Сергей Алексеевич Белокуров

Государевы дьяки и Казенный двор

В княжения Ивана III и Василия III (1462–1533 гг.) внешние сношения Московского государства не были особенно многочисленны и не требовали особого специального учреждения для ведения переписки, касающееся их. Вся она находилась в заведывании «государевых» дьяков, присутствовавших в заседаниях думы; «а на чем которое дело бояре быти приговорят, приказывает царь и бояре думным дьяком пометить и тот приговор записать». Эти приговоры думы они и приводили в исполнение и писали или, точнее, заведывали изготовлением грамот, указов и памятей, вызывавшихся тем или другим постановлением. Ни откуда не видно, чтобы среди этих «государевых» или «великого князя» дьяков была специализация занятий, чтобы переписку по известным делам вел один дьяк, а по другим другой; не видно в числе их особого Посольского дьяка, который бы одной посольской перепиской и заведывал24. Только в половине XVI в., в 1549 г., появляется особый Посольский дьяк, в которому она и переходит. Судя по некоторым указаниям, можно думать, что канцелярская работа по внешним сношениям происходила на находившемся в Московском Кремле, между Архангельским и Благовещенским соборами, Казенном (государственном) дворе. В 1518 г. сюда был приглашен посланец (человек) прусского магистра Шимборк, и здесь дьяк М. Путятин, как выше отмечено, наиболее часто принимавший участие в боярских комиссиях, читает ему «грамоту, которую посылает князь великий к галлейскому (французскому) королю».

Казенных двор в конце ХV и первой половине XVI вв. не был только хранилищем царской казны, мехов, драгоценных материй, раздававшихся в награду служилым людям Московского государства, каким он стал в XVII век. В ХV–XVI вв. на. Казенном дворе бояре и казначей весьма часто принимали иноземных послов, особенно во время отсутствия великого князя из. Москвы; послы подавали здесь привезенные грамоты и вели здесь переговоры с боярами и казначеями о порученных им делах. Есть основание думать, что он был казенным не потому, что хранил казну, а казенным, иначе государственным, двором, на котором ведались дела государственные (казенная служба – государственная служба). В Русско-Литовском государстве существовало учреждение, аналогичное московской Боярской думе, – Господарская рада. При этой раде и господаре существовала особая государственная канцелярия великого княжества Литовского, чиновники которой «облекали в письменную форму, зарегистровывали и выдавали по адресу все постановления и распоряжения господаря и панов-рады», а также «изготовляли и различные дипломатические документы, грамоты к соседним государям и правительствам», «науки» или инструкции послам и гонцам, отправлявшимся за границу и т. д. Канцелярия эта состояла из особого начальника-канцлера, в ведении коего состояла и государственная печать, секретарей, писарей и дьяков. Этой государственной канцелярии литовской в Москве соответствовал Казенный двор, который был в XV–XVI вв. московской государственной канцелярией впредь до выделения особых ведомств и образования приказов; здесь именно государевы дьяки приводили в исполнение приговоры Боярскоft думы, писали соответствующие грамоты и памяти. Таким образом казенный двор, до учреждения Посольского приказа (1549 г.), был первоначальной канцелярией и по внешним сношениям Московского государства. Обязанности, лежавшие в Литве на канцлере, в Москве исполняли казначей и печатники, которые были в ХV–XVI вв., так сказать, государственными секретарями25.

* * *

24

Судя потому, что первый дьяк Посольского приказа (с 1549 г.) И. М. Висковатый пишет, будучи подъячим, перемирную грамоту еще в 1542 году (Сборник Император. Русско-исторического общества, т. 59, стр. 166), можно думать, что у дьяков было несколько помощников – подьячих, ведавших. каждый свое специальное дело; быть может – было несколько столов или повытий и в том числе один по внешним сношениям.

25

М. К. Любавский, Литовскорусский сейм, стр. 384–394. Кроме қанцелярии при раде находился еще «скарб», бывший хранилищем разных ценностей и служивший архивом для канцелярии; в нем сохранялись подлинники договоров, с иностранными государствами и другие подлинные акты. Ibidem стр. 394–395. Казенный подъячий упоминается в 1467 г., дьяк ок. 1450 г., двор в 1493 г. По мнению Гурлянда, заведывание Ямской гоньбой первоначально входило в круг ведомства казначеев (ямские дьяки упом. с 1490 г., изба. с 1555 г.). М. А. Дьяконов предполагает, что «Чети» и, вероятно, Большой Приход возникли из ведомства казначеев. Раннейшие упоминания о правительственных учреждениях и лицах древней Руси относятся к след. годaм: 1496 г. – Конюшенных дьяках, 1501 г. – о Дворцовых дьяках, 1500 г. – о Земских дьяках, ок. 1510 г. о Холопьем приказе, 1585 г. о Разрядных дьяках, 1539 г. о Разбойном приказе, 1550 г. Полавочной и Челобитной избах, 1555 г. – о Поместном приказе.


Источник: О Посольском приказе / С. А. Белокуров. - Москва : Имп. О-во истории и древностей российских при Московском ун-те, 1906. - [4], 170 с. : ил.

Комментарии для сайта Cackle