профессор Иван Николаевич Корсунский

А) Внутренняя сторона ветхозаветного закона, по новозаветному толкованию. Общий характер

Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить (πληρῶσαι). Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йoтa или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Mф. 5:17–18; или, как сильнее выражается последняя мысль Господа в другом месте: скорее небо и земля прейдет, нежели одна черта из закона пропадет (Луки 16:17). В этих изречениях вечной истины очевидны следующие мысли: а) что (в силу контекста речи), «намереваясь показать отношение Своего нового закона к ветхому, Господь предварительно успокаивает ревность иудеев по законе, чтобы они в самом деле не подумали, что Он, заменяя некоторые ветхозаветные заповеди новыми, нарушает Богодарованный ветхий закон401.

б) Законом Моисеевым и пророками (срав. Лук. 24:27; 16:29,31; 24:44; Ин. 1:45) Господь обнимает все ветхозаветное Писание (сн. особенно Луки 24:27); – в) в одной идее Господь связует закон и пророков, так что (ст. 18) собственно закон является началом непреложности и вечности всего ветхозаветного Писания или, точнее, всего Ветхого Завета (ибо у Спасителя не в Писании, как писании дело); г) эта связующая идея покоится (ст. 17, 18) на понятии исполнение (πλήρωσις).

Какая же эта, спрашивается теперь, связующая закон и пророков идея? Если она покоится на понятии исполнение, то очевидно она не может быть иначе выражена (формулирована), как так: требование воли Божией (закон) тесно связано с обетованием (и пророки); поэтому, исполнение закона или требования воли Божией уславливает собой и исполнение обетования; в этом уславливающем начале закона, его вечное значение, по которому, скорее небо и земля прейдет, нежели одна черта из закона пропадет или останется не исполненной. Вот те основные пункты, от которых исходит и около которых движется все новозаветное толкование ветхозаветного закона, как со стороны Самого Господа, так и со стороны Его Апостолов.

1) Из этих же основных пунктов исходит, очевидно, толкование внешней стороны ветхозаветного закона, не имеющей никакого значения без той внутренней.

2) Из усмотрения этих же основных пунктов, далее явствует как закон относится к истории, т. е. не прежде закон, как те, кому он дан для исполнения – основание, по которому мы не последовали более, так сказать, механическому делению новозаветного толкования у Лехлера, ставящего прежде толкование закона, а затем – толкование истории по речам Господа. Мы скоро увидим, что генетическая связь между ветхозаветной историей и законом по новозаветному толкованию уславливает такое, а не иное деление, если мы будем смотреть на новозаветное толкование не как на механический апрегат толковательных афоризмов, подобно раввинским, вращающимся лишь около буквы Писания, а как на живое проникновение в дух его (Кор. 3:6).

3) Около этих же, наконец, основных пунктов вращается и столь часто повторяемая, оживляющая все новозаветное толкование ветхозаветного закона основоположительная мысль верующего сознания новозаветных св. толкователей, что весь закон свидетельствует о Христе, или, принимая за основание рассмотренные изречения Господа Спасителя (Mф. 5:17), в Христе находит свое совершенное исполнение (πλήρωσις – Я пришел не разрушить, но исполнить).

* * *

401

О. А. Михаила. Толков. Еван. кн. 1 стр. 92 срав. св. Златоуста.


Источник: Москва, 1885. Типография Л. Ф. Снегирева. Остоженка, Савеловский п., д. Снегиревой

Комментарии для сайта Cackle