архимандрит Никон (Рождественский)

Предвкушение вечного блаженства

Христос Воскресе!

«Светися, светися, новый Иерусалиме!»..

Ликует сегодня святая Церковь; забывают верующие: на земле ли они, или уже на небесах: так много, безконечно много самой чистой, светлой радости, так все полно торжества победы над злом, над смертью, что, действительно, переживаешь что-то неземное, чуждое земле, будто уже началась обетованная вечность и нескончаемое блаженство... Таков наш воистину светлый и пресветлый праздник, наше торжество торжеств!..

Да так и приглашает нас матерь наша Христова невеста Церковь: «приидите... царствия Христова приобщимся, поюще Его яко Бога во веки!» Приидите, опытом сердца изведайте, в мере, доступной вам во дни нашего земного странствования, изведайте сладость и радость райскаго блаженства, ожидающаго вас в отечестве небесном: вот где будет пасха вечная!

И в восторге радости верующие взывают к Самому Виновнику той пасхи: «О, Пасха велия и священнейшая, Христе! О, Мудросте, и Слове Божий, и Сило! Подавай нам истее», совершеннее, полнее «Тебе причащатися в невечернем дни царствия Твоего!»

И вот, в дивных песнопениях пред нами раскрывается всемирная картина будущаго всеобщаго торжества при открытии сего царства славы; оно представляется как бы уже совершившимся: «ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя... Пасха, Господня пасха!» Не еврейская пасха, не переход Израиля чрез Чермное море, а переход всего верующаго человечества от смерти к жизни, от земли к небеси: вот куда ведет нас Христос Бог наш, и мы поем Ему победную песнь воскресения! "Очистим" же «чувствия и узрим» – не телесными очами, а очами веры – "Христа", сияющаго неприступным светом воскресения, и ясно услышим в своих сердцах Его Божественный привет: «радуйтеся!»

Вот Он идет, Солнце правды, всем жизнь подающий, идет, а за ним радостными стопами спешат только что освобожденные Им из узилищ адовых праотцы и все ветхозаветные праведники, прославляя вечную пасху. Приступим и мы, вслед за ними, приступим с свещами горящими в руках в знак светлой радости нашей, чтобы вместе с чинами ангельскими, радостно празднующими, праздновать пасху Божию спасительную. Господь страдал как смертный, но Своим страданием смертное Он облек в красоту безсмертия, и вот мы празднуем смерти умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало и, ликуя, воспеваем Виновника сих благ.

В величественных, поэтических о́бразах Церковь изображает торжество Победителя ада и смерти: «Снисшел еси в преисподняя земли и сокрушил еси вереи вечныя, содержащия связанныя» – закованных в цепи, «Христе, и тридневен, яко от кита Иона, воскресл еси от гроба. Плотию уснув, яко мертв, Царю и Господи, тридневен воскресл еси, Адама воздвиг от тли и упразднив смерть: Пасха нетления, мира спасение! Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог, в раи же с разбойником, и на престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом: вся исполняяй, Неописанный!»

Церковь как бы не находит слов для выражения своего восторга: она безчисленное число раз повторяет сладостное для нас, «Христос воскресе», она многократно повторяет и слово "Пасха", призывая и небо, и землю, и преисподнюю – радоваться, ликовать, прославлять Воскресшаго... «Пасха священная нам днесь показася, Пасха нова, святая, Пасха таинственная, Пасха всечестная, Пасха Христос Избавитель». Но я не стану выписывать все эти чудныя стихиры, эти тропари канона, полные восторга и неподражаемой красоты: кто же из православных не знает их на память? «О, Пасха, избавление скорби! Ибо из гроба днесь яко от» брачнаго "чертога", как светлое солнце после темной ночи, «возсия Христос», жен мироносиц «радости исполни глаголя: проповедите с апостолом!»

Вдохновенный песнопевец и от себя обращается к Церкви Божией с восторженным словом: «Возведи окрест очи твои», оглянись кругом, «Сионе, и виждь: се бо приидоша» – идут «к тебе яко богосветлая светила» – со всех сторон, от всех народов земли, «от запада, и севера, и моря» (юга) «и востока чада твоя, в тебе благословящая Христа во веки! Светися, светися, новый Иерусалиме! Слава бо Господня на тебе возсия, ликуй ныне и веселися, Сионе!».. А обращаясь к Церкви, не мог он не обратиться и к преблагословенной Матери Воскресшаго Господа с приветом радости: «Ты же, Чистая, красуйся, Богородице, о востании Рождества Твоею» – Рожденнаго Тобою!

Слава воскресения Христова и Его победы над смертью светозарно отражается и на Его живоносном гробе: «Яко живоносец, яко рая краснейший, воистину и чертога всякаго царскаго показася светлейший, Христе, гроб Твой, источник нашего воскресения!»

На небе, в блаженной вечности, место ли какому-нибудь немирству, вражде, памятозлобию? Так и в светлый праздник общения нашего с небом должно быть все прощено, все забыто, все должны встречать друг друга с братскими объятиями: «Воскресения день, и просветимся торжеством», просияем от радости, «и друг друга обымем, рцем: братие! и ненавидящих нас простим вся воскресением», чтобы в чистой совести восклицать: «Христос воскресе!»..

Таков наш светлый и пресветлый праздник Христова воскресения! Он дает нам предвкусить райское блаженство, хотя мы и не достойны сего. Не напрасно православные крепко веруют, что кто отойдет ко Господу в эти светлые дни, того душа минует мытарства воздушныя и восходит к Богу как бы после причащения Святых Таин Христовых. Праздник как бы переносит нас на небо, вводит в живое общение с Церковию, на небесах вечно торжествующею, – земная Церковь из воинствующей в сии дни как бы сама преображается в торжествующую! Все обряды ея богослужения нарочито так глубоко обдуманы, так художественно приспособлены к возбуждению такого настроения в сердцах верующих, что душа как бы невольно, незаметно для себя, переносится в светлыя обители Отца Небеснаго, забывает все земное, наслаждается райской радостью. И этот свет, заливающий весь храм, и эти свечи в руках, как бы пламенеющия любовию к Воскресшему сердца верующих, и это благоухание, наполняющее всю церковь, и эти всю неделю отверстыя Царския врата, как бы двери небесныя, и светлыя облачения священнослужителей как бы небожителей – вестников воскресения, и этот целую неделю несмолкающий торжественный звон, оглашающий нашу Русь православную, и этот повсюду уже не только в храмах, но и на улицах безконечно повторяемый, безконечно радостный привет: «Христос воскресе, – воистину воскресе!» – все, все говорит нашему сердцу, что воскресший Христос с нами, среди нас, что это – Он, наш Отец, Господь и Спаситель, разливает вокруг Себя для верующих в Него Свою благодать, что Он для нас, ради Своего воскресения, и многоскорбную грешную землю соделывает небом, раем, дабы привлечь нас в рай небесный...

А пасхальное слово святителя Златоуста? Да это – целый неподражаемый гимн Воскресению, это голос самой Церкви, все и вся зовущий к торжеству праздника – и грешных, и праведных, и богатых, и убогих, и знатных, и незнатныхъ – всех объединяющий в матерних объятиях ликующей Церкви!..

Архиепископ Никон.


Источник: Архиепископ Никон. Предвкушение вечнаго блаженства. // «Прибавления к Церковным ведомостям", издаваемым при Святейшем Правительствующем Синоде. Еженедельное издание. № 15-16. - 10 апреля 1916 года. - Пг.: Синодальная типография, 1916. - С. 403-405. Электронный источник: Слово Пастыря

Вам может быть интересно:

1. На память о светлом торжестве архимандрит Никон (Рождественский)

2. Христианское единение и богословское просвещение в православной перспективе профессор Николай Никанорович Глубоковский

3. Воскресение Христово - величайшее торжество нравственного миропорядка протопресвитер Евгений Аквилонов

4. О социальном учении Православной Церкви архиепископ Нафанаил (Львов)

5. Слово в неделю Ваий, на освящение храма св. Николая Чудотворца, что в Старой Кузнецкой митрополит Платон (Левшин)

Комментарии для сайта Cackle