Г.С. Битбунов

  Вход Господень в ИерусалимСвятая Пятидесятница 

Приложение 3. Иконография двунадесятых праздников

Вознесение Господне

Древнейшие изображения Вознесения, в которых отражены не столько событийные детали, сколько их богословская интерпретация, относятся к V веку. Примерно 400 годом датируется так называемый Бамбергский аворий – резная плакетка из слоновой кости, хранящаяся в Мюнхене. Основной сценой здесь является пришествие жен-мироносиц ко Гробу Господню, дополненное изображением Христа со свитком в руке, идущего по горе к небу. Из сегмента облака видна десница Бога, которая «втягивает» Спасителя на небо. По мнению С.Н. Липатовой, опирающейся на исследования предшественников, такое изображение можно трактовать «как своего рода буквальную иллюстрацию на текст Деяний святых апостолов, где о Воскресении и Вознесении Иисуса говорится: «Сего Иисуса Бог воскресил, чему мы все свидетели. Итак, он, быв вознесен десницею Божиею...» (Деян.2:31–33) (выделено С.Н. Липатовой. – Г.Б.)»131.

Другим архаичным примером иконографии Вознесения является одна из сцен, представленная на резных деревянных дверях базилики Санта Сабина в Риме (V век). Она исполнена раннехристианской символики и особого вероучительного характера. Юный Спаситель со свитком в левой руке изображен стоящим в круглом медальоне, сплетенном будто из лавровых ветвей. По сторонам от Него – крупные буквы А (альфа) и 0) (омега), отсылающие к словам: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец» (Откр I, 8). Вокруг ореола Христа расположены символы святых евангелистов, а ниже – свод с небесными светилами и двое учеников, предстоящих Христу и держащих над головой изображенной между ними Женщины крест в круге.

О присутствии Богоматери при Вознесении Сына у евангелистов ничего не сообщается, однако Ее образ занимает центральное место во всех иконах праздника как свидетельство о возносящемся во плоти Христе, рожденном от Девы. Следует также отметить, что среди свидетелей восхождения Господа на небеса присутствует наряду с апостолом Петром и апостол Павел. Такое несоответствие исторической действительности нельзя, однако, считать однозначно ошибочным, поскольку иконописцы создавали прежде всего символический образ новозаветной Апостольской Церкви, установленной на земле Спасителем и вверенной Им после Вознесения апостолам.

В чрезвычайно развитом по иконографии Вознесении сирийском Евангелии Рабулы (586 год) особо подчеркивается триумфальный характер события и его связь со Вторым пришествием Господа. Однако композиции наделены и эсхатологическим смыслом, который сосредоточен в изображении под славой Христа тетраморфы с огненными колесами. Ср.: Иез.1и Откр.4:7_8.

В монументальной живописи Вознесение уже в раннехристианскую эпоху, как правило, располагалось в своде купола (например, церковь святых апостолов в Константинополе, разрушенная в 1469 году). Особое значение композиция Вознесения имела в системе росписи храмов в постиконоборческий период. Эта сцена, наряду с Сошествием Святого Духа и образом Христа Пантократора, повсеместно использовалась для купольной декорации.

На Руси композиция Вознесения представлена в купольных росписях IX-XII столетий – в Спасо-Преображенском соборе Мирожского монастыря в Пскове, церкви святого Георгия в Старой Ладоге, церкви Спаса на Нередице и мн.др.

* * *

131

Липатова С.Н. Иконография Вознесения Господня в искусстве Византии и Древней Руси (www.pravoslavie.ru).



Источник: Двунадесятые праздники (историко-литургическое описание). — 2-е изд. — М.: Издательство Сретенского монастыря. Москва 2011, юн. — 248 с.

Комментарии для сайта Cackle