А.А. Половцов

Скляев, Федосей Моисеевич

Скляев, Федосей Моисеевич, капитан-командор, лучший судостроитель петровского времени, ум. 10 мая 1728 г. С. был видным членом кружка русских моряков и судостроителей, которые вместе с Петром Великим учились за границей и пользовались его дружеским расположением. Впервые он стал известен Петру, как рядовой бомбардир потешных полков, и в 1697 г. выбран был в число 30 волонтеров (валентиров) великого посольства. В Амстердаме с августа 1697 г. он несколько месяцев вместе с Петром и Александром Меншиковым изучал корабельное дело на Ост-индском дворе, затем в 1698 г. отправлен был в Венецию, где работал в арсенале «у галеасов и каторг», и в ноябре того же года вернулся в Россию. В это короткое время ученья за границей, не более года, он вполне освоился с искусством кораблестроения, превзойдя всех своих товарищей-«валентиров».

В ноябре 1698 г. Петр, приступая в Воронеже к постройке судов, потребовал сюда С.; узнав, что на пути в Воронеж С. задержан в Москве кн. Ф. Ю. Ромодановским, Петр написал Ромодановскому следующее: «Еще прошу: в чем держат наших товарищей Скляева и Лукьяна (Верещагина)? Зело мне печально. Я зело ждал паче всех Скляева, потому что он лучший в сем мастерстве; а ты изволил задержать Бог тебя судит! Истинно никого мне нет здесь помощников. А чаю дела не государственные. Для Бога свободи (а какое до них дело, я порука по них), и пришли сюды». Оказалось, что С., действительно был арестован в Москве за буйство в нетрезвом виде. Ромодановский так отвечал Петру: «Что ты изволил ко мне писать о Лукьяне Верещагине и о Скляеве, будто я их задержал – я их не задержал, только у меня сутки ночевали. Вина их такая: ехали Покровскою слободою пьяны и задрались с солдаты Преображенского полку, изрубили двух человек солдат и по розыску явились на обе стороны неправы; и я розыскав, высек Скляева за его дурость, также и челобитчиков, с кем ссора учинилась, и того часу отослал к Федору Алексеевичу (Головину). В том на меня не прогневись: не обык в дуростях спускать, хотя бы и не такова чину были». В приведенном письме к Ромодановскому Петр назвал С. и Л. Верещагина «нашими товарищами»; это были товарищи Петра по его любимому делу судостроения. В списке «чинам, изучившимся в окрестных государствах корабельному художеству» (1701 г.), на первом месте стоит «бас Петр Михайлов», наравне со всеми мастерами расписывавшийся в получении жалованья, и непосредственно за ним следует «мастер Федосей Скляев». Под рассуждением корабельных мастеров о переделке 10 кораблей итальянского дела, в июне 1701 г., С. также подписался на втором месте вслед за Петром, и впереди других мастеров и в том числе Александра Меншикова. В любимом кружке корабельных мастеров Петр особенно отличал С. своим дружеским расположением. Это отразилось в письмах С. к государю 1701–1705 гг.: они начинаются шутливыми обращениями: «mIn her сарIteIn, здравствуй» или «meIn her kapteIn und fadar, многолетно здравствуй». После отчетов о постройке кораблей С. просит Петра передать поклон Меншикову и рассказывает о товарищеских попойках – боях с Ивашкой Хмельницким: «а с Иваном бились весь день у Федора Матвеевича (Апраксина); были зело шумны». Впоследствии отношения Петра к компании судостроителей сделались более сдержанными; в 1719 г. С. пишет ему уже иначе, более официально: «письмо вашего величества... радостно получил и компании нашей объявил, о котором благодарствуем». С. сохранил, однако, расположение Петра. В 1712 г. на бракосочетании государя он занимал за столом «братнее место» по левую руку. И в 1715 и в 1716 гг. Петр с Екатериной обедал у него на именинах: он посетил его по случаю рождения у него дочери, а также присутствовал на ее крестинах.

С. вполне оправдал отзыв Петра о нем, как о лучшем корабельном мастере. В 1699–1705 гг. он строил в Воронеже корабли «Предестинацию», или «Божияго Предведения» и «Ластку», под постоянным наблюдением Петра, который сам посещал верфь и отовсюду и из Гродны, и из Вильны, и из Петербурга присылал чертежи (текены) и указания по отделке этих судов. С. вошел, как равный, в ряд лучших корабельных мастеров иностранцев, работавших в России, рыцарей Броуна, Козенса, Ная и других. Петр поручал ему постройку самых больших кораблей. С осени 1705 г. С. работал на Петербургской верфи и здесь построил в 1707–1708 гг. по чертежам Петра 16-пушечную шняву «Лизета», в 1709–1712 гг. под руководством Петра 54-пушечный корабль «Полтава», затем в 1712–1714 гг. 60-пушечный корабль «Нарва», в 1712–1717 гг. 60-пушечный корабль «Ревель», оба в 145 фут, в 1716–1721 гг. 83-пушечный корабль «Фридемакер» и еще несколько кораблей, фрегатов и шняв меньших размеров. Кроме работ на верфи, С. по особым поручениям Петра, свидельствовал корабельные леса (в 1715 г.), руководил поднятием затонувшего на Котлинском рейде корабля «Лесного» (в 1719 г.), а также сопутствовал Петру в его поездках, и, между прочим, участвовал в полтавской баталии. В ноябре 1709 г., после полтавской битвы, С. был произведен в капитаны, затем 10 июля 1723 г. в капитан-командоры. В августе 1727 г. С. за многолетнюю службу, по определению Адмиралтейской коллегии, награжден был крупной по тому времени прибавкой жалованья в 576 руб. к получавшемуся им окладу в 820 руб.

А. Бычков, «Бумаги и письма Петра Великого», тт. I–III. – Устрялов, «История царствования Петра Великого», т. II, прил. 12, т. III, прил. 8, т. IV, прил. 4. – Соловьев, История России, т. XIV, кн. III, 1200. – Голиков, Деяния, тт. III, VI, VII, XIV, XV. – «Общий морской список», т. I. – «Материалы для истории русского флота», т. I, II.

Комментарии для сайта Cackle