Азбука веры Православная библиотека профессор Сергей Леонтьевич Епифанович

профессор Сергей Леонтьевич Епифанович

Патрология

Рецензии

профессор Сергей Леонтьевич Епифанович

профессор Сергей Леонтьевич Епифанович (15.11.1886–28.09.1918)

Биография

Сергей Леонтьевич Епифано́вич, профессор Киевской духовной академии, выдающийся богослов-патролог.

Родился 15 ноября 1886 года в городе Новочеркасске Донской области в семье Леонтия Епифановича, преподавателя Донской духовной семинарии.

В 1900 году окончил Новочеркасское духовное училище, в 1906 году - Донскую духовную семинарию.

В 1906-1910 годах обучался в Киевской духовной академии, окончил с отличием и со степенью кандидата богословия за сочинение о прп. Максиме Исповеднике, с правом защиты магистерской диссертации без экзамена.

В течение 1910/11 учебного года состоял штатным профессорским стипендиатом для подготовки к преподавательской деятельности при академии по кафедре истории древней Церкви.

25 июля 1911 года был утвержден в должности преподавателя Киевской духовной академии по кафедре патрологии в звании исполняющего обязанности доцента с 16 августа 1911 года.

В 1913-1918 годах вел преподавательскую и научную деятельность: читал в КДА лекции по патрологии I-V вв.; с 10 октября 1917 года был назначен также преподавателем греческого языка.

Член Богоявленского при Киевской духовной академии братства для вспомоществования служащим в академии и студентам.

В начале 1913 года защитил магистерское диссертационное исследование «Преподобный Максим Исповедник: его жизнь и творения» (в 3 т.), получившее высокую оценку Совета КДА и похвальные отзывы профессоров КДА М. Н. Скабаллановича и Н. Ф. Мухина. Современники считали, что он являл собой идеал православного церковного ученого - синтез «дидаскала» и подвижника: "Как великие каппадокийцы в Афинах, он в Киеве знает только две дороги - в библиотеку и в храм".

Становление его как ученого происходило в контакте с лучшими представителями русской церковной науки. Он вел переписку со многими учеными, такими как профессор КДА и КазДА, ректор КазДА еп. Чистопольский Анатолий (Грисюк) - его научный руководитель в КДА, проф. МДА иером. Варфоломей (Ремов), А. И. Бриллиантов, Н. Н. Глубоковский, Ю. А. Кулаковский, прот. К. С. Кекелидзе, прот. Тимофей Лященко и других, а также с рядом зарубежных исследователей, сотрудничал с проф. М. Д. Муретовым. Незадолго до кончины он близко общался с приехавшим из Петрограда профессором СПбДА Н. И. Сагардой. Сохранившиеся письма свидетельствуют, что одной из главных целей этих контактов был обмен редкими в России научными изданиями и первоисточниками, необходимыми ему для работы.

В период Первой мировой войны и последовавших революционных событий, несмотря на сложные условия, трудности с использованием научной литературы и ряд других проблем, продолжал научно-преподавательскую деятельность. На приглашение еп. Анатолия (Грисюка), профессора и ректора Казанской духовной академии, переехать в Казань ответил отказом. В 1918 году утвержден в звании доцента и избран экстраординарным профессором Киевской духовной академии.

Скончался 28 сентября 1918 года, после болезни.

Оценки

Один из выдающихся отечественных патрологов конца XIX - начала XX века, наследие которого, несмотря на сравнительно небольшое число опубликованных трудов, не утратило значения до настоящего времени. Будучи знатоком не только первоисточников, но и всей имеющейся на тот момент научной, в первую очередь западной литературы по патрологии и церковной истории, он являл собой тем не менее образец самостоятельно мыслящего в рамках Предания Церкви ученого. Характеризуя его научную деятельность А. Прахов, его современник, замечал, что он обнаруживал, «за исключением трудов знаменитого Болотова, беспримерную в русском богословии самостоятельность работы».

В магистерской диссертации, сохранившейся (не полностью) в рукописи, и 2 опубликованных на ее основе книгах, «Преп. Максим Исповедник и византийское богословие» (1915) и «Материалы к изучению жизни и творений преп. Максима Исповедника» (1917), он впервые в русской церковной науке представил учение прп. Максима в наиболее полном объеме как целостную богословскую систему и результат синтеза византийского святоотеческого богословия, поместив его в контекст исторической эпохи и богословской мысли периода христологических споров (V-VII вв.). В диссертации учтены и освещены практически все доступные отечественные (не менее 10) и зарубежные (не менее 30) научные издания, имевшие отношение к прп. Максиму и к византийскому богословию V-VII вв. в целом, проведен подробный (в т. ч. сравнительный) анализ данных различных житийных и иных церковно-исторических источников и на их основе осуществлена авторская реконструкция хронологии жизни и произведений прп. Максима, включая обзор всех его сочинений, а также их многочисленных отрывков в других источниках.

Был одним из первых отечественных исследователей наследия прп. Максима Исповедника. Защитил трёхтомную магистерскую диссертацию о преподобном.

Книга «Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие» является публикацией введения ко 2-му тому его диссертации Кн. «Материалы к изучению...» (часть 3-го т. диссертации), по отзывам современников, имела значение не только для российской, но и для зарубежной патрологической науки, в первую очередь источниковедческого направления, как собрание и публикация на основании подробного текстологического исследования рукописей из многих (ок. 10) библиотек мира (для чего он на собственные средства выписывал фотокопии рукописей) грекоязычных произведений, приписывавшихся прп. Максиму (часто в отрывках и разночтениях), с исследованием их аутентичности (CPG, N 7707), большинство из которых не вошли в «Патрологию» Ж. П. Миня (PG. 90, 91). В частности, им был произведен текстологический анализ древнейших рукописей схолий на «Ареопагитики» (CPG, N 7708): Е. пришел к обоснованному выводу об их лишь частичной принадлежности прп. Максиму, по большей же части - Иоанну Скифопольскому (VI в.). Им были также опубликованы 4 главнейших греч. житийных источника жизни и деятельности прп. Максима.

Епифанович представил прп. Максима Исповедника как оригинального и многостороннего мыслителя, важное звено в святоотеческом Предании Церкви. Совершив целостную реконструкцию его учения, он показал в полном объеме различные стороны богословия преподобного: учение о Боге, триадологию, космологию, антропологию, психологию, учение о грехопадении и спасении, пневматологию, аскетику и эсхатологию. По словам Ж. К. Ларше, ему принадлежит первенство в оценке важнейшей для восточно-христианского богословия сотериологической идеи обожения как центральной и основополагающей для учения прп. Максима.

Является автором полного курса лекций по доникейской патрологии.

Сохранились его конспекты лекций по патрологии I-III вв. Одна из оригинальных идей его патрологической методологии - признание, в противоположность мнению Сагарды, некорректным вошедшего в практику присвоения в церковной науке титула "учитель Церкви" церковным авторам (Клименту Александрийскому, Евсевию Кесарийскому, Оригену, Тертуллиану и др.), "которые погрешали в истории и не удостоены имени святых отцов... гораздо правильнее поэтому всех, не причисленных к лику отцов, называть «писателями церковными» (ecclesiastici scriptores)".

Как переводчик, он продолжил начатый в 1830-х годах прот. Г. П. Павским (ХЧ. 1830-1835) перевод «Вопросоответов к Фалассию» прп. Максима Исповедника, издав 25 из 65 «Вопросоответов» (1916-1917).

Его научные статьи носят в основном характер пространных отзывов на выходящие книги по патрологии и церковной истории (ТКДА. 1913-1916). В них он проявил себя как знаток зарубежных научных изданий и ученый, склонный к детальному и скрупулезному историческому, концептуальному и библиографическому анализу.

Проф. А.И. Сидоров писал о нем так:

Особо следует сказать о С.Л. Епифановиче — ученом, не дожившем и до 32 лет. После его смерти все близкие ему люди сходились в мнении, что «это был подвижник и науки, и веры. О нем говорили, как о Григории Богослове с Василием Великим в их бытность для образования в Афинах, что он знал две дороги: в Академию и храм». Перед своей кончиной этот «светский схимник», по выражению одного из друзей, смиренно оценивал свои научные работы так: «Много было толков, но как мало сделано. Есть кое-что из написанного, но все это не окончено, а потому и значения никакого не имеет», — «Там доучусь!» — произнес как-то больной окидывая прощальным скорбным взором свои обремененные книгами полки». Действительно, в чисто «количественном» отношении Сергей Леонтьевич успел сделать немного: его магистерская диссертация о прп. Максиме Исповеднике, почти уже готовая, так и не увидела свет, а переводы творений прп. Максима прервались, едва начавшись. Однако и две выдержки из диссертации С.Л. Епифановича, вышедшие отдельными выпусками, — «Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие» и «Материалы к изучению жизни и творений преп. Максима Исповедника» — составляют целую эпоху в истории русской патрологической науки. Недаром в рецензии на первую книгу А. Прахов говорит, что она, по своему глубинному проникновению в суть богословия прп. Максима, обнаруживает, «за исключением трудов знаменитого Болотова, беспримерную в русском богословии самостоятельность работы». Подобное сравнение с В.В. Болотовым С.Л. Епифанович, несомненно, заслужил. Его рукописный курс патрологии подтверждает необычный Божий дар у почившего в Бозе молодого профессора, с рвением первохристианских «дидаскалов» исполнившего свое церковное служение на земле.

Сочинения

  • По поводу книги М. Ф. Оксиюка: Эсхатология св. Григория Нисского. Киев 1914.
  • Преп. Максим Исповедник и византийское богословие. К., 1915. М., 1996;
  • Материалы к изучению жизни и творений преп. Максима Исповедника. К., 1917;
  • Патрология: Церковная письменность I-III вв.: Курс лекций, чит. студентам КДА в 1910-1911 гг.: 3 ч. / Под ред. доц. МДА Н. И. Муравьева. Серг. П., 1951. Маш.;
  • Максим Исповедник, прп. «Вопросоответы к Фалассию»: Пер. с коммент. // БВ. 1916-1917 (переизд.: Максим Исповедник, прп. Творения. М., 1993. Т. 2);
  • Библиографическая заметка на кн. свящ. Д. А. Лебедева «Антиохийский Собор 324 г. и его послание к Александру, еп. Фессалоникскому». СПб., 1911 // ТКДА. 1913. Янв. С. 126-168;
  • Св. Александр Александрийский и Ориген // ТКДА. 1915. Сент.- нояб. С. 245-283;
  • Псевдо-Евлогий // ТКДА. 1917. Янв.- февр. С. 132-143 (переизд.: Преп. Максим Исповедник и византийское богословие. М., 1996. Прил.: Псевдо-Евлогий. С. 167-176).
  • Лекции по патрологии. "Воскресение", М. 2010.

Открыта запись на православный интернет-курс