архиепископ Никон (Рождественский)

71. Наши духовные нужды

Вместо обычного дневника сегодня я даю своим читателям свое «доброе слово», обращенное мною к членам «Русского Собрания» чрез печатный орган этого «Собрания».

Вот что писал я там:

«Старейшая из патриотических организаций, образовавшихся в период духовного брожения на Руси, с целью укрепить устои духовной и государственной жизни на началах, завещанных историей, «Русское Собрание» полагает начало доброму делу – открытию духовных бесед сначала для своих сочленов, а потом Бог поможет, и для всех желающих, в дни праздничные. «Русское Собрание» имеет своею задачею раскрытие, выяснение и, так сказать, углубление в сознании русских людей тех дорогих начал, на коих зиждется вся духовная мощь нашего великого народа, и, наконец, проведение в жизнь этих великих и святых начал. История свидетельствует, что в основе всей духовной жизни Русского народа лежит наше Святое Православие. Православная Церковь, как поистине нежная мать, восприняла наш народ с самой колыбели его исторического бытия, просветила сего младенца-богатыря святым крещением, воспитала в нем тот мощный дух, который создал великую державу, занимающую шестую часть света, заложила в его душе все то, что мы называем свойствами именно нашего народного духа, или народностью, и дала ему светлый идеал Самодержавия, тот идеальнейший образ правления, в котором все стоит на вечных началах нравственных, на отношениях Верховной Власти к поданным, как отца к детям и обратно, вопреки юридическим идеалам других народов, строящих свое благо государственное на конституции, на взаимном недоверии и договоре. Православное миропонимание и миросозерцание есть то заветное сокровище, та святыня, дороже которой нет и не может быть для русского православного человека. Православная Русь знает, что ей вверено это сокровище, чтоб хранить его для блага всего человечества, и что с утратою или искажением его она сама будет недостойна милости Божией и потеряет смысл своего исторического бытия в среде других народов. Вот почему и все наши патриотические организации должны во главе всего отстаивать это священное сокровище, все усилия направляя к тому, чтобы просвещать умы и освящать сердца, укреплять и воспитывать волю в духе Святого Православия, под сенью и руководством матери-Церкви Православной. Вот почему от всей души должно приветствовать святое начинание «Русского Собрания» в открытии духовных бесед, и дай Бог, чтоб это благое дело стало на жизненный путь, чтоб это не было праздным времяпровождением, теоретическим только обсуждением тех или других вопросов духовной, церковной и общественной жизни, а оставляло след в сердцах собеседников, ложилось добрым семенем на их личности. И я полагал бы на первых порах не раскрывать широко двери для посторонних, к нашему содружеству не принадлежащих. Дело это новое: в домашней, так сказать, семейной обстановке такое дело скорее привьется и станет благотворно, прежде всего, для нас самих; выяснится то, что, может быть, теперь еще не достаточно ясно обрисовывается в наших мечтах. Бог укажет, что полезно будет потом; слава Ему и за сию добрую мысль, и если мы постараемся провести ее в жизнь, Он из нее, как из зерна, росток подаст и плод возрастит. Итак, я полагал бы открыть наши беседы только для членов «Русского Собрания» и их семейных. Далее, вопрос: о чем же и на какие темы будут вестись наши беседы? Будет ли это ряд лекций, в определенной системе изложенных, по вопросам догматики, нравственности, и вообще из области религиозно-нравственной или же свободный обмен мыслей по тем или другим вопросам из той же области? Чтобы ответить на этот вопрос, надо знать духовные потребности тех, кто придет на эти беседы. В общих чертах нам, пастырям Церкви, небезызвестны эти потребности: мы знаем, что есть даже такие потребности, которых сами нуждающиеся или недостаточно сознают или же вовсе не сознают; дело пастырей Церкви указать на эти потребности, осветить их светом учения Церкви так, чтобы они были сознаны, чтоб они пробудились в совести и сердце, чтоб запросила ответа на них сама душа. Насколько мы, имеющие доступ в святилище совести верующих, можем видеть эти потребности, мы будем отвечать им: это наш пастырский долг. Но мы не всеведущи, мы – не приходские пастыри, которым, предполагается, открыты тайны каждой души прихожан; наши суждения могут основываться или на общих, или же на случайных наблюдениях; а поэтому я позволяю себе обратиться к сочленам по нашему содружеству с почтительнейшею просьбою: не отказывать нам, принявшим на себя руководительство сими беседами, в сообщении своих соображений, наблюдений, мнений и даже, если сие не будет с нашей стороны слишком дерзновенно, своих личных духовных нужд, которые давали бы нам темы для собеседований. Есть положения, для нас пастырей, кажущиеся азбучными истинами, о которых было бы излишне и как-то странно и говорить, предполагая, что они известны каждому православному, но на деле иногда оказывается, что именно сии-то положения и необходимо раскрыть для многих православных. Говорю по опыту. К глубокой скорби нашей, многие из людей, даже прошедших среднюю школу, нуждаются в млеке христианского учения веры, как только коснется вопрос о проведении в жизнь этого учения. И когда представляется им случай слышать раскрытие основных начал учения Православия не в школьном книжном изложении, а в живом и жизненном учении Церкви у святых отцов и учителей наших, то они бывают поражены духовною красотою и духовною силою сего учения. Православие есть жизнь в Церкви, и только тот в состоянии постигнуть его благодатную животворящую силу, кто всем сердцем стремится провести в свою личную жизнь святые заветы его, животворящие Господни заповеди в духе учения святой матери-Церкви, при содействии благодати Божией в ее святых таинствах. Так думаю я относительно предполагаемых бесед в «Русском Собрании». Покорнейше прошу членов оного, сочувствующих сему начинанию, откликнуться на мое имя (Невская Лавра) или на имя о. протоиерея Буткевича (Вас. о. 11-я линия, 52, кв. 5)».

Мои читатели видят, что это доброе начинание достопочтенной организации ставит себе в сущности ту же цель, какую поставило и наше «Троицкое Слово». Нельзя не порадоваться, нельзя от души не приветствовать, что истинно русские люди из образованного общества сердцем почувствовали, что они должны пойти впереди народа в любви к родной Церкви, к ее святому учению, чтоб не только самим проникаться благоуханием Православия, но и вносить его всюду, где есть души, способные воспринимать его. Только при таком отношении к Церкви мы можем быть истинно русскими людьми, только при этом наша древняя Русь признает нас своими сынами и наследниками сокровищ ее духа.

Старая Русь. Большой деревянный дом, русская изба, с гостеприимным крыльцом, с горницей или светлицей, украшением которой служит большая в древнем стиле писанная икона, в золотой, низанной жемчугом ризе, в резном из дуба киоте, и непременно с лампадой, озаряющей тихим светом строгий лик Христов или милосердый лик Владычицы. Вот старая Русь!

А новая Россия? О, это каменный дворец в европейском вкусе, дворец, на фасаде которого едва приметен вход, в роскошных залах которого нескоро отыщешь – если только отыщешь – образок в два вершка, и неизвестно, нелегко рассмотреть, кто изображен на этом образке. Святыня будто стыдливо прячется в этих палатах, обитатели которых стыдятся помолиться, садясь за стол, никогда не крестятся, входя в дом. Вот новая Россия, – не Русь, а Россия!

И насколько тепло и уютно, по родному семейно чувствуешь себя в той русской избе, настолько холодно и казенно, будто где-то у чужих людей, в этих разубранных картинами и статуями палатах оевропеившейся России.

И эта изба, и эти палаты – образ старой и новой России. Для старой Руси не было ничего выше, святее святыни Православия, символом коего служила древняя икона с горящей лампадой. Вся государственная жизнь, весь ее строй, даже наука и искусство, вся культура, – все было обвеяно духом Православия, все жило под благословением матери-Церкви. Зато и все горе, какое судил Бог понести народу Русскому в его истории, срастворялось в душе народной благодатным чувством в общении с небом под покровом и руководством Православной Церкви.

То ли теперь?..

К несчастью, верхние, руководящие слои народные откололись от толщи народной, а эта толща, лишенная руководителей, – кроме, конечно, пастырей, – под развращающим влиянием потерявшей Бога полуинтеллигенции и уличной печати, духовно дичает, теряя свой православный облик. Школа пошла в большинстве (исключая церковной) по стопам интеллигенции, и дети слышат от наставников в классе – это факт! – что слово «религия» значит «суеверие». Увы! И таких наставников – духовных отравителей не гонят из школы! Не заразились ли уже и отцы этим воззрением на религию, что прячут святые иконы в самый укромный уголок, что считают будто неприличным ставить икону размером побольше, а об лампадах уже и не упоминают!.. Русь, где ты, родная? Откликнись!..

Увы, это – Россия новая, «обновленная» Россия, а не старая матушка-Русь.

Приглашаю моих добрых читателей откликнуться на вышепомещенный мой призыв, имея в виду наш скромный листок, который может в некоей мере если не восполнить, то напомнить им тот зал «Русского Собрания», где Бог даст, с осени будут вестись духовные беседы, и может дать хоть краткие ответы на запросы их русской православной души.

Мы переживаем время тяжелое: дорога каждая крупинка добра, каждый самый слабый луч света.


Источник: Мои дневники / архиеп. Никон. - Сергиев Посад : Тип. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1914-. / Вып. 2. 1911 г. - 1915. - 191 с. - (Из "Троицкого Слова" : № 51-100).

Комментарии для сайта Cackle