игумен Марк (Лозинский)

Грех

См. также: Милосердие Божие. № 439; Ненависть ко злу. № 635; Падение. № 695; Плач. №№ 715–716; Подвиг ложный. № 743; Покаяние. № 769; Убийство. № 1163.

193. О необходимости исследовать свои грехи, а не возвышенные истины

Пришли однажды к авве Зенону братия и спросили его: “Что значит написанное у Иова: ”…Небеса нечисты в очах Его” (Иов 15:15).” Старец сказал на это: “Братия оставили исследование своих грехов и взялись за исследование небесного. Значение же этих слов таково: чист – один Бог, и потому Писание сказало, что Небо нечисто перед Ним.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 128. № 5).

194. Авва Макарий сокрушался и плакал о том, что в детстве съел украденную другими смокву

См. также: Покаяние.

Авва Пафнутий, ученик аввы Макария, рассказывал, что старец говорил о себе: “Когда я был отроком, вместе с другими детьми пас коров. Сверстники мои пошли воровать смоквы и, когда бежали назад, уронили одну, Я поднял ее и съел. Ныне, когда вспоминаю об этом, сажусь и плачу.” (Достопамятные сказания. С. 153. № 36).

195. Юноша, повинный во многих грехах, встав на путь покаяния, затворился в пещере; здесь он, мужественно претерпев все демонские брани, прожил до самой смерти

См. также: Благодать; Демонские брани; Мужество; Покаяние грешника; Решимость; Терпение.

В некоем городе жил один юноша, который сотворил много зла, и ремеслом его было то, что он обкрадывал мертвецов, Но вот однажды благодать Божия коснулась его сердца, ужаснулся он своих злых дел, вспомнил Божий суд и решился в покаянии и смирении провести остаток жизни. Придя к пещерам, где лежали обворованные им мертвецы, он сначала горько плакал, не смея даже произнести имени Божия, а потом и совсем затворился в одной из пещер. Но тут и началась ужасная для него бесовская брань. Прошла неделя его жития в гробищах, и бесовские полчища явились и возопили: “Где же этот скверный и нечистый, который, пресытившись грехом, теперь хочет показать себя целомудренным и благочестивым? Неужели думаешь быть помилованным, содеяв столько зол? Выходи скорее отсюда и приступай к своим прежним делам. Блудницы и скупщики краденого уже ждут тебя. Что же не идешь, чтобы удовлетворить свои скверные желания? Смотри, если не пойдешь, то мы возьмем свое. И к чему так морить себя? И ты, окаянный, думаешь избежать муки? Не наш ли ты? И потому не всем ли нам повинен? Посмеешь ли что-либо на все это ответить нам?” Так вопили бесы. Но юноша при всей своей горячей вере в беспредельное милосердие Божие к кающимся грешникам укреплялся Божиими помощью и силой и бесам ничего не отвечал. Долго-долго бесы продолжали мучить его своими воплями, но видели, что это мало помогает, и для того, чтобы опять взять юношу в свои руки, по попущению Божию начали наносить зло и его телу. Бесы много раз так сильно били его, что оставляли едва живым. И были времена, что юноша не мог даже шевельнуть ни одним своим членом. Между тем родные разыскали его и, найдя в пещере, спросили: “Зачем ты пришел сюда?” Не зная его намерений, они всячески его убеждали возвратиться домой, но юноша не послушался их. Бесы же продолжали его мучить, а родные приходили к нему и снова умоляли уйти из пещеры. Юноша говорил им: “Нет, лучше умру я в этих гробницах, чем возвращусь в мир на смертные грехи.” И сколько близкие ни увещевали его, он остался непреклонным, и они вынуждены были одни возвратиться домой. По их удалении бесы снова напали на юношу с таким остервенением, что едва не убили его. Но зато это уже было последнее их нападение. Видя юношу непоколебимым, как скала, терпеливым и мужественным, они, наконец, удалились от него, вопия: “Да, благодатью Божией и своим терпением ты одолел нас!” И после этого юноша уже не видел зла от бесов и без обиды, сказано, жил в гробах до своей смерти. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 9).

196. Размышление о своей жизни привело разбойника Давида к покаянию; он поступил в монастырь, превзошел со временем всех в подвигах и сподобился дара чудотворения

См. также: Покаяние; Размышление о прежней жизни; Разбойник.

Преподобный Давид прежде был разбойником. Много делал зла, многих убивал. Он был такой, говорит описатель его жития, “как никто же другой был зол.” Однажды, отдыхая на горе со своими товарищами и размышляя о своей жизни, он пришел в ужас от своих дел, раскаялся и решился оставшиеся дни посвятить служению Богу. Бросив своих сообщников, он пришел в монастырь и просил привратника доложить о себе игумену, говоря, что он хочет быть монахом. Игумен не замедлил прийти к нему и, думая, что он по преклонным летам не выдержит монашеского подвига, отказался принять его в монастырь. Давид усерднее начал просить, игумен не принимал. Огорченный отказом, он, наконец, воскликнул: “Да знаешь ли ты, отче, кто я? Я – Давид, атаман разбойников. Если ты не примешь меня, клянусь тебе, что снова примусь за свои дела, приведу сюда своих товарищей, разорю монастырь и никого не оставлю из вас в живых.” Услышав это, игумен решился принять его и, постригая, дал ему ангельский образ. Что же затем? Затем, говорится в его житии, “начал Давид подвизаться воздержанием, удерживать себя смирением. И всех преуспел, иже в монастыре, семьдесят черноризец. И тех убо вся и всегда поучал и всем на успех был. Единою же седящу ему в келии, ста пред ним Ангел, глаголя ему: “Давиде, Давиде, простил тябя Господь, будешь отныне чудеса творить.” И потом Давид много чудес Богом сотворил: слепые просвети, хромых ходить сотвори и бесноватые исцели.” Так-то велико, братие, и неизреченно милосердие Божие к кающимся грешникам! (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 22).

197. Женщина, впавшая в тяжкий грех, написала его на хартии, запечатала ее и вручила Патриарху, святителю Иоанну; вскоре Патриарх скончался и, явившись в видении этой женщине, отдал ей хартию, на которой было написано, что ради святителя Иоанна изглажен грех ее

См. также: Видение; Святой.

Некая женщина, впав в тяжкий грех и не будучи в силах из-за стыда поведать его своему духовному отцу, пришла к святителю Иоанну Милостивому, Патриарху Александрийскому, и, упав к его ногам, воскликнула: “О преблаженный, я такой тяжкий грех соделала, что не имею сил сказать о нем. Но при этом верую, что ты один можешь разрешить меня от него!” Иоанн сказал: “Если с верой пришла сюда, то исповедуй мне свой грех.” Женщина отвечала: “Не могу, Владыко.” – “Ну так, если стыдишься, – сказал Иоанн, – пойди напиши на хартии свой грех и принеси ко мне.” – “И этого не могу сделать,” – сказала женщина. “Так запечатай хартию и принеси сюда.” Женщина исполнила повеленное, принесла хартию к Иоанну и умоляла его, чтоб он не распечатывал ее. После этого она удалилась из города, в котором жила, а святейший Патриарх на пятый день после того скончался и был погребен. Узнав об этом, женщина возвратилась в город и, думая, что грех ее уже известен, если не многим, то некоторым, в страшной скорби пришла ко гробу Иоанна и стала вопить: “О человек Божий! И тебе-то одному я не осмелилась открыть свой грех, а теперь знают о нем все. Не отступлю от гроба твоего до тех пор, пока ты не известишь меня о том, где мое рукописание. Я верую, что ты не умер, но и сейчас жив.” И так вопия, женщина пробыла у гроба Святейшего Патриарха, не вкушая пищи, три дня. В третью ночь является ей Патриарх с двумя епископами, которые ранее были погребены рядом с ним, и говорит: “О женщина, когда же ты перестанешь беспокоить нас и орошать наши могилы слезами? Возьми хартию и, распечатав, посмотри, что в ней.” Женщина взяла хартию, и видение кончилось. Распечатав ее, женщина увидела в ней, что рукописание ее греха зачеркнуто, а ниже написано следующее: “Иоанна ради, раба Моего, загладился твой грех.” – “И рада бысть жена, – заключает сказание, – возвратися в дом свой, приимши отпущение грехов.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 168).

198. Во искупление греха – смерти странника, растерзанного собаками, – авва Пимен, согласно своему предсказанию, был съеден зверями

Авва Агафоник, настоятель Кастеллийской киновии святого Саввы, рассказывал: “Однажды я пришел в Руву к отшельнику авве Пимену. Найдя его, я поведал ему свои помыслы. Настал вечер, и он пустил меня в пещеру. Тогда стояла зима, и в ту ночь было особенно холодно, так что я озяб страшно. Утром приходит ко мне старец и говорит: “Что с тобой, чадо?” – “Прости, отче! Я очень плохо провел ночь от холода.” – “Правда? Но я, чадо, не озяб.” Я удивился этому, потому что он был наг. “Сделай милость, скажи мне, почему ты не озяб?” – спросил я. “Пришел лев, лег подле меня и согревал собой. Впрочем, я скажу тебе, брат, что я буду съеден зверями.” – “За что?!” – “Когда я еще находился на нашей родине (они оба были из Галатии), пас овец. Однажды пришел странник. Мои собаки бросились на него и на моих глазах растерзали. Я мог бы его спасти, но не сделал этого. Я оставил его без помощи, и мои собаки съели его. Знаю, что и мне предстоит такая же участь.” И, действительно, через три года старец, по его слову, был съеден зверями.” (Луг духовный. С. 197).

199. Богатый человек, творивший много милостыни, но пребывавший всю жизнь в грехе блуда, по смерти был избавлен от ада, но не сподобился и рая

См. также: Грешник (его загробная участь); Милостыня.

Жил некогда в Царьграде один человек, весьма славный, и богатый, и милостивый к бедным. Но был у него один порок: он всю свою жизнь провел в грехе прелюбодеяния и в старости без покаяния в этом грехе скончался. После его смерти у Патриарха Германа с его епископами о душе умершего произошел спор. Одни говорили, что умерший спасен, ибо написано, что “избавление мужу есть богатство,” а другие, напротив, говорили, что умерший погиб, потому что сказано: в чем застану, в том и сужу. После этого Патриарх повелел всем монастырям и затворникам молиться об умершем Богу, чтобы Он открыл его загробную участь. И Господь открыл одному затворнику, где пребывает та душа. Затворник этот призвал Патриарха и при всем народе сказал ему: “В эту ночь во время молитвы я увидел некое место, с правой стороны которого был рай, исполненный неизреченных благ, а с левой – огненное озеро, из которого пламень восходил до облаков. Между раем и страшным пламенем стоял привязанный умерший муж и, взирая на рай, громко стонал и горько рыдал. И подошел к нему светоносный Ангел и сказал: “Что напрасно стонешь? Вот ради твоей милости ты от муки избавлен, а за то, что не оставил своего беззакония до смерти, лишен ты блаженного рая.” Слыша это, Патриарх и бывшие с ним, одержимые страхом, сказали: – Правду говорит Апостол: “Бегайте блуда” (1Кор. 6:18). И что теперь скажут говорившие: “Если мы и блуд творим, но зато милостыней своей будем избавлены от наказания”? Вот и умершему нужно было и милостыню творить, и чистоту соблюсти, без которой никто не узрит Бога. Никакой пользы не приносит серебро, подаваемое нечистой рукой и с душой нераскаянной. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 897).

200. Напоминание о забытом грехе юности на смертном одре

См. также: Явление святого.

Архиепископ Вологодский Никон вспоминает из детства такой случай. “Когда мне было девять лет, в нашем селе Чашникове, в 25 верстах от Москвы, умерла просфорница приходской церкви в возрасте 85 лет. Всю свою жизнь она провела в благочестии и чистоте и перед своей кончиной пожелала освятить себя Таинством Елеосвящения. Таинство это совершал над ней священник села Чашникова отец Иоанн в присутствии всего села. Болящая во все время соборования была в полной памяти. Как только прочтено было последнее, седьмое, Евангелие, она стала все более и более слабеть. Свеча выпала из ее рук, и дыхание незаметно прекратилось. Священник благословил усопшую иерейским благословением и, обратясь к родным, предложил им одеть ее в погребальные одежды, а сам стал разоблачаться. В этот момент все присутствующие видят, как усопшая открывает глаза, и слышат, как она тихо, но ясно говорит: “Святителю Христов, отче Николае! Тот грех содеян мной в юности и забыт мной. Но я виновна в нем и каюсь Господу перед тобой. Святитель Божий, прошу тебя, прости и разреши меня от этого греха.” И с этими словами она снова тихо предала свой дух Богу.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 75).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle