протоиерей Николай Троицкий

Глава 5. Народ Израильский – виноградник Божий превосходно устроенный, но бесплодный и негодный, будет разорен, попран и беспощадно разграблен

Воспою Возлюбленному моему песнь Возлюбленного моего о винограднике Его. У Возлюбленного моего был виноградник на вершине утучненной горы. (Воспою ныне возлюбленному песнь возлюбленнаго моего винограду моему: виноград бысть возлюбленному в розе, на месте тучне).

Хорошо устроенный, удобно и красиво расположенный, тщательно возделанный, крепко огороженный и плодоносный виноградник составляет привлекательный и утешительный предмет хозяйства на востоке. Всякий добрый хозяин старается иметь для себя отрадное занятие – возделывание виноградника; всякий член семейства участвует в уходе за ним и в особенности с удовольствием разделяет труды при собирании плодов. Дело собирания винограда в урожайный год весьма желанное и время весьма веселое; при этом громкие, радостные песни всегда оглашают холмистые окрестности города, переполненные виноградниками. Естественно, дети радуются о плодоносном винограднике своего возлюбленного отца; радуется и невеста о винограднике своего возлюбленного жениха, и все поют песни о своих любимых виноградниках. Так же и пророк Исаия поет перед своим возлюбленным народом песнь своего возлюбленного Господа о Его любимом винограднике. Но песнь пророка не отрадная... У Господа, возлюбленного пророком, был свой любимый виноградник. Как всякий благоразумный и трудолюбивый хозяин заботится о том, чтобы насадить и устроить свой виноградник со всеми удобствами, с удовлетворением всех требований хозяйства, так много позаботился и Господь о своем возлюбленном винограднике. Обыкновенно, удобное место для виноградника – склон горы на восток или на юг; почва на этом избранном месте должна быть тучная, удобренная, рыхлая. И Господь рассадил Свой виноградник «на вершине утучненной горы».

2. И Он обнес его оградою, и очистил его от камней, и насадил в нем отборные виноградные лозы, и построил башню посреди его, и выкопал в нем точило, и ожидал, что он принесет добрые гроздья, а он принес дикие ягоды. (И ограждением оградих и окопах, и насадих лозу избранну, и создах столп посреде его, и предточилие ископах в нем, и ждах, да сотворит гроздие, и сотвори терние).

Недостаточно избрать удобное место и удобренную почву для виноградника: его нужно оградить от вторжения зверей, которые могут рыть норы, портить корни или ломать ветви в винограднике. И Господь оградил свой виноградник твердою стеной. Сама по себе      рыхлая и удобренная почва не произрастит хорошего винограда, если лозы будут посажены между камней, разбросанных на её поверхности: камни препятствуют влаге и теплоте, необходимым для роста виноградных лоз. Господь очистил свой виноградник и от камней. Хорошо обработанная почва бессильна принести обильный и крупный виноград, если плохи посадки, – тощие корни или испорченные морозом. Но Господь избрал для Своего виноградника лучшие лозы. Так заботливо и предусмотрительно устроенный виноградник, обыкновенно, обещает верный урожай и обильный сбор. В виду хорошего урожая, может возникнуть опасение относительно нападения на виноградник хищных людей, которым не препятствуют, и крепкие стены. Предусмотрительный хозяин строит сторожевой столб на средине виноградника, чтобы с него одинаково удобно было наблюдать во все стороны за появлением хищников. Такой столб построила и Господь. Чтобы весь урожай без ущерба собрать в свое место, для этого заранее приготовляют должное помещение – «предточилие» или точило (обыкновенно – углубление в почве, обложенное тесаными камнями, или деревянный ящик разной формы, куда складываются виноградные кисти для выжимания вина). И Господь «выкопал» в своем винограднике точило. В точилах топчут виноград, обращая его в густую массу, из которой потом отделяют чистый сок и выделывают вино. И вот Господь, так устроив свой виноградник со всеми удобствами произрастания, плодоношения и сбережения, справедливо ожидал, что он принесет крупные, сочные, и зрелые грозди, а он, вопреки всем благоприятным условиям урожая, принес дикие ягоды, мельчайшие, худосочные, недозрелые.

3–4. И ныне, жители Иерусалима и мужи Иуды, рассудите Меня с виноградником Моим. Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему? Почему, когда Я ожидал, что он принесет добрые гроздья, он принес дикие ягоды? (И ныне, живущии во Иерусалиме и человече Иудин, судите между мною и виноградом моим. Что сотворю еще винограду моему, и не сотворих ему? занеже ждах, да сотворит гроздие, сотвори же терние).

За плохо возделанный виноградник осуждают, а за бесполезность возделывания порицают хозяина семейные и знакомые люди. Что же сказать о винограднике Господа? – Жители Иерусалима и всего царства иудейского, хорошо зная устройство виноградника и уход за ним, должны, были понимать, что для виноградника, о котором говорит пророк от лица Господа, были устранены все препятствия и предоставлены все удобства, с предусмотрительностью приложено все хозяйственное попечение... и потому не могли определить причины странного обстоятельства, что виноградник, отлично обработанный, оказался диким, а должны были подозревать, что виновен в этом несчастье сам виноградник, и виновен много, потому что на него потрачено много забот и трудов, но совершенно напрасно,

5–6. Итак Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем, и оставлю его в запустении: не будут ни обрезывать, ни вскапывать его, – и зарастет он тернами и волчцами, и повелю облакам не проливать на него дождя. (Ныне убо возвещу вам, что аз сотворю винограду моему: отиму ограждение его, и будет в разграбление: и разорю стену его, и будет в попрание. И оставлю виноград мой, и ктому не обрежется, ниже покопается, и взыдет на нем, якоже на лядине, терние: и облаком заповем, еже не одождити на него дождя).

При общем недоумении и молчании, пророк, от лица Господа, как Виноградаря, первый по праву отвечает о виновности виноградника, и прямо определяет его судьбу, как своей непотребной собственности. Он отнимет ограду, и тогда всякий, кому что угодно и можно, будет брать в винограднике беспрепятственно; тогда откроется легкий доступ зверям и виноградник будет попираем собаками, ослами, изломан кабанами, изрыт лисицами (обыкновенные враги виноградников). В таком состоянии виноградник уже совершенно запустеет: почва будет зарастать сорной травой, ветви будут подсыхать. А вскапывать почву и подрезать сухие ветви никто не будет. И вот постепенно заглохнут ветви, истощатся корни, и виноградник зарастет тернием и волчцами, как место, проклятое Богом (Быт.3:17–18). После этого, даже и звери не пойдут в виноградник. Тогда Господь завершит его гибель – пошлет засуху и на месте виноградника будет грубая бесплодная скала, ненужная никому ни для чего. Житель Иерусалима и всякий житель царства иудина должны были признать суждения пророка основательными и верными, а приговор справедливым. Но этот приговор над иносказательным виноградником прямо и основательно падал на сам народ иудейский.

7. Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды – любимое насаждение Его. И ждал Он правосудия, но вот – кровопролитие; ждал правды, и вот – вопль. (Виноград бо Господа Саваофа, дом Израилев есть, и человек Иудин новый сад возлюбленный: ждах, да сотворит суд, сотвори же беззаконие, и не правду, но вопль).

О народе Израильском, как Своем возлюбленном винограднике, Господь явил величайшее попечение. Этот народ был собственным Его «насаждением». – В отношении к Халдеи, Египту, Филистии и Сирии, Ханаан представлял местность гористую, прорезанную многочисленными долинами и потоками, окруженную тремя морями, землю прекрасную и плодоносную, «текущую медом и молоком». Обетованная патриархами она действительно дана была их потомкам. И они обитали здесь, пользуясь всеми её счастливыми свойствами, особенно колена Иудино и Ефремово. Отличные естественные границы Ханаана, усиленные впоследствии сооружением крепостей (ср. 2Пар.2:5–12; 3Цар.15:23), охраняемые царским войском, были отличной оградой народа Израильского. Препятствием доброй нравственно-религиозной жизни могли служить племена Хананеев–язычников. Но, силой оружия верного раба Своего Иисуса Навина Господь некогда истребил почти всех Хананеев, и таким образом своевременно освободил народ не только от внешнего нападения и насилия, но и от соблазна внутри страны, как виноградник освобождают от камней. И свет веры, живая струя правды Закона Божия должны были уже беспрепятственно проникать во все слои народа. И действительно, семьи Евреев, на первое время поселившиеся в Ханаане, отличались всеми добрыми качествами народа Божия, как бы добрые ветви одной отборной лозы – Богом избранного Авраама: по началам своей жизни они были благонадежны для плодоношения всяких добрых дел. Тогда Господь основал главный город в земле Израиля – Иерусалим, – сильную крепость. Отсюда потом, как со сторожевого столба, цари Еврейские наблюдали за вторжением врагов, с разных сторон покушавшихся проникнуть в Ханаан, ограбить его и зверски истребить самих жителей. Предоставив все условия религиозно-нравственной и гражданской жизни народу, Господь благоволил устроить Себе храм, дабы сюда собирался народ, здесь приносил свои жертвы и дары с молитвой и покаянием. Здесь, как бы в точиле виноградника и должен был неоскудеваемо течь источник утешения для Господа, так много возлюбившего и так прекрасно устроившего свой народ. И что же? – преступный народ не приносит вожделенных плодов истинной вере и благочестия. При всех средствах к довольству ожидалось «правосудие» а совершается «кровопролитие» – дело полнейшего своеволия и дикого насилия; при добрых наследственных преданиях, при свете веры и законности нравов ожидалась «правда», а слышался «вопль» угнетенных гордыми и властолюбивыми князьями, что свидетельствовало о забвении и веры, и закона. Справедлив поэтому грозный приговор «правды» Божией над злодеями (ст. 6). Падет на народ, на царство и на землю проклятие Божие: земля будет опустошена, города разорены, храм разрушен и народ отведен в плен. А вместо него появятся дикие кочевники, язычники-инородцы, как терние и волчцы на безвлажной, оголенной скале. За общее злонравие пророк Божий возвещает именно общее – всем и каждому – многократное и многоразличное «горе».

8–9. Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле. В уши мои сказал Господь Саваоф: многочисленные домы эти будут пусты, большие и красивые – без жителей. (Горе совокупляющым дом к дому и село к селу приближающым, да ближнему отимут что: еда вселитеся едини на земли? Услышашася бо во ушесех Господа Саваофа сия: аще бо будут домове мнози, в запустение будут велицыи и добрии, и не будут живущии в них).

Желание жить богато, со всеми удобствами, в полном довольстве, было причиной несправедливостей. С насилием чужих прав один стремился отнять участок земли у другого, а если можно, то и дом соседа. На этих землях и в этих домах богатые владельцы благоденствовали, размножали свое потомство. Приобретенные дома обстраивались, подстраивались, украшались и населялись многочисленной семьей хозяина и его рабов. Такое увеличение земли и жилищ одним доставляло простор и удобства, а других стесняло; одних радовало, а других огорчало. И вот Господь непосредственно и ясно открывает пророку, что безжалостные притеснители, за нарушение чужих прав собственности, лишатся всего своего имущества; а за притеснение других будут лишены своей собственной свободы, – отведены в плен в рабство. Так вырываются чужеядные растения и обрезаются побеги диких виноградных лоз, когда они заглушают добрый, но слабый виноградник.

10. Десять участков в винограднике дадут один бат, и хомер посеянного зерна едва принесет ефу. (Идеже бо возорют десять супруг волов, сотворит корчаг един, и сеяй Артавас шесть сотворит меры три).

Люди старались правдой и неправдой прибавлять одно поле к другому, расширять виноградники, увеличивать посевы, в надежде получить богатейшую жатву и выручить побольше денег, веселее зажить со своим семейством – Напрасно! Не от количества семян и пространства земли зависит урожай, а от воли Божией; а Бог судил иначе. Десять участков земле, вспаханные десятью парами волов, едва принесут один корчаг, а посеявший шесть артавасов зерна едва получит три меры10. Так действительный урожай будет во много раз меньше ожидаемого. И эта самая скудость урожая еще есть обнаружение милости Божией, а иначе должен был бы наступить совершенный неурожай, угрожающий голодною смертью.

11–12. Горе тем, которые с раннего утра ищут сикеры и до позднего вечера разгорячают себя вином; и цитра и гусли, тимпан и свирель и вино на пиршествах их; а на дела Господа они не взирают и о деяниях рук Его не помышляют. (Горе востающым заутра и Сикер гонящым, ждущым вечера: вино бо сожжет я: со гусльми бо и певницами, и тимпаны и свирельми вино пиют, на дела же Господня не взирают и дел руку его не помышляют).

Благочестивые люди, с древнейших времен, раннее утро и поздний вечер посвящали благоговейной молитве, очищали ум и сердце размышлением о делах Божиих и о делах собственной милости и любви к ближним (ср. Быт.24:63); а добрый труд и умеренный обед сопровождали пением священных песен. Не так делали богатые и беспечные современники пророка Исаии, и –подготовляли себе страшное «горе». Не чувствуя потребности трудиться, еще утром эти несчастные опьяняли себя «сикерой» и в полутрезвом состоянии проводили целый день, время, в которое они могли бы много–много сделать добра себе и другим11. Но, приходит вечер, и у них – веселый, шумный пир. Сикера возбуждает фантазию; вино горячит кровь; музыка услаждает слух, – полное веселье! Резкие и живые звуки гуслей, приятный тон «певницы» – арфы, звон тимпана и нежный голос свирели услаждают слух пирующих и в опьяненных вином воспламеняют сладострастие12. Так начинается, продолжается и оканчивается день плотоугодников. Они уже не вспоминают о      Боге, не слышат откровений пророка: их сердце чуждо благоговейной молитвы, они не присутствуют при утренней и вечерней жертве в храме, не замечают бедных, не помогают страждущим. Пьянство и хищение, вот их дела! Увы, они не замечают, что над ними, уже совершился суд Божий и скоро обрушатся грозные кары Господа!

13–14. За то народ мой пойдет в плен непредвиденно, и вельможи его будут голодать, и богачи его будут томиться жаждою. За то преисподняя расширилась и без меры раскрыла пасть свою: и сойдет туда слава их и богатство их, и шум их и все, что веселит их.13 (Убо пленени быша людие мои, за еже не ведети им Господа, и множество бысть мертвых глада ради и жажди водныя. И разшири ад душу свою и разверзе уста своя, еже не престати: и снидут славнии и велицыи и богатии и губителие их и веселяйся в нем).

За притеснительство, обирание ближних, алчность к наживе, пресыщение и пьянство, безумное веселье и страстную негу, при совершенном забвении о Боге-мздовоздаятеле, народ непредвиденно и потому совершенно беззащитным и беспомощным пойдет в плен, так что и вельможи его будут страдать и ужасно умирать от голода и жажды. Жертв этой лютейшей смерти будет чрезвычайно много: как прежде их многочисленные и обширные дома с раскрытыми дверьми с утра до вечера переполнялись веселыми гостями, так потом их собственными трупами переполнится преисподняя и двери их погребальных пещер постоянно будут открыты для новых и новых мертвецов... Таков будет приют гордым, богатым и беспечным в преисподней! Голод, меч и плен, вот орудия будущих деяний Божиих!

15–16. И преклонится человек, и смирится муж, и глаза гордых поникнут; а Господь Саваоф превознесется в суде, и Бог Святой явит святость Свою в правде. (И смирится человек, и обезчестится муж, и очи высокоглядающии смирятся. И вознесется Господь Саваоф в суде, и Бог святый прославится в правде).

Голод и рабство ужасны для гордых богачей; беспомощность гибельна для самонадеянных. И эта ужасная погибель сразит непокорных воле Божией. Тогда они вспомнят Бога, но не дерзнут молить Его о помиловании, глубоко сознав, как несправедливо они пренебрегали Его благодетельным законом, как презрительно оскорбляли достойнейших слуг Его – пророков. Тогда-то и для их ума понятно будет все величие власти, правды и святости Господа сил: Он справедлив, когда долго терпит; Он свят, когда наказывает.

17. И будут пастись овцы по своей воле, и чужие будут питаться оставленными жирными пажитями богатых. (И упасутся расхищеннии яко юнцы, и пустыни плененных агнцы поядят).

Если пастырь оставляет стадо, то оно расходится по разным местам и заходит в пустыни, на чужие пастбища (ср. Исх.3:1). Господь погубит пастырей своего народа: тогда тучная пажить его – Ханаан, с его зеленеющими холмами и цветущими долинами, будет занят другими овцами других пастырей: на землю некогда благословенную придут жить и невозмутимо наслаждаться её богатствами люди кроткие, смиренные, преданные Богу, прежде голодавшие, – теперь они будут насыщаться, избирая себе место и пищу, какие угодно.

18–19. Горе тем, которые влекут на себя беззаконие вервями суетности, и грех – как бы ремнями колесничными; которые говорят: «пусть Он поспешит и ускорит дело Свое, чтобы мы видели, и пусть приблизится и придет в исполнение совет Святаго Израилева, чтобы мы узнали!» (Горе привлачающым грехи яко ужем долгим, и яко ига юнична ременем беззакония своя, глаголющым: скоро да приближатся, яже сотворит, да видим, и да приидет совет святаго Израилева, да разумеем).

Доброму хозяину приходится употребить много усилий, чтобы обработать поле; но труд и соединенные с ним неприятности, забываются, когда он вымолотит хлеб и обеспечит себя и семью продовольствием до следующего урожая. Иначе бывает с тем, кто не честным трудом, а во многом хищнически собирает себе средства к жизни. Прельщаясь чужим добром, он всеми неправдами старается обогатить себя, но – не на радость; этим он привлекает к себе лишение, суд и наказание. Подобные люди так бывают преданы беззаконию, что не оставляют его и на малое время, как будто волы, привязанные веревками к возу с чужим имуществом, усиленно стремятся к хищению, как будто волы, запряженные в колесницу, понуждаются топтать колосья и вымолачивать зерна пшеницы. Побуждение к этому – суетность, такое направление воли человека, когда он многого желает, постоянно для того трудится и не приобретает ничего, существенно полезного. С такой суетностью обыкновенно соединяются отступничество от Бога и забвение о Его промышлении. Обольщаясь воображаемым благополучием, какое по-видимому устраивается при многих усилиях, суетные люди, уже теряют доверие к слову пророков, возвещающих грозный суд Божий за неправды, и с дерзкой насмешкой отвечают на слова пророка: «пусть придет то бедствие, какое определено!» и разумеют: «нет, оно не придет, оно вами выдумано!» Но в этом – оскорбление для Бога, огорчение для пророков и величайшее «горе» для самих оскорбителей.

20. Горе тем, которые зло называют добром, и добро – злом, тьму почитают светом, и свет – тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое – горьким! (Горе глаголющым лукавое доброе, и доброе лукавое, полагающым тму свет, и свет тму, полагающым горькое сладкое, и сладкое горькое).

У людей, обремененных суетой, понятия религиозные и нравственные извращаются совершенно, так что действительное «зло», например, притеснение вдов и сирот, они признают добром, потому что это для них выгодно, или «тьму» – идолопоклонство, со всеми его суевериями и гнусностями, они признают потребностью духа и долгом совести, как будто оно есть свет для жизни; или "горькое» – пьянство, соединенное с роскошью, распутством, признают приятным, хотя оно есть настоящая отрава жизни; а страх Божий, милосердие, умеренность, трезвость, целомудрие и трудолюбие для них неприятны…

21. Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою! (Горе, иже мудри в себе самих и пред собою разумни).

Кто предан суетности, тот оставляет премудрую волю Божию, открытую в священном законе и поступает своевольно и самонадеянно: в самообольщении некоторыми успехами своих действий, самовольный и самодовольный богоотступник признает свои поступки целесообразными, планы мудрыми и себя разумным. Но жалок тот человек, как слепец, прямо и неудержимо подступающий к пропасти. Своеволие есть та пропасть, в которую некогда низринулся и первый человек из своего блаженного жилища, будучи обольщен мудростью змея–искусителя.

22–23. Горе тем, которые храбры пить вино и сильны приготовлять крепкий напиток, которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного! (Горе крепким вашым, вино пиющым, и вельможам растворяющым Сикер, оправдающым нечестива даров ради, и еже есть праведное праведнаго вземлющым от него).

Люди суетные и самонадеянные обыкновенно полагаются на свою храбрость; личную силу и собственное богатство. Но – увы! их будущая опасность слишком велика... Их храбрость является только при нетрезвости, сила только при беззаконии, богатство – только при хищении. Голод и жажда отрезвят их мысль, истощат силы, уничтожат храбрость; все лишения плена и рабства покажут им, как страшно они ошиблись, полагаясь на свое богатство... Притесняя невинных, презирая законные права ближних, преступные, любостяжательные судьи, при общей ненависти народа, понесут на себе страшную кару праведного суда Божия.

24–25. За то, как огонь съедает солому, и пламя истребляет сено, так истлеет корень их, и цвет их разнесется, как прах; потому что они отвергли закон Господа Саваофа и презрели слово Святаго Израилева. За то возгорится гнев Господа на народ Его, и прострет Он руку Свою на него и поразит его, так что содрогнутся горы, и трупы их будут как помет на улицах. И при всем этом гнев Его не отвратится, и рука Его еще будет простерта. (Сего ради якоже сгорит трость от углия огненнаго и сожжется от пламене разгоревшагося, корень их яко персть будет, и цвет их яко прах взыдет: не восхотеша бо закона Господа Саваофа, но слово святаго Израилева раздражиша. И возъярися гневом Господь Саваоф на люди своя, и наложи руку свою на них, и порази их: и раздражишася горы, и быша трупи их яко гной посреде пути. И во всех сих не отвратися ярость его, но еще рука его высока).

Благоразумный хозяин очищает свое поле от бесполезной соломы и сорных трав, на Востоке обыкновенно, посредством огня, который хорошо истребляет всякую негодную растительность на ниве, причем от горячего пепла тлеют и сами корни вредных трав: так огнем очищается нива, а пеплом даже удобряется её почва. Так и Господь очистит свою ниву – землю Израильскую. Кары Его гнева собираются над Израильской землей, как страшные тучи, приближаются быстро, как бы на крылах ветра; скоро заблестит огнь Его молний и грянут оглушительные, всепотрясающие удары грома. Эти удары грозного гнева Божия потрясут горы, города превратят в развалины, а улицы их усеют трупами богоотступных жителей. Эти грозные тучи – нашествие войск восточных повелителей. Но разрушительное поражение Иудеи этими войсками не утолит всего гнева Божия: действия Его карающей правды повторятся еще и еще, доколе не настанут «последние дни» для Иерусалима и народа иудейского.

26. И поднимет знамя народам дальним, и даст знак живущему на краю земли, – и вот, он легко и скоро придет. (Воздвигнет убо знамение во языцех сущих далече и позвиждет им от конец земли, и се, скоро легце грядут).

Святой Израилев есть Господь воинств: непреложно охраняющий истину своего закона и право завета: Ему покорно могущество всех и самых отдаленных народов. Вот, по Его мановению, восстанет царь отдаленного народа, соберет подвластные ему племена и двинется войною на царство Иудино. Дальность расстояния, трудность и неудобства пути через горы, реки и пустыни (с востока на запад) не затруднят, даже не замедлят наступления грозных врагов: Сам Бог ускорит их наступление (ср.гл.7:8–20; 8:7–8).

27. Не будет у него ни усталого, ни изнемогающего; ни один не задремлет и не заснет, и не снимется пояс с чресл его, и не разорвется ремень у обуви его. (Не взалчут, ни утрудятся, ни воздремлют, ни поспят, ни распояшут поясов своих от чресл своих, ниже расторгнутся ремени сапогов их).

При военных походах в массе воинов естественно бывают более или менее слабые и утомляющиеся при быстром движении; неизбежно бывают заболевающие и отстающие. Но для сильного поражения Господь ведет сильное войско из отборных могучих воинов, среди которых нет слабых и больных. Обыкновенно, войско, по приказанию вождя, располагается на ночлег. Но не таково войско, наступающее по повелению Господа: постоянно готовые к бою, Его воинычутки ко всякому знаку, готовы быстро встать по первому звуку трубы, как будто они вовсе не засыпают, готовые немедленно выстроиться в ряды, они и на ночлеге не снимают своих поясов, не развязывают ремней обуви, у них все и на всякий час готово к делу. – Некогда, ведя Свой народ в Ханаан через пустыню Аравийскую, Господь укреплял его так, что одежда его в течении сорока лет не ветшала и обувь не изнашивалась, и поражал всех врагов, какие выступали против Израиля (Втор.29:5; ср.2;7; и др.) так теперь Он укрепит врагов его, ведя их из Ассирии и Вавилонии через горы и пустыню Сирийскую на царство Иудино.

28. Стрелы его заострены, и все луки его натянуты; копыта коней его подобны кремню, и колеса его – как вихрь. (Ихже стрелы остры суть, и луцы их напряжени: копыта коней их яко тверд камень вменишася, колеса колесниц их яко буря).

Войско Божие состоит из стрельцов пеших и конных. Все войско в полном снаряжении, все оружие его наготове. Стрелы отточены: тетивы луков натянуты; воины готовы к стрельбе; застать их врасплох нельзя ни ночью, ни днем: требуется прямое подготовление и отважное сопротивление. Но жители Иерусалима храбры только пить вино, и сильны только приготовлять крепкий напиток (ст.21–22). Какое же с их стороны может быть сопротивление перед массой всадников на легких колесницах и резвых конях, кои мчатся как вихрь? –Нет, это войско неотразимо, как туча, несущаяся силою вихря с пределов отдаленного северо-востока...

29–30. Рев его – как рев львицы; он рыкает подобно скимнам, и заревет, и схватит добычу и унесет, и никто не отнимет. И заревет на него в тот день как бы рев разъяренного моря; и взглянет он на землю, и вот – тьма, горе, и свет померк в облаках. (Ярятся яко львове, и предсташа яко львичища: и имет, и возопиет яко зверь, и извержет, и не будет отъемлющаго их. И возопиет их ради в той день, яко шум моря волнующася: и воззрят на землю, и се, тма жестока в недоумении их). (Ср.гл.8:7–8,21–22)

Исполнитель карающего гнева Божия, враг, «живущий на краю земли», крепок, властолюбив, кровожаден, грозен, как пустынный разъяренный лев. И как рев голодного льва оглашает обширные окрестности и громовым эхом отдается в скалах, так властный голос восточного повелителя оглушительно раздастся под стенами Иерусалима и пронесется эхом по всем городам царства Иудина. Как лев, грозно горделиво он наступит на свою добычу и заревет над ней: без чувств от ужаса она останется недвижимою под ногой его. Тогда победитель возьмет ее в оцепенении и унесет безвозвратно в свою далекую страну. Военный крик отважных войск восточного завоевателя будет оглушителен и страшен, как шум морских волн, поднятых силой урагана. Вот при нашествии такого-то грозного врага очнется полупьяный Иерусалим, в отчаянии будут блуждать взоры богоотступников вниз и вверх; но, увы! Всюду – тьма и горе! Тучи стрел и пращных камней, гром стенобитных машин, потоки пламени, облака дыма, треск разрушающихся построек, гул осаждающего войска, ржание коней, крики осажденных, вопли умирающих, груды трупов, застилаемых массою пепла от пламенеющего города со всеми его окрестностями... Вот что будет в ночь гнева и суда Божия над Иерусалимом, где прежде жизнь граждан проходила так безмятежно-беспечно и представляла один какой-то шумный и безумный пир с утра до вечера и с вечера до утра. Вот лютое, мрачное и ужасное «горе» за безумную радость!...

В «последние дни» над Иерусалимом раздалось снова грозное слово, возвещавшее сугубое и неотразимое «горе» вождям и представителям народа еврейского. То было слово самого Господа Иисуса Христа, изрекшего с пророческой ревностью грозный и окончательный приговор суда Божия над книжниками и фарисеями, над Иерусалимом и народом иудейским (Мф.23; 24). Грозная пророческая речь Христа в тоне, характере и существе содержания должна была напомнить книжникам и фарисеям грозную обличительную речь древнего «великого пророка» – Исаия, предызобразившего, под видом бесплодного и разоренного виноградника Божия, погибель безнравственного народа Божия. Исполнилось слово Исаии при разрушении Иерусалима войсками Навуходоносора. Исполнилось и слово Иисуса Христа – при окончательном разрушении Иерусалима римскими войсками под начальством императора Тита.

* * *

10

Мера соответствует евр. ефе, равняющейся одному четверику. Корчаг соответствует евр. бат, собственно мера жидкостей, по вместимости, равняющаяся ефе. Артавас или артава, по словам Геродота, есть мера персидская, которая сверх одного аттического медимна еще три аттических хиника содержит (кн. 1, 181). Соответствует евр. хомер – самая большая мера сыпучих тел, равняющаяся почти 11-ти четверикам.

11

Сикера – крепкий напиток, всякое искусственное и поддельное вино, будет ли оно приготовлено из фиников, или из других древесных плодов. Этот напиток столь же омрачает разум, как и употребление вина. Св. Мефодий Патарский (III в.). Пир десяти дев или о девстве. Речь V-я, гл. VI-я. Полное собрание творений. С.-Петербург 1887 г.

12

Гусли – струнный инструмент, то же что цитра, гитара. Певница – многострунный инструмент, псалтирь или арфа, под звуки ко­торой пели песни. Тимпан – металлическая тарелка или кожаные бубны. Свирель – пастушья дудка–флейта.

13

На основании этой образной речи пр. Исаии, в христианских храмах на иконе Страшного суда ад принято изображать в виде широко открытой пасти змия или зверя.


Источник: Святые пророки ветхого Завета. Последовательное изъяснение славянского текста. Т 1. Книга пророка Исайи. Н.И. Троицкий. Тула. Тип. Н.И. Соколова, 1889. С. 154. Книга пророка Исайи. Последовательное изъяснение славянского текста. Выпуск 2-й. Н.И. Троицкий. Тула. Тип. Н.И. Соколова, 1891. С. 614.

Комментарии для сайта Cackle