профессор Николай Иванович Субботин

5. Две грамоты Афанасия Белокриницкого к Савватию Московскому. – Смысл и значение этих грамот

Прошлый раз, говоря об интригах Швецова против Духовного Совета и Савватия, которые он рассчитывал осуществить с помощью именуемого Белокриницкого митрополита Афанасия, мы заметили, что расчеты Швецова на помощь со стороны Афанасия не оправдались, что Афанасий, напротив, признал далее выгодным действовать заодно с Духовным Советом и в этом смысле прислал известие Савватию. Вскоре же после того, как мы написали это, одним «доброрассудительным московским старообрядцем» переданы нам копии двух подлинных грамот, посланный Афанасием к Савватию, – копии, собственноручно написанные тем лицом, которому принадлежит и самое составление грамот. Одна из этих грамот есть собственно письмо Афанасия к Савватию, при котором препровождена другая, содержащая решение Белокриницкого «владыки» по делу Швецова. Обе не лишены значения и для разъяснения этого дела и для суждения вообще о современном положении раскольнической иерархии в ее мнимо-окружнической отрасли. Поэтому мы очень благодарны лицу, сообщившему нам Афанасиевы грамоты, и вслед за сим печатаем их вполне со всей точностью.

Возлюбленный брат о Господе Преосвященный Савватий, Архиепископ Московский!

Долгом почитаю выразить Вашему Преосвященству глубокое соболезнование по поводу нанесенного Вам тяжкого оскорбления со стороны тех самых, состоящих о вверенной Вам области, епископов, коих имена суть следующие: Виктор Уральский, Кирилл Нижегородский, Алексий Самарский, Силуан Кавказский и Анастасий Измаильский. В весьма тяжкое заблуждение ввел этих епископов известный мечтатель о предметах, превышающих его умственные способности, именуемый священноинок Арсений Швецов. Что же касается новопоставленного епископа Казанского Иоасафа, то и сей последний изъявил письменно свое согласие с одною пятерицею заблуждающихся епископов. Эти именующиеся «смиренные епископы» оскорбили в лице Вашем все права и преимущества священноначалия... В обличение их заблуждений особо излагается у нас пространная статья. Теперь же благоволите принять предлагаемое при сем краткое Ответное Послание наше для рассылки его в копиях к тем лицам и обществам, коим надлежит о сем знать.

Соблаговолите, возлюбленный брат и соепископ наш, принять выражения моей искренности и уверения в совершенном моем о Христе союзе с Вами и со всеми теми пастырями и пасомыми, кои не уклонились и не уклоняются от Богоустановленных прав священноначалия.

Смиренный Афанасий митрополит.

12 февраля 1893 г.

Б. Криница.

Митрополита Белокриницкого Ответное послание

по отношению к епископам, сделавшим покушение на права Богоустановленного священноначалия

За прошлые два – три месяца мы получили из разных мест России несколько писем, извещающих нас о том, что: или сам лично именуемый священноинок Арсений Швецов представит нам какие-то очень важные грамоты, или пришлет их почтой, – сбылось последнее.

Сего февраля 4-го дня почта принесла нам посылку зашитую и запечатанную в холсте – из Нижегородской губернии, – из самой резиденции о. А. Швецова, именуемой с. «Безводное». Раскрываем эту посылку и поражаемся явлением – это тетради (известного произведения – в рукописях и оттиснутые на гектографе), подписанные собственными руками старообрядствующих епископов в следующем виде: декабря 9-го дня 1892 г. Смиренный Виктор епископ Уральский и Оренбургский. Смиренный Кирилл епископ Нижегородский и Костромской. Старообрядческий смиренный Алексий Самарский и Симбирский епископ. 13-го декабря Смиреный Силуан старообрядческий епископ Кавказский. 17-го декабря Смиренный Анастасий епископ Измаильский. Того же декабря 13-го дня и того же 1892 года написал на особой хартии и подписал собвенной рукой заявление о своем согласии с вышеупомянутыми епископами – Смиренный Иоасаф епископ Казанский и Вятский.

И все эти «смиренные епископы» в подписанных ими грамотах и целых тетрадях (составленных Швецовым), истолковывая по своему священные каноны церкви и искажая весь их смысл и значение, приходят, наконец, к единственному предумышленному выводу, чтоб обвинить председателя «Московского Духовного Совета», ниспровергнуть весь состав и самый «Устав» этого «Совета». Они, эти «смиренные епископы», обвинили и обвиняют председателя М. Д. Совета, архиепископа Савватия, именно в том, что он в настоящее время не созывает епископов на собор – каждогодно. Обвинители говоря (в своих грамотах и тетрадях), что священными канонами Цекрви (напр. 6-го всел. соб. пр. 8, и 7-го всел. соб. пр. 6) установлено собираться епископам на собор по два раза в год или по крайней мере – единожды в лето, не взирая ни на какие внешние препятствия (под внешними препятствиями разумеется то, что русское правительство строжайше запретило собираться старообрядческим епископам на собор). Но не уразумели «смиренные» обвинители, или, по своему предвзятому настроению – не хотели уразуметь существенный смысл и значение тех же самых священных канонов Церкви, коими определено: «единожды в лето бытии собору и погрешительное исправляти» ... И подтверждено со следующей благой предусмотрительностью: «аще же кто от митрополитов пренебрежет исполнити сие, не по нужде и насилию, и не по какой-либо уважительной причине: таковый да подлежит епитимии по правилам»,23. О том же еще сказано так: «Митрополита, не брегущаго собору бывати, кроме некоея беды и нужди, правильным запрещением повинует»24.

Следовательно по сущному смыслу и значению сейчас приведенных канонов Церкви, если инее бывают каждогодно соборы, или даже и более продолжительное время, то вследствие сего еще не подвергается все главное церковное управление упразднению; только один митрополит, или что то же – архиепископ, подлежит епитимии, и то не безусловно, напр., если он без всякой уважительной причины не созывает соборов. А разве это не уважительная причина? Или разве это не навлекает «беду и нужду»? – напр., когда русское правительство – во всей России – не дозволяет и даже совершенно запрещает собираться старообрядческим епископам на собор. И следовательно, если по такой стол уважительной причине, как сейчас сказано – не бывают каждогодно соборы, то никто из иерархов не подлежит епитимии. Мы должны с покорностью принять во внимание, что теми же священными канонами церкви, по уважительной причине – позволяется епископам и не являться лично на собор – даже и для совершения столь важного дела, как наприм. – избрание достойного мужа в епископский сан, – а «изъявляти согласие посредством грамат»25

На основании сих, сейчас приведенных, канонов св. кафолической вселенской Церкви, действуемое управление всецерковными делами мы должны признать за правильное и законное, несмотря ни на какие крамолы, воздвигаемые оными суемудрыми обвинителями, именующимися «смиренными епископами» – введенными в заблуждение коварными замыслами именуемого священноинока Арсения Швецова.

Они, именующиеся «смиренные епископы», подписями своими (как они полагают) опровергли и совсем уничтожили учрежденный в Москве старообрядческий Духовный Совет; покончили с его «Уставом» и с самим председателем «Совета» – даже с самой архиепископией московской, выйдя из ее подчинения и зависимости – клятвопреступным образом; – построили свое, кроме архиепископа московского. – свое самозваное – акибы соборное управление всецерковными (точнее – сектантскими) делами с присовокуплением дерзости: прочит на сие благословения митрополита Белокриницкого, – то есть нашего благословения на продолжение и распространение нововозникшего раскола, основанного на самочинии и самозванстве – поправеем и ни во что вменившем богоустановленные права священноначалия. Они, именующиеся «смиренные епископы» (под влиянием коварного обмана), таким предприятием своим создали из самих себя самоотчуждившееся сонмище, на которое не последует благословения с нашей стороны, – именно от нас – митрополита Белокриницкого – никогда!

Призываем благословение Божие на всех пребывающих области мира церковного, осеняемого правами Богоустановленного священноначалия: св. Апостол правило 34; 1-го всел. соб. пр. 6; 2-го всел. соб. пр. 3 и 6; 3-го всел. соб. пр. 8; 4-го всел. соб. пр. 1, 17, 28 и 30; 6-го всел. соб. пр. 34, 36, 37, 38 и 39; 7-го всел. соб. пр. 11; Константинопольского двукратного собора пр. 14; Антиохийского помест. соб. пр. 9, 19 и 20; Сардийского помест. соб. пр. 3 и 5 – в Книге правил св. Апостол и св. соборов по синодальному изданию; – в Кормчей старопечатанной лл. 9, 34, 66 об., 69–70, 86, 91, 101, 102, 103, 105, 106, 109, 110, 188, 189–190, 210, 211, 213 об., 221.

О постоянном существовании Духовного Совета или, что же Синода при высоком первосвятительском престоле в древлеправославной Греческой Церкви, а по примеру ее и в Российской, свидетельствует древлеправославный святитель, святейший Мелетий патриарх Александрийский в 5-м послании к благочестивым и православным Россиом»26

Смиренный Афанасий митрополит.

12 февраля 1893 года.

Б. Криница.

Из Афанасиева «послания мы узнаем таким образом, что интриги против Духовного Совета Швецов возобновил еще в конце прошлого года, – что с декабря месяца, даже ранее, приходили уже в Белую Криницу известия из разных мест России о предстоящем прибытии в митрополию самого Швецова с «очень важными грамотами», или же о присылке этих грамот. Речь шла, очевидно, о бумагах, содержавших изложение причин, в силу которых требовалось уничтожение Духовного Совета, и к декабрю прошлого года они уже были действительно составлены Швецовым. В течение недели (9–17 декабря) их успели подписать единомышленные Швецову лжеепископы: Виктор, Кирилл, Алексей, Силуан и Анастасий, к которым (за исключением Кирилла) для подписи они были посланы из Безводного, как надобно полагать, с нарочными. Кроме того Иоасаф Казанский прислал подписанное 13-го декабря «заявление» о согласии с изложенным в грамотах, конечно и не читавши самих грамот. Ехать в Белую Криницу Швецов не решился, находя, по всей вероятности, такую поездку не безопасной после своих, не очень давно кончившихся, черниговских похождений: «грамоты» посланы по почте и к ним приложены были еще «оттиснутые на гектографе» какие-то статьи, и именно, как можно догадываться, обличительные против Духовного Совета сочинения московских «братчиков», так что бумаги составили целую посылку, заделанную в холст. Она отправлена была из Безводного в январе нынешнего года и в Белой Кринице получена 4-го февраля.

Надобно полагать (как мы и писали прошлый раз), что в митрополии тогда были уже получены известия о замыслах Швецова и с другой стороны, т. е. от лиц, стоящих за Духовный Совет, от московских заправителей раскола, и что Афанасий уже заранее решился стать на сторону Совета, а не Швецова с союзниками. Поэтому никаких предварительных сношений с Москвой уже не требовалось по получении посылки из Безводного, – ответ на Швецовские грамоты можно было сделать без замедления, и он сделан был даже с поспешностью, достойной удивления: 4-го февраля получена посылка из Безводного, а спустя всего неделю, 12-го февраля, Афанасий подписал уже и отправил к Савватию свою «ответное послание» на Швецовские грамоты. Так как великий раскольнический книгчий Онисим Швецов снабдил свои, направленные против Духовного Совета, грамоты многочисленными свидетельствами из церковных правил и святоотеческих писаний, то и ответ требовался основательный, снабженный не мене многочисленными свидетельствами и доказательствами. Поэтому Афанасий обратился с просьбой и составлении ответа к одному лицу, проживающему в Белой Кринице, хорошо знакомому с положением дел у российских раскольников, обладающему обширной начитанностью, искусной диалектикой и даже своего рода литературным талантом, – словом к лицу, пред которым Швецов, несмотря на весь его авторитет в расколе, должен смиренно поникнуть главою. Мы не называем это лицо, так как не уполномочены назвать его, и потому еще, что каждый, следивший за писанным о расколе в течение последних двадцати пяти лет, легко узнает его, прочитавши составленное им «ответное послание». Мы, по крайней мере, узнали бы его с первых же строк «послания», если бы оно и не было переписано его собственным почерком, который хорошо известен нам с шестидесятых годов. Лицо, о котором идет речь, со всей готовностью откликнулось на предложение Афанасия и с особенным усердием взялось за перо, чтобы поразить мятежного Швецова. Им предположено написать «пространную статью» в опровержение всего изложенного в грамотах Швецова; но на первый раз составлено, в форме «ответного послания» от Афанасия к Савватию, только рассмотрение главного пункта этих грамот, – оснований к предлагаемому уничтожению Духовного Совета, – и изложено решительное о нем определение Белокриницкого митрополита. Это послание, 12-го февраля подписанное Афанасием, и было отправлено в Москву с предложением Савватию «разослать его в копиях к тем лицам и обществам, коим надлежит о сем знать».

«Ответное послание» теперь пред глазами читателей, и мы считаем излишним говорить об его содержании, предоставляя судить о нем самим читателям. Мы могли бы только заметить, что в нем придано излишнее значение «недозволению со стороны русского правительства и даже запрещению собираться старообрядческим епископам на собор». Мало ли что не дозволяется и даже запрещается раскольникам со стороны русского правительства, и однако же делается открыто раскольниками, даже на глазах у продажных правительственных лиц! Разве русское правительство признает, т. е. дозволяет, даже самое существование раскольнических лжеепископов и лжепопов? И однако же сколько расплодилось их по лицу русской земли на вред православной церкви и православному государству! Разве в самом сердце России, в древлепрестольной Москве, не существует открыто в своей Апухтинке, под именем московского архиепископа, этот юродивый Савватий, к которому Афанасий пишет послание, как своему «возлюбленному брату и соепископу»? Значит, если бы и существовало даже формальное запрещение от русского правительства раскольническим епископам собираться на соборы, в действительности они не могут считать его препятствием для собирания своих соборов, что и доказали многочисленными опытами. Впрочем, стоя на почве закона, рассуждая юридически, составитель «послания» совершенно справедливо признает воспрещение правительства собираться раскольническим епископам на соборы законным препятствием к собиранию таких соборов, – что запрещено, того не должно делать. Но в таком случае справедливость требует, чтобы прекращено было существование и самой раскольнической иерархии, как не признаваемой и не допускаемой законом, – справедливость требует удаления и изгнания из России всех этих Савватиев, Кириллов, Силуанов и прочих, со всеми незаконно поставленными от них раскольническими попами, чего однако «посланием» не предполагается. Вот что можно было бы заметить по поводу «ответного послания»; но для нас важен собственно общий смысл его и заключение, к которому оно сводится, – важно, что в замыслах Швецова и единомышленных ему лжеепископов об уничтожении Духовного Совета Белокриницкий митрополит, у которого испрашивалось на них благословение, признает «нововозникший раскол, основанный на самочинии и самозванстве, поправшем и ни во что вменившем Богоустановленные права священноначалия», и что на эти замыслы Швецова никогда не последует благословения от митрополита Белокриницкого. Сочинитель «послания», немало способствовавший, конечно, такому решению, пишет это не от себя, а от имени Афанасия, и Афанасий собственноручно подписал это определение: оно имеет, следовательно, полную силу.

Итак, вот какое решение относительно замыслов Швецова с компанией последовало от Белокриницкого митрополита, на суд которому сам он предал свое дело! Для Духовного Совета оно послужит крепкой опорой – поддержать свои права даже и в том случае, если бы состоялся собор и если бы на соборе шли неблагоприятные для Совета суждения. Как же в таком случае поступят Швецов и его союзники? – С их стороны, особенно со стороны Швецова, трудно ожидать подчинения решению Белокриницкого митрополита и основанному на нем требованию Духовного Совета: поэтому новое разделение в Белокриницкой иерархии, о котором мы говорили в прошлый раз, весьма вероятно. Вообще, отношения в среде этой иерархии крайне натянуты и готовятся события, достойные внимания.

В присланных Савватию из Белой Криницы документах весьма любопытно также и не лишено значения то, что говорится собственно о Швецове. Во-первых, он признается (как и мы постоянно утверждали это) душою, главным виновником заговора об уничтожении Духовного Совета. Здесь прямо говорится, что епископы, подписавшие присланные Афансию грамоты по этому делу, «введены в весьма тяжкое заблуждение... священноиноком Арсением Швецовым», действовали «под влиянием коварного обмана» со стороны Швецова, введены в заблуждение его «коварными замыслами». Во-вторых, этот «коварный обманщик» и злоумышленник, вовлекший неразумных раскольнических епископов в заговор, священноинок Арсений Швецов называется здесь «известным мечтателем о предметах, превышающих его умственные способности». Это прикровенная фраза имеет, очевидно, тот смысл, что Швецов есть известный еретик, дерзающий по своим мечтаниям, а не по разуму священного и святоотеческих писаний, учить о вопросах веры, не доступных человеческому разуму, напр. проповедующий подлетное рождение Сына Божия от Отца. Наконец, в-третьих, Онисим Швецов трижды назван здесь «именуемый священноиноком Арсением». Если Швецов только «именуемый» священноинок, то значит не сущий, не действительный, не имеющий законного рукоположения во священство. И в высшей степени важно, что таковым признает его сам первосвятитель раскольников – Белокриницкий митрополит...

Швецов и его почитатели, особенно так называемые «братчики», сетуют и негодуют на нас за то, что мы раскрываем неблаговидные поступки этого раскольнического пропагандиста, нагло дозволяющего себе всякую ложь, клевету, печатание книг на подпольных станках, контрабанду и т.п., – негодуют за то, что не признаем его имеющим священный сан, – за это непризнание Швецов даже обвиняет нас в хуле на Святого Духа. Но вот и сам «первосвятитель» раскольников публично, в грамоте, присланной московскому раскольническому архиепископу и назначенной для распространения в старообрядческих обществах, так же точно называет Швецова «коварным обманщиком и злоумышленником», «мечтателем о предметах, превышающих его умственные способности», попросту говоря, еретиком, и даже только «именуемым», а не сущим священноиноком! Пусть же Швецов и его почитатели не сетуют на нас, зачем мы говорим о нем то же самое, что говорит теперь и Белокриницкий «владыка», –пусть почитатели Швецова и все вообще старообрядцы Австрийского согласия вникунут с должным вниманием в сказанное этим «владыкой» и поймут, кого они считают своим великим богословом и учителем и надежно ли за ним следовать. Суд Белокриницкого «владыки» несомненно – роковой удар для Швецова...

* * *

23

См. книгу Правил св. Апостол и св. соборов (по синодальному изданию): 7-го всел. соб. пр. 6, и 6-го всел. соб. пр. 8.

24

В старопеч. Кормчей те же правила на листах: 180, 212 и 355.

25

См. в книге Правил – Первого всел. соб. пр. 4; то же и в Кормчей старопечатной л. 33 об., 34 и 69 об.

26

См. в книге Кирилловой глав. 41, лл. 489, 499–500, издан. в московской типографии единоверцев 1876 года.



Источник: Источник: Субботин Н.И. Летопись происходящих в расколе событий за 1893 год. – М.: Типография Э. Лисснера и Ю. Романа. 1894. – 149 с.

Вам может быть интересно:

1. Христианская апологетика. Курс основного богословия профессор Николай Павлович Рождественский

2. Переписка с Кленовским архиепископ Иоанн (Шаховской)

3. Старообрядцы и свобода совести Сергей Петрович Мельгунов

4. Святость брачного союза епископ Виссарион (Нечаев)

5. Начало русского старообрядческого раскола Дмитрий Иванович Скворцов

6. Правда о русских раскольниках, называющихся староверами и старообрядцами митрополит Макарий (Булгаков)

Комментарии для сайта Cackle