В.В. Виноградов

Руда

РУДА

Борьба и столкновение омонимов далеко не всегда завершались устранением одного из них. В этих случаях неудобства омонимии ликвидировались отмираньем соответствующего слова, его исчезновением. Вопрос о причинах, вызывавших захирение какого-нибудь омонима, может быть решен лишь при учете всей сложности смысловых соотношений в языковой системе того времени. Ведь смысловой объем слова и самый характер его значений различны на разных стадиях развития языка. Поэтому и понятие омонима, структура омонимических рядов, количество и качество их, а следовательно, и их положение в общем строе языка неодинаковы в разные периоды языкового развития. Прежде всего, можно думать о естественном сопротивлении языковой системы при столкновении ее с омонимными словами близкородственного языка, например при пересадке старославянизмов на почву древнерусского языка.

Роль старославянского языка, как поставщика общерусских отвлеченных понятий и научно-технических терминов, ярко выступает в истории слова руда. Его значение – «минеральное вещество, горная порода, содержащая металл», – укрепляется в этом слове под влиянием старославянского языка. В «Материалах» И. И. Срезневского в древнерусских памятниках XI – XV вв. отмечено лишь это значение слова руда и производные от него. Здесь читаем: Руда – 1) «металл в соединении с иными веществами, как он находится в земле». Например, в Изборнике 1073 г.: «Акы яже съ златъмь и съ се(ре)брьмь сьмѣшеныя руды расудить жегы огнь» (л. 105); в Космографии Козмы Индиконкова «Съ инѣм всѣмь злато много имуще, рекше руду златную». Ср. переносно: «Въ нощи и въ дне копають зълую руду на средциихъ своихъ» (Златоструй XII в. 173). 2) «рудник». В Служебнике Варлаама (XII в., л. 7): «И въ рудахъ, и в поточѣниихъ, и въ лютахъ работахъ, и во всякои скорби, и бѣды, и нужи сущихъ поминаи, Боже» (Срезневский, 3, с. 187).

Это значение устойчиво держится в русском литературном языке вплоть до наших дней и вытесняет из литературного употребления народно-областные значения слова руда.

Наиболее распространенным из русских народно-областных значений этого слова было: «кровь» (пустить руду; ср. рудожелтый – в Новг. Летоп., в Софийск. Временнике под 6984 г., т. 2, 171). Это значение проникает и в литературный язык с XV – XVI вв. и употребляется в нем до начала XIX в. Оно отмечено без всяких стилистических ограничений и в словарях Академии Российской.(здесь руда – «кровь» – рассматривается как омоним слова руда со значением «Вещество металлическое, посредством серы или мышьяка в вид камня или земли претворенное, в недрах земли содержащееся» (сл. АР 1822, ч. 5, с. 1088) и даже в словаре 1847 г. Но в 20—30—х годах XIX в. это значение уже расценивается как народно-областное. В областных народных говорах значения и употребления слова руда гораздо сложнее и разнообразнее. Здесь руда обозначает и «замаранное пятно, грязь, черноту, особенно на теле, одежде, белье» Весь рукав у тебя в руде (арх., смл.), и «сажу» (тверск.) (см. сл. Даля, 3, с. 1731).

В холмогорском говоре: «Руда – 1) кровь, 2) болотная ржавчина. Руди ть, руди ться – 1) пачкать кровью, 2) марать грязью» (Грандилевский, с. 262).

О том, что слово руда в областных литературных языках средневековья, до XVI – XVII вв., употреблялось в диалектных значениях, а не в киевско-московском литературно-книжном, свидетельствует такой факт. В Буслаевском тексте «Повести града Иерусалима» (Буслаевск. изд. рук. XVII – XVIII ст.)325 вместо слов: «да в нем же (озере) копают в берегах руду серебряную», – читается: «да в нем, сказывают, ручей серебряный». Проф. А. В. Марков в статье «Повесть о Волоте и ее отношения к Повести о св. граде Иерусалиме и к стиху о Голубиной книге» по этому поводу рассуждал так: «Почему вместо руды оказался ручей? Дело в том, что ни в одном новгородском памятнике не отмечены слова руда, рудьный; в настоящее время у крестьян Новгородской губ. слово руда употребляется только в смысле ”кровь“; р. Руда, упоминаемая в Шелонской пятине в конце XV в., показывает, что в весьма древнее время в Новгородской земле слово руда значило то же, что теперешнее белор. руда – грязь, чернота. Литературное слово руда неизвестно и древним новгородским колониям, на что указывает арханг.-обл. и олон. руда, – кровь, пятно, ружоный – грязный (”ружоное белье“), олон. рудожелтый – красножелтый. Вместо сл. ”руда“ в новгородских памятниках XIV – XV вв. нередко упоминается сл. ”кузнь“ в значении ”металл“. Так как новгородцу слово ”руда“ было непонятно, то он его и принял за известное ему слово ”ручей“. ”Руда золотая“ упоминается в Сказании об ”Индии богатой“, откуда она должна была перейти в былину о Дюке; но только единственный пересказ былины (Терского берега. Беломорские былины, 106) сохранил название золотой руды; в остальных пересказах, записанных в Олонецкой губ., мы находим или ”золоченую струйку“, или ”золоченую реку“ (Гильфердинг, 2-е изд., 1, 122–123; 2, 501, 561; Рыбников, 2-е изд., 1, 201)»326.

Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись (5 листков разного формата) и более поздняя машинопись (3 стр.). Печатается по рукописи с внесением ряда необходимых поправок и дополнений.

К слову руда В. В. Виноградов обращается также в работе «Основные проблемы изучения образования и развития древнерусского литературного языка»: «М. И. Сухомлинов в числе источников для ”Словаря Академии Российской“ (1789–1794) указал на рукописный сборник слов (”Роспись книгам и рукописям имп. Российской академии“, 1840, с. 159, № 113), в котором довольно последовательно проведен синонимический параллелизм церковнославянских и разговорных русских слов. Например: беседа – разговор; бездождие – засуха; бездна – пропасть; битва – драка; бич – кнут; брак – свадьба; бредня – вранье; буйство – глупость; воня – запах; врачевание – лечение; выя – шея; глиста – червь; дебрь – бор; злак – зелень; здание – строение; знак – вид; свясченник – поп; изменник – переметчик; имянование – название; клеврет – товарисчь; колыбель – зыбка; косноязычный – заика; кровь – руда; крупица – кроха; мзда – заплата; навет – наговор, нанос, клевета; надзиратель – надсмотрщик; недро – пазуха; обсчество – ватага; одеяние – платье; оплот – забор, плетень; осязание – счупание; пепел – зола; печаль – кручина; пресмыкание – ползание; рукоделие – ремесло; юный – молодой; кропити – бризгати; излагати – выкладывати, толковати, издавати; одолети – осилети; разглагольствовати, беседовати – разговаривати; вотсче – напрасно; иноплеменник – иноземец; гибель – погибель; вратарь – воротник; мерило – мера; писатель– писец; рождество – родины и др. под. (Сухомлинов, вып. 8, с. 9–19)» (Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. яз., с. 139). – Е. X.

* * *

325

См. статью «Волот Волотович» по списку начала XVIII в., ср. его же [Буслаева. – Ред.] хрестоматию.

326

Изв. ОРЯС, т. 18, кн. 1. 1913. С. 55–56.


Источник: История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3

Комментарии для сайта Cackle