архиеп. Евдоким (Мещерский)

1855 год

Январь

1. Суббота. После утрени. 7-й час.

Благослови, Господи, благополучно начать Новый год, и кончить его благополучно.

По милости Твоей беспредельной помилуй, благодарю Твоею всесильною спаси нас, Господи!

Сон видел. Будто Владыка наш помер. Готовились обедать. Потом ел я ботвинье, очень вкусное, у Владыки, и желал есть подобное и на будущее время.

3. Понедельник. Куплено 2 ф. чаю, 23 ф. сахару, пуд мыла.

5. Утро. Среда. 7-й час. Надо послать в Академию книжки… Готовлюсь сказать завтра поучение о крещении.

Вечер. 9-й час. Готовился, но не приготовился. Нет, все не успеваю. Боюсь устать завтра. Завтра дела много.

Погода худая. И я в погоду. Ноги меня беспокоят, Ольшевский не помогает. Попробовать надобно лекарство Флорова.

7. Утро. Пятница. 4-й час. Вчера краткое поучение говорил. Впрочем, не о том, о чем думал говорить. То не успел обдумать.

Вода имеет свойство очищать, омывать, освежать, оживлять. Но в таинстве Крещения это свойство воды получает силу высшую, духовную: вода тогда очищает от скверн греховных и тело и душу.

8. Утро. Суббота. Дано 2 р. сер.

10. Вечер. Препорядочно я болен; теперь лучше, но всё ещё нездоров.

11. Утро. Вторник. 4 часа. Слава Богу, я теперь здоров. Соль помогла. Прием. Соли столовую ложку распустить горячею водою в стакан, потом долить его – водою или рассолом и пить во здравие.

А испарину благодетельную произвело питье липового цвета. Окончательно это мне помогло.

2-й час. С этого дня, при помощи Божией, начну.

12. Послано с Диак. Александром Мальцевым разных денег в Мологское Правление 770 р. 93 к. сер. Странно, я боялся, что не станет, а вышло, осталось рублей 60 сер. Остается послать на бедных семинаристов 31 р. 30 к. Посланы и эти. Таким образом у меня теперь более ста р. сер. на лицо.

13. Вечер. Готовлюсь в баню, где буду тереться составом, поровну, из мыла, меду, горчицы, масла деревянного и перцовки.

Погода ли причиною, или что другое – чувствую себя не совсем легко. Какая-то тягость во всем. Впрочем, я нынешний день совсем не то, что был вчера, и особенно третьего дня. – У меня ныне немногого чего-то недостает для полного здоровья.

Слухи о мире продолжаются, подтверждаются.

14. утро. 7-й час. Лучше мне после бани. Лучше, а сны видел странные. Что они – значат ли что-нибудь?

После обедни. Значат – хорошее. Книгопродавцы купили у меня три тысячи экз. 16 новых поучений, заплатил 2625 р. асс. сер. 750 р. Теперь, если и ни одной книжки я не продам, все мне барыш от книг; рублей тысячу уже получено.

Милость Божия все велика ко мне.

Отпечатание стоило 562 р. 26 к. сер.

У Салаева в Москве моих книг 490 экз.

15. Утро. Как молиться с дерзновением, когда видим на деле не то, о чем молились!

Как – не введи во искушение, когда искушаемся.

Рано ли – поздно ли поможет Господь.

Слухи есть, что Владыка уедет в Питер.

16. Воскресенье. После обедни ранней. Вчера весь почти день болела у меня голова. Читаю Москвитянина.

«Он опять в крайней бедности, а между тем счастлив, потому что трудится и любим, – а труд и любовь лучшие сокровища человека. Труд беспрестанно открывает горизонт для его жадного к познаниям ума, а чистая идеальная привязанность доставляет ему все наслаждения любви, не заставляя его терзаться раскаянием и угрызением совести».

17. Утро. Странный сон. Помазывал миром кого-то, и очень много, – всего человека. – Уснувши после, рассказывал во сне же другим, что я помазывал, и именно во сне.

Пришло мне на мысль – написать систему Богословскую. Труд не по силам, а думается по силам.

Одного святого другие хотели испытать, есть ли в нем смирение, для сего называл его грешником, клеветником, вором и прочим; на все святой отвечал, что действительно таков. Наконец назвали его еретиком. Тогда он сказал: нет, я не еретик и проч…

8-й час. После многих дум, соображений. Нет, все не ладится. Не знаю, что делать. Во сне все можно делать, но не наяву. – Странно, все хочется делать что-нибудь, а делами заняться не хочется, напр. благочинническими.

18. Утро. Благовестят к обедни. Вот уже неделя, – неделя только, и я чувствую много пользы.

Владыки мне изменили; только Костромской и Калужский поддержали. Впрочем, все я жду еще. – Странно, почему нет от прочих.

Не то, что я скорблю, а неприятно как-то мне. – Убытку от здания нет; напротив, рублей тысячу, думаю, получил я.

В 18 число приехал к нам смотритель соборовать, и говорил, что надо бы заранее приготовить по прежним формам.

Вечер. 11-й час. Пора спать, а не хочется. – Воды, чаю, кофе пил много.

Погода стоит хорошая, светлая. Я в погоду.

21. Утро. Пятница. Завтра память по батюшке.

Спал я много, но снов не помню. Вчера пил кофе вреда не чувствую. Изредка – раза два-три в неделю можно его пить.

Вечер. Мих. Алексеевичу отданы 4 руб. сер.

22. Утро. 5-й час. Скоро к утрени. Я что-то несыт. Не ладится поучение. Готов…. или лучше – не знаю, что делать. – Знаю, что без труда, без усиленного занятия делом никто ничего делать не может. Довольно. Ударили.

После утрени. – Та же не сытость, недовольство. – Скоро прошло.

Иоанникий Ректором С.-Петербургской Академии. Варлаам Епископом Пензенским. Надо послать к нему.

Св. Григорий Богослов о стихах своих:

1) Хотел я, трудясь для других, тем самым связать мой грех, чтобы вместе писать, и, заботясь о мире, писать немного.

2) Молодым людям и всем, которые всего более любят словесное искусство, как бы приятное самое врачество, хотел я дать эту привлекательность в убеждении к полезному, горечь заповедей подсластить искусством. – Вместо песней и игры на лире даю тебе позабавиться сими стихами, если захочешь иногда и позабавиться. И натянутая тетива требует послабления.

3) Не хочу, чтобы чужие имели пред нами преимущество в слове, – разумею это цветистое слово, хотя у нас красота в умозрении.

4) Изнуряемый болезнью, находил я в стихах отраду, как престарелый лебедь….

23. После утрени. О. паникадило надо послать.

Владыку нашего, говорят, переведут в Казань, а Казанского Григория в Киев, а Киевского на покой. К нам – Евгения Астраханского.

25. Вечер. Отношение из полиции. Надо отвечать поскорее.

Ездили с о. Александром в Иваново. – Получен указ – репортовать о причетниках, учениках кончивших курсы учения, и исключенных – худого поведения, даже о хороших, но без места живущих, – для обращения их в военную.

Можно выписывать книги духовные для церквей – без предварительного изъявления желания церквей.

26. Пред утреннею. Спал порядочно – только ноги все холодны. Может быть, погода виновата: плохая, сумрачная погода.

27. Четверток. Утро. Обедню не служу. Вчера весь день, с самого утра болела голова. – Вечером вспотел, потом уснул – и теперь здоров. Может быть и от погоды это: погода теперь хорошая.

Выпил я три стакана воды горячей с сахаром и с вареньем, после чашку кофе.

3-й час. За обеднею. Что ни говори – свое, чужое, только непременно надобно говорить. – Ударили к вечерни.

Февраль

2. Вечер. 10-й час. Чего мне хочется? – С малым трудом сделать большое дело. Нет, так дела не делаются. По силам надобно дело делать.

3. Утро. Четверг. Был в Москве – во сне. Сон довольно ясен.

3. суббота. Вечер. 10-й час. Проповеди не готовлю. Поленился готовить. Дело нелегкое завтра – погребение.

А все снег идет. Не помнят такого снегу. Горы везде нанесло. – Воздух впрочем легкий. А прежде был тяжел, когда снегу меньше было.

6. Воскресенье. 1-й час. Argentum можно в лавку на комиссию.

7. В. Пост. Понедельник. Получено объявление из Калуги объявление на 25 р. сер. вероятно за книгами.

8. Вторник. Сейчас к вечерни. С молитвою кончил. Хождение это и всякое бремя – и не столько для тела, сколько для духа. Видно, для самолюбия.

8. Вечер. 11-й час. Только. Нечего больше написать. Пора спать. Спать, спать. Сейчас. Кажется, усну.

9. Утро. 7-й час. Холодно. Погода ясная. Делать ничего не хочется.

Перед вечернею. Странно! Голова начинала болеть. И от чего? – Думаю, от того, что после утрени спал час или около часа. – Других причин не знаю. Впрочем. От этого не в первый раз у меня разбаливается голова.

Димитрию пономарю 3 р. сер., Дьяк. Наталье П. Каз. 3 р. 50 к.

12. Утро. Суббота. Пробую перо и чернила. Погода сумрачная. Наши приобщаются.

После утрени очень хотелось уснуть. И хорошо, что не уснул, потому что непременно бы заболела голова. Думаю о проповеди для завтрашнего дня, думаю и не думаю – не надеюсь написать. Дух бодр, плоть немощна. – Чернила порядочные. Впрочем, надо еще прибавить купоросу.

Вечер. 8-й час. Не знаю, напишу ли. Большое затруднение встречаю. Все не то, все не так.

13. После обедни. Написал и говорил о 2 заповедях.

А что вышло, не знаю.

Вечер. 11-й час. Вышло довольно нехудое. Можно продолжать.

14. Понедельник. Утро. Кажется, изволил я спать часов десять.

14. Причащал за Черемхою старушку девяноста лет. С молоду весела я была. – Все по людям жила. Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поет. Много горя претерпела. – Приметно она ожила, помолодела, когда рассказывала про молодые свои годы. – Слышит порядочно, говорит даже очень порядочно, но ничего не видит, и с постели сама встать не может.

15. Рождение Лизы. Надо поговорить с Братиею о деньгах.

Вечер. 10-й час. Отдумал говорить. После.

16. Утро. Опять план, впрочем, не новый. Хочу за старое приняться. – Сон видел – хороший. Не план ли мой виделся мне? – Видел комнаты прекрасно отделанные – у А. Д.

17. После вечерни. Из Ярославля слух…

18. Утро. Пятница. Спал крепко. Служить не готовлюсь. После вечерни. Исповедь не измучила меня. А все нелегко. Ноги досель болят от стояния.

Вечер. 9-й час. Вторая суббота вел. Поста завтра. Завтра думаю раннюю служить. – Почти другая неделя – погода стоит светлая. Только холодно. Впрочем, мне тепло.

19. Суббота. Раннюю служил. В Ярославле ныне двор. собрание по случаю ополчения. – Надобно летом заготовлять травы, напр. Тысящелиственника, Зверобою и пр. – Купили вчера на 3 коп. сер. Так мало, что, кажется, полштофа не настоишь.

19 же. 2-й час. Думаю, желаю – хочется сказать завтра поучение.

После вечерни. Перо пробую – стальное. Нет, нехорошо. Нечисто.

20. Воскресенье. Утро. После ранней. Не говорил. Не успел. Чередной будет говорить. Проповедь его. Curamelius. Приметно, сочинял сам.

Погода стоит все хорошая. Надо завтра послать за книгами в Москву.

Странно, как рыжи чернила. Оттого ли, что мало купоросу, или – мало орешков.

21. После часов. Пишу новым пером или лучше сказать наперечником; если только можно так сказать.

Сейчас получено известие официальное, что Его Императорское Величество Государь Император Николай Павлович скончался – 18 февр. после тяжкой, но непродолжительной болезни. Вечная Ему память вечно-незабвенному, Царю Православному!

А слезы просятся из глаз. Нет, не стану плакать: буду лучше молиться о вечной памяти Его.

22. Продолжение. На 59-м году жизни своей скончался, царствования же своего на 30. Вечная Ему, вечная память!

По Царю и скорбь какая-то особенная, скорбь какая-то благоговейная, – царственная скорбь.

Да, я не смею так скорбеть о Нем, как скорблю в своих частных скорбях.

В этой скорби….. не знаю что и сказать, как выразиться…. В этой скорби, как ни скорби, все мало, все недостаточно кажется. – Да, скорбь – дань для обыкновенных смертных, недостаточна, мала для Царя, особенно для царя Николая I.

Прости мне. Ты, благочестивейший Александр Николаевич, прости, что с Тобою, при Тебе скорблю по Твоему Отцу-Царю, в то время, когда должен о Тебе радоваться. – На Тебя надеюсь, а теперь дай поплакать с Тобою. Скорбь к скорби.

После вечерни. И сам я чувствовал и другие заметили, что это ни на что непохоже. Да, необходимо, чтобы изобретенное, начертанное, написанное на что-нибудь в натуре было похоже. Подражание натуре т.е. похоже на что-нибудь.

23. Утро. Среда. Буду служить. См. Хр. Чтение 1825 г. Письмо диак. Ферранда.

Промысл вседержащий и управляющий всеми событиями. Содержание поучений для оглашенных – у древних.

Прежде всего учители должны были преподать оглашенным общие истины веры христианской и раскрыть исторически тот план домостроительства Божия, который изложен в свящ. книгах В. И Н. Завета. Им изъясняли цель сотворения мира и назначение человека в оном; раскрывали свойства человеческой природы и особенно доказывали бессмертие души; учили тому, – как Бог награждает добрых и наказывает злых, и, следовательно, говорили о необходимости покаяния и добрых дел, об отпущении грехов и т. п.; представляли в пример добродетели и подражания ветхозаветных праведников и открывали бездну милосердия Божия, по которому Господь чрез Единородного, сшедшего с небес, страдавшего, воскресшего и вознесшегося на небо, сына Своего обратил род человеческий от тьмы неведения к Свету истины и от рабства греховного в свободу славы чад Божиих.

Их, как детей, вели, можно сказать за руки, через весь В. И Н. Завет, и потому открывали пред ними список и подробно излагали содержание всех канонических книг. Но преимущественно им старались внушить правила нравственности, дабы они знали, как вести себя после крещения. – Что касается до таинств, то их скрывали от тех оглашенных, которые стояли еще на первых степенях. Когда же они достигали состояния ищущих крещения или просвещаемых, то учили их молитве Господней, чтобы по крещении своем, они могли относиться к Богу не как рабы, но как свободные чада Отца небесного. Преподавали символ веры, как свидетельство того, во что веровать им, изъясняя члены его и цель изучения – учили тому, что значит отречься сатаны и сочетаться Христу, что значит быть запечатленным печатью даров Духа Св., и чем может быть сохраняема и сокрушаема сия святая печать. Наконец уже им давали краткое понятие о таинствах, к которым они приступали, оставляя полное объяснение их до последующего времени.

Из Творений св. отцов все – слово в слово – можно и должно брать, – и давать как свое – своим.

После вечерни. Опасение прошло. Шутить – без внимания делать ничего не надобно. За малое, но незаконное дело недолго большой ответ дать.

24. Утро. Четверток. Доселе нет никакого распоряжения. Доселе нет никакого подтверждения.

Городничий получил о присяге Государю Императору Александру Николаевичу и Наследнику Его Николаю Александровичу, – он получил, а я нет, и потому я в маленьком недоумении, как завтра давать и брать присягу.

24. Продолжение. Странно. Совсем было прошло опасение, но ныне возвратилось, хотя не в такой мере, в какой было оно в первый раз.

Все видно приходит и уходит, уходит и приходит.

Вот и это перо, которым пишу, вчера никуда негодно писало, а теперь очень порядочно стало.

Нынешний день у меня голова вся битком набита разными раз – неуспел дописать, потому что поехали целые десятки троек в Мологу – отдавать в солдаты. Народу провожает очень много. – Так у меня голова набита разными разностями, то неприятными, то тяжелыми. А часто так бывает: все нет дел, вдруг явится их тьма – как облака от большого ветра.

Впрочем, нужно только голову держать прямо, не махать ею то на ту, то на другую сторону, и – все нипочем. При присутствии духа все пойдет и пройдет в порядке, не цепляясь за тебя. – Утвердись на чем-нибудь, – и ничто тебя не сдвинет.

Вечерня скоро. Перо опять скверно пишет. А я терпеть не могу скверного пера, и потому перестаю писать.

25. Была присяга Государю Императору Александру Николаевичу и наследнику Его Н. А. – Перед обеднею панихида, после обедни Манифест, наконец и присяга. Молебна не было.

Опасение не прошло. Господи, благопоспеши и избави!

5. 2-й час. Суббота. Я имел неблагоразумную отважность съездить на сутки в Ярославль – по плохой дороге на почтовых. – И там же тотчас сделался болен, а домой приехал еще хуже.

Теперь становится лучше.

6. Воскресенье. Утро. Что же я? – Пора, пора.

Чувствую себя хорошо.

Люб. друг, всмотрись хорошенько! Снимая с натуры, вы схватите ее душу, силу, жизнь; копируя мои произведения, вы будете копировать мертвую природу. Так говорил один учитель живописи ученику, который, учась, копировал его картины. Лучше хоть маленькое, да свое; хоть что-нибудь, но только живое, из жизни.

1-й час. Все готовится к ополчению, и все державы трактуют о мире.

От кашлю записать:

Камфоры 6 золот.

Нашатырю же 6 зол.

Селитры тоже 6 зол.

Все это в полштофа вина хлебного всыпать и эти помазать подошвы ног и потом надеть чулок шерстяной. Тепловатый. Можно это сделать раза три в сутки.

6. продолжение. 3-й час. – В Современнике в статье: Церковныя распри во Франции, – между прочим сказано: Он (Папа) должен понять, как опасно посягать на неизвестность какого бы ни было верования; как опасно преобразовать в догмат свободное верование, хотя бы и всемирное, как бы доказывая тем неполноту в самом символе католического исповедания, незамеченную в течение нескольких веков. Не значит ли это поколебать самую веру?

Вечер. 10-й час. Учение, особенно учение догматическое должно быть основываемо на догматическом веровании церкви, а не на мнении Ея.

7. Утро. Male. А погода прекрасная, следовательно, не от погоды.

Во сне – мальчик со мною обедал, и, наевшись досыта, ушел от меня.

Ноги поутру опять беспокоили меня, и от их беспокойства я сам неспокоен, не знаю, что и делать. Впрочем – средство одно, да одно. Оно, если не уничтожит, то ослабит, уменьшит болезнь. – Господи, сохрани меня!

2-й час. Слава Богу, мне лучше. – Но всего лучше не быть больным никогда, а это зависит от меня.

Вечер. 9-й час. Чувствовал неприятный жар. Теперь он прошел. Наших нет. Мне думается и не придут ныне.

8. Вторник. Утро. Я совершенно здоров. Но в ногах все еще есть немного. – Это, кажется, больше от желудка.

Готовлюсь служить, по случаю погребения, обедню преждеосвящ. на кладбище.

Журнал надобно сделать для записывания богослужения.

Спустя полчаса. По мере согревания живота согреваются ноги.

После обедни. Служил, и служил хорошо.

Советуют маслом дерев., настоянным на почке березовой, мазать ноги. – Что вино так настоянное полезно от порезов, ушибов – вообще от ран, – это я сам испытал. А на масле настоянном, не знаю, полезно ли оно от ревматических болей, от разных ломот.

9. После обедни. Была панихида по царю. Перед нею говорил я поучение о царе.

Больше недоволен я, чем доволен.

Спустя часа два. Чего – чего я в век свой не затевал: символ веры хотел объяснять, потом литургию и прочие службы, и уже написал проповеди две-три, после хотел писать беседы Катех., и написал их довольно; и затевал беседы на разные манеры. И в Рыбинске было много покушений. Кажется, все перепробовал.

Чем же все мое кончится? Ужели ничем? Нет, во чтобы то ни стало, буду заниматься тем, для чего переплетены Начатки Христианского учения. Господь благодатью своею поможет мне.

В плане проповедника нужна не столько строгость в последовательности истин, сколько искусство в выборе предметов. Чем назидательнее излагаются истины, тем планы лучше.

Для приход. Священника ни катехизический, ни систематический план не годится: у него должен быть свой особенный. Какой же?

Вот что главное требуется от плана: чтобы излагаемы были не те истины, которые важнее по себе, но которые необходимы для усовершенствования народа, которые прямее и вернее руководствовали бы его к дальнейшему образованию. – Что для народа, по твоему усмотрению, нужнее и полезнее, о том и говори скорее. – Говори о том, чем слуш. тотчас же могут воспользоваться для себя. Дай пищу и питие – хлеб насущный.

4-й час. Странное у меня явление, впрочем, оно не в первый раз: после больших трудов уши закладывает: точно в них есть что лишнее, им не принадлежащее. Думаю, от слабости. Но ведь я теперь совершенно во всем чувствую себя хорошо.

И большею частью, или какое – большею, только именно до обеда. А как поем чего, тотчас проходит.

Да, сейчас закусил и прошло.

10. Четверг. Здоров. Но ноги… нет, надобно опять приняться за ванну.

Спал некрепко. Особенно после 1-го часа. И все ноги причиною.

Сейчас я помазал ноги водою соленою, и теплее стали.

11. Утро. Ныне встал с теплыми ногами. Видно, одно причиною всему.

Из Московских Ведомостей. Какой-то француз Петье пишет:"я верю в волшебную силу взгляда. Животныя покоряются взгляду человека. Ни один солдат не мог выдержать взгляда Наполеона. – «Отсутствие смягчает недостатки, о которых уже не приходится терпеть, и возвышать достоинства, о которых сожалеешь; оно – искусный живописец, возвышающий красоту, не в ущерб сходству. «Провидение вложило в сердце женщины столь решительное призвание врачевать страдания, что казаться несчастным есть средство понравиться этому сердцу. «Самый умный человек, если его хвалят, также поддается лести, как ворона в басни Лафонтена»

9-йчас. По утру, на тощий желудок ничего не надобно есть холодного, сухого. Надобно пить и есть согревающее.

После обедни. – В оставление грехов...т.е. так причаститься, чтобы мне грехи были оставлены, прощены, и чтобы в жизни будущей мне жить со Христом. После. Нет, чтобы мне жить вечно, т.е. наслаждаться вечной жизнью, вечно радоваться, благоденствовать.

11. Продолжение.

На высоких местах стоящие легко забываются, т.е. легко забывают, что они люди, якоже и прочие человецы.

Не лучше ли менее высоким быть, а более полезным. – Конечно, с высоты и видеть и делать можно больше. Но – у многих на этой высоте голова кружится, многим дурно делается.

Какая тебе польза, что Господь помянет тебя во царствие Своем? – Великая. Непременно какую-нибудь благодать или милость получишь. – Знаешь, какую от Бога пользу получил благоразумный разбойник от того, что попросил Христа, чтобы Он помянул его в царствие СвоемДнесь со мною будешь в раю. – И ты если не сейчас, то со временем будешь; а и теперь, еще в этой жизни, получишь что-нибудь, что нужно, что требуется тебе для спасения.

Отец слышит молитву твою, ради заслуг сына Своего слышать, – Духом Св. слышать. Без Духа Св. молиться не можем: Он споспешествует нашей молитве. О чесом бо помолимся… Ради только заслуг Христа исполняют нашу молитву…

12. Утро. После обедни. Погода снежная. Я не в погоду.

Искренний что такой? Тот, кто говорит то, что у него на душе, чисто сердечный человек, нелицемерный.

Кто же искренний писатель? – Который пишет то, что чувствует, сознает.

13. После обедни. Вот тебе раз. Ошибку сделать. Вместо прежних поучений послать новыя.

Видно, старое лучше.

18. Утро. Некогда было писать, потому что был занят делами по церкви, служил, писал проповеди.

А все не так выходит, как бы хотелось, как думалось, – Так писать, как хочется, нелегко; для этого надобно долго думать. А мне некогда было думать. И потому писал на скорую руку.

На днях пришел ко мне брат Михаил.

У А. Ильича взято 3 р.сер. Да у Ельниковых 35р.сер.

А утро все не походит на вечер. И мало вечернее отзывается по утру немного.

У нашего собора стоят рекруты. Мне все думается, что будет мир.

После обедни. Помощь наша от Господа, сотворшаго небо и землю.

19. Утро. Суббота. Вчера исповедовался у меня мещанин – больной. Грудь болит у него и весь слаб. Теперь ему лучше стало. Он стал пить салсепарельный настой на вине – рюмку по утру на тощак и рюмку перед сном.

После вечерни. Погода ясная, но очень ветрена и холодна.

Я что-то не весел, чем-то будто недоволен. Кажется оттого, что пообедал не в сладость. Да и притом же служба тяжелая предстоит.

20. Вербное. Утро ясное, но холодно. Я мог бы писать, но уж поздно, не успею. Спал, впрочем, я не совсем хорошо.

После обедни. Читали Воззвание Св. Синода по случаю Государственного ополчения. Народу было очень много. Читал я с кафедры.

Блажени кротцыи. Что такое кроткие? – Молчаливые? Это больше внешняя кротость. Которые не сердятся ни на кого?

И это не все.

Когда трудно высказать характерическую, отличительную черту предмета, тогда хорошо выразить эту трудность по средством вопросов: то ли это? Или – это не то ли?

В приступ непременно должно быть сказано, выражено, изъяснено то, почему я хочу об этом предмете говорить. Это известно. А часто приступа такого не бывает. Он и не нужен иногда, когда предмет очень нужен, очевидно нужен.

И так потребность говорит, нужда говорить непременно должна предшествовать всякому предмету. Иначе выражусь: непременно надобно иметь какое-нибудь побуждение, истинное, сердечное побуждение к писанию, к сочинению, к беседованию.

Буду говорить, потому что нужно сказать об этом, или – потому что мне приятно говорить об этом, люблю я говорить об этом.

И так говори или для других, или – для себя: в том и другом случае польза общая для всех.

21. Вечер. В понедельник. Хочется завтра сказать поучение – о покаянии. Хочется, но едва ли напишу. Точно находит на мня что, столбняк какой-то. Не пишется, да и только. Зато иногда и другое – находить как будто что-то. При всех неудобствах, при всем безвременье легко пишется.

Спокойствие духа, веселее сердца, куда как важны, нужны при сочинении. А этого теперь у меня немного. Да мне что-то не веселится. Чего-то будто у меня не достает; чего-то я будто не получил.

22. Утро. Спал много. Но спал все не богатырским сном. Брата Егора видел во сне. – Ноги все не в нормальном положении, хотя почивал их вчера в бане маслом деревянным, настоянным на почке березовой, потом соленою водою ночью. – Думаю от желудка этого недуг, потому что желудок у меня теперь не совсем исправен.

Поучение не пишется, хотя я совершенно свободен, ничем не развлечён, и при том не служу обедни.

После обедни. Поучение не говорил, потому что не написал, даже не начинал писать. Служить самому лучше, чем стоять службою.

24. Великий четверток. Утро. 4часа. Я здоров. Только с вечера спал не совсем крепко. Во сне видел тоже, отчего я бываю на яву не здоров. Впрочем, быть может, это болезненное уже прошло. Видел Академию свою. Был в Ярославле. Пил вино и жалел, что пил. После встал хорошо, весел, покоен, и старался заботиться только том, чтобы не пить вина. А товарищи располагали к тому. Словом, спал я некрепко.

После утрени. Утро хорошенькое, приятное, благодатное, легкое, хотя небо не совсем чисто.

Буду служить позднюю – рано в 9 часов – ради причастников.

Вчера с вечера кушал я препорядочно, с большим аппетитом, хотя и не до сыта. Думал даже выпить вина сто маха ради – и будущих недугов его. Однако обошлось и без вина, так что в нем ни малейшей нужды не оказалось.

Завтра и В. Пятница, и Благовещение. Обидно думаю в 11 часу. Плащаницу в 3 часа.

25. Служил у Казанской. Благовест с 12 часов. Плащаницу выносили после обедни. Теперь 4-й час. Сейчас из церкви. Устал. Впрочем сносно.

Погода хорошая, как и вчера была.

26. После обедни, которая начиналась в 12 часу, говорил поучение.

Погода еще лучше вчерашней.

Вечер. 8-й час. Вот и пост прошел. Особенной тягости не чувствовал я в нынешний пост. Уставал, но не так, как прежде, бывало. Прежде, бывало, до упаду уставал.

27. Утро. После утрени. 4-й час. – Вот и Пасха наступила. Говорил я поучение за утренею. Два часа остается до обедни. Разве не написать ли что-нибудь? … Боюсь, чтобы не устать слишком. – Полежу, подумаю.

4-й час. – Нет, ничего не написал, потому что спал – дремал, и потом еще, что обедню позднюю, начали в начале шестого часа.

Хождение на нынешний день кончились часа в два. Ходили скоро. Погода несколько изменилась, стала прочнее. Впрочем, довольно хороша.

Не сердце ли наше горе б в нас, егда глаголаше нама на пути… Не горело ли в нас сердце, когда …

Жар сердца есть знак сильнаго движения, возбуждения, убеждения. – Поелику говорил Христос, то от этого и трогала так нас речь Его.

28. Понедельник. Св.Пасхи. Утро. Благовестят к ранней.

Есть у меня поучение печатное. Но говорить его не хочется, потому что не нравится. Да, не нравится. Надобно так писать, чтобы написанное всегда нравилось, интересовало.

20.Весь день прошел в трудах.

30. Утро. 5-й час. За то всю ночь спал. Вчера шел дождь. Погода теплая. Снегу много сошло. Буду служить обедню – прямо после утрени.

31. Утро. После обедни. Прекрасная погода.

Апрель

1. Вчера вечером лед на Волге проснулся, а ныне утром немного.

Да, забыл. Ноги у меня хороши с первого дня Пасхи доселе. Не знаю, от чего.

1. Продолжает. Вечер. Не знаю, который час. Часы стоят. И лед на Волге стоит.

3. Воскресенье. Лед на Волге сошел. Шёл н постоянно ровно, без всякой задержки. Это, говорят, хороший признак: легкий будет год.

6. Среда. Утро. Другой день погода дождлива. И ужинать, т.е. закусывать много перед сном не надо. Надобно так делать, чтобы поутру был аппетит тотчас.

9. Суббота. Утро. Погода мрачная, небо облачно: впрочем, тепло, не как вчера. Я с пол часа гулял – с удовольствием.

За журнал надо послать; в Зарайск о получении пенсии.

10. Вечер. 9-й час. Из современника.

Ныне я говорил поучение, в котором касался современных военных дел.

Поучение не было задумано вечером, а написано по утру, с одного маху; не успел даже и прочитать написанного; в церкви уже прочитал.

Завтра служить не буду.

12. Вторник. Утро. Хорошее утро, хотя небо покрыто прозрачными облаками. Вчера весь день болела у меня голова. И теперь не совсем еще хороша.

8-й час. Погода еще лучше.

А копии все еще не посланы. Пора. Вчера голова помешала заняться. – Не сказать ли завтра поучение?! Почему при провождении умерших поют Святый Боже? – А до Вознесения – Христос Воскресе?

13. После вечерни. Поучение говорил, в котором, и о войне напоминал. Впрочем, не о том говорил, о чем вчера думал. Вот о чем говорил ( сам хорошенько не могу выразить в коротких словах то, о чем говорил):это на пустая трата, что мы и гробы умерших украшаем, и их в ризы хорошие одеваем, и многое другое в знак нашей любви и почтения делаем – такое, что должно вместе с ними истлеть, и забытым быть. Доброе дело сделала она для меня. Нищие бо всегда имате с собою и пр. Мф.26 гл.

14.Четверг. Толкование Еван. И Пр. вот важный источник.

Собрать все указы, изданные для руководства, и отдать переплесть. Сутки-двое не больше для этого нужно. А хорошо, и покоен буду, и затрудняться не стану.

Со вчерашнего дня Петя стал ходить учиться.

16. Суббота. Вчера с после обеда голова была у меня очень тяжела, особенно вечером перед сном. Причины этому не знаю – разве не от того ли, что не было, или мало было на низ.

Утро. Встал хорош.

Погода стоит хотя ясная, но холодная!

Ф.ИВ. Одежникову дано заимообразно 90руб.сер, взято обратно 20 руб.сер.

Проповедника к завтрему нет.

Блажени не видевшии, и веровавше. Почему? Всего того, что нужно здесь для спасения, для спокойствия видеть нельзя, невозможно. Как же убедиться, увериться, узнать это? – Верою можно. Горе тому, кто не может веровать не увидавши, счастлив – блажен, кто может, потому что он может себя спасти, успокоить.

Деньги надобно приобретать, и приобретенные беречь, употребляя их только на нужное. Почему надобно беречь? – Потому что при деньгах можно много добра делать людям. Иному иногда рубля сер. недостает для счастия. Дашь ему, и он счастлив, весел. А этот рубль как мало значит для некоторых.

Береги деньгу для счастия – на счастье других, когда у них будет черный день.

17. Воскресенье. После обедни. 1-й час. Поучение, обычное т.е. перед обеднею написанное, говорил.

Я что-то не в духе, чем-то не доволен.

2 й час. Чем-то недоволен, чем-то недоволен…Собою недоволен. Да, собою недоволен. Довольство собою – наше слава, наше богатство, наше все. А чтобы быть собою довольным, надобно трудиться, трудиться, работать. Ты поработал, потрудился, покорпел, попотел? – Ну и довольно, и будет с тебя, и будь доволен.

18. Вчера был очень теплый день, а ныне очень холодно.

Из журнала. Можно сказать, что охота, с которою артист занимается своим произведением, есть верное ругательство за его достоинство.

Надо бросить все прежнее, а писать так, как говорится, писать прямо с натуры, – не писать, сочинять, а записывать, списывать.

Весь день, с самого раннего утра дует сильный ветер, северный. Н.П. говорит, непременно у Севастополя ныне большое сражение.

19. Ветер утих, но все холодно.

Все, чего вы в молитве просить будете, верьте, что получите, – и будет вам. Мар.11, 24. Вот дерзновение.

Чему мы из этого научаемся? Что следует из этого?

20.4-й час. Хотите хоть какое-нибудь иметь понятие о Боге? Посмотрите на мир, и судите, каков должен быть тот, Кто сотворил этот мир.

20. Продолжение. 4-й час. Досадую, серчаю, что свадьба не едет.

21. Утро. Надобно бы раннюю ныне.

Праздник и разрешение вина и елея. – Как Церковь заботится о нас! Определяет, назначает, когда что есть и пить, и сколько.

Не о душе только заботится, но и о теле. Ведь для спасения души нужно и телесное здоровье.

Чем больше праздник, тем больше она, или тем вкуснее слаще, питательнее пищу и питие назначает. Почему? – В большой праздник больше труда, и потому надобно побольше – труда ради бденного. Чем больше праздник, тем больше веселия духовнаго. А ведь при веселии телесном и душе как-то веселее. На тощий желудок, при большом утомлении, и духовная радость – скучна материя. Голодному не вкусно веселие.

Чем меньше праздник, тем меньше, скорее служба, след. тем меньше утомления, труда, и потому меньше и пищи и пития. Не трудивыйся да не яст.

Еще. Надобно обратить внимание на известнейшия, употребительнейшия Евангелия – Праздничныя. Многие знают их наизусть. а не знающие скоро узнают, если обратить на их внимание.

Впрочем, надобно лучше все Евангелия на известный случай брать для беседы, или по крайней мере полную, целую, отдельную часть его.

Посему и прочая разумевай.

Например, молитву Господню – Отче наш; лучше всю в одной беседе объяснить, чем каждое прошение отдельно.

При отдельном на каждое прошение объяснении или не обратишь внимания на объясненное, ил, занявшись им, оставишь, пропустишь без внимания прочия.

Надобно еще, чтобы объяснения так были тверды – известны, как известно, твердо объяснимое, чтобы читающий или слушающий или поющий не лазил в карман за объяснениями.

После обедни. И никогда не надо много беспокоиться о житейском, т.е. о том, чем и как жить: ищите прежде…, и вся сия приложатся.

Но особенно надобно отлагать, оставлять всякое житейское попечение в церкви – на молитве и дома. – А тут-то как нарочно и приходят на мысль всякие попечение.

Вечер. 8-й час. Попался мне в руки, – когда я искал какой-нибудь книжки для прочтения, – печатанная книжка моих поучений. Странно, бывало, я любил перечитывать поучения, а теперь не хочется, и очень не хочется. Как же я хочу, чтобы другие читали?

Да, я не доволен, и мне больно чувствование этого недовольства. Как же я хочу, чтобы другие были довольны?

Досадно на себя, что я недоволен собою, и – странно готов досадовать на других, что недовольны.

Да еще простее, еще искреннее надобно писать. Надобно так писать, чтобы не видно не заметно было, что написанное писано, сочинено. Образец для этого Св. Писание.

23. После обедни. Помяни, т.. сделай участником хоть немного, хоть в чем-нибудь, хоть каким-нибудь участником.

Почему важен для нас Символ веры , и для чего мы так часто повторяем и прежде всего заучиваем?

27. Утро. Вчера, в 12 часов возвратился я из Ярославля на пароходе. Туда и оттуда ехали прекрасно, покойно. Только под конец – под самым Рыбинском досталось нам. Вдруг поднялась ужасная буря – с сильным ветром, с градом, который переколотил в городе много стекол, и который поколотил и меня препорядочно. Страшно было. Но, странно, я ничего не боялся. Ждал – вот сейчас пройдет все и утихнет. Боялся я только за капитана и лоцманов, которые работали изо всех сил и не могли себя укрыть от града. Град до того был крупен, что не давал мне перекреститься.

Я почти рад был, что мне привелось испытать, вкусить, попробовать бурю на Волге.

И еще услышал в Ярославле подтверждение на то, что надобно мне писать еще короче, простее, ближе к понятию народа и потребностям его, имея, впрочем, непрестанно это правило: скажи и докажи.

И дети иногда спрашивают, от чего это, почему, для сего.

28. Утро. Утро хорошее, теплое, весёлое, улыбающееся, тихое, покойное. Я не в погоду.

Людей много пустых на свете. Да, пустых, ничего не стоящих, ничего не ценящих.

Как сохранить спокойствие при встрече с подобными людьми?

Не от собственной ли пустоты – пустоты сердца люди пустыми кажутся? – Кажется, так.

28. После обедни, после отдыха.12 час. Теперь другое дело. Объяснение справедливо.

30. Суббота. Утро. Вчера был брак Ив. И. Ельтекова. А дальше писать, не знаю что. Брак был в Соборе. После брака обед прекрасный. После обеда пришел домой. Я был весел, потому что… Потом я уснул, и спал до 6 часа. Вставши, гулял я по бульвару. Наконец вот я пишу, галиматью пишу, потому что, не знаю, что писать, как сказал выше.

Май

1.Утро. Майское утро. Вчера вечером, после всенощной я начал купаться – в ванне. Ванна оживляет меня.

Кто из Святых, существ невидимых, ближе к нам, внимательнее? – Ангел хранитель.

А мы каждый день просим себе Ангела мирна…

4. Среда. Отдание Пасхи. Утро. Дни стоят красные, теплые.

Ныне поутру было затмение, начавшееся в 4 часу.

Третной список к Владыке. Я видел его во сне.

5. После обедни. Порывался написать поучение на Праздник, писал, думал, – но не мог дописать, хотя встал в4 часу.

Мысль светлая, определенная если есть в виду, пиши; а то нечего попусту и мучиться. Для большего, с подробностями сочинения, я не сочинен, а так кое-что немножко, маленькое, что-нибудь – рады стараться.

5. Продолжение. Вечер. «Не позволяй миру души твоей зависеть от людских речей. Делай добро и надейся на правосудие Божие. Приучай душу твою терпеть несправедливость и тело – сносить боль.

«Храни твое сердце от всякого пятна, и очищай волю молитвою, как золото очищается огнем. В ней наша сила; в ней источник нашей нравственности. В ней почерпнешь ты внушение, как вести себя в жизни, и вдохновение, сообщающее гению зародыш прекраснейших созданий; царствие Божие внутрь нас, говорит Евангелие. Лук.17:21»

«Можно лгать, когда говоришь: нельзя обманывать, когда поешь».

Из Москвитянина 1855г.

8. Воскресенье. Утро. Погода стоит прекрасная. Май стоит за себя.

Думаю, побывать в Ярославле по делам церковным и братским.

Странно. Ныне поутру, сейчас меня занимала такая мысль, которая в прошлом году, этого же месяца, 9 числа была записана у меня. – Да, наши поучения к народу тогда будут народны, когда они проходят на духовную песнь, когда их можно петь. – Впрочем, довольно…Пора в Церковь.

После вечерни. Так жарко весь день, что я весь в поту.

Первый день такая жара.

Говорят, Владыка к нам будет числа 16 сего месяца.

14. Суббота. Родительская. Пятый день я нездоров.

Погода стала холодная.

Вечер. Ныне надобно заняться записками О. Протоирея Матфия.

15. Воскресенье. Пятидесятница. Утро. 5-й час. Холодно, но ясно. Я здоров.

Средства для получения благодати Духа Св., или все равно помощи Его:

1) Повседневныя – а)молитва, непрестанное средство, б) чтение и слушание Слова Божия – как можно частое.

2) Принятие Таинств, особенно исповедь и СВ. Причастие.

Я ныне и во сне с каким-то доктором разсуждал о том, что от докторов надо непременно требовать, чтобы они раз в год приобщались или чаще. Они лучше были бы.

Ждем Владыку, который, как слышно, будет ныне или завтра.

После обедни и вечерни. Слава Богу, отслужил хорошо.

16. Утро. 4-й час. Сейчас ударили к утрени. Утро холодно, как весь день вчера.

8 час. Погода понасупилась. Вот Владыка не приезжал, когда дни хорошие были. В худую-то погоду и хорошее покажется худым. Я впрочем не в погоду. Як... Ну так и Владыка не по погоде будет смотреть на все.

Проповедь чередная так плоха, что из рук вон,. тоесть с кафедры было долой ее.

Дождь идет, тихий, небольшой. Пора и мне идти – неторопясь, не спеша.

Завтра день кончины Батюшки моего.

17. Утро. Маем не пахнет. Холодно, хотя ясно.

Что мне пришло в голову: дом не продавать, а передать надобно, сказав в передаточной о пособии таких... мне, чтобы я передал его в церковь.

После обедни. Уж как начнет в иной день приходить мне в голову, то успевай лишь принимать.

Еще пришло что: впрочем это старая песнь.

Да, старая песнь. Песни всего скорее приходят на память. Разумеется, надобно, чтобы оне твердо были заучены.

Впрочем, я ныне не в духе, готов сердиться; кажется от того, что нездоровится, а нездоровится решительно не знаю от чего, нет никакой причины быть нездоровым. Только и есть, что погода холодная, неприятна.

Вот, впрочем, что заставило меня писать: мне хочется записать на память, что поучения надобно писать на случаи настоящие, близкие очевидные, объясняя, излагая, обращая в них или при них нечто, что не ясно, не понятно, что забывается, опускается.

18. Утро. Дождь небольшой. Теплее стало. У меня признаки геммороя. За то мне легче стало – и голове и пояснице. Vos еgо.

Вечер. Возлюбим друг друга, да единомыслием... При этом случае разсуждать о гневе.

И о чем нельзя беседовать на основании Литургии? Все почти учение веры и нравственности можно изложить так.

18. Продол. 7 й час. Владыки нет. И не думается, что приедет.

8 час. Нt знаю, чем заняться. А надобно чем нибудь.

Чем бы? – Аа, вспомнил сейчас. Завтра почта. 19. Утро. Потеплее, но не много сумрачно, туманно. Теперь 5 час.

Кажется, Владыка ныне приедет – судя по моему сну. Хлопоты будут, но они кончатся ничем. В исходе 5-го стало ясно.

Думаю, погода будет ясная весь день, потому что я чувствую себя хорошо.

После ранней, которую я служил. Погода действительно сделалась ясною, хотя долго лучи солнечные тягались с туманом.

Надобно когда нибудь написать вот о чем: мы часто боимся, тревожимся, безпокоимся, чтобы не случилось того, другаго, третьяго. Как же себя успокоить?

и. Может быть, не случится не будет того, чего мы боимся.

Прежде много раз многаго боялись, безпокоились; но проходило все, не случалось, не сбывалось, может быть, и ныне пройдет так. Мы любим все увеличивать. У страха глаза велики.

Но есть признаки, есть предвестники, есть много такого, почему можем – имеем основание бояться, ждать, безпокоиться?

2) Чтоже пользы, что ты безпокоишься? Безпокойством не отклонишь опасности. Как ни тревожься, как ни мучься, – ничего не сделаешь. Если чему быть, то будет.

Что же мне делать, когда не могу не безпокоиться?

3) Бери все осторожности против опасности, проси Бога, чтобы Он отклонил опасность, и – успокоишься, не думай больше, скажи: да будет воля Твоя.

Не могу не думать, невольно приходит на мысль, не успею успокоиться, как тотчас опять начинаю?

Припомни, что сказано: и) может быть, не будет того, чего боишься. 2) Безпокойством не поможешь ни себе, ни другим, – и вспоминая это, проси Бога об отклонении.

А если опасность очевидна, неизбежна, несомненна, если избежать ее невозможно? – Проси, молись Богу, которому все возможно. С молитвою к Богу не страшна опасность, и умирать хорошо тому, кто умирая не престает молиться, непрестанно ограждать себя крестным знамением. Тому некогда много тревожиться, у кого молитва на уме, кто часто молится.

Вечер. 6й час. Скоро ко всенощной. Чтобы написать? Не знаю что. – Начало – важное дело в деле.

20. После обедни. Действительно, начало важное дело в деле. И потому я хочу с нынешняго дня начать.

Странный какой сон видел я ныне. Будто я ехал с каким то немцем. Едем по большой дороге, на которой ужасно как много снегу, или лучше сказать вся она возвышенная, или высокая дорога из снегу. С нее мы съехали и прямо в комнаты немца этого, где видел я его семейство, и мальчика чудненькаго, который будет будто нас угощать. – Что это за вздор?

Диэта, диэта, что такое диэта?

21. Утро. Хорошее, ясное, теплое. Непременно, как я задумаю о диэте, тотчас на обед какой нибудь богатый пойду. Так вчера и случилось.

21. Продолж. Собираюсь служить на кладбище. 5 лет, как умер о. Иоанн. Пять лет – будто и много и мало. Пять лет уж; пять лет только.

22. Утро. Перед обеднею. Крестный ход ныне. Погода стала хорошая, майская.

Читал Творения Св. О. – Журнал. Митрополит Филарет все короче, все не много сложнее пишет. Приметно, пишет он в один присест, в один .прием.

Да, надобно благовествовать всем. Вчера вечером думал я написать поучение о силе креста по случаю крестнаго хождения около всего города. – Совершать крестное хождение круг всего города – тоже что творить на себе крестное знамение. Так ли? – Ограждать себя крестным знамением – ограждать город, селение, место крестным хождением. Крест и прогоняет – освобождает от зла, губительства. Но мне пора в церковь. Текст хотел избрать Воскресный, дневный (неделя ныне всех святых). Всяк иже исповесть мя пред человеки... Мф. зачало 38.

После крестнаго хода. Легко совершал, только не много посердился.

Нельзя без этого. Впрочем и теперь сердитенек я не много.

А кажется все обстоит благополучно. Буду обедать у ратников. Почти пора идти. Странно, Казанские прихожане препорядочно бесят меня.

Впрочем теперь я забыл все. И весел пойду обедать.

23 Утро. 9 час. Владыка будто приедет к нам 25 числа.

А у меня обед за обедом. И ныне придется идти на обед.

За то обещание за обещанием.

24. Утро. 13 лет, как умерла Надежда Ивановна. А будто это было так не давно.

Ныне видел я ее во сне, или слышал о ней во сне, а самоё не видал.

Думаю ехать в Ярославль.

Не знаю, как смету делать для построек. А были случаи знать, и не обращал внимания.

Вот уж именно всякое знание пригодится и не плюй ни на что,

30. Препорядочно.

31. Медленно я поправляюсь. – Тучи с сильным ветром. Замечают, что если туча в полдень находит, то она почти всегда с сильным громом или с ветром.

После вечерни. Учись сносить несправедливости людей. Куда как хорошо с чистою совестию. Не худое дело и здоровье хорошее.

Вечер. 8 час. Куда как хорошо рюмка ко времени, умеренно. А как вредна она не впору и не во время.

Июнь

1. Сейчас (8 ч.) из церкви. Служил раннюю. Слава. Богу. – Обедня всегда меня успокаивает, ободряет, оживляет. Но никогда так не чувствую ея благодатнаго на себя влияния, как после каких нибудь тревог, безпокойств, опасений. Обедня для меня баня паки бытия.

2 час. Вчера выпил стаканов пять горькой воды,. ныне два.

2. II ныне раннюю. Взято мною – 1 р. сер.

Обедал у имянинника Александра Ив. Сыроежина. Хороший обед не худое дело.

Погода теплее стала.

5. После вечерни. Недавно приехали из Юги, куда вчера я ходил пешком, где слушал всенощную; ныне служил там обедню. Утомился, но чувствую себя хорошо.

Как думал – ожидал, так и случилось.

Такого душнаго дня еще не бывало, каков нынешний, впрочем он стал таким часа с четвертаго. Теперь седьмой.

7. 4-й час. Сейчас уехал о. Александр. Погода стала прохладнее.

11. 4 час. Все ждали Владыку. В понедельник или во вторник будет непременно.

12. Воскресенье. – Дни хорошие стоят. Вчера я был ни то, ни се. – Думаю, нынче лучше будет. Буду служить на кладбище – по Петре Ив. Миклютине.

Проповеди не приготовил, потому что не готовил.

А в ногах все-таки чувствую что-то неприятное.

Это неприятное тотчас пройдет, если пойду – похожу, погуляю полчаса на воздухе.

Забыл записать. В Ярославле дал я мастеру-подрядчику на поправку шпиля 25 руб. сер. да 9 р. сер. за подводу, да 5 р. сер. за творения Св. Отцев.

Дров березовых взято у А. Л. Мухина ю саж. – деньги не плочены.

14. Новый год с.1 Января стал с 1700 года.

Владыка и ныне не приедет не жду я.

16. Вечер. ио час. Погода дождливая, небо все покрыто облаками. – Давно погода не хороша, не ровна.

19. 4 й час. Все такая же погода, небо покрыто облаками, временем дождь идет.

Сие есть дерзновение... 1Ин.5:14.

Дано Дмитрию – 6 р. сер. певчем.

20. Утро. Небо точно туманом покрыто.

23. Ждем Владыку и ныне частию, а завтра непременно, лотому что оффициально извещены о выезде Его из Ярославля в нынешний день.

24. Утро. Хорошее утру. Но я не в утро. Что-то не в духе я. – Все так мелочно, суетно.

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманием вокруг, такая пустая, ничтожная шутка.

25. Вчера вечером Владыка приехал к нам в и часов вечера. Встречею, собором очень был доволен. Я приветствовал краткою речью.

Ныне служил обедню. Службою очень был не доволен. Меня огорчил своим гневом, хотя я за службою – с своей стороны – не подал ни малейшаго повода к огорчению. – Теперь – 10-й час вечера; я совершенно себя успокоил, но давеча больно было мне.

Впрочем все к лучшему. Утренний холод освежил вечерний жар. Если бы владыка остался и по утру так доволен, как был вечером, то я слишком был бы доволен; а излишнее довольство не хорошо, как излишний жар в теле.

Завтра Владыка уедет – часов в шесть или семь.

Что сказать? – И жизнь, как посмотришь с холодным вниманием вокруг, такая пустая, ничтожная шутка.

Сказал бы еще кое-что, да не скажу... Нет, лучше бедным быть, да честным; лучше терпеть с обидою для себя, чем обижать. Сердиться можно, но обижать грешно – не должно.

26.. Утро. 6-й час. Утро прекрасно. В 8 часу Владыка уехал. Мы разстались мирно.

27. Утро прекрасное, но голова у меня не хорошая.

29. Погода не хорошая, и голова у меня не хороша.

30. Слава Богу, я здоров!

Надо купить изъяснение Литургии Богданова.

Только ныне я совершенно успокоился от встречи приема Владыки, от приготовления к Нему.

Не таким оказался Он, каким я Его некогда представлял. – Он изумил меня.

Бог Господь и явися нам. Пс.117:27. А на русском: Иегова Бог крепкий, и Он осиял нас. – Радость послал, благополучие.

Благословен грядый во имя Господне. – Да будет счастлив Царь Богом нам данный.

Благословихом вы из дома Господня. Благословляем вас... Из дому Г. т. е. из сокровищницы всякаго добра Или: из дому Г. т. е. мы, которые из дома Господня т. е. священники. Или: от Господа, Котораго вашим именем просили, Котораго именем благословение вам воз вещаем.

Июль

1. Утро. Благовестят к ранней. А я все продолжаю думать о Владыке.

Спал я порядочно. Встал покоен, здоров. – Можно бы заниматься моим делом мне, но то дела, то думы не дают.

Для ученых занятий нужно спокойствие, нужен досуг, необходима свобода духа и тела

У нас духовенство слишком развлечено и стеснено обстоятельствами, нуждами домашними, житейскими.

Впрочем мы духовные многих покойнее: у нас каждая копейка трудом добывается, трудом честным, необходимым. Монахи – другое дело. Многие из них... Да многие из них и не думают безпокоиться о насущном хлебе. Он всегда будет сыт и одет. В старости ему есть, что есть; в болезни – его прокормят. А мы тогда только сыты и одеты, когда в силах работать. При болезни и на старости мы беднее всех. Таким образом мы безпокоиться можем и очень – за будущее; за то в настоящем покойны – довольны спокойствием совести.

После обедни. «Ёздили с подпискою для золочения шпиля на колокольне. Судя по началу, кажется, дело состоится.

Сильный дождь. Я здоров, погода не действует болезненно на меня.

Морковь в похлебках, особенно сырой ея корень на тощак очень полезен гиммороидальным.

3. После обедни. Сейчас я сел три морковки.

Ждут Губернатора сюда ныне. – Встал я в 8 часу.

Проповеди не говорил, и жалею.

Не надобно самому себя защищать, охранять, если для этого нужно других марать, другим вредить.

Что-же делать? – Делать дела своего звания, исполнять свои обязанности, а защищение и охранение себя поручить, предоставить Богу, – и себя и других предать Ему.

Где же мне самому так защитить и охранить так, как Бог защитит и охранит?

Впрочем законным, честным, безвредным для других образом надобно себя защищать и охранять.

Вечер. 7-й час. Всего легче латин. кат. Главное не надо держаться порядка его, а следовать своему.

4. После вечерни. Я не в духе, потому что очень слаб, хотя не чувствую никакой боли. Грудь слаба, и голос слаб. С трудом служил вечерню.

Не понимаю, от чего это. От тревожных дум? – От безпокойнаго мышления? Может быть, может быть. Все один, да один; все не то, да не так, все про себя с собою думаю, размышляю, узнаю, разгадываю.

5. Утро. Прекрасное. И мне хорошо, и я покоен. Странно однако же, голос слаб, в груди нет свободы,

хотя она не болит.

Надобно купить смородины – черной и красной для наливки.

6. Продано книготорговцу 150 экз. иб кр. поучений по 25 к. сер. деньги получены, за вычетом 7 р. сер. за книги купленныя мною у него.

Покупают 500 экзем., а пожалуй и 1000, за чистыя. деньги. Я решаюсь продать 500, хотя дают дешево.

Что делать! Пусть пользуются книгопродавцы, пусть довольствуются желающие.

Чем больше будут расходиться книги, тем полезнее для меня. Больше узнают, больше будут требовать – покупать.

Шесть тысяч экземпляров может быть возбудят еще желание в шести тысячах. 6 эти родят другие 6. Дай Господи!

7. Утро. Третий день, как погода стала самая теплая, жаркая. Утро и вечер прохладные, благорастворенные.

Надобно бы искупаться, да боюсь. После вчерашняго сытнаго обеда желудок не совсем нормален.

1-й час. Иду в баню, и вытрусь спиртом яичным (ноги и руки).

9. С Пон. Матвея за квартиру ю сер. получено.

Погода ни то, ни се. Я то же.

10. Погода хороша. Я ни то, ни се.

11. Ныне было освящение воинскаго знамени для Рыбинской дружины. Освящение совершено на площади. Были тут иконы с хоругвями от собора и прочих церквей. Я говорил поучение – о силе и значении знамени – напутственное.

Надо послать в Москву рапорт об учениках. Петр Сергеев Федосов, Москов. книгопр. на Никольской улице. – Продано ему 500 экземп.

19. Утро. Вчера проводили Рыбинскую дружину. Я говорил им напутствие. Провожали с крестами и с иконами.

Вчера же уехали Клеопатра А. с своими. Погода хорошая. Вчера поутру мне нездоровилось. Вечер. 5 час. Хочется сказать поучение завтра. У нас две дружины.

20. Утро. Сейчас проводили их, совершив литию, окропив водою. Я говорил поучение, которое и отдал им.

Человек иногда не доволен, сердится так повидимому основательно, что думается это не приятное не пройдет у него. Никакими основаниями не может себя успокоить, да и не хочет он слушаться этих оснований – оправданий; напротив он вспоминает, отъискивает только то, что подтверждает его недовольство. И что же?

Чрез несколько времени само собою проходит недовольство. Тогда ничтожный случай его успокоивает, как прежде не важное сомнение возмущало его душу. Хорошее одно верно, постоянно, а худое приходит и уходит.

21. После обеда. Что делать в таком случае, когда человек на нас злится, злобно против нас говорит, язвительно насмехается?

Было погребение иногороднаго купца. Я говорил поучение о неосуждении других.

Ответ на вопрос. Терпеливо переносить, и успокоиться, и я теперь совершенно успокоился.

Впрочем надобно же прибавить хоть что нибудь, и прибавляю: злиться, злостно говорить, язвительно насмехаться многие могут, но незлобиво переносить не многие.

Впрочем мне, может быть, представилось.

Перед всенощною. А не сердиться то не могу, хоть дал себе недавно слово.

22. Утро. Со вчерашняго дня погода стала иная. Вчера шел дождь, и ныне идет.

23. Наши собираются в Ярославль. Теперь 10 часов. Надобно написать план.

Уехали в начале 12. Да сопутствует Господь! 23. Продолжение. Вот в чем план. В одном поучении продолжить вопросы, с объяснением важности, необходимости. В другом, следующем за тем, разрешать эти вопросы.

Я уже начинал этак писать, да не знаю, почему то бросил.

Люди гордые подобны тем, которые, идя по дороге, вовсе не смотрят вниз, а все глядят вверх.

И на обыкновенной дороге нередко попадаются преткновения, а на пути к спасению тьма их.

24. План тот потому был мною оставлен, что он неудобен – нехорош. Не всякий предмет можно так излагать, да притом и однообразие будет.

Мы молимся о себе и о других, чтобы Господь помянул нас во царствии Своем. – В каком царствии? – Какая польза от того, что Господь помянет нас?

12 й час. Наши в Ярославле. Надобно спросить, где они были в эти часы.

Я собираюсь к Орешникову на мельницу.

25. Утро. 10 час. Дожидаюсь лошади от Селецкаго на кладбище. У него ныне по теще.

Вечер. Собираюсь к имяниннице А. А. Саловой. Что-то нездоровиться. О, как я желал бы. Послал дяде Ивану десять руб. сер.

26. Вторник. Служу ныне – для себя. Спал очень порядочно. Делами мало занимаюсь, думами – много.

После обедни. А соленое – ветчина, колбаса, селедки и тому подобное вредно мне.

1 й час. Очень жарко. К счастию ветер порядочный.

Крылов басню свою: Дуб и трость, – переделывал до десяти раз.

Он сочинением басен занимался не непрерывно, не постоянно. Придет случай, который давал ему содержание басни, – он и писал. Заготовив басню вчерне, он долго перечитывать и переправлял новое свое сочинение, несколько раз переписывал ее на особом листке.

Гете советует, особенно молодым писателям, писать о таких материях, которые были обработываемы другими и сделались как бы общею собственностию всех.

И у Крылова нашего много ли не переводных басен.

7 й час. Тучи находят – по сторонам. Недаром давеча так жарко было.

После всенощной. Нужно когда нибудь поговорить о роскоши. Что такое роскошь.

27. Утро. После обедни надобно купить ягод, какия есть.

Куплена смородина черная, и налито вино на нее.

28. После обедни. Нет, ничем не стану лечиться. Диэта – вот лекарство.

Послать сестре Наталье пятнадцать руб. сер.

29. Пятница. Были случая три – четыре.

Утро было холодное, но ясное; чистое.

Смотрю, пишу в новыя очки. Не совсем ловко глазам.

Теперь в свои – и лучше, и легче.

31. Воскресенье. Утро. Поучения не готовлю. Пришло мне старое поучение о милостивых. – Прибавить надобно: будь милостив – (ласков) и на словах. Иному слово ласковое дороже, нужнее денег. – Поучение это поправить.

Август

1. Утро. Сейчас ударят к утрени.

Во время утрени небо покрылось облаками, но дождя нет. 2-й час. Прояснилось небо.

2. После обедни. Ночью был сильнейший дождь.

Посмотрим, что будет.

Вот явление. Мужик вот уж в третий раз приходит ко мне за кр. поучением и купил их около 30 экз. Разумеется, я ему продаю их очень дешево. Позд. замеч. Мужик этот плут оказался.

3. Утро. Уснул я ныне в два часа. Однако ничего: и голова свежа, и сам здоров. А спал часа три, не больше.

После обедни. Решено, однажды навсегда поучения на Воскр. и Праздничные дни – из дневных Евангелий.

Позднейш. И ничего не сделано.

4. Четверг. Надо спросить Андрея Ст., не должен ли я покойному Никите Аггеевичу?

5. Перед всенощною. Нет, нет, да и больной. „Впрочем очень мало, в неделю один-два.

Сейчас ко всенощной. Проповеди не готовлю: чередная есть. Я ни то, ни се.

8. Утро. 8-й час. Два года, как я был болен – в это время. – Утро холодное, точно осеннее, хоть ватное надавай.

Вчера вечером был в гостях у о. Павла по случаю крещения его новорожденной, которой я был восприемником.

Чувствую себя хорошо, вопреки ожиданию.

Вечер. 10-й час. Был у Н. И. Салова. Мудрено на всех угодить. Не хорошо быть своекорыстным. Прекрасно быть добрым для всех. Весело на свете такому человеку. Хотел было писать, и писал, да отложил, отдумал. Погода стала теплее, но небо все покрыто облаками. Перо пишет нехорошо, иступилось. Не люблю писать плохим пером. А писать хочется. Нет, довольно. Помечтаю. О хорошем и мечтать хорошо.

9. Вторник. Все забываю, Алексей А. Мухин ныне имянинник. Погода вечерняя.

А вода селтерская полезна мне.

10. Среда. О получении денег дать знать Кон. Семен.

Вечер. 10-й час.

11. Утро. Нет, полно. Долго не мог заснуть, уснуть в 12 ч. и спал до 8.

5 руб. сер. за уроки отданы.

Федор П. Лякримов имянинник.

16. 2-й час. Хочется завтра отслужить обедню. Но не знаю, смогу ли. Кажется, смогу.

4-й час. Погода мрачная, довольно холодная.

6 й час. Нет, погожу, потому что сыроват воздух и я не совсем еще поправился.

Пожертвования в пользу морских чинов, лишившихся своего имущества в Севастополе, надобно завтра собрать и в четверг послать.

Вечер. 9-й час. Приехал пароход из Ярославля. Да, забыл я. Надобно в Мологу деньги послать.

Ночь. Сейчас пробьет полночь. А мне не спится. От нечего делать принялся за дела Благочинническия. – Впрочем, я чувствую себя хорошо.

Нет, не люблю я длинных ночей, особенно темных. То ли дело день. – Однако спать то надобно. Впрочем ничего, хоть и поздно усну. Завтра не служу.

Вот и третий час, а я не сплю, четверть часа подремал.

Ну, давай же писать. Странно, дел-то писать не хочется, а то кое-что. – Странно, не сплю, а меня не изнуряет это. Странно, не дописываю полного смысла. И не только не дописываюсь, но и описываюсь. Нет, видно пора спать. Ведь опять описался.

17. Среда. 2-й час. Хочется поесть. Устал от усиленного движения.

18. Утро. Перед обеднею. Ныне я исповедался, потому что в Успенский пост не успел.

Собираюсь к обедни.

После обедни. Слава Богу отслужил хорошо.

Не надобно оставлять исполнять обещанного. Но трудно тяжело? Ну, сколько сможешь, как сумеешь.

Смотри 1852 года Декабря 14 дня, что тогда преднамереваемо и с какою целью?

Бог иногда попускает человеку подвергаться болезни – для вразумления, для напоминания забытого обещания.

В 1846 году Владыка Евгений, когда отдал мне камилавку, поговорив немного, вдруг сказал без всякого предварения: объясните кратко литургию, не вдаваясь в посторонние исследования. – Потом сказал: напишите поучения на двунадесятые праздники. В чем состоит праздник, какое назидание из него для нас. – Это было в дневник записано, но я забыл благословенное Владыкою дело.

Вечер. 9-й час. Странно, мне хочется так есть, что готов все есть от черного хлеба до самой вкусной пищи. А есть боюсь на сон грядущий. Нарочно стал писать в дневнике своем, авось не заглушу ли свой аппетит. Впрочем, и не удивительно. Вчера ел очень мало, третьего дня еще меньше.

Спустя немного. Нет, не выдержал, сейчас примусь за предлагаемое.

18/19. Ночь. 2-й час. Спал часа три. Пробудился, полжал, полежал, да и встал, не спится.

От нечего делать, запишу виденный мною ныне сон. Будто царь нынешний к нам в Рыбинск приехал. Из дому, где остановился, он отправляется в собор. Все за ним. И я. Тороплюсь, беспокоюсь, что у меня то того, то другого нет. Подхожу к собору. А он уже там. Происходит развод собора, так и шатает, трещит от развода. Я с беспокойством думаю, чтобы он не разрушился. Как мне взойти? Беспокоюсь, а мне еще надобно встретить его. Да и камилавки-то со мною нет. Нет, думаю, есть, в церкви она.

Вдруг царь очутился вне собора. Идет закуска, в которой впрочем я не участвую. Кончалась закуска. Начинают царю представляться наши духовные, кажется, Нилом. Я все в стороне, не участвуя ни в чем. Наконец, царь обращается и ко мне. Разговаривает со мною. Я слушаю. Вот будто я сижу подле него и слушаю, долго слушаю, что царь говорил, меня расспрашивал. Слушая его, я умилился, заплакал, со мною сделалось вроде искушения. Царь спрашивает с участием: Что со мною такое? Это ничего, говорят ему, пройдет. Царь успокаивает меня, закрывает полы у подрясника и проч. Я успокаиваюсь. И царь начинает со мною говорить. Долго он говорил. Наконец, я не выдержал и, припав головою к груди царя, сказал: и за такого царя не умереть! Нет, нельзя не умереть, нельзя удерживаться, чтобы не умереть.

Но я устал. Довольно. Пойду спать.

19. Утро. 8-й час. После сновидения скоро заснул и спал довольно хорошо.

20. Утро. 6-й час. Спал очень мало, меньше четырех часов. Был ныне туман, который и теперь еще дымится.

После обедни. – Сейчас был у меня О. А. с сыном.

Судя по нынешнему моему сну дело у них сделается. Аще Бог по нас, кто на ны?

После вечерни надо написать Крупышеву.

Полночь, а мне не спится. И чего я не передумал, лежа на постели часа два.

Замечательно, с полночи мысли становится здравее, чище, светлее. – Впрочем спать-то надобно. Это самая здравая мысль. Ведь мне завтра служить.

21. Воскресенье. 6-й час. Однако только в четвертом часу я вчера уснул. Со вчерашнего же дня стал пить сыворотку и пью, сколько душе угодно, – три-четыре стакана.

Вечер. 9-й час. А к Крутышеву все еще не написал письма и ныне не надеюсь.

22. Понедельник. Утро. Погода переменилась на лучшую, и я совершенно только нынешнее утро здоров, т. е. нет признаков, которыми геморой сопровождается.

2-й час. Вперед утро похвалю, когда вечер уже наступил. – Ныне поутру гулять надобно с большею осторожностью. – Утреннее гулянье сделало то, что принуждает привесть выше писанное изречение. Да и погода на прежнюю настраивается.

К вечеру был здоров.

23. Утро. Опять хорошее, и опять хорошо. Казанская улица и черемоховская сторона и бульвар покрыты были туманом.

26. Пятница. Утро. Вчера в 9 час. возвратился я домой из уезда, где производили ревизию имущества в церквах по описям. На грош сделали, или и меньше. Но для моего здоровья поездка эта принесла мне пользу. Я отдохнул и телом, и духом.

28. Воскресенье. Утро. Проповеди не приготовил, потому что поздно взялся готовить. Скажу старую, хотя и не хочется говорить.

Во сне видел Митрополитов – двух Филаретов – Киевского и Московского. Киевский сидел на первом месте, но так, что Московский, казалось, был первым.

Погода мрачная, а вчера весь день почти была ясная. Вечером вчера меня беспокоила зависть-досада. Теперь я совершенно покоен. – Бог устроит лучше. Надобно идти к цели прямою дорогою. Что это значит? – Правильно, законно надобно всего достигать, трудиться надобно и Бога просить.

Но иные не прямою дорогою доходят до цели?

Иные переживают тех, которые хотят идти прямою дорогой?

Прямая дорога тем особенна хороша, что от Царствия Божия не отводит нас, а прямо туда приводить.

После вечерни. А все еще не совсем прошло. Впрочем, скоро совершенно покоен буду. Все бы ничего, если бы не секретничали.

Из Филаретова Катихизиса, Петра Могилы исповедания, из Латинской, – Скворцова...

29. Понедельник. Утро. 7 й час. Небо покрыто облаками, как было вчера поутру.

Что необходимо нужно знать всякому христианину?

30. Утро. Перед обеднею. – Странно, жертвователям на бедных духовного звания – светским от Епархиальнаго Начальства объявляется благодарность с отпечатанием их имен в Губерн. ведомостях, а нам духовным от Попечительства – только.

Случайно попался клочек бумажки, на котором написано карандашем моею рукою: тень от тела стала видна, значит, солнце стало светить на это тело. Обиды от людей преследуют нас: значит, Бог милости свои стал посылать нам.

Когда у тебя что-нибудь отнимают или чего нибудь не дают тебе, то сообрази, размысли: могу ли я без этого спасти душу и угодить Богу? – Если можешь, то нечего и беспокоиться.

Когда люди получают, достигают чего-нибудь, по твоему, не законно, не по трудам, не по заслугам, то вспомни, что они получают, достигают по попущению, по соизволению Божию. Как же ты не хочешь допустить того, что Бог попускает.

30. Продолжение. Опять утро мрачное и с дождем небольшим.

31. Утро. Среда. Утро ясное. Перемены погоды не ожидаю.

Из Современника... Он спал – разумеется не Современник, а один важный человек – он спал очень мало, часто вставал ночью и принимался за дело или расхаживал по галлереям дома. В эти-то часы бессонницы и мечтаний в уединении он обдумывал великие намерения, зарождавшиеся в его уме.

Вечер. 10-й час. Скоро десять. Весь день была ясная погода, как я и гадал. Мне нездоровилось ныне. Даже и доселе не совсем я здоров. Думаю, от вчерашних обедов. Жду от Владыки решения. – Я что-то не думаю, сомневаюсь, что он примет мои 500 экз. для епархии. Впрочем, я буду покоен, как бы он ни решил. Чисто ли мое намерение? – Кажется, чисто. Да, я буду доволен, хотя и спасибо ни от кого не услышу. Добрые дела приятно, радостно делать. После этого не верь снам. Нет, мои сны недаром мне снятся. – Впрочем, конец сна был самый приятный. – Впрочем, что же? Ну да, я стал теперь покойнее – здоровее, только горло болит и то немного.

Завтра надобно подумать о том, что мне делать с рапортом о.Алексея о причетнике.

Сентябрь

1. Утро. Долго я вчера немог заснуть. Думаю от того, что днем спал. Не надобно мне спать днем.

Ныне утро не совсем ясное. Впрочем, я жду перемены.

Удивительно, как вечерние мысли не походят на утренние. Именно, утро вечера мудренее.

Почти решительно можно сказать, что все обеды чужие для меня вредны, потому что после всякого я бываю болен. Разумеется тогда, когда ем до сыта, хотя ем с разбором.

3-й час. Мрачно стало. Сейчас идет в Рыбинск Вологдская дружина.

Вечер. После всенощной – девичей. Вот и половина девятого. Дождь небольшой идет едва-ли не со второго часа. Насилу отстоял службу. Видно ненастье пойдет на долго. Тяжело.

Полночь. Проснулся. Спал часа два-три. Не спится более. А сон оживил меня. Я чувствую себя хорошо.

Скоро половина 3 часа, а я не сплю, потомучто не могу уснуть. Однако эта безсонница не утомительна для меня, не надоело мне.

2. Утро. Небо точно туманом покрыто. Не знаю, что написать, потомучто не знаю, что подумать.

После вечерни. Из проповеди – своей. Видимое, настоящее его (умирающего) не занимает, потому что страсти в нем утихают, желания хладеют. Он думает о будущем, невидимом. И чем больше думает, тем больше уверяется. И нельзя не увериться: будущее становится так близко, почти наступило; невидимое почти видно и пр.

2. Продолжение. Пора писать третной список.

Вечер. 9 й час. Погода мрачная, дождь маленький перепадает. Не люблю я мрачных вечеров.

Делать ничего не хочется. Читать нечего. Все думай, да думай. Впрочем, и это занятие. Иная дума не хуже дела. Как случится, как придется, впрочем, пора оставить – до будущего времени, случая.

3. Утро. 7-й час. Погода легкая, приятная, хотя мрачна и с дождем. Что-то легкое, приятное, а судя по времени, нельзя бы ожидать.

Собираюсь идти служить на кладбище.

Вчера вечером на сон грядущий ел я рыбу – самую малость с большим количеством хрену и довольным прибавлением к нему масла.

Высокопреосвященнейший Владыко,

Милостивый Архипастырь и Отец!

Наконец, и наш град удостоился твоего посещения. Буди благословенно твое к нам пришествие!

О, дай же нам насладиться лицезрением твоим. Радостно зреть того, в ком, по веренашей, мы зрим лице Ангела Божия.

Дай нам облобызать десницу твою. – Сугубая от Господа подается благодать чтущим десницу твою благодатную: Дай нам увидеть, услышать тебя молящегося. Хорошо, как на Фаворe, хорошо там, где Святители наши молятся о всех и за вся.

Так, благодати от Господа мы ждем себе с твоим к нам пришествием, милости от тебя у тебя пред лицем твоим смиренно просим, благословляя твое к нам пришествие.

Однако милости было немного: Владыка огорчил меня своим гневом.

3. Продолж. 1-й час. Продолжение. Нет часа, нет минуты...

Помечтал дописать Теляковский.

Часа два спустя. Теперь совсем другое дело. И перо хорошо, и бумага, и чернила, хотя все тоже.

6-й час. Получено письмо из Путятина страховое, по которому надо послать денег.

После всенощной. Дождь маленький идет. Народу в церкви было много. Часа два, не более, шла служба. К большой досаде и перо не хорошо.

Проповеди не готовлю. Давно я не говорил слова в церкви.

4. Воскресенье. Утро. Видел во сне себя в новой белой шляпе. Она очень мне пристала. – Пред пробуждением, во время благовеста к ранней, готовился обедню служить, налил в потир очень много красного вина, и беспокоился, чтобы не пролить.

После обедни. Да, беспокоился и очень, всю почти службу. Теперь успокоился. Но ведь опять может быть придти подобное. Впрочем, я очень утомился, сам не знаю отчего. А при утомлении мудрено себя успокоить.

Когда я здоров, все нипочем. Правду сказал поэт: Как здоров, да молод, без веселья весел.

Вечер.

5. Понедельник. Послано в Путятино родным 50 р. сереб.

2-й час. Скучная погода. Дождя впрочем нет.

О.

В-ка изумляет меня. Впрочем... да многое в нем непонятно, необъяснимо.

Спустя немного. И еще один изумляет меня. Тоже в нем есть кое-что не понятное, необъяснимое.

Думаю завтра служить обедню, хотя и не моя череда.

Странно, как я вчера за обеднею тревожен был.

А это редкость. За обеднею я почти всегда бываю покоен и беспокойный скоро успокаиваюсь.

Вечер. 10-й час. Слух прошел, будто наши прогнали врагов из Севастополя. Дай Господи!

О.

После вечерни служили мы молебен у Константина Захарьевича Теляковскаго. Обстоятельный он человек.

6. Утро.

После обедни. Служил не так, как третьего дня.

Погода ветреная, но без дождя.

Скоро 4. И завтра буду, впрочем завтра и череда моя служить.

Вечер. 9-й час. Вот и девятый час. У меня были посетители. Время шло неприметно.

Нет, ни чинов, ни отличий не желаю я. Что мне в них?

– На что мне они? Нет, решительно не желаю. Не желаю. Чего же? Спокойствия, которым я большеючастию наслаждаюсь.

Сейчас спать.

7. Среда. Ясная погода. 2-й час. Надобно из Пролога читать за всенощными.

8. Утро. Десять лет, как протоиереем я в Рыбинске. Благодарение Господу! И сыт, и доволен был. Лучшего я ничего не желал. Всего было много, но больше хорошего. Да, жить так, как жил доселе, – большего и лучшего я не желаю.

Погода не совсем ясная. Впрочем, кажется, разъяснится; теперь 8-й час только. Я не в погоду.

Надо послать в K-рию деньги 76 к. сер. за книги.

После обедни. Погода действительно прояснилась. В молитве Господу много такого, чего без объяснения не скоро поймешь. А она должна быть ясна с первого взгляду, без предварительного объяснения.

После чашки бульону выступает пот у меня – испарина.

Вечер. После всенощной. 8-й час. Да, вот и восемь скоро. Погода весь день хорошая.

9. Утро. Был большой туман. Теперь ясно. 8-й час. Во сне ничего не видал.

Вчера Мешалкину отдал 15 р. сер.

Вечер. Вот и девятый час наступил. – Со вчерашнего вечера большая во мне перемена. Я стал иначе смотреть на вещи. И думаю, стал смотреть правильно. Дивлюсь, отчего раньше не приходило это в голову. А с чего пришло? – С того, что на себя посмотрел, себя спросил: как-бы я поступил – сделал? Как я сам делаю – поступаю? Да, это мудрое, полезное, спасительное изречение: познай себя, – на себя посмотри.

9. Продолж. – Ныне с беспокойством думал я о том, что я давно ничего не пишу. А как давно? – Месяца полтора, чуть не два.

Правда, я думал, затевал, но этим все и окончилось. За токарным станком занимался, а еще больше занимался повседневным моим занятием. Не то что дня, часа не проходило без этого.

День хороший ныне. Немного понаволакивало, но очень немного. Я был весь в погоду.

10. Суббота. Утро. Видел сон. Говорил, обедал, рядом сидел с Наполеоном I., лицо его очень мне нравилось. После обеда подчивали дессертом. Я много всего брал про запас, и все по три штучки. Между прочим взял машинку, которая играет. Машинка очень интересная. – Я, впрочем, того Наполеона почему-то уважаю. За то его настоящего, или лучше сказать, ненастоящего терпеть не могу. Я досадывал, скорбел, когда он был объявлен тем, чем теперь есть.

Я странного много видел во сне, – между прочим много снегу-льду на дворе у себя; при этом я подумал: как долго не тает. К чему видеть во сне снег-лед? К тому ли, к чему я думаю? – Да вечером льду – холода довольно представлялось.

Хочется завтра сказать поучение. Задуманного много, но обдуманного мало. – Странно, мне нужно какое-нибудь особенное побуждение для того, чтобы написать что-нибудь; а без того как-то лениво я берусь за перо.

Побуждение, побуждение, да, оно нужно; оно – будильник спящего ума.

11. Воскресенье. Утро. Долго, часа до 2-го не мог я заснуть, весь измучился от бессонницы, – от различных дум, соображений. Что за причина моей бессонницы? Давно я не спал сном крепким. Ужели излишнее занятие токарным станком причиною? Слишком изнуряю себя.

И проповеди не приготовил, а хотел и обдумывал. Нет, для проповеди и физическое здоровье нужно, а у меня его мало становится.

После обедни. Служил также, как и прошлое Воскресенье. Теперь 12-й час, и я, как и прошлый раз, начинаю успокаиваться. Не от того ли это недовольство – беспокойство, что я не успеваю приготовлять проповеди?

12. Утро. 8-й час. Я совершенно здоров. Причиною всему геммороидальные припадки. При этом человек, обыкновенно, ко всему придирается, на все досадует, все не понем, и невозможное беспокойство делается возможным. Всего лучше при этих припадках движение, движение до утомления, пожалуй, – особенно на чистом воздухе, разговор, беседа приятная, веселая. А всего хуже при гемморое уединение безмолвное.

Перед обеднею. Неправедное приобретение – прах; не трудами добытая слава – бесславие; и покой не сладок без трудов. – Надо отыскать это поучение и посмотреть.

После обедни, нет лучше тех проповедей, в которых правила веры и нравственности объясняются и подтверждаются примерами, фактами и приспособляются к жизни с исчислением частных случаев.

Впрочем, надобно избирать предметы самонужнейшие, вопросы необходимейшие.

14. Среда. Вечер. 10-й час. Хорошо из Литургии, из служб церковных брать предметы для поучения, но такие, которые бы служили напоминанием, объяснением для главных истин веры и нравственности.

Меня занимала эта молитва – помяни мя... в трех строках сказать об этом при случае довольно, а целое поучение писать – не стоит того.

15. Алексею Ив. отданы деньги.

Говоря о крестных ходах вообще можно коснуться о ходах, бывающих у нас в городе, в роде примера. Они бывают, или в избавление от бедствий, в воздухе происходящих, или в память избавления от бедствий. Так ход такой установлен по случаю такому-то.

Вообще надобно непременно в поучениях применение, отношение, приспособление.

Впрочем я все только применение, приспособление делаю; примериваю только, а шить не шью.

Кто верно усердно служит Богу, то верен и усерден бывает и царю. См. житие Константина Равноапостольного Мая 21дня.

16. Утро. Мрачная погода. Я не в погоду.

Ничего не делаю, т. е. ничего не сочиняю, не пишу. Что ни день, то план. Долго ли так буду колебаться, решаться, оставлять, – оставлять и решаться.

Вчерашний план ныне уже не нравится.

17. Все обстояло благополучно.

18. Послано Аннушке 2 р. сер. с Дмитрием.

20. Утро. Вчера я был сердит. Точно что нашло на меня.

21. Погода ясная. Иногда и нелепое, неосновательное нам может казаться основательным. Весь почти день занимался я токарным станком – даже до пота.

23. Утро. Спал хорошо. И все хорошо. Сон видел такой, который обещает большую прибыль.

25. Воскресенье. Утро. Нет, не приготовил поучения, потому что не совсем был здоров вчера вечером.

26. Утро. A вчера долго не мог заснуть, хотя днем не спал. Владыка определил к нам в собор причетника на не открывшуюся вакансию.

27. Вторник. Вчера ясная погода, a ныне мрачная.

28. После обедни. – Желали ли бы вы, чтобы Сам Бог вас всему учил?.. – Слушайте

Церкви. Если на какия сомнения, недоумения Церковь не даст ответа, вразумления, то это значит, что сомнение пустое, недоумение излишнее разрешение его для спасения не нужно.

Вчера получено из Москвы письмо от книгопродавцев с предложением продать им права на издание кр. поучений.

28. Вечер. Весь день дождь, а теперь и с большим ветром.

30. Пятница. Утро. И дождь, и ветер. Я здоров и покоен. Во сне видел много разных разностей, больше хороших, чем худых. Между прочим – будто бы на нашей соборной колокольне верхняя часть ея опять поставлена и в обновленном, очень красивом виде. A дотоле она снята была для поновления, кажется. При мне и поставляли ее, и орудие, которым подымали, упало, и я боялся, чтобы кого не ушибло.

3 й час. Вечерня с 1-го числа Окт. будет с 3 час.

Переписка письма о разных предметах. Это не худо бы. В поучениях всего говорить нельзя, а в письмах можно. Письма – те же поучения, но писать их свободнее, подручнее.

Октябрь

1. Суббота. Видел сон. Митр. Филарет лежал y меня в коленах, т. е. положив главу мне на колени.

Каких снов не бывает. – Сон знаменательный.

В Ниж. К-рию послать.

Вечер. 9-й час. Скажу ли завтра поучение? – A оно почти обдумано. A едва ли скажу.

Побуждений нет. – Разве взять другой предмет?

Себе испытайте, аще есте в вере, себе испытайте.

По себе суди, с себя бери пример. Если для тебя не нужно, если тебя не интересует, то зачем об этом и говорить.

2. Утро. 3-й час. Хочу раннюю служить. A поучение едва ли скажу.

Из учения христианского что всего нужнее знать всякому христианину? – Символ веры , молитву Господню, десять заповедей Божиих и частию учение о девяти блаженствах.

2. Продолж. 4-й час утра. Ветер так и шумит. Пошли, Господи, больше ветров врагам нашим на море.

Странно. Вот и голова светла, и сам здоров,. а не пишу поучения. Почему? – Не хочется, не пишется, не о чем писать. Надобно заставить – принудить себя писать. Да, как примешься, возьмешься, тогда легко писать, охотно писать, – a перед тем тяжело.

Впрочем, и эта искренняя неохота моя оттого во мне, что я вчера вечером не остановился на одном предмете, а брался то за тот, то за другой. Видно еще не созрело во мне поучение, или не то, что не созрело, а еще не зародилось, не зачалось.

Сейчас прочитал я проповедь Филарета. Как хороша она! – Она не написана, а сотворена. Да, проповедь – творение. Проповедничество – творчество.

Да, я очень доволен Филаретом: за то собою недоволен, досадно мне на себя. – Пришли за ключом. Скоро ударят к утрени. Пойду в церковь.

Нет, все брожу. Буду довольствоваться малым. И малое, но хорошо обдуманное, хорошо. – Величествен кедр, и цветочек – хорош. Дело в том, чтобы все было обдуманное.

Дума, мысль всему дает жизнь. A в чем есть жизнь, то живо, живительно.

Жалуются, что дела много; некогда помолиться, некогда заняться душею, Богом.

Во веки веков, на всю вечность. Как же? – Мы вечно будем жить. Как же? – Душа наша бессмертна... не умрет. A тело, хотя умрет, но опять оживет. Оживет и вечно также будет жить.

2. Утро. Продолжение. После ранней. И снег выпал небывалый, и морозит, и ветер сильный, которому я очень рад ради врагов наших.

Захотелось мне кофея.

4. Утро вторника. Слух есть, будто доктор Степан Ив. Зефиров умер от холеры в Смоленске. A как здоров и крепок он был. И ум был y него крепкий, здоровый.

Надо послать три книжки поучений в Устьсысольское Д. Правление.

Вечер. 9-й час. Читал я свои старыя поучения и потом новыя. – Старое лучше показалось. Вот еще замечание. Поправляя проповеди, надобно убавлять в них, а не прибавлять.

У меня есть поучения в один присест написанные, и они-то оказываются лучшими.

Отчего? Оттого, что они заранее были обдуманы и оттого в один мах написаны.

Семь раз примерь, один раз отрежь.

Семь раз повтори про себя, что хочешь написать – сказать; и тогда в один мах напишешь, и написанное будет хорошо.

Чудная сила дума души (думание то-есть).

Простая, обыкновенная, всем известная истина занимает нас – занимательна, если она от души сказана.

Вечер. 10-й час. Надобно сказать А. Л. Мух. о ложках.

За серебро получено серебром 176 р. 40 к.

5. Манерность во всем приторна – и в обращении, и в сочинении, и в пении, и в чтении, и в одежде и пр.

Как же избежать манерности?

Не думать о ней.

Вечер. 8-й час. Все ничего не делаю. Отчего? – Не знаю. Кажется оттого, что не совсем здоров. Отчего же нездоров? – Оттого, что невесел. Отчего же невесел? – Оттого, что ничто не веселит. Отчего же ничто не веселит? Отчего? отчего? – Не скажу.

Итак, как избежать манерности в сочинении?

Не надобно думать о ней. О чем же думать?

Думать, заботиться надобно о том, чтобы тебя поняли, чтобы быть понятным.

Вечер. Читал сейчас поучения 10 издания. Нет, euramelius. A было время, когда они нравились. Нет... Впрочем есть некоторыя... Странное существо. Сам себе не нравится. Сам себе... Нет, не сам себе. – Кто в чем весь сам, то тому не может не нравиться. Да, в сочинении должен быть виден сам сочинитель, т. е. душа его.

В ином сочинении и тени души сочинителя не видно, душа его в нем ни малейшего участия не принимала.

Да, душа нужна в сочинении, душа должна дышать в нем, иначе оно будет бездушно, мертво.

7. Продолжение. 9-й час. Хорошо, т. е. для здоровья полезно, токарным станком заниматься; но гораздо лучше, полезнее движение на вольном воздухе. Поэтому я с завтрашнего дня стану прогуливаться по прежнему.

8. Вечер. Погода опять стала тепле. Надо послать в Устьсысол. Пр. 3 экземпл.

После всенощной. 9-йчас. Перед всенощною что-то непонятное, неопределенное я чувствовал, что-то вроде боязни, будто сердце трепетало, или тревожилось, словом: что-то непонятное – неприятное, душевное, или физическое, или то и другое. И в церкви сначала чувствовал то же.

Теперь все хорошо обстоит.

Завтра мне служить раннюю, потому что надо идти на погребение К. воздвиж. пономаря Александра, умершего на днях совершенно неожиданно.

Перо не хорошо пишет.

В других не нравится мне манерность. A сам страдаю ею не меньше других.

Мудреная вещь писать просто.

A как хорошо, когда все просто.

Где просто, там Ангелов состо.

13. 3-й час. Я был доселе curamelius. Впрочем, служить завтра не буду, потому что не совсем еще здоров.

Вечер. 6-й час. Все ещё нездоровится мне.

Однако же служил, и хорошо сделал, потому что служил без затруднения.

14. Пятница. Утро. 4-й час. Уснул в половине десятого, проснулся в половине первого. И не сплю доселе. Впрочем, особенной слабости не чувствую и потому служить. Спал порядочно. Видел много белого хлеба, разрезанного на небольшия доли. Хлеб этот надобно раз· дать, распродать.

Спросить о хрене, о омовении поутру.

Утро. 8-й час. Для меня утро хорошее. Давно я так не был доволен. Хорошо, что решился служить обедню.

Погода, кажется, изменяется на лучшее.

У меня ныне утро будто Пасхальное. После утрени я уснул с часок и проснулся с приятною слабостию, точно в первый день Пасхи. Даже по восходу и блеску солнца редкое ныне утро. – Есть еще чем восхищаться, радоваться. У нас все спят, и в доме тишина необыкновенная. Ну, пойду в церковь.

15. После; обедни. A мне после утрени спать не надо, тяжела голова бывает от этого.

16. Утро. Поеду служить на кладб. Память у И. А. Сел. Басни Крылова, Басни Крылова для Лаврова.

Проба пера с крестиком. A это без кр. – хуже.

17. Понедельник. Утро. Я служу. Погода сумрачная. Спал довольно, и готов и еще. – Описи церковные доселе у нас не начаты. Отчего? – Разумеется от меня. Не распоряжусь доселе, не говорю, чтобы писали. Да и кому поручить? – Нет одного такого. A самому некогда. Да и обременительно, хотя я очень часто без дела. Всякое дело кажется трудным, неприступным, настоящим Севастополем.

17. Продолжение. Вечер.10-й час. Погода самая ясная, и не холодно с вчерашнего вечера.

По письмам, будто, известно, что наши взяли Карс. Порадуй нас, Господи!

Мне надобно заняться пересмотрением некоторых поучений.

Пора послать в Статистич. Комитет.

18. Вторник. Погода стала мрачная с утра.

Вечер. 10-й час. И чаю надобно немного пить: много – вредно. Всего лучше холодная вода, и чем холоднее она, тем лучше.

Утро. Сумрачно. Спал мало. Видел батюшку.

Я не в погоду. Вечером вчера и о проповедях думал. – Катих. Поучения – систематическия отнимают у меня много времени. Думаю, впрочем, и это думание не бесполезно.

Вот, по-моему, что: брать то, что перед глазами, – и глаза на это смотрящим раскрывать. Ведь именно иные, видя, не видят, слушая, не слышат. – Заставить, сделать, чтобы видели и слышали.

Было знамение на небе (я, впрочем, не видал). Над солнцем в половину дня два полукруга, вместе соединенные.

20. Четверг. Утро. Спал очень много. Хочу выпить соку редичного.

Вечер. 9-й час – Вот постоянство. Давеча поутру за обеднею, нет, перед обеднею еще пришло опять желание систем...

21. Утро. И вчера, и ныне сумрачно, но тепло. Пил и ныне редичной сок, полрюмки. – От нее ли, или так, чувствую в боку лучше. – Но перо скверно пишет. Пора новое.

21. К обедни благовестят. Пятница ныне, а я отдыхаю.

Перо и это нехорошо. Терпеть не могу худых перьев.

Вот еще перо, третье ныне по утру. Это порядочное.

В Вологд. К-рию надо послать 6 экземпл.

A голова у меня болит препорядочно и болит без всякой причины, болит головушка только не до самого мозгу.

В понедельник 24 числа, т. е. Всех Скорбящих Б. Матери.

Вечер. 8-й час. После всенощной. И доселе голова немного побаливает. – Выпил я три чашки кофея – одну до всенощной, две после. И пил с большим аппетитом, с наслаждением. Кажется, и еще бы стал пить, но не стану.

Как намерения мои меняются: ныне я решаюсь писать. Катиз. поучения, решаюсь однажды навсегда; а два дня тому назад решался оставить их однажды навсегда? Завтра, вероятно, решусь написать Катих. поуч. и, без сомнения, однажды навсегда. Отчего такая нерешимость? – Оттого, что я ничего не делаю и только думаю. Примись я за что-нибудь, дело пошло бы делаться.

Итак, итак, итак, ну что итак? – Итак, я не знаю, что предпринять. Надобно выбрать что-нибудь полегче.

Хотя я ни на чем еще не остановился, не решился еще что писать – непостоянен я в избрании предметов для сочинения; впрочем, впрочем, впрочем, впрочем не думаю еще.

22. Суббота. Родительская. Погода теплая, вовсе не октябрьская.

Непременно надобно, чтобы предмет поучения интересовал тебя самого. Всегда имей в виду то, что ты пишешь, говоришь для своего назидания, поучения.

23. Утро. Перед обеднею. A проповеди все нет. Спал много. Во сне, будто я приехал в Академию, воротился учиться. Силою воли летал. Мне было так приятно. Во сне так уверен бываю я в возможности летать, что и наяву думается мне, что я могу летать. Думаю, когда нибудь попробовать.

Погода мрачная, но теплая, без дождя и ветру.

Вчера вечером и частию днем читал я Пролог. – Идея о Прологе – идея Академическая. Не эта ли идея заставила меня воротиться в Академию? – Видно, надобно воротиться.

Дождь был и большой с половины дня и дальше.

24. Понед. Я служил, потому что ныне Всех Скорбящих Б. М.

Погода проясняется, но лениво.

Всем скорбящим радость, или всех скорбящих?

3-й час. Второй, если не третий, день голова у меня почти болит и все в одно время – после обедни. От редьки ли это?

Нервного темперамента людям, между прочим, советуют: предаваться умеренным, но однако же довольно сильным телесным упражнениям. Деятельность мозговую сменять деятельностию физическою и мышечною. Вести жизнь деятельную, трудолюбивую и более физическую, чем умственную. Чаще употреблять ванны.

25. Вторник. Утро. Во рту у меня не хорошо, и голова не совсем свежа.

Погода мрачная.

Около часу спустя. Дурнота во рту прошла сама собою.

8-й час. Я не служу. Пью чай. Думаю, думаю о том, что меня больше затрудняет выбор предмета для поучения. – Не знаю, о чем бы завтра написать поучение? – Подумаю, подумаю, да так и оставляю все дело, да так ничего и не сделаю.

Почему бы не держаться дневного Евангелия? – Предмет выбран Церковию. Предмет известен слушателям – Чтение Евангельское пусть будет только случаем, зачалом для поучения. A зачало, т. е. начало – важное дело. Половину дела сделал. Тот, кто хорошо начал. – A главное – я не буду развлекаться, то за то, то за другое браться и потом все бросать. Всякий предмет, как бы он ни был прост, заключает в себе трудности для измерения его. О простом предмете всего труднее говорить, особенно просто. – Да дело не в этом, a в том, что всего лучше держаться Евангелия дневнаго. Держись его; возьмись за него, начинай с него, приспособляй к нему. – Тогда не придет в голову спрашивать, да почему же он об этом говорит? С какой стати? – По крайней мере я сам то буду покоен: y меня будет о чем говорить, с чего начать, к чему придраться.

26. Вот отчего тяготила меня голова: от геморроя. Ныне открылись слит. Отчего? От движения ли, от селедки ли, от бани ли?

27. Утро. Четверток. Плотники начали работать.

28. За очистку подвала 1 р. 10 к. сер. Печнику на расходы 1 р. 5 к. Печнику на чай 10 к. сер. Поденщику за чистку 43 к. сер. Плотник. 1 р. сер., двум поденщ. 90 к. сер. Плотн. 11 р. сер. На водку 50 к. сер.

30. Воскр. Перед обед. Поучения написать не успел – проспал долго. A хотел написать вот как: Вера для нас необходима. Без веры невозможно спастись, невозможно угодить Богу. – Мы все для благоугождения Богу и спасения души должны делать с верою. Иначе все будет не угодно Богу и не спасительно для нас. – С верою мы должны молиться, с верою исповедоваться, с верою причащаться, с верою все таинства принимать, с верою слушать и читать слово Божие. Все с верою делать. – Что такое это – с верою делать? – Больная женщина-кровоточивая (неделя 24) примером своим научает, что это значит. Она с верою касалась края одежды И. Христовой, именно, она так мысленно разсуждала – веровала: если я только коснусь края одежды Его, спасена буду.

Вот так и мы все должны делать, – с такими мыслями, с такою уверенностию. Если я помолюсь об этом, Господь меня услышит. Если я исповедуюсь, грехи мне простятся. И проч. и проч. и проч.

Получена книга Кр. Поучений из цензуры с дозволением печатать 11-е издание.

После обедни. За обеднею пришло мне: у нас не только простой народ – мужики, но и те, которые повыше их, не знают хорошо самых нужных истин веры и нравственности. Отчего? Оттого, между прочим, что негде почитать об этих истинах и не у кого послушать, потому что пишут и говорят все о высоком и свысока. Всего, по моему, лучше, полезнее истины веры и правила нравственности не одни излагать, а в соединении с происшествиями, историями, событиями, подобиями, примерами. Поучения должны быть в виде прологов, – в форме хрии превращенной 2-го рода. Да, не проповеди надобно писать и говорить, а превращенные хрии. То-есть, к известному, или более понятному, доступному всем, занимательному, интересному прилагать, присоединять, приноравливать, присоблять – к слову говорить менее известное, не совсем понятное, не всем доступное, отвлеченное.

Перед вечернею. – Освяти любяиия благ. дому Твоего.

Какой дом здесь разумеется? – Церковь, великая церковь, в которой христиане службы совершают. – Почему церковь называется Домом Божиим? – Об этом поподробнее.

Почему палаты царския называются так, хотя в них цари непостоянно, a временно только бывают?

Вечер. 11-й час. Не будет ли завтра перемены погоды на хорошую, светлую? – Я становлюсь свежее, бодрее, толковитее. – Пора спать, a спать не совсем хочется.

Понедельник. 8-й час. Утро. Сумрачно по прежнему. Спал я непокойно.

Ноябрь

1. Втор. 10– й час. Погода вчерашняя. Вчера послана книга кр. поучений, цензурованная для и изд., книгопродавцу Ф. И. Салаеву. В Вологод. Конс. 6 экз. посланы.

Я скучен.

2. Среда. После обедни. Рассердился на послушника за то, что он отвечал мне дерзко, непочтительно. Надобно-ли обижаться – мстить ему? – Для научения – вразумления? Нет, учить в сердцах нельзя.

Как успокоить себя?

Странно, думается, ничем себя не успокоишь, доколе не отмстишь. Впрочем, сейчас пройдет мой гнев.

Утихаю, успокаиваюсь.

A обедню служил очень покойно, совершенно был доволен.

Редко так невозмутимо служу.

О, как человек слаб.

Итак, итак, итак, в сердцах, в сердитости надобно поскорее забывать причину гнева. Сердитому все ни по чем, возможное окажется невозможным, невозможное обязательным, – и добрый – злым.

4– Пятница. Вечер. Не люблю манерности в сочинениях – других, не люблю, а сам страдаю не менее других, потому что не легко писать без церемонии. Странно! См. 1860 год, 4 Нояб.

5· Вечер. 10-й час. Хочется написать что-нибудь к завтраму.

Сейчас читал послания Ап. Павла. – Как хорошо, как все просто, искренно, откровенно, безискусственно.

Вот бы как надобно нам писать. Мы все хитрим, умничаем.

Надо с Фроловым Д. поговорить о земле.

8. Втор. 3-й час. Поучение говорил, поутру написанное, об Ангелах добрых.

Погода ясная, снегу нет. Ныне плотники постройку кончили.

9.Служилъ на кладбище.

Читал сейчас проповедь одного А. Хороша, складно написана, складно, с толком. Но...

Мысль проповеди должна быть понятна, ясна, очевидна, как дважды два – четыре. В противном случае лучше не проповедовать.

С утра снег пошел и теперь – 12 ч. Идет препорядочно.

Вечер. 6-й час. Вот и 48 лет я прожил. Бог был ко мне милостив. Лучшего ничего не желаю. Доволен я. Сыт я. Хочется мне поработать, потрудиться – для блага других, для счастия ближних, для спокойствия близких. Всего лучше делать добро другим. Великое счастие делать счастливыми ближних. Весело жить, когда близкие живут покойно.

A здоровье мое? Лучше стало, чем было прежде.

A спокойствие мое? Покойнее прежнего стал.

A радость моя? Радость все больше и лучше.

A занятия мои? – Ну, в прошлый год... не утомлял моих слушателей благочестивых, хотя и по временам томился думами, мучился родами.

Ну, а дом? Долги? Деньги? – Плевать-то на все эго.

Поживем. Будет чем жить, не хуже других проживет.

С нами Бог, у Которого в руках богатство всего мира. Аминь.

9· Прод. 9-й час. Хочется писать, а не знаю что.

Около этих чисел я родился, свет увидел, жить начал. День рождения в жизни – важный день. Время появления на свет человека не может не иметь влияния на его способности, силы нравственныя, умственныя, физическия.

Ныне, теперь, когда мне 48 лет от дня рождения, имеет ли какое значение, силу этот день?

Не знаю, не знаю... Дай подумать...

Нет, не знаю, что сказать.

Новый год в моей жизни начинается с нынешнего дня, или назад тому несколько дней, потому что я не знаю дня моего рождения.

Год 365 дней, 104 1/3 дней на серебро. Сколько добра можно сделать, делая всякий день добра хоть на копейку серебра.

Ну, хорошо. С нового года надобно начать, решиться начать что нибудь делать новое. Итак, я начну – стану в 49 году заниматься преимущественно Литургиею. – A сколько раз я это начинал и – бросал? – Теперь, в этом году, не оставлю, не брошу.

10. Четверток. 7-й час. Благослови, Господи, благополучно пожить и еще.

Снег пойдет. Потеплее стало. – Все обстоит хорошо. Даже и перо пишет гладко, как по маслу, плавно.

З-й час. Перед вечернею. Все обстоит благополучно. – К вечерни пойду.

Вечер, потому что темновато, хотя 5-й час только. Так, вечер, или лучше сказать, т. е. вернее, сумерки. A еще, вернее сказать, я вздор пишу, около себя обираю, потому что писать нечего. Жду, авось не придет ли кто. Впрочем… что впрочем? Ну, что впрочем? – Нет, не скажу. Впрочем, пожалуй, скажу, только скажу неправду. Впрочем, рано еще; около шести часов разве кто придет.

Ныне получен мною указ из Консистории о том, что к нашему соборному причту Священный Синод предписывает, О вследствие предварительного представления Епархиального Начальства, по поводу просьбы от наших граждан, – прибавить одного священника с одним же причетником, с тем, чтобы прибавочный причт, служил преимущественно в кладбищенской церкви.

Ну, милости просим. Мы и сами желали священника еще, хотя и не просили, да едвали бы и стали просить, потому что этот священник с одним причетником н е дешево обойдется соборному причту. Чего же он будет стоить? Думаю, не менее десяти рублей сер. в день. Да при прибавочном причте соборному причту не прибавиться доходу, а тысяча серебреная убавиться. Впрочем… впрочем, везде годится, потому что нет правила без исключения.

10. Продолжение. 6-й час. Благовестят ко всенощной, но я не пойду, потому что… потому что есть причина-случай нейти, ибо, я имянинник. Имянинник … экой ты имянинник! Это выражение употребляется именно тогда, когда кто-нибудь, воспользуется чем-нибудь, не имея на то полнаго права. Так я теперь дважды имянинник, сугубо имянинник, – в подлинном и переносном смысле.

Вечер. 11-й час. Вперед утро похвалю, когда вечер уж наступит.

Нет, вечер мой не похож на утро.

Нет, и подарков мне не надобно. Нет, нет, не надобно, – ничего, ничего, ничего. Так лучше. Так был бы я теперь покойнее.

Странно от чего мне неприятны теперь эти подарки!

Я теперь довольнее бы был, если бы ни от кого ничего не получил. – Не самолюбие ли это? – Не знаю.

Странный же я человек. – Скоро 12-й час, а спать не хочется; не знаю, как уснуть.

Впрочем, буду сейчас готовиться спать.

11. Пятница. Вечер. 10-й час. Ночью на нынешний день Волга стала. – Вчера я скоро уснул.

Весь день ни то, ни се. А теперь… Теперь пора готовиться спать, потому что завтра буду служить.

Не люблю я Ноября и Декабря, потому что в эти месяца отчеты благочиннические посылать надобно, а я этих отчетов терпеть не могу, потому что… потому что не люблю их, потому что они время только отнимают, потому что они форма почти одна.

12. Суббота. 1-й час. Сумрачно. Снег идет.

Завтра провождение иконы Божией Матери. Надобно бы сказать поучение, и думаю.

Вечер. 9-й час в исходе. Точить на токарном станке надобно мне непременно в очках, иначе вредно для глаз моих, которые и так слабы. Вред этот я чувствую теперь, так что опасаюсь и писать поучение к завтраму. Да, надобно дать покой глазам. Стану больше гулять и меньше токарить.

13. Вечер. 10-й час. Проповеди не приготовил, хотя засыпал вчера с нею. Почему? потому что не мог ценить для себя этого возгласа: изрядно о Пресвятей…

Надобно посмотреть, как объяснено это: помяни, Господи, Давида… справлялся: речь не о том, о чем я думал.

14. Понедельник. Очень холодно. Будто 24 градуса морозу.

В два-три дня все установилось – и дорога, и Волга, настоящая стала зима.

Вечер. 6-й час. После вечерни, ясе.

Губернатору послана статья о городе Рыбинске с отметками – глубоко учёными, именно, под статьями-сведениями о Рыбинске подписал – отметил я собственноручно красными чернилами: верно.

Надобно бы кое-кому написать кое о чем, т.е. не о чем, потому что в письмах большею частию пишется то, о чем и говорить не стоит того. – Так, надобно бы написать, но я не в духе.

8-й час. Не в духе, писал письмо к Н. Ивановичу, и не дописал, потому что.

15. Вторник. Спал славно, хотя и боялся безсонницы от неспокойствия.

Стало теплее со вчерашнего вечера.

Дивился я, что некоторые слишком дорожат своим здоровьем. Теперь перестаю дивиться. Здоровье очень нужно и важно. При здоровье все хорошо; хорошее прекрасно, худое ни почем. А при нездоровьи хорошее – неприятно, или не так приятно, а нехорошее, худое – скверно.

Здоровье, говорят, от спокойствия духа много зависит. Но (зато) и спокойствие духа немало зависит от здоровья. – Когда здоров и молод, без веселия весел.

Вот я теперь; ну что я? – Не скажу.

Вечер. 11-й час. Кажется все то же, но я совсем теперь не то. Я теперь то, – чем я люблю быть.

Однако спать пора, потому что я завтра служащий.

Однако ни одного письма не написал.

Аннушке послал 5 р., однако без письма.

16. Утро. 7-й час. Снегу нанесло очень много.

В формулярах: состоит опекуном над именем того-то, грамоту иметь. В 7-м часу уехали Ярославские.

Во сне видел одного священника очень пьяным. Пьянаго видеть во сне – хорошо, к радости.

После обедни. – 2-й час.

Вечер. 5-й час. Мое спокойствие в спокойствии других, моя радость в том, что радует других.

Радуйся! – В этой радости моя радость: только в спокойствии мое спокойствие.

16. Продолжение. 8-й час вечера. Забыл, что хотел записать.

Что, бишь, такое? Никак не могу вспомнить.

Господи, вразуми! Господи, спаси! Господи, сохрани!

Погода тепловата, снегу много, но мрачно.

Как долго нет известия от книгопродавцев. Что это значит? – Если они и несогласны, должны бы ответить. Не буду тужить, хоть и не согласятся. Впрочем, и самому печатать не хочется.

Давеча за обеднею пришло мне что на память, да, на память, потому что эта давнишняя мысль, – так вот что пришло: я должен брать для получения что-нибудь маленькое, легонькое, а обдумывать должен как можно больше и дольше. Вся сила в обдумывании. Что хорошо обдумаешь, то и хорошо. Надобно бремя брать по силам. Большую ношу на полдороге бросишь.

17. Четверг. Утро. Девять часиков изволил я спать, если не больше. Давно я так не спал много. И хорошо себя чувствую. Выпил по утру стакан холодной воды.

Небо ясное, и холодно. А мне тепло и очень тепло.

Нет, так лучше. Впрочем…

23.Вечер. 10-й час. Сейчас приехал из Ярославля. Все хорошо. Хорошо, что съездил, потому что все там нашел, видел, слышал хорошее.

24. с 1– по 23 холод был большой – восходил до 30 градусов.

Вчера 15 градусов, ныне д.б. еще меньше. И мне тепло, очень тепло. Служил на кладбище. Там чувствовал маленький холод.

25. Утро. Опять холодно, и очень, но мне тепло, хотя руки озябли, потому что в соборе холодно.

25. Продолжение. После обедни. Выпил стакан холодной воды, потом пил чай с заздравною просфорою.

Буду служить на кладбище всенощную с вечера.

26. Вечер. 10-й час, или 10 часов. Что-то странное я ощущаю, почти страшное. Не могу объяснить, что со мною. Да, странное, непонятное чувствование во мне. Боюсь – не боюсь, а что-то похожее на боязнь. Будто клонит меня ко сну, но спать не хочется.

Спустя немного. – Очень просто дело объясняется. Устал я, ослабел, спать пора, а я превозмогаю себя.

Нет, усну. Завтра допишу поучение.

27. Воскресенье. Поучение дописал и говорил. Нет, мало обдуманное видно, слышно сейчас. – И теперь, когда поучение написано, сказано, я не могу сказать, что я хотел изложить, чему хотел научить в нем, чрез него.

Вечер. 7-й час. Не понимаю, что вчера нашло на меня, т.е. вечером вчера. Ныне, теперь ничего.

9-й в исходе. Скучаю немножко. Делать ничего не хочется. Может быть эта неохота делать от бездействия и скуки, от того, что рано ныне встал, много работал, днем не отдыхал. Должно быть так. Иначе не от чего. Все обстоит благополучно.

Не помню, когда послал я книжку поучений для издания; только давненько, но доселе нет ответа.

Да, без нужды благовестить ненадобно.

Думаю, выписывать какой-нибудь журнал – литератур.

Очень хочется читать, а денег … да денег жалко на журналы.

Час 11-й. Перестал скучать. Спать сейчас.

Вот что еще скажу на сон грядущий: ныне, не стану выписывать журнала. Так лучше.

29. Вторник. 3-й час. Получил наконец от книгопродавца ответ, который оттягивает у меня 75 руб. сер. Т.Е. за 2-ое издание я должен получить примерно 350 р. сер., вместо 425 р.; а прямее сказать, я должен получить сто экземпляров безмездно и 300 р. Сер. деньгами.

За все благодарение Богу!

Вечер 11-й час. – Что же написать? – Не знаю что. До вечера голова у меня болела. Теперь прошла боль. Нет, не хочется писать. Спать, спать, спать пора. Спать хочется, но не хочется идти. Для чего это сон? – Так бы лучше.

30. Утро. В церкви у нас холодно стало, не так тепло, как прежде было. – Мне думается от того это, что истопник топить не умеет.

После обедни. Искушение со мной случилось в церкви за обеднею. Скорбел и скорблю доселе. Не знаю, от чего это. Я наказан за то, что укорил брата моего, и наказан именно тем, за что укорил его. – Не от небрежности, не от невнимания моего случилось искушение, а так, сам не знаю как, – я был как будто вне себя, а теперь припомнить не могу, как и от чего это произошло. – Впереди наука. В церкви, за службою надобно оставлять всякое житейское попечение, надобно быть осторожным не только в делах, поступках, но и в самых мыслях. Да и о проповеди не надо думать, и ее оставлять, самое святое постороннее надобно оставлять, когда стоишь пред Святейшим.

Грехов неведения, неосторожности невольной не помяни, Господи!

Вечер. 8 часов. Продолжается то, что чувствовал после обеднив церкви, и кажется, сильнее.

30. Вечер.10-й час. Продолжение. Да, я продолжа., и кажется, чем дальше, тем сильнее. Как же пройдет это?

Спустя немного. После молитвы. Проходит. Да, я успокоиваюсь, мне легче, мне легко. Да, в мире усну я. Да, сейчас спать.

Говорят, чудес ныне мало ли нет вовсе. – Нет, есть и будут чудеса. Есть и будут чудеса благодати Божией, которыя так ощутительны для души, как видимое очевидно для зрения. Чтобы увериться в видимых чудесах, нужно видеть; а чтобы увериться в чудесах благодати, довольно, достаточно чувствовать. Зрение может обманывать, но чувствование никогда.

Верую, уверен в чудесах благодати, потому что чувствую, ощущаю. – Чудны дела Твои, Господи! Без видимых чудес чудны дела Твои!

Декабрь

1. Утро. Служить буду на кладбище. – Когда я шел из церкви, подошел ко мне мужик огородник Ростов, с вопросом. 49 поучений можно получить? – Нет, их нет; 16 поучение есть. – Нет, таких не надобно. – Потому не надобно, что они есть у него, или потому, что оне не нужны? Для самолюбия моего приятнее думать, что оне есть у него, он уже знает их, читал.

Если же…, то странно.

Непременно надобно в основание поучения всякого полагать текст Святого Писания или – что-то же – слово Божие, откровение Божие, будет-ли это слово, или дело – все равно.

3. Суббота. Вечер. 8-й час. – Вот тебе раз. Не хочется писать, потому что не пишется, потому что не нравится все.

4. И вчера вечером хлопотал написать, а поутру думал, даже писал, и все бросил – ничего не написал.

5. Понедельник. 12-й час. Ныне теплее вчерашнего, впрочем, порядочно холодно.

6. Вечер. 7-й час. Весь день почти все болела голова. И нельзя, потому что весь день занят был поучением. А поучение о храме Божием не дается. Вчера очень довольно писал, и ныне после утрени писал, наконец, бросил все. Так и решился было ничего не говорить. Вдруг пришла одна мысль, давно бывшая в голове, определенная, хотя и весьма неважная, самая простая, обыкновенная; я за перо, и поучение через часть готово. – Странно, многим очень оно понравилось. А все-то оно не более четвертинки листа.

Нет, видно, чем ближе предмет к понятию слушателей, тем лучше из него выходит поучение для них. – Надобно преимущественно их понятия, сведения излагать, и к ним понемногу местами, мимоходом, как будто, свои для них новыя сведения прилагать. А ведь пиша эдак, напишешь чистую, почтенную хрию. Значит стариками и старухами ненадобно брезговать.

10-й час. Завтра имянинник Владыка Ниль. – Голова у меня перестала болеть. А спать очень хочется.

7. Утро. А и ныне холодно, хотя гораздо легче вчерашнего. Вчера, говорят, было 27 или более град.

8. Утро. Не с премудростию слова – с красноречием (I Кор. I, 18), дабы не унизить креста Христова. – Учение о Иисусе Христе сильно без ученых хитростей. Да, еще ниже, еще ближе. – Лучше юродствовать, только бы научить чему-нибудь. – Смотри не на то, нравится ли слушателям слово, а слушаются ли они слова. И это хитросплетение.

9. Пятница. Матушка покойная имянинница. Буду служить на кладбище. Погода сумрачная. Тепловато со вчерашнего дня.

А Карс взяли. Говорят, это очень важно.

10. Утро. Сумрачно. Тепловато. Надо треть, да непременно надобно… Помешали дописать…Нет, это ложь; нет, не хочу дописывать. Не хочу… Ну, не хочу да и только.

Спал я очень крепко.

Надобно во всем порядок наблюдать; надобно для всего определенное себе правило назначать и его держаться. Тогда гораздо лучше дела пойдут, по крайней мере, покойнее будет.

Села Березова Воскресенской церкви.

11. Воскресенье. Утро. Перед обеднею. 7-й час. Следовательно, я уже не успею написать поучения. А думал вечером, и ложась спать, думал, и проснувшись думал; и все думал до сей минуты, и – нет ничего.

Званые на ужин извинились, отказались по причинам: некогда, никак нельзя было им идти. – Видно и мне приходится извиниться тем же, что некогда, нельзя было написать. Нет, можно было написать, было когда написать: была целая неделя.

После обедни. 12-й час.

После (этого) и написал было, и аминь поставил, и в церковь взял, – чтобы сказать, но – разодрал, в церкви же разодрал.

Почему? Потому что не годится. – А все от того, что предложение неопределенно, так что и теперь я сказать скоро и ясно затруднюсь, о чем я хотел говорить. Не надобно отказываться от делания добрых дел, не надобно говорить, – я не могу, мне нельзя, некогда. Не надобно извиняться, оправдываться ничем, когда и не сделаешь чего.

Мне хотелось высказать больше последнюю мысль; все доброе делай, ничем не извиняясь, ничем не извиняйся, когда чего не сделаешь.

Все это предложение пришло мне за минуту пред тем, как писать. Какой же ожидать определенности?

Спал я порядочно. Служил обедню с утомлением. Обедня отошла в половине 12 часа – или близ того.

Перо стальное, которым теперь пишу, очень хорошо.

Погода все мрачная, точно туманная.

После обеда. 3-й час. Уснул я перед обедом и укрепился, покушал и повеселее стал. – Но грудь побаливает – кости наружные болят. Или токарный станок виноват или погода. – Все, впрочем, хорошо мне теперь. И погода нипочем.

Предложения должны быть самыя краткие по объему, немногосложныя. Предложение – предмет поучения, а не предметы. В самых беседах частныя предложения должны относиться к главному.

12. Понедельник. Грудь и ныне не свободна. Погода мрачная, Я не мрачен. Сейчас буду есть рыбу соленую. Хочется.

Вечер. Скоро 11 часов, а не сплю, и не тороплюсь спать, потому что завтра не мне служить. Перо нехорошо пишет.

Я пил много воды и квасу, потому что покушал рыбки.

Однако спать, спать. – Сейчас лягу.

13. Утро. 7 часов. Спал препорядочно. Грудь лучше. Кажется, от простуды она изволила у меня немоществовать. Во сне. Нет, не всякое лыко в строку.

Надобно отдать Смирнову и проч.

Вечер. 8-й час. – Манерность, манерность не только неприятна, но тяжела.

14. Среда. Утро.7-й час. Ныне, после утрени, вытерся водою я. Мне так приятно было. Давно я не терся.

Суждения наши о предметах весьма много зависят от расположения, от состояния нашей души. Веселому человекувсе лучше кажется, чем печальному. Покойный духом вернее смотрит на вещи, чем тревожный.

Пьяному море по колено. Пуганая ворона и куста боится. У страха глаза слишком велики. Любовь ничего не видит. Вообще всякое сильное чувствование отнимает много силы у суждения. – В сердцах берегись рассуждать, судить. Не слишком доверяй свои суждениям, когда ты очень весел.

Странно, как распишешься, не скоро уймешься, так все и писал бы. – Но пора кончить, потому что надобно сейчас идти на кладбище служить.

Вечер.8-й час. Тепловато и мрачновато; а скучновато, нельзя сказать, даже нельзя сказать – ни то, ни се.

Ныне взял я четыре серии 1855 с июня, проц. по январь, а 16 числа того же месяца возвратил назад.

К Еф. Степ. Карновичу послана книга Творения Святого Григория Богослова.

Вечер. Скоро 9 часов. Что-то в роде скуки у меня. Впрочем, очень естественно. Делать ничего не хочется, а есть хочется, хочется, а я не ем, потому что не знаю, что есть.

Спустя немного. – Читал много, но вычитал мало.

Хоть что-нибудь запишу на память. Иди по избранному пути, не насилуя себя, говори, сообразуясь с средствами своего таланта, публике правду. Из Отеч. зап.

16. Пятница. Утро. Чем где святее, чище место, тем там явственнее Бог, везде присутствие Божие.

Крестовоздвиженский пономарь не нравится прихожанам.

17. Уро. 8-й час. Дано вчера вечером О.300. Все такая же погода.

Не знаю о чем завтра говорить.

После обедни. Нет, нет, я могу идти только прямою дорогою, открытым – всем открытым путем. Я могу приобретать только не укоризненными средствами.

То л дело большая дорога. Как хорошо – законныя средства. Так все надобно приобретать, чтобы наши приобретения ни на грош убытку никому не приносили, т.е. трудами, полезными для других, пользу себе надобно доставить.

На призрение бед. дух.

От собор. 81 р. 65 к., от Каз. 25р. 45 к., от Кр. 30р. 2 0к., от Клад. 7р30к., на гроб Б. 3р. 40 к., от – 5р.

Вечер. 5 часов. Не пишется, не думается.

После всенощной. Ничто не нравится. Не знаю, что и делать.

Я теперь похожу на того отца, у котораго денег ни гроша нет, а дети ждут хлеба или, по крайней мере, гостинца какого-нибудь.

18. Утро. Сейчас из церкви пришел.

После обедни. Говорил поучение – скорое. – Крестное знамение – украшение для христианина, как крест – красота Церкви христианской.

Еще ближе, еще бесхитростнее. Как обыкновенно можно говорить в обыкновенной беседе и Божьих предметах, так и прочее.

Вечер. 5 часов. Як.Д.100000…

19. Понедельник. – О том, что было до Рождества Христова такого, что нам нужно знать для благоугождения Богу и спасения души.

I. Было сотворение мира.

Вечер. 7-й час. Погода тепловатая, небо мрачное.

Нет ничего труднее, как писать легкое. Что легко читается, то с большим трудом пишется.

Верх искусства – поучение безыскусственное.

Половина 10-ого. А спать не хочется. Впрочем, некуда торопиться: я завтра не служу.

На Рождество Христово проповедь такому проповеднику, который едва ли будет проповедывать. И потому надобно бы подумать, что сказать.

Надобно бы подумать, а едва ли буду, потому что еще пять дней остается. Пять дней… пяти часов не хочется подумать. Мне бы все поскорее, да поменьше, да полегче, до покороче.

От этого-то и выходит…Впрочем, впрочем, … спать пора.

20. Утро; Римлян. 14, 23. Всяко же, еже от веры, грех есть.

Не от веры: без внутренней уверенности, что так надобно делать.

Или – против совести, сознания. – Если не знаешь, худо ли, хорошо, то лучше. – Делай, говори только то, в чем уверен, что это хорошо. Без этой уверенности делай все – грех.

9-й час в исходе. Иду в церковь. Выпил рюмку масла горчичнаго чуть не полную, впрочем, рюмку маленькую.

Половина 1-го часа. Действия от масла нет. – К вечеру было.

Скоро два. Голова тяжела. Может быть и от худой погоды

21. Гулял много.

22. Четверток. Утро. Служил раннюю. Погода кислая. Ия точно избитый: руки болят, и грудь тяжела. А спал много. Не от лежания ли долгаго? – За то дух у меня бодр. Именно бодр, так и тянет спать.

11-й час. Уснул и спал два часа. И хорошо сделал, потому что чувствую себя лучше после сна.

Давеча читал я проповедь на Р.Х. чередную. Cura Melius. Ни одной живой мысли. Да, мысль – мышление жизнь дает сочинению. Разве сочинение может быть без мысли, без мышления? – И очень может быть, и очень часто бывает.

Сочинение всякое есть собрание в одно мыслей. Но иногда это собрание есть только набор мыслей, набор даже слов, выражений, а не что-нибудь стройное, целое, живое.

Сочинение настоящее есть стройное здание, живое как бы существо, самостоятельное, отличное от других. Впрочем, и мое мышление о сочинении смахивает на набор мыслей и потому лучше перестать поскорее.

2-й час. Сочинять правила для сочинения не трудно, а сочинять по ним дело другое. Это работа такая, за которую берешься....

Впрочем, старую песню хочу я петь.

Давно погода стоит одинаковая, мрачная, тяжелая такая, которую я не люблю.

Не понимаю, чего ждут: есть хочется.

23. Пятница. Обедни не было, а часы, потому что сочельник в субботу. Вечерня ныне обыкновенная. – Завтра обедня Златоуста в обыкновенное время. – Вечерня же предпраздничная.

Ныне я исповедывался.

Перо нехорошо пишет, да и писать неловко.

23. Пятница. Продол. В Рождество X. будет благод. молебствие о сдаче Карса.

24. Час 1-й. А все погода мрачна, хотя и похолоднее стала со вчерашнего дня.

Одному живописцу я советывал написать две иконы – Спасителя и Божией Матери – со всем тщанием, в них все свое искусство и знание положить, на них все время употребить, – отделать их самым тщательнейшим образом, хотя бы это стоило полжизни или и всей жизни.

И думаю, совет мой хорош. (Прекрасное везде редко – во всем).

Что долго растет, то и прочно. – Что хорошо делается, то и хорошо. – Рафаэль, говорят, умер от мучения – от беспокойства, что ему не удавалось изобразить икону одну так, как хотелось, – лучше умереть согласился – (довел себя до того невольно) – чем написать кое-как. – Лучше мне умрети, нежели похвалу кто мою испразднит.

А лучше что-нибудь кое-что, нежели ничего? – Да, лучше нечто что-нибудь хорошенькаго, нежели ничего. Хорошенькаго и немного – хорошо. Питательнаго и кусочек – полезно.

Вечер.6-й час. Вечерня была с двух часов. Всенощная с вечера будет – в свое время. Утром всенощ. с 3 часов.

Проповеди не готовлю, потом что чередной будет говорить, вопреки моему чаянию. Чередной обманул – не приходил говорить.

Все обстоит благополучно. И погода прояснилась.

Царствие Б. нудится, и нужницы восхишают е.

Царствие Б. – не одно, а все с усилием приобретается, и только усильные искатели всего достигают.

24. Вечер. Суб. Продол. 7 й час.

Все, все с усилием достается.

Надобно узнать, много ли было народу за всенощною.

Уж я почти жалею, что не готовлю проповеди для праздника. Утомительно готовить, но зато занят бываешь, не видишь, как время идет, и после памятно аминь подписать.

Сейчас прочитал о Рождестве Христа в кр. катихизисе. – Кратко слишком. Это конспект. Впрочем, для учебной книжки этого довольно. Ученики должны, соображаясь с этим, рассказывать по-своему. – Но сумеют ли? – Учитель должен доводить их до того, чтобы они сами могли сказывать, что знают. И потому, по-моему, самый лучший способ преподавания учения детям (способ) метод самособеседовательный. Ты беседуй сам с собою, а они пусть слушают. – Так предлагай свои вопросы, чтобы тебе самому же приходилось на них отвечать.

Спустя не более получаса, если не меньше. – Что же такое случилось в такое время? – Ничего особенного, нового. Да, старое, прежнее. Се полагаю... или нет лучше не полагать. Полагал прежде, да отлагал.

Впрочем эти полагания и отлагания не бесполезны. Занят, по крайней мере, в это время размышлением; а размышление для души то же, что движение для тела, как я раз или два записывал.

Впрочем, не пора ли спать, – На чем же я усну? – На том, что дело в делании, а не в намерении. – Для чего говорятся поучения? – Чтобы слушатели поучались, научались, как жить. То самое живое, животрепещущее поучение, которое учить нас жить, жить покойно, честно, праведно.

25. Воскресенье. 7-й час. Что мне пришло. Пастухи, бывшие во время Р. X., вероятно не лучше наших были по внешности. Не смотря на то Бог благоволил принять поклонение от них. Мало этого. Желал, чтобы они воздали Ему поклонение, Ангела посылал сказать им, чтобы они пришли посмотреть на Него, лежащего в яслях, и поклониться Ему.

Чем же почтили И. Христа? – Сказали другим, что слышали и видели, и поклонились Ему. Больше этого они немогли ничего сделать.

Ни злата, ни Ливана, ни смирны у них не было.

А по сему и прочая разумевай.

Народу в церкви было очень много. Только больше пастухов, Чем волхвов. Волхвы после придут. – За то они вознаградят – восполнят свою медленность дарами.

Волхвы, как люди ученые, сами узнали, по звезде о Рождении И. Христа. А пастухам Ангел сказал.

Впрочем, не лучше ли мне немножко отдохнуть.

Вечер. 9-й час. Завтра Собор Преев. Богородицы. Г. е. завтра христиане соберутся в церковь восхвалять – ублажать Преев. Деву Богор., родившую нам Спасителя.

Я в таком теперь расположении духа, что готов писать поучение.

А о чем прикажете писать? Чему поучать?

Нет, не стану писать. Спать хочется.

И еще мне хочется, странно, есть и чего есть? – Печеных яиц. Или – молока бы поел. Нет, спать, спать.

26. Утро. 7-й в исходе. Ранняя у нас обедня. Я буду служить на кладбище.

Спал я много. Впрочем, и еще бы поспал.

26. Понедельник. Утро. Прод. Воздаяние нами чествования Богу и Святым Его нам вменяется в благочестие.

Не бесчестим себя, когда с честию отзываемся о других.

Нет хорошо, когда хорошо о других говорим.

Частичка славы, которую мы воздаем другим, и нам перепадает.

Следовательно, неверен расчет тех, которые, бесчестя других, хотя свою честность возвеличить.

Вечер. 7-го полчаса. Никогда я так легко не ходил по приходу, как ныне.

Погода со вчер. дня изменилась, ныне особенно очень холодна.

Прочее все обстоит хорошо. Завтра служить не буду, следовательно, посплю, сколько захочется.

27. Утро. Досыта спал. Чувствую от пищи неприятное на животе. Одна мясная пища, в большом количестве, всегда неприятно отзывается по утру.

Во сне ничего не видел. Ныне буду по приходу ходить один, потому что соборное хождение вчера кончено. Не люблю я ходить. То есть, по приходу ходить.

С некоторого времени стали особенно часто бродить во мне планы учения. Почти дня не проходить без того, чтобы я не думал – не предначертывал чего-нибудь. Хорошо ли это?

Бьет без четверти восемь. А еще темновато. Солнце и не думает еще вставать.

Ф. Д. Смирнову отдано 25 руб. сер., да прошлого года около этого времени столько-же. – Феодору Матв. за лес 15 р. сер. отданы.

Ельтековым взятыя у них заимообразно деньги 40 р. сер. отданы.

28. Среда. Утро холодно. Во сне видел Владыку Нила, который поручил мне приготовить ему зеркало.

2-й час. С книгопр. за II издание кр. поуч. получено300 р. сер. за вычетом из них 22р.80к.сер.

Надобно справиться об этих 22 р.

29. Л. Л.Мухину дано 20 руб. сер.и63      р.50 к.      сер.      еще46 р. 50 к., обратно 100 р. сер.

30. Вечер. 10 час. Мучусь. А в латинском как много хорошего. Нехудо бы брать из него, хотя отрывки. Хоть для чтения.

31. Вечер. 6 час. Недавно приехал от Михалковых. Похоронили Марью Сергеевну. Добрая она была, добрую память по себе оставила. Говорил и поучение почти из этих мыслей.

Порядочно я помучился. А толку вышло мало.

Если бы мне столько времени и труда употребить на тему всем известную, или другими рассмотренную, раскрытую, то лучше бы было дело. Тогда я мог бы, имел бы время открыть, усмотреть что-нибудь такое, что другие просмотрели, чего другие не коснулись. А сколько времени было употреблено? – С вечера – до утра. Впрочем, не знаю, как сказать, то только знаю – сознаю, что поучение curamelius.

Гоняясь за темами новыми, не успеваем сказать ничего нового.

А как не избирать, не искать новых тем!

Нет, буду по-старому искать нового и с нового года. Да, завтра новый год у нас. – Благослови, Господи, провести его благополучно.

Пусть будет и в новом году все по-старому.

Аминь.



Источник: Сергиев Посад. Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры. 1914. Печатать дозволяется. Ноября 27 дня, 1914 года. Цензор-Редактор Архиепископ Евдоким.

Комментарии для сайта Cackle