии их (6—8). 5. Как, по отнятии Константинополя у итальянцев, состояние дел на востоке стало ослабевать; и о Хадине (8—9). 6. Как персы овладевали пограничными местами римлян (9—11). 7. Как в царствование Иоанна Михаил Палеолог дал присягу хранить верность царям (11—15). 8. Как Ласкарис младший, презрев многих знатных особ, поставлял на их места других (15—16). 9. Как Котис уговорил Палеолога бежать к персам (16—18). 10. Как Палеолог возвратился и, принятый, послан был военачальником на запад (18—19). 11. Как отправлен был Хадин взять его и привесть в узах (19—24). 12. Как царь, страдая болезнью, подозревал всех в чародействе; и о Марфе (24—29). 13. Смерть царя Феодора и дела его при жизни (29—31). 14. Как воспитываем был Ласкарис отцом для вступления на престол (31—32). 15. Какое имел попечение о сыне царя, Иоанне, протовестиарий Музалон (32—34). 16. Речь протовестиария Музалона (34—41). 17. Ответная речь Палеолога (41—46). 18. Нападение войска на Музалонов (46—47). 19. Как совершено убийство Музалонов (47—55). 20. Как от этого некоторые вельможи выехали за границу, а другие приняли иные меры самосохранения (55—56). 21. Как правители соревновали друг другу в заботливости о царе (56—58). 22. Как в этом отношении предпочтен был всем Палеолог (58—60). 23. Как он почтен был саном великого дукса (60—62). 24. Как царь Иоанн, страдая болезнью, раздавал бедным милостыню (62—63). 25. Как великий дукс, получив доступ к царским деньгам, снискивал себе ими расположение (63—64). 26. Как прибывшему патриарху выражал он необыкновенную угодливость (64—66). 27. Как все единодушно говорили в пользу великого дукса и провозгласили его деспотом (66—71). 28. Как патриарх согласился с мнением прочих, говоривших в пользу Палеолога (71—72). 29. Как Палеолог, подчинив себе воли всех, стал домогаться чрез них верховной власти (72—73). 30. Как западный деспот Михаил забрал себе в голову великие надежды (74—76). 31. Как Ахайский князь был взят в плен римлянами (76—81). 32. Как Михаил деспот победил римлян и взял в плен кесаря (81).
    Книга вторая. 1. Как патриарх Арсений был озабочиваем представлениями о необходимости верховного правителя (82—86). 2. Как государственные чины освобождали Палеолога от клятвы, которою был он связан (86—87). 3. Как римляне клялись и давали присягу служить обоим царям, и с каким ограничением (87). 4. Как клялись дитяти-царю Палеолог и вельможи (88). 5. Как Палеолог, став царем, сделался щедрым на подарки (88—89). 6. Как он, еще до коронования, укреплял пограничные замки (89—91). 7. Как при коронации нарушил условия (91—92). 8. Как Палеолог короновался, а царь-отрок оставлен без внимания (92—95). 9. Как, венчавшись, Михаил привязывал к себе народ словом и делом (95—96). 10. Как, по возвращении в Нимфей, вместе с отроком, принимал он посольства (96—97). 11. Как родной брат царя, Иоанн, украшен был достоинствами (97—98). 12. Как Михаил деспот, поставленный в тесные обстоятельства, отправил к царю супругу и сына (98—99). 13. Как державный почтил вельмож достоинствами (99—100). 14. Как царь, с намерением взять город, занял Силиврию (101—102). 15. Как патриарх Арсений оставил патриархию (102—107). 16. Как сделан патриархом Никифор Ефесский (107—108). 17. Как не соглашались на это епископы Сардский и Фессалоникский (108—110). 18. Как епископ Сардский в Силиврии постригся в монашество (110—111). 19. Как многие из духовных особ в короткое время окончили жизнь (111—112). 20. Об осаде крепости Галаты (112—114). 21. Об останках царя Василия Булгароктона (114—116). 22. Как патриарх Никифор вместе с царем приехал в Нимфей (116—117). 23. Как царь лишил отрока Иоанна знаков царского сана (117—118). 24. О калифе и персах, как они покорились тохарцам (118—123). 25. Что бывало с прежними царями, когда они слышали о тохарцах (123—126). 26. О делах запада, и о том, как Кесарь мимоходом подступил к Константинополю (126—128). 27. Как Константинополь взят был римлянами (128—133). 28. Что сделано итальянцами после потери города и о протасинкрите Сеннахириме (134—138). 29. Как услышал царь о взятии Константинополя (138—141). 30. Речь царя о взятии Константинополя (141—147). 31. Как царь с своим правительством вступил в город (147—149). 32. Как, по вступлении в Константинополь, распорядился он относительно разноплеменных иностранцев (149—150). 33. Как приведены царем в порядок городские дела (150—151). 34. Каковы были совещания архиереев относительно патриарха Арсения (151—152). 35. Как царь устранил отрока Иоанна от престола; и как поселены итальянцы (152—154). 36. Посольство царя к папе и к итальянцам (154—155).
    Книга третья. 1. Намерение царя относительно патриарха Арсения (155—158). 2. Как Арсений, согласившись на зов, вступил в Константинополь и вторично короновал Палеолога (158—159). 3. О посольстве царя к тохарцам для заключения брачного союза, и к ефиоплянам (159—162). 4. Описание камелопарда (162—163). 5. Как усилились ефиопляне и нападали на Сирию; и о Ногае (163—165). 6. О выдаче трех царевен замуж,— и за кого именно (165—166). 7. О деспине алеманянке Анне (166—169). 8. О брате деспины Анны, короле Манфреде (169—170). 9. О досчатой надстройке стены со стороны моря, и о том, для чего это сделано; также о приготовлениях (170—174). 10. Об ослеплении отрока Иоанна (174—176). 11. О Мануиле Оловоле и о других, подозреваемых в сочувствии к Иоанну (176—177). 12. О Зигинах, как они отложились от царя ради Иоанна (177—182). 13. Совещание Зигинов относительно того, кого приняли они за Иоанна (182—184). 14. Как распорядился патриарх, узнав об ослеплении сына Феодорова, и как отлучил царя (184—187). 15. Плавание римских триир и успехи флота на море (187). 16. Западные области вверяются братьям царя (187—189). 17. Поступок с постельничим, Макрином Иоанном (189—191). 18. Посольство к папе, и заглазное управление войском на Гемусе (191—193). 19. Как приходил царь к патриарху и просил у него разрешения (193—196). 20. О свидании деспотов — Иоанна и Михаила западного. (196—197). 21. Как деспот Иоанн, оставив запад, отправился на восток; описание воинских его доблестей (197—201). 22. О жалком состоянии мариандинян, букелларийцев и пафлагонян (202—203). 23. О явлении кометы с севера в три летние месяцы, о походе царя на запад и о патриархе Арсение (204—206). 24. О правительственных лицах церкви, Векке и Ксифилине (206—209). 25. О султане Азатине и тохарцах (209—219). 26. Как принял патриарх возвратившегося царя, с каким обличением и ревностью (219—221). 27. Брак Евлогиевой дочери Анны с Никифором, сыном деспота Михаила (221—222). 28. О ложной молве вторжения тохарцев в Никею (45 стр. 222—229).
    Книга четвертая. 1. Речь царя к архиереям и окружавшему их духовенству (229—233). 2. О посылке Иосифа Галисийского к патриарху с прошением разрешить царя от отлучения (233—234). 3. Как получил царь обвинительную записку на патриарха (234—237). 4. Об образе и месте суда над патриархом (237—238). 5. Как патриарх отправился к царю и вскоре ушел от него (238—241). 6. Как собравшиеся архиереи послали Арсению последнее решение собора и как затем последовало осуждение его (241—245). 7. Как три архиерея отправлены были собором к Арсению объявить ему о низложении (246—247). 8. Как царь посылает вывесть патриарха из патриархии, и что тогда случилось (247—248). 9. Как смотрели на низложение Арсения патриархи восточные — Александрийский и Антиохийский (248—249). 10. Как хотелось Арсению, когда он еще патриаршествовал, возвратить сан архиерея бывшему Сардскому епископу (249—250). 11. Речь царя о сектантах (250—255). 12. Об избрании на патриаршество Адрианопольского епископа Германа и о личных его свойствах (255—257). 13. Как Герман введен в патриархию, и что потом делалось (257—260). 14. Как патриарх взял к своей церкви Оловола и возложил на него должность ритора и учителя (260—261). 25. Как некоторые придворные, обвиненные в оскорблении Величества, запутали в свое дело и Арсения (261—263). 16. О поездке писателя истории с архиереями к Арсению, и о том, что с ними там случилось (263—267). 17. Как придумал царь освободиться от отлучения, и чрез кого (267—268). 18. Как Иосиф советовал Герману отказаться от патриаршества (268—270). 19. Об Иакинфе, кто он и откуда, и о лицах, его окружавших (270—272). 20. Как царь настроил Сардского епископа Халазу предложить Герману совет о сдаче патриаршества (273—275). 21. Герман оставляет патриархию (275—278). 22. Об Адрианопольском епископе Василие или Варлааме (278—279). 23. Собор избирает на патриаршество Иосифа (278—281). 24. Как устранен был Ираклийский епископ Пинаха от права хиротонисать патриарха и уступил свое право Митиленскому епископу Григорию (281—282). 25. Иосиф снимает с царя отлучение (282—283). 26. О браке Андроника Тарханиота, сына царской сестры Марфы с дочерью западного Иоанна (283—285). 27. О погибели восточных областей по причине отозвания деспота Иоанна с войсками на запад (285—289). 28. О сектанстве в церкви, и о Пантепоптских монахах (289—292). 29. О посольстве великого дукса Ласкариса и бывшего патриарха Германа в Пеонию, для привезения оттуда невесты царскому сыну Андронику; также о венчании и короновании их (292—297). 30. Бегство великого коноставла Тарханиота к его тестю Иоанну (297—299). 31. Поход деспота Иоанна с тысячами войска против Иоанна западного и отвага последнего (299—307). 32. О совершенной победе, одержанной Филантропином над итальянским флотом (308—309).
    Книга пятая. 1. Событиями на западе царь поставлен между радостью и печалью (309—310). 2. О путешествии патриарха на восток по поводу отпадения тамошних монастырей от церкви (310—314). 3. Брак Константина царя Болгарского с дочерью Евлогии Мариею (314—316). 4. О Ногае и тохарцах, что такое были они прежде; также о первом их царе и законодателе (316—320). 5. О Мице и о том, как сдал он царю город Месемврию (320—322). 6. О намерении царя вступить в родственный союз с сербским двором и о путешествии туда патриарха с царскою дочерью (322—326). 7. О Диррахие и бывшем там землетрясении (326—328). 8. О короле Карле и о снаряжении им флота для взятия Константинополя (328—331). 9. Царь отправляет посольство к французскому королю (331—334). 10. Как он, услышав о снаряжении неприятельского флота, приготовлялся к защите города (334—339). 11. Как, по восшествии на престол папы Григория, начал он хлопотать о примирении церквей (339—343). 12. Как побуждал предстоятелей восточной церкви к принятию мира (343—346). 13. Как Иоанн Хумн обвинял хартофилакса Векка (346—348). 14. Царь представляет собору трактат о догматах церкви (348—349). 15. Как Векк посажен в темницу и, уступая насилию, перешел на сторону царя (349—350). 16. Как патриарх циркулярно объявил с клятвою, что он не примет мира (350—353). 17. О предложенных ему царем условиях и об удалении его (353—355). 18. Усилие царя склонить клир к принятию мира с латинянами (355—359). 19. О проявлениях царской ненависти к клиру (359—360). 20. Рассказ о наказании ритора церкви (360—365). 21. Как посольство к папе испытало на море кораблекрушение (365—367). 22. Как, по удалении патриарха, провозглашаем был в церкви папа (367—369). 23. О повсюдном разделении церкви (369—371). 24. Об избрании хартофилакса Векка на патриаршество (371—377). 25. Как царь стал скучать ходатайствами патриарха и для рассмотрения его дел назначил третий день недели (377—378). 26. О вторичном посольстве к папе (378—379). 27. Икарий принимает подданство царю и делается начальником флота (379—382). 28. О сожительстве патриарха Векка и Иосифа в Анаплском монастыре (383—385). 29. Неудовольствие царя, возбужденное Иосифом (385—387). 30. Царь смиряет живших в Константинополе генуезцев (387—394).
    Книга шестая. 1. Как и по каким причинам снова произошли неприязненные движения на Гемусе (394—397). 2. Как Мария злоумышляла против Свентислава (397—398). 3. Рассказ о происхождении Лаханы и о том, как он убил Константина (398—402). 4. Как царь дочь свою Ирину выдал замуж за Асана (402—403). 5. Как, по случаю болгарских дел, просил он совета у патриарха (403—406). 6. Как принял в зятья прибывшего с запада Михаила (406—408). 7. О действиях Марии и о выходе ее замуж за Лахану (408—412). 8. Как Мария выдана была царю, а Асан принят терновитянами (412—413). 9. Как Асан ушел из Тернова (413—415). 10. Как подготовлены были обвинения против Векка (415—417). 11. О присланной в ставропигию царской новелле (417—418). 12. Событие по случаю отсылки к царю колива (418—419). 13. Об отречении Иоанна от патриаршего престола (419—420). 14. О папских послах и о патриархе Иоанне (420—421). 15. Царь успокаивает архиереев по случаю требований, выраженных папскими послами (421—423). 16. Как папским послам показываемы были узники в темнице (423—424). 17. О вторичном вступлении Иоанна в патриархию (424—426). 18. Об отправлении Игнатия и Мелетия к папе (426—429). 19. Опять о Лахане и о том как он убит был Ногаем (429—431). 20. О походе царя Андроника на восток (431—435). 21. О восстановлении Траллов и взятии их персами (435—437). 22. Об отправлении порфирородного Константина на запад (437—439). 23. Векк своими сочинениями возбуждает спор о догматах (439—446). 24. О путешествии патриарха к горе св. Авксентия, и о том, что делал там царь (446—454). 25. О Калоиде и Иоанне Дуксе (454—458). 26. О логофете общих дел Музалоне (458—459). 27. О возвращении порфирородного с запада и о Котанице (459—461). 28. Смерть деспины Анны и тогдашние события (461—463). 29. Поход царя Михаила на Сангару и тамошние дела его (463—466). О посольстве к папе Мартину (466—468). 31. О духовном завещании патриарха Иосифа (468—469). 32. О событиях в Белграде (469—476). 33. Торжественный смотр пленных (477—480). 34. О правителе лазов Иоанне и о женитьбе его на дочери царя (480—484). 35. Как царь вызвал тохарцев против севастократора Иоанна (484—487). 36. Опасность во время морского путешествия, и смерть царя (487—492).


Книга 1