Библиотеке требуются волонтёры

II. О чудесных исцелениях

Повествование об исцелении в Барешанском монастыре

Из моего дневника (1935 г.)

После сегодняшней Литургии в обители святого Меркурия подвели нам к алтарю одного мужчину по имени Василий, чтобы я прочитал над ним молитву. Василий выглядел вполне здоровым и разумно отвечал на все вопросы. Однако люди рассказывали, что в монастырь привели его связанным и совершенно помешанным. Священник Ристо Барешанский утверждает, что Василий к тому же был ещё и нем, так что не мог выговорить ни слова. Оставили его в обители на 7 дней. Несколько раз священник читал над ни молитву. Однажды утром, когда священник пришёл в монастырь, Василий изумил его словами: «Прошу тебя, отче, причастить меня». Таким образом, больной выздоровел, утихомирился, и к нему вернулась речь. Это живой пример Божией силы и милости, свидетелями которого были многие из народа, собравшегося в обитель на престольный праздник.

Повествование о женщине, лишённой рассудка

Протоиерей Йован Бошкович поведал о следующем. «Как-то раз в день святой Троицы [, – рассказывал он, -] был я в Остроге. Прибыл и митрополит Митрофан из Цéтиня. Народу [собралось] немало. Вдруг увидел я, как паломники ведут семерых лошадей, на одной из них сидит связанная женщина, а люди поддерживают её с боков. На других лошадях – разные вещи, целый обоз. Один из прибывших узнал меня и попросил: «Прошу тебя, помоги нам с этой женщиной. Это супруга главного австрийского распорядителя налогов в Герцеговине, который [сейчас] находится в Мостаре. Помутилась она разумом в наивысшей степени. Привезли мы её к святому Василию, и потому прошу – помоги-ка нам подвести её [к святым мощам]. Я отправил просителя к Митрополиту, и Митрополит назначил [именно] меня позаботиться об этой женщине. Помню, звали её Милчика и как будто она была католичкой. Отвели мы её под раку, а потом затворили в некой тёмной келье. [Она] ужасно кричала, крушила всё, что попадало под руку, и бросалась на людей. Ежедневно за неё читалась молитва перед ракой. На третий день она умолкла. Открыли мы келью, а она [сидит там тихо и] смирно.

– Ради Бога, скажите, где я нахожусь? – спросила она нас.

Мы сказали ей, и она заплакала. К ней полностью вернулся рассудок, и стала она совершенно здоровой и кроткой. Я лично был сему очевидцем.

Спустя некоторое время та госпожа со своим мужем приехала в Острог с богатыми подарками. А муж [её] носил австрийскую форму. И вот некий черногорец, увидев его, в шутку закричал: «Вон шваб! Давай его убьём!» Господин [букв.: человек. – Ред.] испугался, оставил свои дары перед монастырём и вернулся домой».

Повествование о немом юноше, получившем чудесное исцеление

Зака Апостолович родом из села Трново сейчас живёт в Битоле. Рассказывает она о многих чудесах, совершившихся в храме Трновской Божией Матери, свидетельницей которых была она сама. Сегодня поведала она нам такую историю. «Привезли из Америки юношу, который уже 3 года был немым. Доставили его в Трново, чтобы милость Пресвятой Богородицы его исцелила. Жила я тогда в Трнове рядом с церковью и хранила ключи от храма. Каждое утро подходила я к храму первой и открывала его. После меня приходили другие и приводили своих больных. Тот немой юноша появлялся первым после меня. Однажды спозаранку подошла я, как обычно, к храму, а юноша преградил мне дорогу, вырвал ключи у меня из руки и крикнул: «Почему ты всегда держишь эти ключи у себя?» Выхватив их, он вошёл в храм. А я сильно поразилась тому, что он начал говорить. С той поры немота отступила от него, и к нему вернулся дар речи».

Повествование об исцелении жены дервиша

Учитель Филиман долго преподавал в милешевской школе. Затем его перевели в Приеполе. Всё население в окрестностях Милешево – и христиане, и мусульмане – [всем] сердцем любит его и уважает за добродушие и благородство. [Сей] Филиман немало порассказал нам о Милешеве. «На моих глазах, – говорил он, – у этой святыни исцелились многие недужные. Приведут [, бывало,] бесноватого, связанного верёвками, и «отчитывают его у раки Святого Саввы; там же [у раки] он [потом] и заночует. После развяжут его, уже здорового, и он спокойно идёт себе домой. То же – и с другими больными, [страдавшими] различными недугами и скорбями».

На раке Святого Саввы и сегодня виден дорогой покровец. Удивило нас то, – мы слышали это и от Филимана, и от других, что покровец подарила некая турчанка. У дервиша Кратовича из Приеполя жена сошла с ума. После долгого и тщетного лечения и многих заговоров дервиш привёз её в Милешево. И здесь, у раки Святого Саввы, по молитвам священника женщина стала полностью здоровой. В благодарность за это сшила она сей покровец, сделала на нём изящную вышивку и привезла его на раку Святого Саввы, где он и поныне находится.

Повествование об исцелении немых

Из моего дневника (1935 г.)

Сегодня вечером на повечерии мы читали житие преподобного Андрея Критского, одного из великих Отцов и святителей Православной Церкви. В житии говорится, что святой Андрей был немым с рождения до семилетнего возраста. Когда ему исполнилось 7 лет, мать отвела его в храм причастить Святых Таин. Как только отрок причастился, тотчас заговорил. Такова сила Святой Евхаристии.

А вот ещё более удивительный случай, имевший место в наши дни. На главный праздник обители святого Наума в этом году пришёл и некий мусульманин, Сефер Яшар, из Охрида. И поведал нам о чуде, свершившемся с его сыном Гассаном. В частности, сей Гассан в течение 7 лет не мог говорить. В прошлом году отец привёл его на престольный праздник святой обители. Священники прочитали молитвы над недужным. А в этом году Сефер пришёл в монастырь, чтобы отблагодарить святого Наума. Его немой сын опять стал говорить.

Таким образом, даже не по вере и не по благодати Святой Евхаристии [букв.; по причастию. – Ред.], но лишь в силу священнических молитв произошло в наши дни такое же чудо, как и со святым Андреем, который был крещён, причастился Святых Таин – и лишь после этого начал говорить.

Повествование о чудесном исцелении от благодати Святой Евхаристии

Одна женщина по имени Вéлика П., прилежная хозяйка из села Брусник, рассказала нам, что два года тому назад лежала в битольской больнице. Рука у ней сильно отекла. Врачи разрезали отёк, и из раны вышло много гноя. И вот, как-то раз пришёл к ней отец Иоанн Максимóвич, в то время семинарский преподаватель, а ныне – епископ Шанхайский [в наши дни уже прославленный в лике святых. – Пер.]. Она его не знала. Отец Иоанн настоятельно советовал ей причаститься Святых Таин, и она согласилась. После причащения она сразу почувствовала некое облегчение. Спустя три дня отец Иоанн опять навестил её и вновь предложил причаститься Святых Таин. Женщина согласилась, но сказала, что сначала попостится хотя бы три дня, а затем примет Святые Тайны. Ибо, как она объясняла, в прошлый раз причастилась без говения, и теперь её гложет совесть. Отец Иоанн не стал возражать и ушёл. Женщина стала поститься и от всей пищи, которую ей предлагали в больнице, брала лишь хлеб. Через три дня отец Иоанн принёс Святые Тайны и причастил её. Это было утром в Великую Среду. А уже к вечеру рука у [бывшей] больной была полностью здорова. Пришёл врач, уверявший её, что ей нужно будет остаться в больнице самое меньшее – три месяца. И прямо-таки изумился, увидев, что рана на руке зарубцевалась и при нажатии на это место пациентка не чувствует никакой боли. Осенив себя крестным знамением, он сообщил женщине, что она здорова и может сразу же идти домой.

Когда эта женщина рассказала свою историю, её спросили, что это был за священник. Она не знала его имени, но описала его так, что все догадались, что это был отец Иоанн. Ведь в своё время он почти ежедневно навещал больных. Когда мы сообщили женщине, что тот священник теперь – уже епископ, она удивилась.

Повествование об исцелении глаза

Димко Караджич из Прилепа рассказал нам, что его чудесно исцелил святой Димитрий в новой церкви, посвящённой его имени, что в Селце. «Когда, – вспоминал он, – я был в Америке, у меня заболел глаз. Пошёл я к врачам, и они сделали мне операцию. Но вместо здоровья получил я в этом глазу полную слепоту и остался кривым. Вернувшись из Америки, взял на себя обязанности ктитора монастыря святого Димитрия в Селце. У стен обители был источник, и я наблюдал, как многие недужные исцелялись той водой от разных болезней и немощей. И подумал я тогда, а что бы и мне не опробовать это средство на моём незрячем глазу? А тут ещё и второй глаз начал у меня болеть, так что едва различал я предметы вокруг себя. Итак, пошёл я к роднику и умыл той водой свои глаза. И внезапно ощутил, что стал видеть отчётливее. А вот сейчас хорошо вижу обоими глазами. Это произошло летом 1935 года».

Чудо от Курской [-Коренной] иконы Божией Матери

Эту икону прошлым летом с крестным ходом носили из Белграда в Болгарию. Пользуясь случаем, болгарские историки сообщали многие подробности о том, как и когда этот образ прославился чудесами. Помимо прочего, в журнале «Христианка» (№7–8 за 1935 г.) был обнародован и такой случай. Прохор Мошнин [он же – будущий преподобный Серафим Саровский. – Пер.], сын уважаемого гражданина города Курска, так тяжко заболел, что была потеряна всякая надежда на его выздоровление. Изо дня в день и с часу на час родные ожидали смерти ребёнка. Но однажды ночью явилась ему во сне Божия Матерь и сказала, что назавтра прибудет в их дом Её икона – и к нему вернётся здоровье. И действительно, на следующий день крестный ход с этой иконой Пресвятой Богородицы проходил по улицам Курска. На его пути стоял и дом Мошниных. Когда крестный ход проходил мимо этого дома, разразился страшный ливень. Священники вошли с иконой именно в дом Мошниных. Прохор лежал на постели полумёртвый. Родители, обрадовавшись, что такая святыня вносится в их дом, попросили священников возложить икону на болящего. Ощутив её на себе, Прохор приложился к ней своими застывшими устами. И тотчас встал здоровым и радостным.

Исцелённая верой

В этом (1932) году, в день памяти святого великомученика Георгия, при храме Баваниште (Банат) состоялось большое молитвенное собрание ряда наших местных братств. Многие братства крестным ходом с хоругвями прибыли к церкви, которая считается монастырём и где немало больных получает исцеление. И наше братство из Долова (Банат) готовилось прийти к этому монастырю. Все братчики из Долова собрались у приходской церкви, где священник отслужил молебен, после чего отправились в путь. Именно тогда подошла к ним одна женщина с больной девочкой на руках и попросила взять их с собой. Девочка, хотя и была 8-летней, однако на ноги встать не могла и потому всюду её переносили на руках. Сия убитая горем мать решила идти в монастырь и там помолиться Богу о выздоровлении дочери. Но возникло препятствие: как отвезти её в обитель? Никаких тележек нет, а до монастыря предстоит трудный путь в 10 километров. В конце концов братчики согласились попеременно нести больную девочку на руках. Так они и сделали, принесли ребёнка в обитель и положили в церкви. Вскоре пошёл обильный дождь, и дитя в церкви уснуло. В это время как раз подоспел и крестный ход из Баваништа. Мать девочки поспешила в храм, чтобы разбудить дочь и вместе встретить [сей] крестный ход – братчиков и хоругви из Баваништа. И, к великому удивлению и радости матери, её малютка сама встала на ноги и без чьей-либо поддержки вышла из храма вместе с нею. Когда крестный ход вошёл в церковь, мы расспросили эту девочку и её мать об исцелении. И дитя нам ответило, что во сне подошла к ней некая женщина, погладила её по лицу и сказала: «Давай вставай! И в эту минуту мать её разбудила [букв.: А потом пришла её мать и разбудила её. – Ред.]. Это событие всех нас обрадовало, и все мы возблагодарили Бога за Его великую милость.

Сообщил [об этом] Милия Кидишевич из Баваништа («Христианский Союз» – Крагуевац), №6, июнь 1932.

 

Повествование об исцелении турчанки за её великую веру

В Мирковацком женском монастыре, что за городом Скопье, рассказали нам эту необычную историю. Есть в той обители источник святой воды – агиасма. Вода сия известна своими целебными свойствами как среди христиан, так и среди мусульман. Как-то раз шёл сильный дождь, и вода, побуревшая от грязи, текла от монастыря потоками. В то время у одного турка захворала жена. От сильной боли в груди она корчилась [в нестерпимых муках]. Посадил турок свою жену на коня и к вечеру привёз её в Мирковацкую обитель. Когда он вошёл на монастырский двор, встретил его служитель обители и спросил, чего он хочет. Турок попросил увидеться с монахинями, однако служитель резко ответил, что уже поздно и что не может он встретиться с ними в такой час. Турок на своём языке сообщил это супруге. Они немного посовещались, а затем турок объяснил служителю, зачем прибыли они в столь неурочное время, и спросил, можно ли получить хотя бы сосуд святой воды для больной жены. Служитель в раздражении взял пустой кувшин у турка, зашёл за дом и сказал самому себе: «Турок, турок – для турка любая вода хороша!» И зачерпнул кувшином грязной, глинистой воды, которая потоками текла вниз по двору. Турок взял эту воду, поблагодарил за неё и отвёз жену домой. На следующий день привёл он вола в дар монастырю. Ведь жена, говорил он, выпила той святой воды и выздоровела. Вот из благодарности и пригнал он вола. Тогда игуменья спросила служителя, когда это турок приходил и брал воду. Служитель покрылся стыдом и всё исповедал матери-игуменье. А та созвала монахинь в церковь, чтобы воздать благодарение Богу за чудеса, которые творит Он по вере людей.

Повествование о помощи святого Василия Острожского

Когда в 1933 году вместе с Сербским Патриархом мы были в Герцеговине, рассказывали нам о Ристе П. из Пиесака и о том, что с ним произошло. Ристо был красильщиком в городке Столац. Он ни во что не верил. Дети у него умирали один за другим. Наконец заболел у него и последний сын. Как-то раз под вечер, вернувшись домой, Ристо застал сына уже в предсмертном хрипе. Охватили его страх и невыносимая скорбь. И пришло ему на ум помолиться. Ушёл он в укромное место и там со слезами и воздыханиями помолился святому Василию Острожскому. Ибо в тех краях [именно] этому святому по большей части и молятся. «О святой Василий, – сказал Ристо, – помоги моему сыну. Спаси его, и я посещу тебя (то есть твой монастырь)». Сыну тотчас полегчало, а затем он [и вовсе] выздоровел. И тогда Ристо поехал в Острог, чтобы поклониться святому Василию и поблагодарить его за помощь. После этого события Ристо совершенно преобразился.

Повествование о чуде на острове Тинос

Вся Греция пришла в движение от чудесного явления в знаменитом храме Пресвятой Богородицы на острове Тинос. Произошло это в 1935 году. Некая молодая учительница Мария Калимагиру родом из Азии страдала тяжкой формой неврастении, уже переходившей в помешательство. После длительного напрасного лечения в афинской клинике мать отвезла её на остров Тинос. Когда они туда прибыли, Мария никак не хотела войти в церковь. Отвезли её в гостиницу. Вечером, чтобы отвлечь её внимание, Марию пригласили как бы на прогулку. Когда они немного прошлись, вдруг Мария сказала, что её почему-то сильно тянет в церковь. Попросила она и маму, и всех, кто с ней был, пойти туда вместе. Но когда подошли они к храму, то оказалось, что его двери закрыты. Это всех сильно опечалило. Но брат Марии заглянул в окно внутрь церкви и сказал: «Нам повезло. Вон внутри монахиня, она подойдёт и отопрёт нам». Тогда и мать, посмотрев в окно, увидела внутри высокую женщину в чёрном. Дочь же всё это время, уставившись вытаращенными глазами на дверь церкви, была как бы вне себя. А брат, не отводя глаз, смотрел на ту женщину в чёрном. Её фигура становилась всё крупнее, пока не достигла громадных размеров и исполинского роста. И вдруг женщина исчезла, причём в храме послышался ужасный треск, эхом разнёсшийся по всей округе. Тотчас позвали ктиторов церкви. Открыли храм, но никого внутри не обнаружили. Но самое главное чудо заключалось в том, что после этого треска учительница Мария стала вполне здоровой. Это событие принесло радость и матери, и дочери, и брату, и всему христианскому народу в Тиносе. Весть об этом чуде из уст в уста прокатилась по всей Греции, о нём много говорят и пишут. Произошло это в начале сентября лета Господня 1935-го.

Повествование о наказании и об исцелении у источника преподобной Параскевы в Белграде

Из моего Дневника

Сегодня пришёл к нам фотограф Ерич просить о своём брате Марко, чтобы его приняли в монашескую школу. «Хотя, – говорил он, – мой Марко всегда был набожным, однако в этом году на Великую Пятницу согрешил: взялся чинить какую-то дорогу. Немедленно скорчилась у него левая рука, так что не мог он ею даже пошевелить. Это продолжалось 3 месяца. Ходил он к врачу, но тот сказал ему, что от этого нет никакого средства и что наука не разработала ещё метод, как можно ему помочь и выправить руку. Марко пребывал в [сильной] скорби. Принялся он непрестанно молиться Богу. Во сне явился ему некий муж и сообщил, за что посетила его такая напасть и что у людей не найдёт он врачевания. В день памяти святых апостолов Петра и Павла пошёл я вместе с Марко в церковь Рýжицу, а после службы – на источник преподобной Параскевы. Напился Марко той воды и окропил ею больную руку. И сразу же почувствовал облегчение. Наутро он уже мог свободно двигать рукой. А теперь вот – совсем здоров. [И] взял на себя обет никогда больше не работать в праздник».

Повествование об одном случае обращения в веру

Брат Б. Ч. из Врняца [рассказывает нам]: «Шесть лет пил я воду на курорте. Врач сказал мне, что у меня явны первые симптомы чахотки. Когда шестой год был на исходе, он предупредил меня, что вряд ли проживу я более трёх месяцев. В ту пору не ходил я в церковь и не знал о Боге и Евангелии. Вскоре разразилась война, и меня интернировали. В лагере, где меня использовали на тяжёлых работах, был человек, читавший Новый Завет. И точно Сам Бог его руководствовал, именно меня приглашал он на ежедневное чтение Нового Завета. И тут моя душа пробудилась, и объял меня великий страх о моём спасении. Страх превзошёл тревогу о теле. Видя, что моя душа поражена более тяжким недугом, чем тело, я стал пренебрегать всяким лечением – и тело пошло на поправку, пока совсем не выздоровело. Мало-помалу, по мере оздоровления души, и тело у меня обретало прежнюю силу. Помимо меня, ещё с десяток моих товарищей согласились читать Новый Завет. Все [они] духовно проснулись и душой обратились ко Господу Иисусу Христу. Держались мы правил молитвы и жизни, как умели. Когда мы вернулись домой и спросили священников о тех правилах, которые читали, то увидели, что ни в чём мы не погрешили. Сам Дух Божий учил нас и наставлял».

Повествование о холере в Охриде в 1910 году

Старый Сандре Чипанович, много лет состоявший ктитором церкви святого Климента в Охриде, поведал нам о таком событии. В 1910 году в Охриде свирепствовала холера. Ежедневно город наполнялся покойниками. Лекарств [от неё] не было. Народ стал бросать дома и бежать в окрестные сёла. Монастырь святого Наума был переполнен беженцами из Охрида. «Тогда, – рассказала нам Сандре, – предложил я отцу Георгию и ещё одному иерею, служившему при храме святого Климента, взять мощи святого отца нашего Климента и пройти по городу крестным ходом с молебствием. Священники согласились. И немедленно двинулись мы – была нас всего горстка. По пути к нам стал присоединяться народ. Миновали мы старый город, затем прошли через чáршию [тур. торговые ряды. – Ред.]. Турки нам не мешали, потому что и они умирали [букв.: падали. – Пер.] от холеры, как мухи. Так, обойдя город, вечером вернулись мы с мощами в церковь святого Климента. На следующий день уже не было новых случаев заболевания холерой. Эта грозная болезнь была внезапно пресечена». «Участие святынь в крестных ходах немало помогает», – говорит седовласый Сандре. И напоминает о событии, имевшем место в Царьграде. Как-то раз холера охватила и Царьград и скосила много народа. Тогда патриарх пошёл к султану и попросил у него дозволения пронести по городу Пояс Пресвятой Богородицы, хранившийся тогда во Влахернской церкви. Султан разрешил, и грандиозное шествие с этим Поясом – с патриархом, духовенством, крестами и рипидами прошло по Царьграду из конца в конец. И холера тотчас прекратилась.

(Полагаем, что по такому поводу Пояс Пресвятой Богородицы должен был быть доставлен со Святой Горы, из монастыря Ватопед, где он и поныне хранится. Во Влахернах же сей Пояс покоился раньше, а затем был перенесён на Афон, в вышеназванный монастырь. Святой Савва со своим отцом [, Стефаном] Нéманей, построил в Ватопеде параклисис Поясу Пресвятой Богородицы. – Примеч. свт. Николая).

Повествование об исцелении скорченной женщины и о трясении раки с мощами

Илия Златичанин записал и такое чудо, совершившееся в Остроге. Некий богатый босниец женился на красивой женщине, которую любил, как собственную голову. Однако так женщина тяжело заболела, вся её красота померкла, а сама она сильно иссохла и скорчилась. Не могла вообще [встать] с постели. Все труды врачей по лечению больной оказались тщетными. Но однажды ночью явилась женщине во сне её умершая мать и посоветовала сходить в Острог, к святителю Василию. Когда жена сказала об этом мужу, тот – будучи человеком абсолютно неверующим – стал насмехаться над её суеверием. И возненавидел муж свою жену до такой степени, до какой раньше её любил. Но в конце концов уступил он её бесконечным просьбам и отправился с ней в Острог. Когда вошли они в церковку, где стоит рака с мощами Святого, рака стала сотрясаться. Жена непрерывно крестилась, а муж стоял равнодушный, как стена. Монах сильно удивился, что рака затряслась; посмотрел на женщину, потом взглянул на её мужа и сказал ему выйти из храма. Как только муж вышел, сотрясение раки прекратилось. Женщина получила телесное здоровье, а её муж выздоровел духом, то есть приобрёл веру, которую прежде потерял. И оба они здоровыми и радостными вернулись домой.

О чудесах [святого] о. Иоанна Кронштадтского

Господин Иляшевич, русский чиновник, рассказывал об отце Иоанне Кронштадтском следующее.

«На моих глазах отец Иоанн исцелил одну душевнобольную женщину. Пока облачался он для богослужения, некая помешанная женщина вырвалась из рук тех, кто привёл ей в храм и держал, и стала бегать среди народа и кричать. Отец Иоанн, выйдя на амвон, повелел оной женщине: «Немедленно выйди вон!» Но женщина, вместо того, чтобы выйти, стала приближаться к отцу Иоанну и кричать всё громче. «Выйди вон!» – говорил ей Божий служитель. Но умалишённая подскочила к нему и ударила его рукой по голове. [Впрочем,] отец Иоанн стоял спокойно, как будто ничего не случилось, и повторял своё приказание: «Выйди из неё вон!» Женщина вскрикнула и упала. Когда её подняли, отец Иоанн велел ей перекреститься. С большим трудом подняла она свою правую руку и кое-как осенила себя крестом. Он приказал ей перекреститься ещё раз и ещё раз – пока исцелённая и измождённая женщина не стала креститься правильно и чисто. Мучивший её бес вышел, и она спокойно простояла всю Литургию до конца. Это наблюдал я собственными глазами, и при виде такого чуда волосы от страха вставали у меня дыбом.

Отец Иоанн, как некогда святитель Николай Мирликийский, являлся и людям, находящимся вдали, и помогал им. На Кавказе был я знаком с одним полковником. Поведал он мне, что, ещё будучи в чине поручика, помутился рассудком, и цепями привязали его в доме к поперечной балке. Не ведает он, кто обращался к отцу Иоанну с просьбой помолиться о болящем, но хорошо помнит, что однажды поутру, когда все спали, предстал пред ним отец Иоанн с чашей и причастил его. «Как только, – вспоминал он, – принял я Святые тайны, ко мне вернулся разум, и я стал звать домашних, чтобы они меня развязали».

Повествование об исцелении на источнике преподобной Параскевы Охридской

Дом Фортомановичей в Охриде хорошо известен. Покойная Ефимия Фортоманович родила множество детей обоего пола. Скончалась она в 1927 году. Её дочери рассказывали нам, что их мать Ефимия однажды была поражена тяжёлым нервным расстройством. Хлопотал вокруг неё весь дом: и сыновья, и зятья – все хотели ей помочь, оплачивали врачей, не жалея средств, но всё было бесполезно. Как-то раз, когда в её присутствии говорили об охридских святынях, Ефимия вознамерилась отправиться на источник святой Параскевы, что под городом. Течёт там святая вода (агиасма), от которой многие получили небесную помощь. Так как Ефимия не могла идти самостоятельно, ей усадили на лошадь. А поскольку она часто теряла сознание, то завязали ей глаза. Так, поддерживаемая с обеих сторон молодыми людьми, доехала она до источника святой воды близ обители преподобной Параскевы. Напилась она той воды и умылась ею. Просидела у источника до первых сумерек – всё пила воду и орошала ею лицо и руки. После этого ехала она на лошади уже с развязанными глазами. Обмороки прекратились, а затем и от невроза не осталось следа. Об этом нам в присутствии многих говорила госпожа Хризия Чиркович, дочь покойной Ефимии, которая утверждает, что лично сопровождала свою больную мать на источник святой Параскевы и обратно.

Повествование об исцелениях от Курской [-Коренной] иконы [Пресвятой Богородицы, имевших место] в Болгарии

Болгарский журнал «Христианка» (№7–8 за 1936 г., с.18 и 19) публикует следующие два случая исцелений от чудотворной иконы Божией Матери Курской-[Коренной]. Эту икону в тот год обносил по Болгарии епископ Феофан. Вот как описывается первый случай. «Вдова полковника К-ва, проживавшая в Княжевце на инвалидной квартире, 20 лет страдала острым ревматизмом и в конце концов не могла сдвинуться с места. Услышав об этой чудотворной иконе, она попросила принести святой образ на квартиру. Икона была принесена, епископ Феофан отслужил молебен – и больная, к изумлению всех, стала передвигаться, и теперь она полностью здорова».

Второй случай. «Второе подобное чудо произошло в период пребывания этой чудотворной иконы в Бургасе. Некая госпожа Илиева 10 лет страдала сильным ревматизмом в правой руке. Однажды ночью увидела она во сне некую светлую жену, облечённую в белые одежды. Сия жена громогласно объявила ей: «Здесь чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Пусть завтра принесут её в твой дом, а священник пусть отслужит молебен – и ты выздоровеешь». Больная послушалась: пригласила к себе священника с иконой. Отслужили водосвятный молебен, окропили руку святой водой – и свершилось чудо: женщина к вечеру была совершенно здорова и свободно владела рукой».

Повествование о моментальном исцелении зобной болезни Святыми Дарами

Брат Младен Сушич из Врдила рассказал о себе следующее: «После службы в армии, вернувшись домой, стал я прихварывать: у меня начал увеличиваться и болеть зоб. Ничего я не мог съесть, кроме мизерного количества жидкой пищи. Глотал с трудом. В то время не молился я Богу. Бывало, что и причащался Святых Таин, но редко – раз в несколько лет. Не ведал я ни о силе веры, ни о силе святого Причащения. Когда наступил Рождественский пост, кто-то из богомольцев уговорил меня соблюдать его и причаститься. Так я и поступил. На праздник Введения в тот год я посетил монастырь Жича и приступил к Святым Тайнам. После богослужения [все] наши уселись за трапезу, усадили и меня. Пища была постной, твёрдой. Я поначалу отнекивался – не могу, мол, глотать – но потом взял кусочек [чего-то] и, к собственному удивлению, проглотил без боли. Взял я тогда ещё пищи и ещё – и мало-помалу наелся досыта. Дивясь себе, говорил я своим [присным], что при глотании не чувствую никакой боли. Вернулись мы домой. Вечером лёг я спать. Но сначала потрогал свой зоб, однако он ничуть не уменьшился, только что не болел при ощупывании. Назавтра кто-то из моих домочадцев пристально взглянул на меня и воскликнул: «Да нет у тебя больше зоба!» Я потрогал рукой горло – и вправду не осталось от него и следа! Словно и вообще его никогда не было. Видя на себе это явное чудо Божией помощи, я всецело предал себя вере и стал усердно молиться Богу».

Повествование об исцелении от прикосновения к антиминсу

В "Душеполезном чтении« за 1904 год на 181-й странице имеется сообщение о чудесном исцелении священника К. П. от прикосновения к антиминсу. Сам исцелённый рассказывает, что у него, когда был он ещё молодым иереем на приходе, заболел большой палец на правой руке. Разбух он и посинел – и вся рука у него сильно болела. Служить он не мог. Пригласил врача. Врач объявил ему, что руку нужно ампутировать, а иначе вся его жизнь в опасности. Священник на это не согласился. Начал он со слезами молиться Господу. «Печаль мою возверзу на Господа!» – говорил он. И продолжал ходить в церковь, хотя и не мог служить. Однажды ранним утром вошёл он в алтарь и стал горячо молиться пред святым престолом. Сердце его пылало, как он сам признаётся, а из груди вырывалось одно воздыхание за другим. Внезапно возгорелся он желанием приложиться к святому антиминсу. Сказал он, молитвенно обращаясь к Богу: «Господи, верю я в чудодейственную силу и помощь Твоих святых угодников. Яви Свою милость чрез частицу пребывающих на сем престоле мощей святых мучеников, яви её на мне, недостойном рабе Твоем, дабы воспевал я Тебе славу и хвалу, доколе жив». При этом он коснулся больным пальцем антиминса, а затем приложился к антиминсу и вышел из храма. Придя домой, снял он перед своим доктором повязку с больного пальца и потрогал его. А палец-то и не болит! Врач не поверил своим глазам при виде свершившегося чуда. Палец теперь был здоровым. Впоследствии этого священника перевели на другой приход, но он никогда не забывал о том храме, где чудесным образом исцелился. Тот храм был посвящён святому Архангелу Михаилу, которого он с тех пор неустанно призывал в молитвах.

Повествование об эпилептике

Хаджи Милка Шéчерова из Санада поведала нам об одном из своих знакомых. Тот человек долго страдал эпилепсией. Вернувшись в 1930 году из Иерусалима хаджи Милка привезла ему иорданской воды, чтобы он её пил. Напился он той воды и выздоровел. Милка тогда сказала ему, чтобы взял он на себя обет соблюдать посты. Соблюдал он посты в течение года и в тот год был вполне здоров. Но после этого стал есть скоромную пищу во все дни. По правде говоря, мать заставила его нарушать посты. И прежняя болезнь к нему вернулась. «Пел он с нами в церковном хору, – рассказывала Милка, – и когда только священник читал Евангелие об исцелении того отрока о падучей болезни, сей мой знакомый падал наземь и его начинало страшно трясти».

Повествование о действии молитвы на дальнем расстоянии

Старица Елена Ш., вдова, живущая в Охриде со своим пасынком, рассказала о таком случае. Её пасынок почти совсем от них отбился. Годами не приходило от него ни весточки. Жил он в Париже, слыл писателем и работал журналистом. Югославское государство платило ему хорошие деньги, но им, бедным старикам, не хотел он высылать ничего. Елена каждый день ходила в храм святого Климента и молилась Богу о пасынке, чтобы его сердце смягчилось и не было таким жестоким и безбожным. Пекла она просфоры и приносила вино к воскресной Литургии – всё ради спасения пасынка. И вдруг приезжает он в Охрид, заходит в родной дом и обещает регулярно помогать свои близким. И по сей день присылает он им помощь и пишет письма, но что самое главное – молится Богу, соблюдает посты и причащается Святых Таин. Один его товарищ рассказал Елене, что её пасынок с недавних пор начал поститься в среду и пятницу. Но так как в Париже не может он найти постной пищи, то в эти дни готовит он себе какой-то салат и им питается. Вот пример [того], какова сила молитвы и как молитва из Охрида способна подействовать на сердце человека в Париже!

Повествование об исцелении от прикосновения к мантии

В 1903 году, когда преподобный Серафим Саровский был торжественно причислен к лику святых, его монашескую мантию перенесли в Москву, в Успенский собор. В то время тяжело заболела женщина по имени Екатерина Кряжева. Боли сковывали её желудок, причём амбулаторное и стационарное лечение на протяжении многих лет не вернуло ей здоровья. Занедужила она в 1886 году, то есть страдала уже на протяжении целых 17 лет. Постоянно ходила сгорбленная, с подвязанным животом, причём нередко падала в обморок от ужасных приступов. Услышав о мантии преподобного Серафима, она пошла в храм. Подошла к его порогу в 6 часов вечера и лишь в 2 часа пополуночи подошла её очередь войти в церковь. Подойдя к мантии, она, упав на колени, пришла в некое исступление, из которого едва могла выйти. Придя в себя, приложилась она к мантии и встала. И тут же ощутила лёгкость в теле. Возвратилась она домой в 5 часов утра и прилегла отдохнуть. А когда встала с постели, то было ей уже совсем хорошо – и так легко и отрадно, что она и сама не верила в своё выздоровление. В тот день поостереглась она говорить своим близким о том, что с ней произошло: боялась, что недуг вернётся. Но на второй день снова [встала] с лёгкостью и весельем. Тогда она обо всём рассказала, и все прославили Христа Бога и Его дивного святого – преподобного Серафима.

(Напечатано в «Душеполезном Чтении», 1904, с. 234.)


Источник: Перевод с сербского Сергея Фонова.

Комментарии для сайта Cackle