Азбука верыПравославная библиотекаИстория Церкви » История Византийской Империи. Том I
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


Васильев А. А.
История Византийской Империи. Том I
Время до крестовых походов до 1081 г.

Глава 1

   

См. также: Том II

Содержание

    К переизданию цикла общих работ А. А. Васильева по истории Византии А.Г. Грушевой
    Основные вехи жизни А. А. Васильева
    Список трудов А. А. Васильева
    Предисловия
Глава 1. Очерк разработки истории Византии Краткий очерк разработки истории Византии на Западе Общие популярные обзоры истории Византии Очерк разработки истории Византии в России Периодика, справочные издания, папирология Глава 2. Империя от времен Константина до Юстиниана Великого Константин Великий и христианство «Обращение» Константина Арианство и первый Вселенский собор Основание Константинополя Реформы Диоклетиана и Константина Императоры и общество от Константина Великого до начала шестого века Констанций (337—361) Юлиан Отступник (361—363) Церковь и государство в конце IV века Германский (готский) вопрос в IV веке Национальные и религиозные интересы эпохи Аркадий (395—408) Разрешение готского вопроса Иоанн Златоуст Феодосии II Малый, или Младший (408—450) Богословские споры и третий Вселенский собор Стены Константинополя Маркиан (450—457) и Лев I (457—474). Аспар Четвертый Вселенский собор Зенон (474—491), Одоакр и Теодорих Остготский Акт единения Анастасий I (491—518) Общие выводы Литература, просвещение и искусство Глава 3. Юстиниан Великий и его ближайшие преемники (518—610) Царствование Юстиниана и Феодоры Войны с вандалами, остготами и вестготами; их результаты. Персия. Славяне Значение внешней политики Юстиниана Законодательная деятельность Юстиниана. Трибониан Церковная политика Юстиниана Закрытие афинской школы Церковные проблемы и пятый Вселенский собор Внутренняя политика Юстиниана. Восстание «Ника» Налогообложение и финансовые проблемы Торговля в царствование Юстиниана1 Косма Индикоплов Защита византийской торговли Непосредственные преемники Юстиниана Война с персами Славяне и авары Религиозные дела Формирование экзархатов и переворот 610 г. Вопрос о славянах в Греции Литература, просвещение и искусство Глава 4 . Эпоха династии Ираклия (610—717) Внешнеполитические проблемы. Персидские войны и кампании против авар и славян Значение персидских кампаний Ираклия Арабы Мухаммед и ислам Причины арабских завоеваний VII века Завоевания арабов до начала VIII века. Константин IV и осада арабами Константинополя Славянское продвижение на Балканском полуострове и в Малой Азии. Основание Болгарского царства План переноса столицы империи Религиозная политика династии. Монофелитство и «Изложение веры» (экфесис) «Образец веры» Константа II Шестой Вселенский собор и церковный мир Возникновение и развитие фемного строя Смута 711—717 годов Литература, просвещение и искусство Глава 5. Эпоха иконоборчества (717—867) Исаврийская, или Сирийская, династия (717—802) Отношения к арабам, болгарам и славянам Внутренняя деятельность императоров Исаврийской, или Сирийской, династии Религиозные противоречия первого периода иконоборчества Коронование Карла Великого и значение этого события для Византийской империи Итоги деятельности Исаврийской династии Преемники Исаврийского дома и время Аморийской, или Фригийской, династии (820—867) Внешние связи Византийской империи Первое русское нападение на Константинополь Борьба с западными арабами Византия и болгары в эпоху Аморийской династии Второй период иконоборчества и Восстановление Православия. Разделение церквей в IX веке Литература, просвещение и искусство Глава 6. Эпоха Македонской династии (867—1081) Вопрос о происхождении Македонской династии Внешняя деятельность государей Македонской династии. Отношения Византии к арабам и к Армении Взаимоотношения Византийской империи с болгарами и мадьярами Византийская империя и Русь Печенежская проблема Отношения Византии к Италии и Западной Европе Социальное и политическое развитие. Церковные дела Законодательная деятельность македонских императоров. Социальные и экономические отношения в империи. Прохирон и Эпанагога Василики и Типукит Книга Эпарха «Властели» и «бедные» Провинциальное управление Смутное время (1056—1081) Турки-сельджуки Печенеги Норманны Просвещение, наука, литература и искусство Указатель имен
К переизданию цикла общих работ А. А. Васильева по истории Византии А.Г. Грушевой
Основные вехи жизни А. А. Васильева
   В очередных томах серии «Византийская библиотека» издательство «Алетейя» приступает к изданию цикла общих работ А. А. Васильева по византинистике. В связи с этим представляется необходимым сказать несколько слов об авторе, его работах по истории Византии и принципах, положенных в основу предлагаемого издания.
   Писать о биографии А. А. Васильева (1867—1953) достаточно сложно, ибо литературы о нем почти нет,2 архива ученого в России также нет и поэтому излагаемая ниже систематизированная информация о его жизни, взятая из разных источников, не может претендовать на исчерпывающую картину его жизни.3
   Александр Александрович Васильев родился в Петербурге в 1867 году. Он учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета и получил широкое образование как в области восточных языков (арабский и турецкий) и истории, так и в классических языках и истории, не считая обязательных современных языков. По словам самого А. А. Васильева, его научная судьба определилась случайно. Византинистикой ему посоветовал заняться его преподаватель арабского языка, знаменитый барон В. Р. Розен, направивший его к не менее знаменитому византинисту В. Г. Васильевскому. Последовавший затем благожелательный прием В. Г. Васильевского4 и первое знакомство с византийской историей в изложении Гиббона, помогли ему выбрать направление специализации. Отметим, однако, что хорошая востоковедная подготовка позволила А. А. Васильеву не только сочетать в своей работе византинистику и арабистику,5 но и проявить себя арабистом в собственном смысле слова. А. А. Васильев подготовил критические издания с переводом на французский двух арабских христианских историков — Агафия и Йахйи ибн Сайда.6 Видимо, у А. А. Васильева была и еще одна возможность проявить себя профессиональным востоковедом. Если судить по одному письму М. И. Ростовцеву от 14 августа 1942 г.,7 А. А. Васильев какое-то время преподавал в Санкт-Петербургском университете арабский язык. В упомянутом письме речь идет среди прочего о том, что А. А. Васильев обучал в университете литературоведа Г. Л. Лозинского основам арабского языка.
   Для научной судьбы А. А. Васильева большое значение имели три года, проведенные им за границей в качестве стипендиата историко-филологического факультета. Благодаря поддержке В. Г. Васильевского, П. В. Никитина и И. В. Помяловского А. А. Васильев провел 1897—1900 гг. в Париже со стипендией сначала 600 рублей в год, затем — 1500 руб. Во Франции он продолжил изучение восточных языков (арабский, турецкий и эфиопский). За эти же годы им были подготовлены магистерская и докторская диссертации о взаимоотношениях Византии и арабов. Вскоре эти труды обрели вид двухтомной монографии, переведенной, правда, гораздо позже на французский язык (список трудов А. В. Васильева см. ниже).
   Весной 1902 г., вместе с Н. Я. Марром, А. А. Васильев предпринял путешествие на Синай, в монастырь Св. Екатерины. Его интересовали хранящиеся там рукописи Агафия. В том же году а. а. Васильев провел несколько месяцев во Флоренции, также работая над рукописями Агафия. Подготовленное им издание текста достаточно быстро вышло в свет в известном французском издании Patrologia Orientalist8. Издание текста второго арабского христианского историка — Йахйи ибн Сайда — было подготовлено А. А. Васильевым и И. Ю. Крачковским позже — в двадцатые-тридцатые годы.
   Научная карьера А. А. Васильева была успешной. В 1904—1912 гг. он был профессором Дерптского (Юрьевского) университета.9 Принимал А. А. Васильев участие и в работе Существовавшего до первой мировой войны Русского археологического института в Константинополе. В 1912—1922 гг. он был профессором и деканом историко-филологического факультета Петербургского (затем — Петроградского) педагогического института. С того же 1912 года по 1925 год А. А. Васильев был профессором Петроградского (затем Ленинградского) университета. Кроме того А. А. Васильев работал в РАИМК-ГАИМК,10 где с 1919 г. занимал должность зав. разрядом археологии и искусства Древнехристианского и византийского. В 1920—1925 гг. он был уже председателем РАИМК.
   Нужно также отметить, что с 1919 г. А. А. Васильев был членом-корреспондентом Российской Академии наук. Без ссылок на источники авторы публикации писем М. И. Ростовцева к А. А. Васильеву сообщают, что постановлением Общего собрания АН СССР от 2 июня 1925 г. А. А. Васильев был исключен из АН СССР и восстановлен только посмертно, 22 марта 1990 г.11.
   В 1934 г. он был избран членом Югославской Академии наук. В последующие годы А. А. Васильев был также президентом института им. Н. П. Кондакова в Праге, членом американской Академии Средневековья и — в последние годы жизни — председателем Международной Ассоциации византинистов.
   Переломным в жизни А. А. Васильева стал 1925 г., когда он поехал в официальную зарубежную командировку, не имея специальной мысли эмигрировать из России. Однако несколько встреч в Париже с М. И. Ростовцевым, известным русским антиковедом, уехавшим из России вполне сознательно, решили судьбу А. А. Васильева. М. И. Ростовцев еще в 1924 г. предложил А. А. Васильеву содействие в получении места в Висконсинском университете (Мадисон) в связи с тем, что сам М. И. Ростовцев переезжал из Мадисона в Нью Хейвен.12
   А. А. Васильев согласился и, выехав летом 1925 г. в Берлин и Париж, во Франции сел на пароход до Нью Йорка, имея официальное приглашение на год от Висконсинского университета. Осенью того же 1925 г. он уже имел работу в Америке. Сохранившиеся в Архиве С. А. Жебелева и других ученых письма А. А. Васильева показывают в то же время, что сам А. А. Васильев регулярно продолжал обращаться с просьбами через С. А. Жебелева о предании своему статусу официального характера — он просил об официальном продлении своей командировки. Просьбы его удовлетворялись Наркомпросом и подтверждались Академией наук. Однако в конце концов 1 июля 1928 г. было признано предельным сроком продления его командировки. А. А. Васильев не вернулся ни к этому сроку, ни когда-либо позже. Письмо С. А. Жебелеву, в котором он объяснял причины этого, выглядит очень дипломатично, мягко, но, скорее всего, не раскрывающим основного13, ибо слова А. А. Васильева о заключенных контрактах, наладившейся работе, об отсутствии заработка в Ленинграде имеют, бесспорно, отношение к сложившейся ситуации,14 но кое-что оставляют и в тени.
   Ввиду того, что архив А. А. Васильева находится в США, здесь мы невольно вступаем в область предположений. Однако для характеристики его как человека крайне важно, по меньшей мере, попытаться ответить, почему А. А. Васильев принял приглашение М. И. Ростовцева о работе в Мадисоне и почему он в конце концов остался в США. Возможностей судить об этом немного и все же несколько тонких, ехидно-иронических замечаний в тексте его «Истории Византийской империи» (например, о славянофильстве в СССР после второй мировой войны) позволяют утверждать, что вся идейная и политическая обстановка в СССР была А. А. Васильеву глубоко чужда. Легкость, с которой А. А. Васильев решился на переезд в Америку, во многом объясняется также и тем, что его не удерживали семейные узы. Судя по имеющимся документам, у него были брат и сестра, однако всю жизнь он оставался холостым.15
   Сопоставление некоторых фактов позволяет, как кажется, выявить и еще одну немаловажную причину решимости А. А. Васильева уехать. Выше уже говорилось о том, что на рубеже веков, около пяти лет в общей сложности, А. А. Васильев весьма плодотворно работал за границей, будучи стипендиатом и находясь в официальных командировках. Если учесть все особенности развития СССР в двадцатые-тридцатые годы, то нельзя не признать, что возможность работать в зарубежных научных центрах для А. А. Васильева делалась все более проблематичной — научные командировки за границу становились со временем не нормой, а исключением из правил, особенно для ученых старой формации. Материалы, приводимые И. В. Куклиной, показывают, что после переезда в Америку А. А. Васильев большую часть свободного времени проводил в разъездах, путешествуя когда с целью научной работы, когда просто как турист.
   Изложенный материал позволяет прийти в чем-то неожиданному, но по логике событий совершенно закономерному выводу. Одной из субъективно важных для А. А. Васильева причин отъезда должно было быть желание сохранить за собой возможность свободно перемещаться по миру как с целями научными, так и с целями туристическими. Он не мог не понимать, что в условиях СССР двадцатых-тридцатых годов такого ему никто гарантировать не мог.
   Иными словами, в 1925—1928 гг. перед А. А. Васильевым стоял выбор — или Советская Россия, политический режим в которой и условия жизни становились для него чуждыми,16 или другая страна, но гораздо более понятная идейная и политическая ситуация и привычный стиль жизни.
   Не без колебаний А. А. Васильев выбрал второе. В чем причина колебаний? Дело здесь, видимо, в особенностях характера А. А. Васильева, бывшего, судя по всему, не очень решительным человеком, всегда предпочитавшим компромиссы и отсутствие конфликтов.17 Вероятно, можно говорить также и о том, что А. А. Васильевне во всем чувствовал себя комфортно и уютно в Америке. В сохранившихся письмах про восприятие Америки А. А. Васильевым информации почти нет. Однако не случайно, конечно, А. А. Васильев писал М. И. Ростовцеву в августе 1942 года: «Да есть ли она у меня, эта радость жизни? Не есть ли это давняя привычка казаться не тем, кто я есть? Ведь, по существу, у тебя более оснований любить жизнь. Не забудь, что мне всегда приходится стараться заполнять мое одиночество — заполнять его искусственно, безусловно, внешне».18 Весьма возможно, эти слова — невольное признание в вынужденном притворстве и старательно скрываемом бегстве от одиночества — являются ключевыми для понимания внутреннего мира, психологии и деятельности А. А. Васильева как человека во второй период его жизни. Подтвердить или не подтвердить это могут только новые публикации архивных документов.19 Как бы там ни было, здесь представляется важным подчеркнуть и следующий факт из его биографии.
   Научная биография Александра Александровича сложилась блестяще, однако, работая до последних дней, проводя жизнь в многочисленных путешествиях, в личном плане он оставался одиноким, и умер в доме престарелых.
   В Америке большая часть его жизни была связана с Мадисоном и Висконсинским университетом. Последние десять лет А. А. Васильев провел в Вашингтоне, в известном византинистическом центре Dumbarton Oaks, где в 1944—1948 гг. он был Senior Scholar, а в 1949—1953 гг. — Scholar Emeritus.
   В научном наследии А. А. Васильева особое место занимают два сюжета, ставшие наиболее важными во всей его долгой научной жизни. Это — византийско-арабские отношения20 и переиздаваемый сейчас цикл общих работ по истории Византии, охватывающий весь период существования империи. В отличие от старшего своего современника, Ю. А. Кулаковского, для которого сочинение общего плана по истории Византии21 стало основным научным трудом, роль «Истории Византийской империи» в научном наследии Александра Александровича иная.
   Исходный русский текст работы был опубликован в четырех томах между 1917 и 1925 гг. Наиболее обработан первый том исходной русской версии издания — «Лекции по истории Византии. Том 1. Время до Крестовых походов (до 1081 года)» (Пг., 1917). Книга представляет собой краткое изложение событий рассматриваемого периода, без примечаний, с минимальной литературой вопроса в конце глав, с хронологической и генеалогическими таблицами. Выводы в книге почти отсутствуют, также как и многие разделы, дописывавшиеся А. А. Васильевым позднее. В чисто техническом (типографском) отношении книга издана неважно. Обращает на себя внимание весьма низкосортная бумага и местами нечеткая печать.22
   Принципиально иначе во всех отношениях выглядят три небольших тома, являющиеся продолжением издания 1917 года,23 выпущенные в 1923—1925 гг. издательством «Academia»: 
    А. А. Васильев. История Византии. Византия и Крестоносцы. Эпоха Комнинов (1081—1185) и Ангелов (1185—1204). Пб., 1923; А. А. Васильев. История Византии. Латинское владычество на Востоке. Пг., 1923; А. А. Васильев. История Византии. Падение Византии. Эпоха Палеологов (1261—1453). Л., 1925.
   Лекции А. А. Васильева и указанные три монографии составили тот цикл общих работ по византийской истории, которые автор перерабатывал и переиздавал на протяжении всей своей жизни. Как видно из списка литературы, общая история Византии А. А. Васильева существует в изданиях на многих языках, однако основными являются следующие три: первое американское — History of the Byzantine Empire, vol. 1—2. Madison, 1928—1929; французское — Histoire de l'Empire Byzantin, vol. 1—2. Paris, 1932; второе американское издание — History of the Byzantine Empire, 324—1453. Madison, 1952. Последнее издание выполнено в одном томе, что достигнуто за счет печати на более тонкой бумаге.
   Второе американское издание является наиболее совершенным в научном отношении. Принципиально, однако, отметить, что, несмотря на многочисленные вставки и дополнения, несмотря на обилие примечаний, второе американское издание и исходные русские версии оказываются поразительно близки. Достаточно их положить рядом для того, чтобы с немалым изумлением обнаружить — по меньшей мере 50% текста последнего американского издания представляет собой прямой перевод с исходных русских версий.24 Количество вставок и дополнений действительно велико25 и тем не менее исходные русские версии 1917—1925 гг. продолжают составлять основу, костяк даже последнего американского издания работы.26 Именно поэтому в основу данного издания положен метод текстологического анализа, а не прямого перевода всего текста с издания 1952 года.
   Во всех тех случаях, когда для английского текста работы выявлялся русский прототекст, редактор воспроизводил соответствующие места исходных русских версий исходя из того, что бессмысленно переводить на русский язык то, что и так уже на русском языке существует. Воспроизведение это, однако, никогда не было механическим, ибо обработка текста исходных русских версий А. А. Васильевым была многогранной — отдельные слова и фразы убирались чаще всего по стилистическим соображениям, в некоторых случаях фразы переставлялись местами. Достаточно часто А. А. Васильев прибегал к иной организации текста на странице — как правило, во втором американском издании абзацы, по сравнению с исходными русскими версиями, крупнее. Во всех такого рода спорных случаях предпочтение отдавалось последнему американскому изданию.
   Таким образом, приводимый в данных томах текст сочинения А. А. Васильева является двойственным по своему составу. Примерно в 50—60% случаев это воспроизведение соответствующих мест исходных русских версий, примерно на 40—50% — это перевод с английского.
   С английского переведены все вставки и дополнения, а также большинство примечаний. Последняя оговорка вызвана тем, что некоторое количество специально не отмечаемых примечаний переведено с французского издания. Объясняется это следующим обстоятельством. А. А. Васильев, сокращая текст примечаний при подготовке второго американского издания, иногда сокращал их настолько, что некоторая существенная для характеристики книги или журнала информация оказывалась утраченной.27
   Сводный библиографический список в конце работы воспроизводится почти без изменений, за исключением принятого в России разделения русских и иностранных работ. Появление в библиографии некоторого количества работ, вышедших уже после смерти А. А. Васильева, объясняется следующими двумя моментами. А. А. Васильев цитирует некоторых общеизвестных русских авторов в англоязычных переводах (А. И. Герцен, П. Я. Чаадаев), со ссылкой на английские переводы дает А. А. Васильев и цитаты из некоторых авторов, или произведений, пользующихся общемировой известностью (Гегель, Монтескье, Коран). Во всех этих случаях ссылки А. А. Васильева заменены на последние русские издания. По изданию 1996 года (издательство «Алетейя») цитируется также известный русский византинист начала века Ю. А. Кулаковский.
   Индекс к работе составлен заново, но с учетом указателя последнего американского издания.
   В завершение несколько слов о характеристике работы в целом и месте ее в истории науки. «История Византийской империи» А. А. Васильева относится к числу уникальных явлений в истории исторической мысли. Действительно, общих историй Византии, написанных одним исследователем, крайне мало. Можно вспомнить две немецкие работы, написанные и изданные несколько ранее сочинения А. А. Васильева. Это — Н. F. Hertzberg. Geschichte der Byzantiner und des Osmanischen Reiches bis gegen Ende des 16. Jahrhunderts. Berlin, 1883;28 H. Gelzer. Abriss der byzantinischen Kaiser-geschichte. Munchen, 1897. Все же остальные общие работы, по византийской истории, принадлежащие перу одного автора, написаны. русскими исследователями, в основном — учениками академика В. Г. Васильевского.29 Это — Ю. А. Кулаковский, Ф. И. Успенский, А. А. Васильев, Г. А. Острогорский. Из работ, написанных этими авторами, лишь сочинение Ф. И. Успенского30 и издаваемый цикл работ Д. А. Васильева охватывают действительно все стороны жизни империи. Всесторонняя по охвату материала «История Византии» Ю. А. Кулаковского доведена лишь до начала Исаврийской династии. Неоднократно переиздававшееся сочинение Г. А. Острогорского «Geschichte des byzantinischen Staates» описывает историю Византии прежде всего как историю государства и государственных учреждений.
   Таким образом, сочинение А. А. Васильева во многих отношениях сопоставимо с «Историей Византийской империи» Ф. И. Успенского, однако между ними, как будет показано ниже, есть и существенные различия.
   «История Византийской империи» А. А. Васильева — это прекрасный образец работы общего плана, где кратко, ясно, с большим количеством ссылок на основные источники и исследования дана характеристика всех периодов истории Византии. Внешнеполитическая история изложена А. А. Васильевым полностью. Проблемы внутренней истории рассмотрены неравномерно, хотя основные проблемы внутренней жизни каждого периода затронуты или упомянуты. Каждая глава, то есть соответственно каждый период, завершается у А. А. Васильева характеристикой литературы и искусства.31 Проблемы торговли и торговых связей рассмотрены только в связи с Космой Индикопловом и временем Юстиниана. А. А. Васильев почти не затрагивает особенности жизни провинций. Проблемы социальных и экономических отношений в империи рассмотрены подробно почему-то только для времени Македонской династии.
   Уникальность сочинения А. А. Васильева заключается среди прочего в достаточно удачной попытке синтеза достижений западноевропейской, американской и русской исторической науки. Работа изобилует ссылками на сочинения русских и советских историков, что в целом не очень характерно для западноевропейской и американской науки.
   К особенностям работы следует отнести и манеру подачи материала. Автор в повествовательном стиле излагает события, не давая им в основном объяснений или интерпретации. Исключение составляют некоторые особо важные события, как, например, арабские завоевания, иконоборчество или крестовые походы. Объяснение А. А. Васильева при этом заключается в систематическом изложении всех имеющихся точек зрения по данному вопросу.32
   Существенным отличием работы А. А. Васильева от «Истории Византийской империи» Ф. И. Успенского, как и в целом от исследований российской византинистики, следует назвать невнимание к проблемам социально-экономического характера.33 За этим стояло, как кажется, отчасти отсутствие интереса А. А. Васильева34 к этой проблематике, отчасти же — один объективный фактор.
   Все переиздания сочинения А. А. Васильева относятся к американскому периоду его жизни. В США Александр Александрович не случайно считается основателем американской византинистики. В середине двадцатых годов А. А. Васильев начинал свою деятельность почти на пустом месте.35 Вот почему понятно, что от А. А. Васильева в США ждали не узко специальных исследований36 а именно разработки общего, всеобъемлющего курса истории Византии. Этим требованиям сочинение А. А. Васильева полностью удовлетворяло.
   Не исключено, что именно этот общий характер работы А. А. Васильева, особенности изложения, когда проблемы не столько раскрываются, сколько описываются, а также невнимание к социально-экономической проблематике привели к следующему неожиданному факту. «История Византийской империи» существует в переводах на многие языки, однако на нее практически не ссылаются в научной литературе, в отличие, например, от «Истории Византийской империи» Ф. И. Успенского.
   Факт этот понять, однако, можно, если посмотреть на сочинение А. А. Васильева с другой стороны. В отличие от трехтомной «Истории Византии» Ю. А. Кулаковского, оставшейся в истории именно благодаря крайне детализированному по сути и беллетризированному по форме изложению, «История Византийской империи» А. А. Васильева отличается гораздо более сжатым изложением, более академичным стилем подачи материала, хотя одновременно и немалым количеством тонких, ехидно-иронических замечаний когда в адрес персонажей византийской истории, когда и в адрес современников А. А. Васильева.
   Более существенно, однако, другое. Как уже отмечалось, несмотря на все дополнения и вставки, несмотря на обилие новых примечаний, общий характер сочинения А. А. Васильева с 1917 по 1952 гг. не изменился. Его сочинение, написанное и изданное как курс лекций, свод материала для студентов, таковым и осталось. Не случайно так велик процент прямых текстуальных соответствий издания 1952 года и исходных русских версий: А. А. Васильев не менял сути работы. Он постоянно изменял и модернизировал научный аппарат,37 учитывал новейшие точки зрения по тому или иному вопросу, но при этом он никогда не выходил за рамки того жанра, который требует только грамотного изложения фактов и лишь наметок, краткого указания на научные проблемы, которые связаны с тем или иным периодом. Это относится не только к проблемам внутренней жизни, социальных и общественных отношений, в основном А. А. Васильевым не рассматриваемым,38 но и к проблемам, например, источниковедения, разбираемым автором достаточно подробно. Так, упомянув о крайне сложной истории текста Георгия Амартола, А. А. Васильев лишь слегка коснулся не менее сложной — хотя и несколько в ином отношении — истории текста Иоанна Малалы39.
   Подводя итоги, хотелось бы отметить, что «История Византийской империи» А. А. Васильева написана в известном смысле слова в традициях двух школ византиноведения — российской и западноевропейской, не вписываясь при этом до конца ни в одну из них. К своей «Истории Византийской империи» А. А. Васильев возвращался на протяжении своей жизни неоднократно, однако эту работу, видимо, не следовало бы называть основным научным произведением Александра Александровича. Эта книга не является исследованием истории Византии. Вследствие отмеченных выше особенностей работы его «История Византийской империи» это изложение византийской истории, в котором все проблемные моменты отодвинуты на второй план, будучи либо лишь названными, либо описанными внешне. Последнее обстоятельство объясняется прежде всего той ролью, которую играл А. А. Васильев в научной жизни США. Оказавшись волею судеб фактическим основателем американской византинистики, А. А. Васильев вынужден был заниматься прежде всего разработкой не частных проблем, а общим курсом истории Византии в целом.
   Любое явление, однако, надо оценивать по тому, что оно дает. И в этом смысле «История Византийской империи» А. А. Васильева может дать современному читателю много, ибо существующие на русском языке недавние общие работы по истории Византии (трехтомник «История Византии» (М., 1967); трехтомник «Культура Византии» (М., 1984—1991)), неравноценны, будучи написаны разными авторами и ориентированы в основном на специалистов. До сих пор на русском языке не было полного изложения истории Византии, которое было бы кратким, четко и хорошо написанным, с современным научным аппаратом, позволяющим навести справки и в первом приближении осознать проблемы любого периода византийской истории. Эти бесспорные и очень важные достоинства работы А. А. Васильева обеспечат ей долгую жизнь среди достаточно широкого круга читателей.
   Несколько слов в завершение о примечаниях редактора. В основном они посвящены текстологическим вопросам, связанным с пониманием текста, или же — с расхождениями между исходной русской версией и последующими изданиями на иностранных языках. Редактор не ставил себе специально цели полностью модернизировать научный аппарат работы А. А. Васильева, учитывая новейшие точки зрения по всем рассмотренным в книге проблемам. Это сделано лишь в некоторых наиболее важных местах, а также в тех случаях, когда взгляды А. А. Васильева устарели в свете опубликованных в последние годы исследований. 
Список трудов А. А. Васильева

а) Монографии

   1. Византия и арабы. Политические отношения Византии и арабов за время Аморийской династии. СПб., 1900.
   la. Византия и арабы. Политические отношения Византии и арабов за время Македонской династии. СПб., 1902
   Французский перевод работы: Byzance et les Arabes. 1. La dynastie d'Amorium (820—867). Bruxelles, 1935. (Corpus Bruxellense Historiae Byzantinae, 1.)
   Byzance et les Arabes. II, 1. Les relations politiques de Byzance et des arabes a l'epoque de la dynastie macedonienne. Bruxelles, 1968. (Corpus Bruxellense Historiae Byzantinae, II, 1.)40
   2. Ученая поездка на Синай в 1902 году. — Сообщения Императорского Православного Палестинского общества, т. XV, 1904, N 3.
   3. Арабская версия жития св. Иоанна Дамаскина. СПб., 1913.
   4. Учебник истории Средних Веков. M., 1915.
   5. Курс истории Средних Веков. Средневековая культура. M., 1915.
   6. Лекции по истории Византии. 1. Время до эпохи Крестовых походов (до 1081 года). Пг., 1917.
   7. История Византии. Византия и крестоносцы. Эпоха Ком-винов (1081—1185) и Ангелов (1185—1204). Пг., 1923.
   8. История Византии. Латинское владычество на Востоке. Эпоха Никейской и Латинской империй (1204—1261). Пг., 1923.
   9. История Византии. Падение Византии. Эпоха Палеологов (1261—1453). Л., 1925.
   Первое американское издание: History of the Byzantine Empire. Translated from the Russian by Mrs. S. Ragozin. Vol. 1—2. Madison, 1928—1929. (University of Wisconsin, Studies in the Social Sciences and History, N 13 and 14.)
   Французское издание: Histoire de I 'Empire Byzantin. Traduit du russe par P. Brodin et A. Bourguina. Vol. 1—2. Paris, 1932.
   Второе американское издание: History of the Byzantine Empire, 324—1453. Second English edition, revised. Madison, 1952.
   Турецкое издание (перевод с французского издания; переведен только первый том; переводчик — Arif Mufid Mansel): Bizans Imperatolugu Tarihi. Vol. 1. Ankara, 1943.
   Испанское издание (перевод с французского издания; переводчик — J. G. de Luages; редакция и примечания — J. R. Masoliver): Historia del Imperio Bizantino. Vol. 1—2. Barcelona, 1946.
   Греческое издание (перевод со второго американского издания; переводчик — Д. Сварамис): Istoria thV BuzantinhV AutokratoriaV. Aqhnai, 1954—1955. Три тома.
   Русское издание (в основе — перевод со второго американского издания с использованием исходных русских версий; переводчик и редактор — А. Г. Грушевой): История Византийской империи. 324—1453, т. 1—2. СПб., 1998.
   10. Готы в Крыму. В кн.: Известия Российской Академии Истории материальной культуры, т. 1, 1921, с. 247__344— т V 127, с. 179—282.
   Американское издание: The Goths in the Crimea. Cambridge, Maas., 1936. (Monographs of the Medieval Academy of America, II.)
   11. The Russian Attack on Constantinople in 860. Cambridge, Maas., 1946 (Publications of the Medieval Academy of America, 46).
   12. Justin the First. An Introduction to the Epoch of Justinian the Great. Cambridge, Mass., 1950. (Dumbarton Oaks Studies, 1.)

б) Публикации

   1. Греческий текст жития сорока двух аморийских мучеников по рукописи Парижской Национальной библиотеки, N 1534. — Записки Имп. Академии наук, сер. 8, т. Ill, 1898, N 3.
   2. Kitab al- Unwan. Histoire Universelle, ecrite par Agapius (Mahboub) de Menbidj, editee e-t traduite en franсais. — Patrologia Orientalis, vol. V, 1910, pp. 557—692; vol. VII, 1911, pp. 457—591; vol. Vlll, 1912, pp. 397—550; vol. XI, 1915, pp. 5—144.
   3. Histoire de Yahya-ibn-Sa id d'Antioche, continuateur de Sa id-ibn-Bitriq, editee et traduite en francais par 1. Kratschkovsky et A. A. Vasiliev. — Patrologia Orientalis, vol. XVIII, 1924, pp. 699— 833; vol. ХХШ, 1932, pp. 345—520.

в) Статьи

   1. Вопрос о славянском происхождении Юстиниана. Bryce. «Life of Justinian by Theophylus». — Византийский временник, т. 1, 1894, с. 469—492.
   2. О греческих церковных песнопениях. — Византийский временник, т. III, 1896, с. 582—633.
   3. Одиннадцатый Интернациональный конгресс ориенталистов в Париже. — Византийский временник, т. IV, 1897, с. 759—762.
   4. Недавно открытая палестинская мозаика. — Византийский временник, т. IV, 1897, с. 763.
   5. Двенадцатый Интернациональный конгресс ориенталистов. — Византийский временник, т. V, 1898, с. 356.
   6. Новое издание памятников византийского искусства. — Византийский временник, т. V, 1898, с. 356.
   7. Славяне в Греции. — Византийский временник, т. V, 1898, с. 404—438, 626—670.
   8. Византийско-арабские отношения в царствование императора Михаила III (842—867). — Журнал Министерства народного просвещения, т. CCCXXIV, 1899, с. 1—55.
   9. Византия и арабы при императоре Феофиле (829—842). — Византийский временник, т. VI, 1899, с. 380—447.
   10. XII Конгресс ориенталистов. — Византийский временник, т. VI, 1899, с. 617—619.
   11. Экскурсия в Македонию Русского археологического института в Константинополе осенью 1899 года. — Византийский временник, т. VII, 1900, с. 588—590.
   12. Житие Филарета Милостивого. — Известия Русского археологического института в Константинополе, т. V, 1900, с. 49—86.
   13. Время жизни Романа Сладкопевца. — Византийский временник, т. VIII, 1901, с. 435—478.
   14. Предполагаемое издание греческих актов. — Византийский временник, т. X, 1903, с. 664—666.
   15. Агапий Манбиджский, христианский арабский историк X века. — Византийский временник, т. XI, 1904, с. 574—587.
   16. Le XIVe Congres international des Orientalistes. Vie Section: Grece et Orient. — Revue Africaine, vol. XLIX, 1905, pp. 337—339.
   17. Арабский синаксарь о болгарском походе императора Никифора 1. — Новый сборник статей по славяноведению, составленный и изданный учениками В. И. Ламанского. СПб., 1905, с. 361—362.
   18. Происхождение императора Василия Македонянина. — Византийский временник, т. XII, 1906, с. 148—165.
   19. XIV Интернациональный конгресс ориенталистов в 1905 г. — Византийский временник, т. XII, 1906, с. 573—576.
   20. Житие св. Григентия, епископа Омиритского. — Византийский временник, т. XIV, 1907, с. 23—67.
   21. Заметки о некоторых греческих рукописях житий святых на Синае. — Византийский временник, т. XIV, 1907, с. 276—333.
   22. 50-летний юбилей Мельбурнского университета. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. VIII, 1907, с. 29—46.
   23. Семнадцатый Международный конгресс американистов в Буэнос-Айресе с 163 по 218 мая 1910 года. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. XXX, 1910, с. 19—35.
   24. Путешествие византийского императора Мануила II Палеолога по Западной Европе. — Журнал Министерства народного просвещения, т. XXXIX, 1912, с. 41—78, 260—304.
   25. Карл Великий и Харун-ар-Рашид. — Византийский временник, XX, 1913, с. 63—116.
   26. Мавсолей как одно из чудес мира у Агапия Манбиджского. — Христианский Восток, т. II, 1913, с. 152—154.
   27. Ласкарь Канан, византийский путешественник XV века по Северной Европе и в Исландию. — Сборник Харьковского историко-филологического общества в честь профессора В. П. Бузескула. Царьков, 1914, с. 397—402.
   28. Передача Андреем Палеологом своих прав на Византию французскому королю Карлу VIII. — Сборник в честь Н. Кареева. Нг., 1914, с. 273—279.
   29. Описание византийских гирь и эксагиев, хранящихся в Академии. — Известия Российской Академии истории материальной культуры, т. II, 1922, с. 237—240.
   30. Проблема средневекового Крыма. -Новый Восток, т. Ill, 1923, с. 378—386.
   31. The Struggle [of Byzantium] with the Saracens (867—1057).— The Cambridge Medieval History, vol. IV, 1923, pp. 138—150.
   32. La guerre de Cent Ans et Jeanne d'Arc dans la tradition byzantine. — Byzantion, vol. III, 1926, pp. 241—250.
   33. Byzantine Studies in Russia. — American Historical Review, vol. XXVII, 1927, pp. 539—545.
   34. Das genaue Datum der Schlacht von Myriokephalon. — Byzantinische Zeitschrift, Bd. XXVII, 1927, SS. 288—290.
   35. Manuel Comnenus and Henry Plantagenet. — Byzantinische Zeitschrift, Bd. XXIX, 1929—1930, SS. 233—244.
   36. Zur Geschichte von Trapezunt unter Justinian dem Grossen. — Byzantinische Zeitschrift, Bd. XXX, 1929—1930, SS. 381—386.
   37. La Russie primitive et Byzance. — L'art byzantin chez les Slaves. Les Balkans. Premier recueil dedie a la memoire de Theodore Uspenskij. Paris, vol. 1, 1930, pp. 9—19.
   38. Alexis I Comnenus. — Menschen die Geschichte machten, vol. 11, 1930, pp. 36—40.
   39. Quelques remarques sur les voyageurs du Moyen Age a Constantinople. — Melanges Charles Diehl. Etudes sur l'histoire et sur l'art de Byzance, I. Paris, 1930, pp. 293—298.
   40. Il viaggio dell' imperatore bizantino Giovanni V Paleologo in Italia (1369—1371) e l'unione di Roma del 1369. — Studi bizantini e neoellenici, vol. Ill, 1931, pp. 151—193.
   41. Fallmerayer Jacob Philip. — Encyclopaedia of Social Sciences vol. VI, 1931, pp. 64—65.
   42. Finlay George. — Encyclopaedia of Social Sciences, vol. VI 1931, p. 253.
   43. Krumbacher Karl. — Encyclopaedia of Social Sciences vol. Vm, 1932, p. 605.
   44. Economic Relations between Byzantium and Old Russia. _ Journal of Economic and Business History, vol. IV, 1932, pp. 314— 334.
   45. Was Old Russia a Vassal State of Byzantium? — Speculum vol. VII, 1932, pp. 350—360.
   46. Harun-ibn-Yahya and his Description of Constantinople. — Seminarium Kondakovianum, vol. V, 1932, pp. 149—163.
   47. Pero Tafur, a Spanish Traveller of the Fifteenth Century and his Visit to Constantinople, Trebizond and Italy. — Byzantion vol. VII, 1932, pp. 75—122.
   48. Justin I (518—527) and Abyssinia. — Byzantinische Zeitschrift, Bd. ХХХШ, 1933, SS. 67—77.
   49. On the Question of Byzantine Feudalism. — Byzantion vol. Vm, 1933, pp. 584—604.
   50. Theodosius I. — Encyclopaedia of Social Sciences vol. XIV 1934, pp. 615—616.
   51. Theodosius II. — Encyclopaedia of Social Sciences vol XIV 1934, p. 616.
   52. Uspensky Fedor lvanovich. — Encyclopaedia of Social Sciences, vol. XV, 1934, p. 193
   53. Vasilievsky Vasily Grigorevich. — Encyclopaedia of Social Sciences, vol. XV, 1934, pp. 231—232.
   54. Notes on the History of Trebizond in the Seventh Century. — Biz Mnhmhn S. Lamprou Aqhnai, 1935, pp. 29—34.
   55. A Note on Pero Tafur. — Byzantion, vol. X, 1935, pp. 65— 66.
   56. Jorg of Nurenberg, a Writer contemporary with the Fall of Constantinople (1453). — Byzantion, vol. X, 1935, pp. 205—209.
   57. The Foundation of the Empire of Trebizond (1204—1222). — Speculum, vol. XI, 1936, pp. 3—37. Греческий перевод этой статьи (переводчик — И. Пампукис): H idrush thV AutokratoriaV thVTrapezountaV 1204—1222. Aqhnai. 1947. (Pontiaka, 1).
   58. Expositio totius mundi. An Anonymous Geographic Treatise of the Fourth Century A. D. — Seminarium Kondakovianum, vol. VIII, 1936, pp. 1—39.
   59. The Opening Stages of the Anglo-Saxon Immigration to Byzantium in the Eleventh Century. — Annales de ÍInstitut Rondakov, vol. IX, 1937, pp. 39—70. 60. Preface to the work of Princess N.Andronnikova-Toumanova, Anton Cekhov. The voice of Twilight Russia. New York, 1937.
   61. Mesarites as a Source. — Speculum, vol. XIII, 1938, pp. 180—182.
   62. Justinian''s Digest. In Commemoration of the 1400th anniversary of the Publication of the Digest (A. D. 533—1933). — Staldi bizantini e neoellenici, vol. V, 1939, pp. 711—734.
   63. Мои воспоминания о В. Г. Васильевском. — Annales de Ílnstitut Kondakov, vol. XI, 1940, pp. 207—214.
   64. The Empire of Trebizond in History and Literature. — Byzantion, vol. XV, 1940—1941, pp. 316—377.
   65. The Life of St. Theodore of Edessa. — Byzantion, XVI, 1942— l943, pp. 165—225.
   66. Medieval Ideas of the End of the World: West and East. — Byzantion, vol. XVI, 1942—1943, pp. 462—502.
   67. An Edict of the Emperor Justinian II, September 688. — Speculum, vol. XVIII, 1943, pp. 1—13.
   68. The Emperor Michael III in Apocryphical Literature. — Byzantina-Metabyzantina, vol. 1, 1946, pp. 237—248.
   69. The Life of David of Thessalonica. — Traditio, vol. IV, 1946, PP. 115—147.
   70. L'entree triomphale de l'empereur Justinien II a Thessalonique en 688. — Orientalia Christiana Periodica, vol. XIII, 1947, pp. 355— 888.
   71. The «Life» of St. Peter of Argos and its Historical Significance. — Traditio, vol. V, 1947, pp. 163—191.
   72. Imperial Porphyry Sarcophagi in Constantinople. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 4, 1948, pp. 1—26.
   73. The Monument of Porphyries in the Hippodrome at Constantinople. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 4, 1948, pp. 27—49.
   74. Opening Address to the First Congress of Byzantino-Slavo-Oriental Studies. — Byzantion, vol. XVIII, 1948, pp. 217—221.
   75. The Historical Significance of the Mosaic of Saint Demetrius at Sassoferrato. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 5, 1950, pp. 29—39.
   76. The Second Russian Attack on Constantinople. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 6, 1951, pp. 161—225.
   77. Hugh Capet of France and Byzantium. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 6, 1951, pp. 227—251.
   78. The Iconoclastic Edict of the Calioh Yazid II, A. D. 721. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 9—10, 1955—1956, pp. 23—47.
   79. Notes on some episodes concerning the relations between the Arabs and the Byzantine Empire from the Fourth to the Sixth century. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 9—10, 1955—1956, pp. 306—316.
   80. Alexandre ie Grand, Byzance et Ílslam. — Acts of the Ninth Inter-national Congress of Byzantine Studies at Thessalonica in april 1953.

г) Рецензии, некрологи, обзоры

   1. И. Помяловский. Житие иже во святых отца нашего Феодора, архиепископа Едесского. — Журнал Министерства народного просвещения, т. CCLXXXVI, 1893, с. 201—210.
   2. Библиографический обзор французской и английской литературы. — Византийский временник, т. П, 1895, с. 268—280.
   3. Библиографический обзор французской, итальянской и английской литературы. — Византийский временник, т. Ill, 1896, с. 418—421, 709—715.
   4. Библиографический обзор французской, итальянской и английской литературы. — Византийский временник, т. IV, 1897, с. 278—284, 711—726.
   5. П. Каллигас. — Византийский временник, т. IV, 1897, с. 313—314.
   6. Н. Калогерас. — Византийский временник, т. IV, 1897, с. 314.
   7. Ch. Diehl. L'Afrique byzantine. — Византийский временник, V, 1898, с. 220—227.
   8. G. Schlumberger. L'Epopee byzantine a la fin du dixieme siecle, 1. — Византийский временник, т. V, 1898, с. 494—508.
   9. Библиографический обзор французской, итальянской и английской литературы. — Византийский временник, т. V, 1898, с. 322—335, 778—793.
   10. Ad. Stall. Der Geschichtsschreiber Friedrich Wilcken. — Византийский временник, т. VI, 1899, с. 147—152.
   II. G. Rauschen. Jahrbucher der christlichen Kirche unter dem Kaiser Theodosius dem Grossen. — Византийский временник, т. VI, 1899, с. 152—156.
   12. K. Krumbacher. Studien zu Romanos. — Византийский временник, т. VI, 1899, с. 468—475.
   13. Библиографический обзор французской, итальянской, английской и испанской литературы. — Византийский временник, т. VI, 1899, с. 251—264; 598—613.
   14. R. Roricht. Geschichte des Konigreichs Jerusalem; R. Roricht. Regesta Regni Hierosolymitani. — Византийский временник, т. VII, 1900, с. 152—155.
   15. Н. Gelzer. Sextus Julius Africanus and die byzantinische Chronologie. — Византийский временник, т. VII, 1900, с. 726—732.
   16. Библиографический обзор французской, итальянской, английской, испанской, португальской, голландской литературы. — Византийский временник, т. VII, 1900, с. 238—250, 536—571, 781—793.
   17. E. Gerland. Das Archiv der Herzoge von Kandia. — Византийский сборник, т. Vlll, 1901, с. 143—152.
   18. Al. vonMilingen. Byzantine Constantinople. — Византийский сборник, т. VIII, 1901, с. 568—572.
   19. Библиографический обзор французской, итальянской, английской, голландской, шведской, финской, испанской литературы. — византийский временник, т. VIII, 1901, с. 250—267, 656—674.
   20. Библиографический обзор французской, итальянской, английской, голландской, финской, испанской литературы. — Византийский временник, т. IX, 1902, с. 243—265.
   21. Uber die Quellen der ersten vierzehn Bucher des Joannes Malalas. — Византийский временник, т. X, 1903, с. 194—203.
   22. Н. Gelzer. Die Genesis der byzantinischen Themenverfassung. — Византийский временник, т. X, 1903, с. 194—203.
   23. G. Schlumberger. L'Epopee byzantine a la fin du dixieme siecle, II. — Византийский временник, т. X, 1903, с. 532—535.
   24. Библиографический обзор французской, итальянской, английской, голландской, шведской, португальской, немецкой литературы — Византийский временник, т. X, 1903, с. 239—265, 559— 182.
   25. A. Heisenberg. Analecta. — Византийский временник, т. XI, 1004, с. 115—118.
   26. К. Krumbacher. Romanos und Kyriakos. — Византийский временник, т. XI, 1904, с. 619—620.
   27. Fr. Westberg. Die Fragmente des Toparcha Goticus. — Византийский временник, т. XI, 1904, с. 620—622.
   28. Библиографический обзор: Россия и Западная Европа (теология, история, география). — Византийский временник, т. XI, 1904, с. 184—193, 229—245, 646—656, 675—685.
   29. Б. А. Панченко. Крестьянская собственность в Византии. — Журнал Министерства народного просвещения, т. CCCLIX, 1905, с. 444—454.
   30. F. Chaladon. Essai sur ie regne d'Alexis I Comnene. — Византийский временник, т. XII, 1906, с. 266—270.
   31. Ch. Diehl. Justinien et la civilisation byzantine au Vie siecle. — Византийский временник, XII, 1906, pp. 270—272.
   32. Библиографический обзор. Россия и Западная Европа (История и география). — Византийский временник, т. XIII, 1906, с. 336—347, 573—589.
   33. Alfred Rambaud. — Византийский временник, т. XIII, 1906, с. 577—579.
   34. Барон В. P. Розен. — Византийский временник, т. XIV, 1907, с. 483—492.
   35. A. J. Butler. The Arab Conquest of Egypt and the Last Thirty Years of the Roman Domination. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. IX, 1907, с. 208—212.
   36. G. Schlumberger. L'Epopee byzantine a la fin du dixieme siecle, III. — Византийский временник, т. XIV, 1907, с. 390—393.
   37. Ed. Pears. The Destruction of the Greek Empire and the Story of the Capture of Constantinople by the Turks. — Византийский временник, т. XIV, 1907, с. 393—397.
   38. A. Wachter. Der Verfall des Griechentums in Kleinasien im XIV. Jahrhundert. — Византийский временник, т. XIV, 1907, с. 397— 398.
   39. Библиографический обзор. Россия и Западная Европа (История и география). — Византийский временник, т. XIV, 1907, с. 567—580.
   40. Д. Петрушевский. Очерки из истории средневекового общества и государства. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. XVII, 1908, с. 180—185.
   41. Библиографический обзор. Россия и Западная Европа. История и география. — Византийский временник, т. XV, 1908, с. 514—522.
   42. П. А. Яковенко. К истории иммунитета в Византии. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. XX, 1909, с. 430—436.
   43. К. Krumbacher. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. XXV, 1910, с. 88—101.
   44. Н. Адонц. Армения в эпоху Юстиниана. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. XXV, 1910, с. 412—418.
   45. Новый труд по истории Византии. Ю. Кулаковский.. История Византии, I. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. ХХХШ, 1911, с. 337—351.
   46. История Византии. Ответ проф. Ю. Кулаковскому. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. XXXVI, 1911, с. 190—195.
   47. Несколько заметок по поводу появления статьи Г. Земеля Э. Долэ в исторической литературе». — Ученые записки Юрьевского университета, т. XX, 1912, N 4, с. 1—16.
   48. J. В. Bury. A History of the Eastern Roman Empire from the Fall of Irene to the Accession of Basil I (A. D. 802—867). — Byzantinische Zeitschrift, Bd. XXII, 1913, SS. 501—503.
   49. F. Chalandon. Les Comnenes. Etudes sur l'Empire byzantin au Xie et au Xlle siecles. Jean II Comnene (1118—1143) et Manuel I Comnene (1143—1180). — Византийский временник, т. XXI, 1914, Часть 2, с. I-3.
   50. Ф. И. Успенский. История Византийской империи, I. — Вестник Европы, т. XLIX, 1914, с. 389—395. 51. Ф. И. Успенский. История Византийской империи, 1. — Журнал Министерства народного просвещения, н. с., т. LV, 1915, c. 227—241.
   52. Исторические известия, 1, 1916. -Журнал Министерства Народного просвещения, н. с., т. LXVII, 1917, с. 219—221.
   53. П. А. Яковенко. -Анналы, т. II, 1922, с. 258—259.
   54. Ch. Diehl. Histoire de l'Empire byzantin. — Анналы, т. II, 1922, с. 271—272.
   55. С. Chapman. Michel Paleologue, restaurateur de l'Empire byzantin. — Revue de l'Orient Chretien, vol. XXV, 1925—1926, pp. 220—221.
   56. J. Kulischer. Russische Wirtschaftsgeschichte, 1. — American Historical Review, vol. XXXII, 1927, pp. 306—308.
   57. E. Elnett. History of Origin and Social Development of Family Life in Russia. — American Historical Review, vol. XXXII 1927 1911.
   58. A. Andreades. Istoria thV ellhnikhV dhmosiaV oikonomiaV apo tou hroikhn cronwn mecri thV sustasewV tou EllhnikoV BasileioV (Susthma DhmosiaV OikonomiaV,t, А́, m B'). — Byzantinisch-neugriechische Jahrbucher, Bd. V, 1926—1927, SS. 442—444.
   59. M. Canard. Les expeditions des Arabes centre Constantinople l'histoire et dans la legende. — Byzantinische Zeitschrift, 21. XXVIII, 1928, SS. 142—143.
   60. В. Н. Златарски. История на Българската държава през средните векове, 1, 2. — Byzantinische Zeitschrift, Bd. XXVIII 1928, SS. 407—411.
   61. Е. Stein. Geschichte des spatromischen Reiches, 1. — American Historical Review, vol. XXXVII, 1932, pp. 90—91.
   62. F. W. Buckler. Harunúl Rashid and Charles the Great. — American Historical Review, vol. XXXVII, 1932, pp. 583—584.
   63. G. Mickwitz. Geld und Wirtschaft im romischen Reich des 4ten Jahrhunderts n. Chr. — Classical Philology, vol. XXIX, 1934, pp. 259—261.
   64. W. Hartke. De saeculi quarti exeunti historiarum scriptoribus quaestiones. — Classical Philology, vol. XXIX, 1934, p. 173.
   65. M. Spinka. A History of Christianity in the Balkans. — The Journal of Religion, vol. XIV, 1934, p. 213.
   66. V. N. Zlatarski. — Seminarium Kondakovianum, vol. VIII, 1936, pp. 280—282.
   67. G. Millet, D. Talbot Rice. Byzantine Painting at Trebizond. — Classical Weekly, vol. XXX, 1937, p. 238.
   68. Ch. Diehl, G. Margais. Le Monde oriental de 395 a 1081. — Byzantinisch-neugriechische Jahrbucher, Bd. XIII, 1937, SS. 114— 119.
   69. M. В. Левченко. История Византии. Краткий очерк. — Byzantion, vol. XV, 1940—1941, pp. 489—495.
   70. A la memoire de Charles Diehl. — Byzantion, vol. XVII, 1944—1945, pp. 414—417.
   71. S. Der Nersessian. Armenia and the Byzantine Empire. — Speculum, vol. XX, 1945, pp. 491—494.
   72. M. В. Левченко (изд.). Византийский сборник. — Speculum, vol. XXII, 1947, pp. 95—100.
   73. G. G. Arnakis. The Early Osmanlis. A Contribution to the Problem of the Fall of Hellenism in Asia Minor (1282—1337). — American Historical Review, vol. LIV, 1948, pp. 183—184.
   74. W. Ohnsorge. Das Zweikaiserproblem im fruheren Mittelalter: Die Bedeutung des byzantinischen Reiches fur die Entwicklung der Staatsidee in Europa. — American Historical Review, vol. LIV, 1948 p. 411.
   75. A. Pigagnol. L'Empire chretien (325—395). — Classical Philology, vol. XLIII, 1948, pp. 51—52.
   76. К. M. Setton. Catalan Domination of Athens, 1311—1388. — Speculum, vol. XXIV, 1949, pp. 298—300.
   77. L. Brehier. Le Monde Byzantin, II. «Les Institutions de l'Empire Byzantin». — American Historical Review, vol. LV, 1949, pp. 107—108.
   78. D. Obolensky. The Bogomils: A Study in Balkan Neo-Manichaeism. — American Historical Review, vol. LV, 1949, p. 657. 79. Е. Stein. Histoire du Bas-Empire, II. — Speculum, vol. XXVI, 1951, pp. 211—215.
Предисловия

Предисловие к книге — Лекции по истории Византии. Том 1. Время до эпохи Крестовых походов (до 1081 года). Петроград, 1917.

   Главной причиной напечатания моих Лекций по истории Византии является желание дать в руки студентов и курсисток учебное пособие общего характера в данной области. До сих пор еще не было общего очерка истории Византии, написанного русским ученым. Переведенная с немецкого языка «История Византии» Герцберга уже довольно давно вышла из продажи. Переведенный же также с немецкого «Очерк политической истории Византии» Гельцера, которым, к крайнему сожалению, в последние годы экзаменующиеся вынуждены были пользоваться, представляет собой конспективное, сухое, мало обработанное, местами без нужды тенденциозное изложение фактов с массой хронологических дат, преследующее справочную цель; эта книга ничего общего с учебным пособием не имеет и может в качестве экзаменационного пособия лишь вызвать отвращение к предмету. Вышедшие в последние годы обширные труды по истории Византии русских ученых, а именно: три тома Ю. А. Кулаковского и один том Ф. И. Успенского, преследуют иные цели; для учебного руководства они чересчур обширны: вышедшие тома доходят лишь до начала VIII вежа. Больший период времени охватывает том Лекций по истории Византии С. Шестакова, доводящий изложение до 800 года.
   Первоначально у меня было намерение в одном томе изложить судьбы Византии на всем протяжении ее истории вплоть до падения Константинополя в 1453 году. Но оказавшиеся сложности работы над историей позднейшего времени Византии надолго задержали бы появление книги. Тогда я и решил напечатать пока первый том, в котором изложение доводится до эпохи крестовых походов.
   Рассматривая историю условно называемой Византийской империи как непосредственное продолжение империи Римской, я начинаю изложение с IV века, когда империя из языческой превращается в христианскую, когда она получает новый политический центр в виде Константинополя, когда внутри ее совершается крупная реформа Диоклетиана и Константина и когда, наконец, благодаря варварским вторжениям начинает видоизменяться племенной состав государства.
   Во внимание приняты мною не только события внешней истории, но и главнейшие явления жизни внутренней. Ввиду того, что в основу лекций был положен принцип изложения событий по эпохам и династиям, т. е. принцип хронологический, приходилось часто при изображении тех или иных процессов внутренней жизни их разбивать, останавливаясь в одной главе и возобновляя изложение данного процесса в другой, что, конечно, неблагоприятно отзывалось на наглядности и ясности уразумения самого процесса. Замечаю я и неравномерность в изложении тех или иных явлений. Невольно выходило, что явления, которыми мне приходилось заниматься больше, изложены подробнее, чем другие. Некоторая элементарность даваемых иногда сведений объясняется первоначальным ее заданием.
   Библиография дается в конце глав лишь общая; для более подробных библиографических справок указаны пособия в конце первой главы. Для большего удобства в конце книги приложены хронологическая таблица наиболее важных дат и генеалогические таблицы византийских государей. Ввиду трудных условий печатания пришлось, к великому сожалению, отказаться пока от столь необходимых для подобной книги исторических карт.
   Выпуская не без колебаний в свет этот первый опыт русского ученого охватить в одном томе историю Византии до эпохи крестовых походов, я понимаю всю сложность и трудность задачи и заранее предвижу в книге целый ряд недостатков, сложностей и ошибок, за указание которых буду глубоко благодарен критике.
    Петроград, 25 мая 1917 г.

Предисловие к книге — История Византии. Византия и Крестоносцы. Эпоха Комнинов (1081—1185) и Ангелов (1185—1204). Петербург, 1923.

   В великом средневековом движении крестовых походов, повлекшем за собой целый ряд политических, экономических, религиозных и вообще культурных изменений как на Западе, так и на Востоке, поставившем миру новые запросы и открывшем человечеству неожиданные перспективу, Византии выпало на долю играть трудную и неблагодарную роль посредствующего звена, которое, получая удары с востока от все усиливавшихся сельджукских турок, в то же время подвергалось смертельной опасности со стороны западных ополчений. В то время как для Западной Европы эпоха крестовых походов была началом новой эры ее жизни, для Византии та же эпоха знаменовала собою начало ее упадка и, по мере развития крестоносных движений, выявляла все яснее и яснее роковые симптомы трагической гибели империи греческих василевсов.
   Крестовые походы особенно тяжело и остро отразились на двух сторонах византийской жизни — на политической и экономической. В политическом отношении постепенно и сравнительно быстро выродившаяся идея крестоносных предприятий привела крестоносные полчища к стенам Константинополя, который и перешел в руки латинских завоевателей. Византийская империя с центром в Константинополе в 1204 году прекратила свое существование, а вышедшее из Малой Азии восстановление Византии и обратное отвоевание из рук латинян Константинополя в 1261 году не создало в государстве Палеологов прежней мировой державы, а имело результатом лишь создание небольшого, слабого «эллинского» государства местного значения.
   С другой стороны, экономическая мощь и значение Византии, основанные на выгодной роли экономического посредника между Западом и Востоком, со времени крестовых походов исчезли, так как Западная Европа и мусульманский Восток, столкнувшись лицом к лицу друг с другом, завязали прямые, столь насущные для обеих сторон торговые связи и в посреднике более уже не нуждались.
   Большой и живой интерес представляет вопрос вообще о византийской культуре в эпоху крестовых походов, когда социальные условия жизни, религиозные интересы и задания, литературные веяния и направления менялись и принимали иногда новые формы от взаимодействия византийских и западных влияний.
   Имея в виду напечатать ряд отдельных монографий по различным эпохам истории Византии, долженствующих охватить в главных чертах весь ход истории этого государства до момента его трагической гибели, я в настоящем первом очерке и ставлю своей Задачей ознакомить читателя с внешним и внутренним положением Византии в эпоху крестовых походов и, по возможности, выяснить отношение восточной империи к крестовым движениям.
   Считаю своим долгом искренне поблагодарить издательство «Academia», давшее мне возможность напечатать мою книжку в серии своих столь полезных для культурной жизни России изданий.

Предисловие к книге — История Византии. Латинское владычество на Востоке. Петроград, 1923.

   Настоящая монография, являясь второй в предпринятой издательством «Academia» серии монографий по истории Византии, посвящена эпохе латинского владычества на Востоке после четвертого крестового похода, — т. е. времени с 1204 по 1261 год, когда Михаилом Палеологом была восстановлена Византийская империя. Это было время, когда два мира, западный и восточный, столкнувшись между собой, создали в длительном взаимном общении на христианском Востоке сложные и интересные условия международной политической, экономической, религиозной и культурной жизни. В задачу настоящей монографии и входит дать в главных, существенных чертах, историю этой эпохи.
   В эту же монографию я счел наиболее удобным поместить главу о феодализме в Византии, так как именно в эпоху латинского владычества западные феодалы, перенесшие устои своей жизни на восточную почву, познакомились с феодализирующими процессами, совершавшимися уже в недрах империи греческих василевсов, следствием чего было, что оба эти элемента, западный и восточный, создали оригинальную обстановку позднесредневековой, византийско-романской культуры.
   16 июня 1923 г. Петроград.

Предисловие к книге — История Византии. Падение Византии (1261—1453). Ленинград, 1925.

   Настоящая монография по истории Византии излагает последние судьбы политически и экономически умиравшей империи греческих василевсов, т. е. одну из самых захватывающих драм всемирной истории. Ни уния с Римом, ни помощь, правда очень незначительная, Запада, ни тонкая, подчас вынужденно заискивающая и унизительная политика Палеологов перед султанами не могли спасти одряхлевший организм империи.
   Константинополь, как прежде, привлекал к себе внимание и возбуждал честолюбивые замыслы у сильных соседей; причем того, чего не смогли добиться Карл Анжуйский в XIII и Стефан Душан в XIV веке, достиг молодой и энергичный Мухаммед II в XV веке. Византия пала. Но ее культурное дело в отношении средневекового Запада, южнославянских стран и России, Румынии и Ближнего, особенно кавказского и мусульманского, Востока не умерло. Я намеренно пока оставляю в стороне общее суждение о значении Византии в мировой истории, так как подобная задача заслуживает отдельной монографии, которая должна иметь в виду не только ту или иную эпоху истории Византии, а весь ход ее истории, как внешней, так и внутренней, со всеми сложными процессами ее политической, социальной, экономической и общекультурной жизни.
   4 февраля 1924 г.

Предисловие к первому американскому изданию. History of the Byzantine Empire by A. A. Vasiliev. Vol. 1. From Constantine to the Epoch of the Crusades (A. D. 1081). Translated from the Russian by Mrs. S. Ragozin. Madison, 1928. (перевод научного редактора)

   Первый том моей книги по истории Византии, который появился в России в 1917 году, был напечатан в последние месяцы царской России и в первые дни первой революции. Этот том появился летом 1917 г. под заголовком «Лекции по истории Византии. Том 1. Время до эпохи Крестовых походов (до 1081 года)».
   С тех пор прошло десять лет. Эти годы были в области византинистики удивительно богаты на блестящие работы. Когда в 1926 году благодаря любезности Висконсинского университета этот перевод стал возможным, я столкнулся с трудностью. Мне казалось очень неразумным переводить эту книгу в той форме, в какой она была опубликована в 1917 году, так как теперь она была совершенно устарелой. Кроме того, русское издание было совершенно лишено примечаний. Я поэтому снабдил этот английский перевод примечаниями, обновил книгу, насколько это было возможно, и добавил разделы по литературе, образованию и искусству. В моих ссылках на литературу и в библиографии я, как кажется, указал самые основные работы и самые последние публикации. Попытка создавать более или менее полную библиографию по всей византийской истории не входила, естественно, в мои задачи.
   Следовательно, это английское издание не является просто переводом моего русского тома, но полной его переработкой. В некоторых местах это совершенно новая книга.41
   В моем изложении я следовал хронологическому изложению событий, разделив книгу на шесть глав. Как любая другая схема, хронологическая схема построения этой книги является, конечно, только пробной, и я полностью отдаю себе отчет в том, что иногда она ведет к серьезным неудобствам. Внешняя история страдает от такой схемы только минимально, однако в изложении внутренней истории она ведет к тому, что части одного и того же последовательного процесса оказываются разнесенными в разные главы, что ведет к двусмысленностям, фрагментарности и повторам. Это, как будет видно, случилось при описании таких процессов, как распространение славян на Балканах, возникновение и развитие фемного строя и в рассказе о печенегах в XI веке.
   Из ученых, писавших рецензии на эту книгу в русских или западноевропейских периодических изданиях, я особенно благодарен двум моим уважаемым коллегам — В. В. Бартольду42, члену Академии наук СССР43, и Луи Брейе, профессору университета в Клермон-Ферране во Франции,44 — которые увидят, просмотрев английское издание, сколь полезным был их комментарий, которому я тщательно следовал.
   Госпожа С. М. Рагозина, которая перевела мою книгу, сделала это с удивительной сознательностью, за которую я ей глубоко признателен.
   Профессору X. Б. Латропу (Н. В. Lathrop) из Висконсинского университета за его участие в этом деле я обязан больше, чем могу сказать. С неутомимой любезностью он просматривал и корректировал рукопись, делая ценные замечания, которые были с пользой вставлены. Такая помощь, которую я видел от профессора Латропа, не может быть забыта и я прошу его принять мою самую искреннюю благодарность.
   Висконсинский университет не только оплатил стоимость перевода, но даже публикует этот том как один из выпусков университетских исследований.45 В качестве скромного знака моей признательности я хочу воспользоваться случаем и посвятить этот том Висконсинскому университету, который — за короткое время моего пребывания в Мадисоне — я научился любить и уважать.
   Мадисон, Висконсин 15 мая 1927 г.

Предисловие Шарля Диля к французскому изданию A. A. Vasiliev. Histoire de l'Empire Byzaitin. Traduit du russe par P. Brodin et A. Bourguina. Preface de М. Ch. Diehl de Ílnstitut. Tome 1 (324—1081). Paris, 1932. (перевод научного редактора)

   История Византийской империи была за последние 30—40 лет почти полностью обновлена. Были открыты важные документы, относящиеся ко многим периодам ее истории. Значительные исследования рассмотрели различные периоды с необходимой научной обстоятельностью. Нам, однако, не хватало общей истории Византийской империи, которая использовала бы эти исследования и с учетом новейших результатов изложила бы полным образом судьбы и эволюцию монархии василевсов. Работы общего плана, предпринятые в России Ю. А. Кулаковским и Ф. И. Успенским, остались незавершенными. Первая останавливается на 717 годе, вторая — в том виде, в каком она опубликована сейчас, — на конце IX века. Ценные работы Бьюри относились только к сравнительно коротким периодам византийской истории. Общие обзоры, которые составили Гельцер, Йорга, Норман Бейнз и к которым — думаю, меня извинят — я добавлю свой собственный, были только лишь популярными работами, не бесполезными, наверное, но, бесспорно, достаточно общего характера.
   Это была, таким образом, очень счастливая идея, что пришла в 1917 году А. А. Васильеву46, опубликовать первый том «Истории Византийской империи», — в котором он доходил до 1081 года, — дополненный между 1923 и 1925 гг. вторым томом в трех выпусках, где события были доведены до падения империи в 1453 г. Однако эта работа была написана по-русски, на языке, который многие люди, и даже среди византинистов, на Западе знают плохо или не знают вовсе. Вот почему оказалось очень своевременным желание А. А. Васильева дать в 1928—1929 гг. английский перевод своей книги, который на деле, вследствие того объема работы, который автор вложил в переработку, исправление и дополнение книги, стал почти что полностью новым сочинением. И так как во французское издание, каковое имею удовольствие представить читателю, А. А. Васильев вложил такое же заботливое внимание, можно на Деле сказать, что это сочинение отражает на 1931 год точное состояние и полную библиографию наших знаний о Византии.
   И это уже само по себе достаточно для того, чтобы охарактеризовать значимость работы.
   Нужно ли добавлять, что А. А. Васильев всеми своими работами был прекрасно подготовлен для написания такого труда? С 1901— 1902 гг. он заставил узнать себя благодаря важной двухтомной работе «Византия и арабы в эпоху Аморийской и Македонской династий». Он опубликовал, кроме того, с французским переводом важные тексты — «Всемирную историю», которую написал по-арабски в Х в. Агапий Манбиджский, и такое значительное сочинение, как «История Йахйи Антиохийского (XI в.)». Зная, кроме того, — совершенно естественно — русский язык и способный таким образом использовать все столь значительные работы, опубликованные по-русски по византийской истории, он был приспособлен лучше, чем кто-либо, для написания этой общей истории, которую он осуществил и французский перевод которой сейчас выходит в свет.
   Здесь не место анализировать даже кратко эти два тома. Я хотел бы отметить только некоторые их черты. Прежде всего, это введение, образуемое первой главой, где примерно на пятидесяти страницах весьма интересно и взвешенно изложено развитие византинистики от Дюканжа до наших дней на Западе и в России. С другой стороны, хочу отметить две длинные главы, которые завершают второй том, — о Никейской империи и об эпохе Палеологов. Для других периодов истории, рассматриваемых им, Васильев имел ценную литературу. Здесь же, наоборот, для периода XIII, XIV и XV вв., еще столь неполно изученных, задача была гораздо более трудоемкой и сложной. Вот почему «История» Васильева оказывает большую услугу, внося в эту сложную эпоху немножко порядка, точности и ясности.
   Таковы же особенности и всей работы в целом, что и сделает ее ценной даже для читателей, мало знакомых с событиями византийской истории. Нужно также поблагодарить госпожу А. Бургину и господина П. Бродина за их прекрасный перевод, предоставивший в распоряжение французской публики и особенно студентов университета книгу, которой нам не хватало и которая доносит до нас наилучшим образом новейшие результаты науки византийских исследований.
    Шарль Диль

Предисловие ко второму американскому изданию. A. A- Vasiliev. History of the Byzantine Empire. 324—1453. Madison, 1952 (перевод научного редактора)

   Моя «История Византийской империи», которая теперь выходит в новом английском издании, имеет весьма длинную историю. Ее исходный текст был опубликован в России, по-русски. Первый том был в печати в последние месяцы существования императорской России и в первые дни первой революции и вышел в свет в 1917 году без примечаний под заголовком «Лекции по истории Византии (до Крестовых походов)». Второй том в трех выпусках «Византия и крестоносцы», «Латинское владычество на востоке», «Падение Византии» был опубликован в 1923—1925 гг., и был снабжен ссылками на литературу и источники. Русское издание сейчас совершенно устарело.
   Первое английское издание вышло двадцать три года назад (1928—1929) в двух томах в серии исследований Висконсинского университета. Оно основывалось на тексте русского оригинала, который я полностью пересмотрел, дополнил и обновил. Это издание уже давно стало библиографической редкостью и практически недоступно.
   В 1932 г. я пересмотрел и значительно расширил текст для французского издания, которое появилось в Париже в том же году. Оно уже тоже практически недоступно. Позже я сделал несколько изменений для испанского издания, которое вышло в свет в Барселоне в 1948 г. Турецкое издание первого тома работы вышло в свет в Анкаре в 1943 г.; это перевод с французского издания. Выпущенное в достаточном количестве, это издание полностью недоступно, так что даже я, автор, не имею своего экземпляра и видел это издание только в Библиотеке Конгресса.
   Второе английское издание базируется на французском издании. Однако с 1932 г., с момента появления французского издания, прошло 19 лет и за это время появилось много ценных работ, которые необходимо было учесть при подготовке нового издания. В 1945 г., в соответствии с желанием Висконсинского университета, я пересмотрел заново текст для нового издания и даже добавил Раздел о византийском феодализме. Этот пересмотр, однако, был сделан в 1945 г., и в течение 1945—1951 гг. появились новые важные исследования. Я старался сделать все возможное для того, чтобы сделать необходимые дополнения, однако эта работа шла спорадически, не систематически и боюсь, что есть много существенных лакун в том, что касается работ самого последнего периода.
   В течение последних двух лет мой бывший студент, а ныне известный профессор университета Ратгерса (Rutgers University) Питер Харанис очень помог мне, особенно в том, что касается библиографии, и это моя обязанность и удовольствие выразить ему мою глубокую признательность. Как я говорил в предисловии к первому английскому изданию, в мою задачу не входило давать полную библиографию изучаемых сюжетов, так что и в тексте, и в библиографии я даю ссылки только на самые важные и новейшие публикации.
   Полностью сознавая, что хронологическая схема построения моей книги иногда представляет серьезные трудности, я не изменил ее в этом издании. Если бы я так поступил, мне пришлось бы писать совершенно новую книгу.
   Я выражаю сердечную благодарность господину Роберту Л. Рейнолдсу (Robert L. Reynolds), профессору истории Висконсинского университета, а также географического отдела Висконсинского университета, который был весьма любезен и сотрудничал с издателями этой книги по подготовке карт. Я хочу также выразить мою искреннюю благодарность госпоже Эдне Шепард Томас (Ednah Shepard Thomas), которая с удивительным усердием просмотрела рукопись и исправила несоответствия моего английского. Наконец, я хочу поблагодарить господина Кимона Т. Джокариниса (Kimon Т. Giocarinis) за непростую работу по составлению индекса к этой книге.
    А. А. Васильев
   Dumbarton Oaks Harvard University Washington, D. C. 


1   А. А. Васильев не успел ознакомиться с одной важной работой, где очень подробно рассмотрены все анализируемые им в данном разделе вопросы: H. В. Пигулевская. Византия на путях в Индию. Из истории торговли Византии с Востоком IV-VI вв. М.; JI., 1951; idem. Byzanz auf den Wegen nach Indien. Aus der Geschichte des byzantinischen Handels mit dem Orient von 4. bis 6. Jahrhundert. Berlin, 1969. Примечание научного редактора.
2   По причинам, излагаемым ниже, его имя замалчивалось.
3   При написании этой статьи использованы следующие два издания: И. В. Куклина. А. А. Васильев: «труды и дни» ученого в свете неизданной переписки. — В кн.: Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге. Под ред. И. П. Медведева. СПб., 1995, с. 313—338. Sirarpie Der Nersessian. Alexander Alexandrovich Vasiliev. Biography and Bibliography. — Dumbarton Oaks Papers, vol. 9—10. Washington (D. C.), 1956, Pp. 3—21. В советские времена об А. А. Васильеве была опубликована краткая, благожелательно-нейтральная заметка в первом издании БСЭ (т. 9, М., 1928, с. 53—54), и небольшая статья И. П. Медведева в следующем издании: Славяноведение в дореволюционной России. Биобиблиографический словарь. М., 1979, с. 92—94. Последние работы об А. А. Васильеве: Г. М. Бонгард-Левин, И. В. Тункина. М. И. Ростовцев и А, А. Васильев (новые архивные материалы) — ВДИ, 1996, N 4, с. 168—188; их жe. М. И. Ростовцев и А. А. Васильев: Шесть десятилетий дружбы и творческого сотрудничества. — В изд.: Скифский роман. Под общ. ред. Г. М. Бонгард-Левина. М., 1977, с. 259—289. Эти публикации дают больше ценного, нового материала для характеристики жизни и научного творчества М. И. Ростовцева, чем А. А. Васильева. Письма М. И. Ростовцева к А. А. Васильеву приведены полностью, тогда как письма А. А. Васильева к М. И. Ростовцеву лишь кратко цитируются.
4   В научном плане именно В. Г. Васильевский был учителем А. А. Васильева.
5   История византийско-арабских отношений оставалась одним из важнейших направлений научной деятельности А. А. Васильева.
6   Во втором случае издание подготовлено совместно с И. Ю. Крачковским. Подробная информация о самих изданиях — ниже, в списке работ А. А. Васильева.
7   См.: Г. М. Бонгард-Левин, И. В. Тункина. М. И. Ростовцев и А, А. Васильев... с. 174.
8   Полное описание издания — ниже в библиографическом списке
9   Ныне Тартуского (в Эстонии).
10   Официальное название учреждения, ставшего несколько позже Институтом археологии Академии наук. РАИМК — Российская Академия Истории материальной культуры; ГАИМК — Государственная Академия истории материальной культуры.
11    Г. М. Бонгард-Левин, И. В. Тункина. М. И. Ростовцев и А А Васильев... с. 170.
12   Об обстоятельствах, приведших к отъезду А. А. Васильева, см.: Г. М. Бонгард-Левин, И. В. Тункина. М. И. Ростовцев и А. А. Васильев...
13   См. подробно: И. В. Куклина. А. А. Васильев: «труды и дни» ученого в свете неизданной переписки. В кн.: Архивы русских византинистов в Санкт-Петербурге. Под ред. И. П. Медведева. СПб., 1995, с. 318.
14   Даже по письмам А. А. Васильева видно, что все проблемы с его трудоустройством в Ленинграде могли быть разрешены в случае его возвращения в Ленинград. См. указанную в предыдущем примечании статью, с. 317: «...в АИМК я не утвержден членом до моего возвращения».
15   По собственному признанию А. А. Васильева, он в жизни много времени отдавал женщинам, временами даже слишком много (И. В. Куклина. А. А. Васильев: «труды и дни» ученого в свете неизданной переписки. С. 335). Анализ этой стороны его жизни лежит за пределами наших возможностей и интересов.
16   Судя по всему, А. А. Васильев не любил касаться этих тем, однако же в письме Ф. И. Успенскому от 9 января 1926 г. из Америки можно прочесть следующее признание: «В последнее время в России я был очень угнетен именно состоянием любимого нами дела византиноведения. Но не было возможности работать» (см.: И. В. Куклина. А. А. Васильев: «труды и дни» ученого... с. 314, прим. 8).
17   Ср. ниже, в первой главе, примечание научного редактора о неожиданном изменении взглядов А. А. Васильева на сочинение Ю. А. Кулаковского по истории Византии.
18    Г. М. Бонгард-Левин, И. В. Тункина. ТА. И. Ростовцев и А. А. Васильев... с. 174.
19   Приводимые исследователями (см. прим. 2 на с. 5) ссылки на документы показывают, что на поверхности все было прекрасно. Имеющиеся документы показывают широту круга интересов А. А. Васильева в искусстве, литературе, в целом к окружающей жизни. Однако приведенная выше цитата из письма 1942 г. говорит о чем-то глубинном, всегда присутствующем в подсознании и тщательно скрываемом под показной — во всяком случае, не всегда естественной — веселостью и жизнерадостностью.
20   Им посвящена магистерская диссертация А. А. Васильева (см. список трудов ниже). Этому же сюжету посвящены и самые последние научные разработки Александра Александровича. Известно, что незадолго до смерти он собирался взяться за написание истории арабско-византийских отношений в первые века существования Халифата, начав с введения, посвященного римско-аравийским и византийско-аравийским отношениями до ислама. Работа эта написана не была. Опубликована лишь не вполне завершенная статья с обзором основных эпизодов византийско-аравийских отношений (Dumbarton Oaks Papers, vol. 9—10, 1955—1956, pp. 306— 316).
21    Ю. А. Кулаковский. История Византии, т. 1—3. СПб.: «Алетейя», 1996, 2-е издание.
22   В выходных данных сообщается лишь, что книга набрана в типографии «Я. Башмаков и Кo».
23   Судя по имеющимся предисловиям, книги 1923—1925 гг. были задуманы А. А. Васильевым как краткие монографии с задачей общей краткой характеристики рассматриваемой эпохи.
24   Важно отметить, что невелико количество таких мест, которые, по сравнению с исходными русскими версиями, являлись бы не прямым переводом, а именно переработкой русского текста 1917—1925 гг.
25   Наиболее крупными являются завершающие все главы разделы о литературе и искусстве.
26   Не случайно, конечно, в предисловии ко второму американскому изданию есть слова автора о том, что он не написал совершенно новой книги по сравнению с предыдущими изданиями работы.
27   B одном отношении текст большинства примечаний редактировался — у А. А. Васильева во втором американском издании работы принята отличающаяся от российских стандартов система передачи выходных данных и страниц цитируемых изданий.
28   Есть русский перевод этой книги, осуществленный П. В. Безобразовым. М., 1896.
29   Это объясняется прежде всего особой судьбой и ролью российского византиноведения. Во многом именно в России, благодаря деятельности В. Г. Васильевского, византиноведение стало исследовательской наукой и перестало сводиться к публикации текстов и собиранию курьезных или поучительных фактов из жизни византийского двора (см. главу 1, дающую очерк развития византиноведения).
30    Ф. И. Успенский. История Византийской империи, т. 1. СПб., 1914; т. 2. Л., 1927; т. 3. Л., 1948.
31   В исходных русских версиях такие характеристики есть в изданиях 1923—1925 гг., но отсутствуют в издании 1917 г.
32   Было бы, однако, неверным утверждать, что в работе А. А. Васильева нет выводов и точки зрения автора. Отдельные обобщающие фразы есть в каждой главе. Важно, тем не менее, отметить, что лишь вторая глава завершается кратким подведением итогов исторического развития всего периода,
33   Ср. в данной связи позицию В. Г. Васильевского: Г. Г. Литаврин. Василий Григорьевич Васильевский — основатель Санкт-Петербургского центра византиноведения (1838—1899). — Византийский временник, 1. 65, 1994, с. 10.
34   Интересно отметить следующий факт: текстологическое сопоставление исходных русских версий со вторым американским изданием показывает, что достаточно часто А. А. Васильев не включал в последующие переиздания имеющиеся в исходных русских версиях абзацы и фразы по социально-экономической проблематике. Один пример: только во втором американском издании восстановлен на том же месте, где он был и в исходной русской версии 1925 г. — раздел о византийском феодализме. (В данном издании это последний раздел восьмой главы.) Во всех предшествующих изданиях этот текст отсутствует.
35   См., например: И. В. Куклина. А. А. Васильев: «труды и дни» Ученого... с. 317.
36   В связи с этим можно отметить следующий интересный факт. Во многом под влиянием М. И. Ростовцева и его известной работы о социально-экономической истории Римской империи А. А. Васильев собирался написать социально-экономическую историю Византии. А. А. Васильев даже ездил в Англию договариваться с издательством «The Clarendon Press» уже конкретно о сроках написания такой книги. Однако же такая книга никогда им написана не была. (См.: Г. М. Бонгард-Левин, И. В. Тункина. М. И. Ростовцев и А. А. Васильев... с. 176, прим. 53.)
37   Во втором американском издании работы, являющемся наиболее совершенным из всех зарубежных изданий сочинения, А. А. Васильев кратко вставил основные итоговые моменты всех своих работ.
38   В своей работе А. А. Васильев использует папирусы для характеристики различных сторон жизни Египта, но далеко не полностью. См, краткую общую характеристику папирусов византийского времени: И. Ф. Фихман. Введение в документальную папирологию. М., 1987, с. 283—255.
39   Здесь хотелось бы также отметить, что А. А. Васильев, давая достаточно подробные характеристики всех хронистов, не затрагивает причин возникновения этого исторического жанра. См., в частности: Культура Византии. Первая половина IV-половина VII вв. М., 1984, с. 245—246.
40   По не вполне ясным причинам издатели серии Corpus Bruxellense Historiae Byzantinae под общим заголовком — A. A. Vasiliev. Byzance et les arabes — издали две работы, лишь отдаленно имеющие связь с работой А. А. Васильева. Это — A. A. Vasiliev. Byzance et les arabes. Т. II, 2. La dynastie macedonienne, 2-ieme partie. Extraits des sources arabes, traduits par M. Canard. Bruxelles, 1950, и A. A. Vasiliev. Byzance et les arabes. T. 3. Die Ostgrenze des Byzantinischen Reiches von 363 bis 1071 von E. Honigmann. Bruxelles, 1961. Если появление первой из этих работ под фамилией А. А. Васильева понять можно — сам А. А. Васильев отмечал ее как свою в сводной библиографии второго американского издания, — то издание монографии Э. Хонигмана с фамилией Васильева непонятно ни практически, ни логически.
41   Как уже отмечалось выше, в этом утверждении А. А. Васильев прав и неправ одновременно. Примечания, вставки и новые разделы делают книгу новой. Большой процент текстуальных совпадений свидетельствует о том, что суть книги, несмотря на все усовершенствования, не менялась.
42   Его рецензия была опубликована в «Записках Коллегии востоковедов при Азиатском музее Российской Академии наук» (Л, 1925, т. 1, с. 461— 481). (Примечание А. А. Васильева.)
43   А. А. Васильев делает здесь необходимое для англоязычного читателя уточнение, не вполне точное для человека, знакомого с российской действительностью. Это вызвало необходимость известной редактуры текста. А. А. Васильев пишет про В. В. Бартольда — member of the Academy of Science at Leningrad, Russia. Примечание научного редактора.
44   Его рецензия опубликована в Revue Historique, vol. CXXXIX, 1921, pp. 64—68. (Примечание А. А. Васильева.)
45   На титульном листе обоих томов первого американского издания работы стоит следующая надпись — University of Wisconsin Studies in the Social Sciences and History, n. 13 (первый том), n. 14 (второй том). Примечание научного редактора.
46   Тогда — профессору университета в Петрограде, теперь — профессору университета в Мадисоне (Висконсин). (Примечание Ш. Диля.)

Глава 1