Сергей Васильевич Булгаков

Общих секта

Общих, или «общего упования», или «акинфиевых» секта – одно из разветвлений молоканства. Распространителем ее был богатый крестьянин с. Яблоневого Врага Николаевского у. Самарской губ. Михаил Акинфиев Попов, сосланный в Закавказье. Ложно поняв смысл и значение повествования Деяний апостольских (Деян.II, 44–45, IV) о том, что «вей веровавший бяху вкупе и имяху вся обща», Попов начал проповедовать, что частная собственность есть зло; что она, разделяя всех людей на богатых и бедных, порождает ссоры, зависть, ненависть, вражду, интриги, коварство, воровство, грабежи, убийства, тщеславие и гордость – у одних, унижение, рабство, лесть, двоедушие, ложь – у других; что первые христиане потому и были совершенны, что у них все было общее и никто ничего не называл своим; что «духовные христиане» (т.е. молокане) должны так жить, чтобы у них был общий труд и общее имение, из которого и были бы удовлетворяемы нужды каждого. Результатом этой проповеди было образование большой коммунистической общины из последователей Попова.

Для управления общиной и общим имуществом в секте «общих» учреждена администрация из 12 «чинов», в образе 12 апостолов; девять из них были мужского пола и три женского. Девять чинов мужского пола имеют влияние на всю общину и управление общественными делами; а особенности чинов женских ограничиваются только присмотром за женщинами при молении, обучением их пению и запеванием в молитвенных собраниях. Каждый из «чинов» имеет особое название (как-то: «судья», «жертвенник», «распорядитель», «молитвенник» и т.п.), и на каждого из них возложено особое служение. Так, «судья» (он же и «пресвитер») председательствует в молитвенных собраниях, читает и изъясняет Св. Писание, разбирает распри членов общины, наблюдает, чтобы каждый из остальных чинов «в своем деле не ослабевал и был бы бдителен»; «жертвенник» (он же «правое ухо Христа») принимает и хранит пожертвования; «распорядитель» (он же «правая нога Христа») обязан следить за людьми в каждом деле, наблюдать за их поведением в общественных собраниях, в домах и на улице; «молитвенник» (он же «левое око Христово») обязан руководить, по судейскому слову, общественной молитвой и приказывать молиться по домам и т.п. Сверх частных обязанностей, присвоенных каждому «чину» порознь, «чины» имеют обязанности общие. Так, первые три «чина» решают все важные дела по собранию сектантов; вторые – принимают покаяние, если согрешивший почему-либо стесняется публично исповедать свой грех перед всей общиной, как того требовал ее основатель. Все 12 «чинов» имеют помощников, помощники – своих помощников и т.д.

Моления «общих» состоят из пения псалмов и чтения молитв, постоянно сопровождаемых земными поклонами, коленопреклонениями, взаимными поклонами и священным взаимным лобызанием. Для этих молений сектанты собираются в обыкновенных домах, только более просторных; ни икон, ни каких-либо особых украшений в этих домах не допускается. Кроме общих, называемых сектантами «соборными», молений, у них положены моления «домашние» для всей «партии» (т.е. всех лиц, живущих в каждом доме) и «единотельные» для одного или нескольких лиц. Вообще среди других рационалистических сектантов «общие» являются наиболее богомольными. Хотя православные посты сектанты отвергают, но значение поста признают и соблюдают установленные ими посты, воздерживаясь в некоторые из них от всякого рода пищи. Нет у них также разделения пищи на скоромную и постную, но запрещается употребление в пищу мяса животных с нераздвоенными копытами, свиней, рыб, не имеющих чешуи, лука, чеснока, сахара, хмеля, спиртных напитков, а также воспрещено курение и нюханье табаку.

Впоследствии прежние порядки и строй жизни «общих» подверглись изменению. Уже вскоре после основания секты устроение жизни на началах коммунизма во всей его полноте оказалось неосуществимым. Одно учреждение администрации из многих должностных лиц стало в противоречие с первоначальным стремлением к равенству всех членов общины и с коммунистическим управлением общественным имуществом. Работали только рядовые члены общины, а трудами и заработком их распоряжались лица привилегированные – «чины», уличаемые к тому же в пристрастии и своекорыстии. Оказались в общине и такие члены, которые старались жить только на чужой счет, сами ничего не делая. Ввиду этого основателем общины с общего согласия было установлено вносить в общую кассу только десятую часть из имущества и заработка каждого и, сверх того, принимать во время молений добровольные пожертвования (на стол под полотенце). Равным образом, вместо безвозвратных выдач каждому по мере нужды, стали выдавать пособия только некоторым взаимообразно; не имеющие возможности уплатить долг обязывались «отпостить» взятое, начисляя на каждый выданный рубль целый день поста (состоящего в совершенном воздержании от пищи и пития), с допущением, в случае непосильности поста для получившего значительное пособие, разделения дней пощения другими, соглашавшимися на это, членами общины. Наконец, тогда как первоначально все «чины» избирались на общем собрании всех членов секты, впоследствии права общины перешли к «судье», который и назначает всех «чинов» и устраняет оказавшихся недостойными.

Строгая организация общины служит в настоящее время отличительной чертой «общих» от других молокан. У «общих» личность всецело поглощается обществом и все находятся в подчинении друг другу; главная же власть находится в руках одного. Особенностью учения в толке «общих», появившейся в последнее время, служит признание их старцами третьего завета – «Завета Духа Святого», как основания «истинного не буквенного христианства»; так как еврейская буква (т.е. книги Ветхого и Нового Заветов) отжила свой век и должна быть отвергнута и уступить место «новому тайному евангелию», или «Завету Духа Святого», «духа премудрости и разума». Но это «тайное евангелие» держится старцами общины в строгом секрете; ни в чем житейском оно не воплотилось и для религиозно-нравственной жизни «общих» не имеет важного значения.

До тридцатых годов прошлого столетия пропаганда Попова имела большой успех в Нижнем Поволжье, а затем гнездом «общих» стали служить с. Андреевка и Николаевка, близ г. Ленкорани, Бакинской губ. В последней четверти прошлого столетия число последователей этой секты значительно уменьшилось. Но, по свидетельству некоторых, в настоящее время проповеди Толстого и влияние закавказских духоборцев-постников снова возбудили в секте «общих» дух прозелитизма. С 1905 г. пропаганда лжеучения «общих» проникла уже в центральные губернии России, и во многих из них появились сектантские коммунистические общины.



Источник: С.В.Булгаков. Настольная книга для церковно-священно-служителей. Издание 3-е, исправленное и дополненное. - Киев: Типография Киево-Печерской Успенской Лавры. 1913 г. - С. 1592-1745.

Вам может быть интересно:

1. Борьба с сектантством – XXIII. Оригинальный приём полемики. протоиерей Александр Введенский

2. Православная Церковь и сектанты – О святости церкви протоиерей Димитрий Владыков

3. Спасение и вера по учению католическому и протестантскому – II. Правовое жизнепонимание пред судом Св. Писания и Св. Предания мученик Михаил Александрович Новоселов

4. Христианство и иудейство архиепископ Нафанаил (Львов)

5. Русское сектанство Иван Георгиевич Айвазов

6. Православие и ислам – Как стать православным христианином? священник Георгий Максимов

7. О религиозном воспитании детей епископ Ириней (Орда)

8. Две крайности: экуменизм и зилотство архимандрит Епифаний (Феодоропулос)

9. Окружное или соборное послание, писанное к Флавиану, архиепископу Константинопольскому (против ереси Евтихия) святитель Лев Великий

10. Ереcь Filioque митрополит Иерофей (Влахос)

Комментарии для сайта Cackle