митрополит Платон (Левшин)

Катехизис девятнадцатый

Приятно земледельцу по зиме возвращающаяся весна, слушатели, приятно по лютостях мраза и непогодах снежных наступающее того времени ведро и сладкое и надежное; когда воздух начнет пением оглашаться, земля в первую приходить доброту, леса движением своих прекрасно одетых ветвей нечто радостное показывать, а трудолюбивый поселянин охотно устремив себя на поля, станет своим орудием землю умягчать, не чувствуя трудов ради надежды, которую уже в мысли изобразует, то есть, как-то некогда мешаемая с слезами семена, с радостью гораздо усугубленною будет жать, когда руки свои и недра собиранием снопов станет исполнять, когда во время обильной жатвы от прохожих сии например радостные послышит слова: благословен ты на селе твоем. Сию радость не праведнее ли мы, слушатели, иметь должны? Не более ли нас должна веселить надежда будущих благ; надежда, от которой некоторые еще во плоти живучи, как бы между небом и землею стояли и стоят? Сего-то мы должны ожидать от будущей весны, которая некогда после житейских непогод, после мирских свирепостей с подобающею славою имеет наступить. Мы здесь с Апостолом верою ходим, а не видением; надеждою, а не вещью; ожиданием, а не наслаждением настоящими. А будет некогда время, в которое мы по обещанию Божию и веру переменим на видение, надежду на самую вещь, ожидание на принятие; когда на себе узрим превеликую отверстую дверь, а в том отверстии множество Ангелов в руках носящих венцы, и их-то нам показывающих, то на наши возлагающих главы: когда наша церковная глава Христос и нас Его сущих членов сделает сообразными своему прославленному телу, и даст, чтоб мы паче солнца сияли. О блаженство! которого мы большего пожелать не можем. И сия-то, слушатели, есть некогда имущая прийти весна, которую возвещают нам, как сладкопеснивые птицы, богомудрые Пророки, богодухновенные Апостолы в писаниях тех, в которых мы, по Христову слову, веруем иметь живот вечный. Но вот уже и начало ее! Ибо те же данные нам от Бога учителя возвещают, яко приближися царство небесное, оная т.е. грядущая весна. Так пойдем, слушатели, на нивы своя, и начнем делать дела Божия в винограде Христовом, бразды наши иссохшие живыми учения реками упоим, перестанем стоять весь день праздны, прострем на рало руку свою, нашу души терпением и воздержанием умягчим, чтоб удобнее сеемая на нее семена могла принимать, семена сего особливо Христианского Катехизического учения, которое уже гораздо посеяно, и только что остается должные собирать плоды. В которых надежде оставшись недоконченная да исправим; и душеполезные о Христе толкования довершим.

Вопросишь. Как уже все второго члена слова, особь будучи истолкованы, сделали, чтоб весь второй член окончился; то как теперь должно веровать, когда читаем сей Символа член: и во единого Господа Иисуса Христа Сына Божия единородного, иже от Отца рожденного прежде всех век? и пр.

Ответствую. Как обыкновенно вера состоит не только в уме, но и в сердце, то есть, не только в согласии ума, и несомненности; но и в сердечном уповании, и всего себя преданности: то читая сей член, умом должно веровать, что все изображенное в нем ни мало нелживое, самая истина, и о котором я ни мало не сомневаюсь, ни мало не колеблюсь, как о таком, которому инак и быть было не можно. Несомненно убо так умом моим внутренне принимаю, согласуюсь, и устами исповедую, что Сын Божий есть второе Святейшей Троицы лицо, единородный, естественный, и в таком рождении, яко несказанном, причастников себе никого не имущий, Отцу и Духу Святому единосущный, единодостойный, подобием света, который от другого света весь принимает свет, а первый свет не умаляет: так Он родившись от истинного Бога, Сам есть истинный Бог, а не тварь; рожден бо, а не сотворен; не сотворен, когда чрез Него вся быша, без Него же ничто же бысть ежи бысть: и так убо умом. Сердцем же здесь веровать есть упование возложить на Сына Божия, в сердце твердя, что когда я чрез Него создан, то и по создании от Него не буду оставлен, и вся потребная мне своему созданию подаст. Еще же когда Он Сын Божий естественный и единородный: то крепко сердцем уповаю, что Он и меня, неблагодарную свою тварь, от Него чрез грех отпавшую, возсозиждет, и усыновит Богу; чтоб, как он естественный, так бы я был по благодати сын. Да к тому ж еще при сем же члене верую, то есть несомненно содержу, что сей Сын Божий взял на себя дело ходатайства за нас, и определен быть нашим искупителем прежде век, по силе которого определения все люди во Адаме согрешившие всегда спасались; которое предвечное определение по исполнении назначенных от Бога лет самым делом совершилось, то есть: как Он воплотился от Духа Святого во утробе благословенной Девы; в котором воплощении, сошедшимся двум естествам, Сын Божий стал быть Богочеловек Христос, то есть помазанник, будучи помазан Духом Святым на три Ходатаю подобающие звания: в Пророка, волю Божию нам совершенно открывающего, и действительно учащего; в Священника, жертвою самого себя, Бога нам умилостивившего, и по силе своих заслуг всегда за нас ходатайствующа; и в Царя, словом и Духом своим нас ко спасению управляющего. Родившись же от Девы принял себе имя Иисус в силу того, что нас и един и совершенно спасает: почему праведно Он един есть человеческий Господь. И сие паки есть веровать умом. А сердцем веровать, есть в сердце с жарким упованием повторять, что сей Ходатай, есть мой Ходатай, и что ни принял, что ни делает, то в мое спасение делает. Его помазание клонится к тому, чтоб я волю Божию познал, познавши исполнял, чтоб во всех моих недостатках на Его ходатайство уповал, между тем прося от Него благодати, чтоб я не безблагодарный был Его служитель, и чтоб во всяких моих скорбях и гонениях к сему моему управителю прибегал. Его имя, Иисус, мое сердце влечет к тому, чтоб я в едином сем спасения себе ища, и надеясь сыскать, Его бы одного признавал за полного моего Господина, промыслителя, и ни к кому бы другому в нужде спасения не прибегал. И так-то должно веровать, читая второй Символа член. И такая-то вера есть живая и действительная.

Окончавши толкование о имени Христос или о помазании Христовом, следует дать.

Вопрос. Для чего мы называемся Христиане?

Ответ. Вообще для того, [должен всякий Христианин говорить], что я чрез веру член есть Иисуса Христа, и помазания Его причастник, чтоб мне и имя Его причастник, чтоб мне и имя Его исповедовать, чтоб самого себя представить Ему в живую благодарности жертву, чтоб в сей жизни против греха и дьявола с свободною и благою совестью брань иметь, и чтоб напоследок со Христом блаженно царствовать.

Толкование

Христиан имя начало употребляемо быть еще при Апостолах в церкви Антиохийской (Деян.11:26). Прежде назывались они ученики и братья: Христианин же есть ученик Христов, и который общество имеет со Христом, который в Христе насажден есть. Только Христиане суть двоякие: наружные и истинные: наружные, которые в церкви Христианской только именем считаются, по исторической вере без веры плодов; истинные, которые во Христа веруют, а веру свою плодами добродетелей прекрасно означают. И о таких Христианах здесь речь есть: о таких Христианах спрашивается, для чего называются Христиане?

Ответ. Ради двух причин: 1. Понеже чрез веру суть члены Христовы. 2. Понеже чрез веру бывают причастниками помазания Христова.

Быть членом Христовым, есть со Христом связаться и прицепиться чрез живущего в нем и в нас Духа Святого, и принимать от него такую правду и живот вечный, какой во Христе есть, и в сей жизни угождать Богу ради правды Христовой нам верою прилагаемой (Рим.11:17, 12:5).

Сие наше совокупление с главою Христом изрядно объясняется составом человеческого тела. Понеже как члены имеют едино тело и едину главу, с которою жилами, и между собою связуются, и оттуда же во все тело жизнь и движение посылается: так и церковные члены одно составляют тело, и одну имеют главу Христа (1Кор.12:12). Из которой единой главы во вся члены дух его разливается, и от которого все члены оживляются и управляются, ежели только с ним соединены чрез веру, по которой бываем и члены Христовы, а между собою связуемся по любви. И как в теле человеческом разные суть членов дела, а один только дух движущий вся: так в церковном теле разные суть дары и дела, а один только дух. Напоследок как глава есть на высочайшем месте, почему гораздо достойнейшая и есть источник всей жизни: так в церкви Христос имеет самую высочайшую степень, и источник всех благих. Почему видно, сколь неправедно Папа Римский себя главою церкви называет.

Быть причастником помазания Христова ничто иное есть, как быть общником Христова пророчества и царства. Понеже дух Христов в нас не есть празден, но тоже в нас действует, что и во Христе, разве только что Христос один более даров имеет, нежели мы все. И так Христиане, будучи по своему имени причастны помазания Христова, суть Пророки, Священники и Цари.

Пророческое звание в нас есть, исповедовать истинное учение о Боге, или 1. Истинно познавать Бога, и Его волю. 2. Истинно познавши исповедовать верно, дерзновенно и постоянно. (Мф.10:32) «Всяк, иже исповесть мя пред человеки, исповем его и аз пред Отцем моим, иже на небесех». Священство наше состоит 1. В прославлении Божии. 2. В правом Бога призывании. 3. В приношении духовных жертв, то есть, наших молитв, хвал, пений, чистого жития (Евр.13:15). «Аз уже жрен бываю» (2Тим.4:6). И сии жертвы благодарственные, а не умилостивительные; такая бо едина Христова (1Пет.2:5; Откр.1:6, 10).

Царская наша должность состоит в том: 1. Верою бороться и побеждать дьявола, мир и всех врагов: (1Ин.5:4) «и сия есть победа победившая мир вера наша». 2. Чрез тую же веру получить живот вечный (Откр.3:21). И сего учения довольно, а какое бы его употребление было, посмотрим.

Нравоучение девятнадцатое

К нам сие учение, о христоименитии людей; мы бо помазание имеем от святого, и помазавый нас есть Бог, иже и запечата нас, и даде обручение Духа в сердца наша: дерзаю так с Павлом говорить. Вы запечатанные Христовы рабы, помазанники Господни: так грехи да не прикасаются к помазанным моим, говорит Бог, то есть: Христианин да не сквернит грехами помазание святое, помазание Святого Духа. Сокровище сие взято будучи в скудельные сосуды крепко да блюдется, яко зеница ока да хранится. Тот должен за Христом идти, который крест на плечи свои взял. Мы, причастившись помазанию Христову, обязались Христом носить крест: так идите с сим оружием за Христом, против врагов своих воинствуйте, истребляйте их темную область, да глава ваша торжественным увенчается венцом, десница ваша победоносную возьмет ветвь: или имени сего отрекитесь, или достойно имени сего жительствуйте. Свинец да не называется златом, презираемый песок да не занимает себе имя драгоценных бисеров. Недостойный имени беззаконник свои скверны Христианским именем пусть да не покрывает, и пресветлому сему имени да не досаждает. Свещу зажженну под скрытием держать не годится: взятый талант умножать необходимо надобно тому, который Христианским красуется именем. Прекрасное нечто есть, высокое и достойное сие имя; но несравненно прекраснее есть самая тем именем прописуемая вещь. Прекрасно нечто есть, носить сие на себе имя Царь; но далеко прекраснее есть ежели самая того имени вещь моими истолкуется делами, какие суть например преверное правление людей, отеческое о подданных своих попечение, храброе против врагов воинствование. Преславно нечто есть сие имя, Архиерей: но сия слава прославится тогда, как чрез сие имя означающиеся явятся дела, какие например пастырское на путь истинны путеводительство, деннонощное о спасении душ промышление, за всех дерзновенное предстательство. Без сего невеликое, что правитель; непочтенное, что Архиерей: ибо без вещи имя недействительно, а иногда еще и посмеятельно. Ты называешься Христианин. О! великолепное имя, и лучше, нежели Архиерейское и Царское! Имя, которое нас связует со Христом: так есть ли у тебя златой свещник, на котором бы сей златогорящий поставить светильник? Есть ли златой сосуд, в котором бы сей многоценный камень сокрыть, камень, который человек обретши должен идти, продать вся, елика имеет, и купить бисер тот? Есть ли, говорю, чистая душа, незанятое сердце, богозрительный ум? И сии вещи прославят имя твое. Без них Христианское в тебе обесчестится имя. Христианское имя есть по обетованию, то есть, от Бога давно обещанное: а имя по обетованию обыкновенно нечто чудное в себе заключает. Так например, сие от Бога умноженное имя, Авраам, показывало, что Авраамовым по вере детям надобно будет покрыть горы сенью своею и ветвями кедры Божия, простерть розги своя до моря, и даже до рек отрасли свои, то есть, умножиться как песку морскому, как звездам небесным. Что и сделалось, как Христу все Царие Земстии, вси язы́цы поработали Ему. А о Христианском имени, послушаем, что Бог у Исаии говорит: «работающим же Мне наречется имя новое, еже благословится на земли» (Ис.65:15–16). Имя новое, то есть, чудное, неслыханное, великодостойное. Для чего новое? Видно, что было и ветхое? Было ветхое, но обветшало и прошло. Какое оно? Посмотрим его, и более сему новому почудимся. Ветхое наше имя, по Павлу было, «чада гнева» (Еф.2:3), по Исаии, «семя проклятое» (Ис.1:4, 57:4), по Давиду, «отступники от Бога» (Пс.13:3), по Христу, «порождения Ехиднина» (Мф.23:33). И сии-то наши ветхие имена; отсюда же и мы называемся ветхий человек. Сие имя по прошествии нового обветшало и прошло, и здесь можно сказать: и имя его да не помянется к тому. А где же и оное новое имя? Новое наше имя многими, у Петра святого, описуется наречиями, но туюжде силу имущими. "Вы, пишет он к верующим во Христа, род избран, Царское священие, язык свят, люди обновления» (1Пет.2:9). Павел придает: «Божие стяжание, Божие здание есте» (1Кор.3:9), то есть, Божие владение, Божие дело есте. А сии все имена вместе в одном содержатся имени: т.е. что вы Христиане есте: и сие имя новое: и сие имя нечто заключает в себе чудное и благословенно будет на земле. Но кому дается, то да знаем: понеже как Пророк говорит: «се работающим Мне наречется имя новое» (Ис.65:15); работающим, а не прохлаждающимся, а не ленящимся: работающим Мне, а не греху, а не дьяволу. Почему нахожу я, что с новым сим именем приказывается иметь новое сердце, облечься в нового человека; а слышу, что Давид и еще нечто новое повелевает: «воспойте Господеви песнь нову» (Пс.95:1). Сия вся когда соберутся вместе, то все то будет содержаться, от чего человек назовется Христианин. Мы сие имя, по свидетельству всего мира, от родителей наших наследственно приняли: нам оное благодать Христова подала, как еще чистительною крещения святились водою: мы по силе сего имени со Христом соединились, Христова помазания стали быть причастники. О великого нашего достоинства братия! «Никто же когда плоть свою возненавиде, но питает и греет ю», говорит чрез Павла Христос (Еф.5:29); да тотчас и придается там же, яко же и Господь церковь. То есть, питает и греет: питает, когда говорит: «аз есмь хлеб животний», то есть, Я, де, тот хлеб, которого ядением всякая не умирает душа, «всяк иже яст от хлеба сего, жив будет во веки» (Ин.6:48, 51), питает, когда зовет глаголя: «аще кто жаждет, да приидет ко мне и пиет: веруяй в мя, якоже рече писание, реки от чрева его истекуют воды живы» (Ин.7:37–38). Только, чтоб к принятию сея пищи наши алчущие отверзались уста, и только бы хотела наша жаждущая напоена быть гортань. Но питает и греет ю, якоже и Господь церковь: не только питает, но и греет. А что бы сие греяние было, как не разжение души, к Богу любовью воспаленной, что действует Христова благодать, данная нам чрез оное с ним общение? Сие греяние во-первых делает, чтоб наша душа здесь всегда в себе имела благодатный живот, а там, в будущем т.е. веке переменила бы на вечный живот. Во-вторых: чтоб наша душа спасительным неким томилась мучением, от чего делается, что праведникова душа вся в себе как воск растаявши, телесные свои глаза горячими наполняет слезами, которые не есть какой внутренней печали знак, но радости, радости же такой, которая от своей великости не возмогши внутри удержаться, чрез слезы на лице появляется. О Христе мой! в слезах таких говорится, сии слезы знак внутреннего моего от Тебя данного спокойствия; сие рыдание показывает внутреннее мое играние, которое я чувствую от того, что и я онаго от Тебя составляемого тела член. Я знаю, что никто же когда плоть свою возненавидев, но питает и греет ю. Я Твоего тела член, понеже ты моя глава; так, когда Господь пасет мя, то ничто же мя лишит, на месте злачне, тамо всели мя: на воде покойне воспита мя. Такое-то, слушатели, достоинство от имени Христианского приходит нам; и в такие-то движения должны восхищаться мы, которые им назнаменались. Так ежели всех тех, которые сие имя принявши достойно жительствуют, вместе соберем: то сие будет церковь, основанный на камени Христе дом, живое тело, оживляемое духом, которого глава сам Христос; царская палата, которой основание положено на краеугольном камени Христе; град, наверху горы поставленный, который скрыться не может; свет и соль мира; Ноев Ковчег, в котором хранятся рода человеческого остатки и семя будущим родам; который Ковчег вода бед и гонений волновать может, но потопить не может: почему она ж есть и роза, которая красоту, благоухание и терние злое незгубляет. В сих числе кто считается, тот знает бога, и знает того Бог. Кто сего честного и богопочтенного тела член, о том Христос больше печется, нежели о сыне мать, нежели мы о себе; нежнее греет нежели как птица под крылами своих птенцов, как младенец при родительских грудях. Мы, слушатели, в числе ли сего святого собора, или нет, то я сказать не умею: понеже сия вещь снаружи судима быть не может. «Не всяк то глаголяй ми, Господи, Господи, внидет в царство небесное» (Мф.7:21), «много званных, мало же избранных» (Мф.20:16). В пшенице есть и плевелы: в неводе церковном есть рыбы, которые назад извержены быть достойны: в теле церковном есть и гнилые уды: есть, которые взявши уды Христовы сотворили уды блудничи. Но от сего нас благость Божия да избавит. Мы пребегшии ятися за предлежащее упование, ничем от нашего Христа да не разлучимся: только надобно знать, что церковный состав, имеющий главу Христа, никаких скверн и баззаконий не терпит. Иначе ежели согрешим, то да знаем, что на самого Христа согрешаем. Моя ежели болит рука, нога, или другая часть, то не страждет ли и все тело? Не мучительно ли и главе? Равным образом ежели я своим грехом самой высочайшей досажду главе, то не согрешаю ли во Христа, то есть, не бываю ли столько виноват, сколько тот, который бесчестит Христа? Здесь я более не говорю: а и братия наша одного тела члены не вредятся ли премного нашим грехом, когда наша язва и на них переходит, и мы своим грехом и других заражаем? Мы с Христом соединяется чрез веру: так да блюдем, братие, веру, которая состоит в том, ежели полную сердца своего надежду на Божию милость чрез заслуги Христовы нам подаемую положим: сами между собою друг с другом да связуемся любовью, которая состоит в том, ежели мы о всех других телесном паче же душевном добре, так как о своем, постараемся. Без веры прерывается наш о Христе союз: без любви раздираем на части тело Христово: о прочем, по Божией воли, поговорим в будущие недели. Вы только, слушатели, заднее не забывайте, а в переднее простирайтесь: я Бога молю, чтоб в вас Его благодать силу свою, просвещением вашего ума, и произведением в добро, оказала, а чрез вас и прочим всем. Аминь.

Сказывано 15 Марта.



Источник: Катехизис или первоначальное наставление в Христианском законе. / сочинение Платона, митрополита Московского. / Том 8. Печ.: в Сенатской типографии Гиппиуса. 1781. – 373 с.

Вам может быть интересно:

1. Краткий катехизис митрополит Платон (Левшин)

2. Отзыв на проект нового катехизиса священник Георгий Максимов

3. Собрание сочинений. Том 4 – РЕЧЬ в день Святого архиепископ Амвросий (Ключарев)

4. Словарь о бывших в России писателях духовного чина Греко-российской церкви – Ириней Фальковский митрополит Евгений (Болховитинов)

5. Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви – Догмат о призывании святых, то есть Ангелов Божиих и других святых, ушедших из сего мира митрополит Стефан (Яворский)

6. Лекции – Лекция первая. О религии вообще cвятитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический

7. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V – Досифей Нотара профессор Александр Павлович Лопухин

8. Церковь. Мир. Миссия – VII. Обновление протопресвитер Александр Шмеман

9. Книга пророка Амоса – Глава 8 профессор Павел Александрович Юнгеров

10. Замечания, поправки и дополнения к "Православному Догматическому Богословию" прот.Н.П.Малиновского (тт.III и IV) – IV том. священномученик Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский

Комментарии для сайта Cackle