Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т.

КНИГА СУДЕЙ ИЗРАИЛЕВЫХ (JUDGES, BOOK OF)

При всем богатстве образов в Книге Судей есть главная тема, придающая ей общую направленность, – повторяющиеся циклы событий. В Книге Иисуса Навина рассказывается история завоевания Израилем земли, последовательно проводившегося под руководством преданного делу человека, Иисуса Навина. Книга же Судей начинается с изображения совершенно иной картины. После смерти Иисуса Навина не нашлось вождя в лице мужчины или женщины, который сменил бы его и объединил бы народ в целеустремленных исканиях. В результате утраты провиденческого руководства история Израиля свелась к повторяющимся циклам непослушания и наказания (см. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ).

Цикл состоит из следующих этапов:

1) израильтяне делают злое пред очами Господа (Суд. 2:11, 3:7,12, 4:1, 6:1, 10:6, 13:1);

2) Бог наказывает Израиль, используя иноземные народы, которые угнетают его (Суд. 2:14, 3:8, 4:2, 10:7);

3) израильтяне каются и взывают к Господу с просьбой об освобождении от врагов (Суд. 3:9, 15, 6:6–7, 10:10);

4) Господь воздвигает вождя для освобождения Своего народа от угнетения (Суд. 2:16, 3:9, 15, 10:1, 12);

5) на какое-то время устанавливается мир вплоть до смерти судьи и возвращения к отступничеству (Суд. 3:10–11, 8:28–32, 10:2–5, 12:9–15).

Вопреки некоторым истолкованиям книги, следует отметить, что в этом цикле присутствует как злое, так и доброе начало и что он следует схеме, характерной для всей Библии (в том числе для Книги Бытие, рассказа о странствиях во время исхода и исторических хроник) и для человеческого опыта в целом, поэтому не надо рассматривать все происходящее в Книге Судей в отрицательном свете.

В рамках этой макросхемы мы видим ряд необычайных личных свершений по осво-бождению, и книга, помимо приводящего в уныние описания упадка народа, содержит целый сборник героических историй, в которых Бог воздвигает харизматических и храбрых вождей для спасения кающегося народа. Книга Судей служит иллюстрацией вывода, сделанного Мильтоном в видении будущей истории в последних двух книгах «Потерянного рая», где Михаил говорит Адаму в начале видения, что он должен быть готов услышать о «добре и зле... о борьбе божественной благодати с греховностью людей». В Книге Судей показано такое же смешение разнородных понятий.

Герои и героини. Представление о ее центральном образе книги дает само ее название, хотя и не в общепринятом смысле. Исполняющим функции собственно судьи показан только один судья (Девора, Суд. 4:5). Роль, предназначенную судьям, правильнее выражал бы перевод «воин правитель». «Судьи» по сути своей были военачальниками, которых Бог воздвигал во времена кризисных ситуаций для освобождения народа Израиля. Кроме того, судьи были харизматическими фигурами – не самопровозглашенными или избранными лидерами. Они были людьми, которых «воздвигал Господь» (Суд. 2:16, 18, 3:9, 15). Семь раз читаем, что на том или ином судье был «Дух Господень». Основная роль этих вождей заключалась в спасении народа (почти две дюжины упоминаний), и сама книга представляет собой небольшую антологию рассказов об Освобождении. Эта тема получила выражение уже в начале книги: «И воздвигал им Господь судей, которые спасали их от рук грабителей их» (Суд. 2:16). Апогея тема освобождения достигает в знаменитой патриотической песни победы, известной как песнь Деворы (Суд. 5), где перечисляются подробности одержанной победы.

В определенном смысле эти рассказы об освобождении представляют собой рассказы о достигнутых успехах. После убийства Аодом Еглона и последовавшей военной победы «покоилась земля восемьдесят лет» (Суд. 3:30). По любым политическим меркам это был выдающийся успех. Аналогичный результат показан и в других формулировках: «покоилась земля сорок лет» (Суд. 3:11, 5:31, 8:28); «он был судьею Израиля двадцать лет» (Суд. 16:31). В других местах читаем о «смирившихся» врагах (Суд. 3:30, 4:23, 8:28, 11:33) и о «спасении» Израиля (полдюжины упоминаний). Тот факт, что некоторые судьи демонстрировали слабость характера или что в период судей народ Израиля находился в состоянии нравственного упадка, не сводит на нет подлинные достижения народа, как это относится и к другим местам Библии. Героические судьи делали то же самое, за что прославляется Давид, – совершали служение Богу в своем поколении (Деян. 13:36).

Человеческая одаренность. С героическими свершениями в Книге Судей связана постоянно повторяющаяся тема человеческой одаренности. Разумеется, дары исходят от Бога, но посредниками, через которых Он совершает освобождение, выступают по преимуществу люди. Судей объединяет то, что их воздвигал Бог и что они обладали способностями к управлению народом. Они умело пользовались требовавшимися от них качествами, и в книге довольно подробно описываются действия этих людей, чтобы показать их значение.

Но наряду с общей чертой одаренности, образы судей демонстрируют широкое разнообразие. Книга Судей полна неожиданностей – Божья рука избирает женщин, левшу, младшего из рода, назорея, чья жизнь сопровождается чудесами. Судьи пользуются разными приемами, совершают разные дела, имеют разные достоинства и недостатки. Прославляя человеческую одаренность, Книга Судей демонстрирует при этом замечательный демократизм духа. Даже обман выглядит дурным не при всех обстоятельствах. Здесь мы видим потенциальные возможности каждого человека для совершения как добра, так и зла.

В качестве примера отмеченных выше мотивов можно привести Гедеона. В первой половине рассказа о нем этот человек являет собой классический случай комплекса неполноценности. Он предстает робким, не готовым принять Божье призвание и положиться на Божье обетование обеспечить его всем необходимым, не расположенным взять на себя роль лидера. В первой половине рассказа читатель подводится к мысли, что освобождение может совершить только Бог, но не человек. Но «создание» образа героя в первой половине сменяется показом героических качеств во второй. Бог исключает из списка имена других персонажей, и внимание сосредоточивается на необычайном мастерстве Гедеона овладевать любой ситуацией, с которой он сталкивается. Когда народ пожелал сделать Гедеона царем, он с чувством ответил замечательными словами: «Я не буду владеть вами... Господь да владеет вами» (Суд. 8:23). Верно, что Гедеон оступился, сделав идола, введшего народ в идолопоклонство (Суд. 8:27), но автор не развивает тему об этом прегрешении и уделяет ей только один стих. Практически весь рассказ посвящен созданию и использованию Богом героя из среды людей.

Образы насилия. В Книге Судей показан по преимуществу военный мир. Описанные в ней подвиги тоже, в основном, воинские, в число которых входят образцы личной доблести, такие как импровизированное убийство Сисары Иаилью с помощью домашней утвари, убийство Еглона Аодом с помощью самодельного меча и набеги Самсона с использованием таких необычных орудий, как ослиная челюсть и лисицы с привязанными к хвостам факелами. Атмосфера насилия выражается в образах искалеченной плоти, переломанных костей, разбитых голов, выколотых глаз, пронзенных внутренностей, расчлененных тел и других подобных жестокостей. Наиболее ужасным выглядит групповое изнасилование наложницы левита, повлекшее за собой ее смерть (Суд. 19:22–30). В воображении любого читателя проявления героизма в Книге Судей связаны с жуткими обстоятельствами, при которых эти дела совершаются. Тон в книге задается с самого начала: «Адони-Везек побежал; но они погнались за ним, и поймали его, и отсекли большие пальцы на руках его и на ногах его. Тогда сказал Адони-Везек: семьдесят царей с отсеченными на руках и на ногах их большими пальцами собирали крохи под столом моим; как делал я, так и мне воздал Бог» (Суд. 1:6–7).

Образы отступничества. Противовесом позитивной темы Книги Судей служит негативная тема отступничества народа и дурных поступков в жизни некоторых судей. Один из образов, с помощью которых раскрывается повторяющийся цикл саморазрушения, – слепота. Цикл непослушания и наказания (см. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ) основывается на слепоте по отношению к закону, изложенному во Второзаконии. В Книге Судей люди делают злое пред очами Господа (Суд. 2:11, 3:7, 12, 4:1, 6:1, 10:6, 13:1). Иными словами, они делают то, что кажется им справедливым (Суд. 17:6).

Слепота вождей проявляется в книге не сразу, а постепенно. Начиная с Гедеона, каждый следующий судья становится чуть более слепым и забывчивым по сравнению с предыдущим. Гедеон привел Израиль к идолопоклонству, Иеффай принес в жертву свою дочь, Самсон – самого себя, левит – свою жену, в результате чего Израиль почти полностью уничтожил колено Вениамина. Совершаемые судьями дела становятся литературным образом людей, теряющих из виду Бога и делающих то, что кажется им справедливым.

В некоторых отношениях этот цикл открывается Гедеоном. Повествование о нем начинается с пересказа анонимным Пророком истории Исхода (Суд. 6:7–10). Гедеон пропустил рассказ, поскольку прятался в точиле, где молотил пшеницу. Гедеон не сразу признал явившегося ему ангела Господня и стал настаивать на проведении знаменитой проверки по шерсти, чтобы убедиться, что «Ты спасешь Израиля рукою моею» (Суд. 6:36). Такую же медлительность в понимании впоследствии проявил отец Гедеона Маной, не увидевший Господа. Маной, как и Гедеон, провел целый разговор с Господом, не зная, с Кем он говорит (Суд. 13:16). Однако картина здесь не полностью негативная: в конце концов действующие лица восприняли Бога и повели себя соответствующим образом. Хотя Гедеон пропустил рассказ об исходе, именно он получил видение Бога, когда ему явился ангел Господень, избравший его на роль лидера.

Многие образы находят выражение в Самсоне, который закончил жизнь слепым и мелющим зерно в доме узников. Самсон видел дальше других, но его видение искажалось стремлением получить все, что он видел («Я видел в Фимнафе женщину из дочерей Филистимских... ее возьми мне, потому что она мне понравилась», Суд. 14:2–3). И в конце его погубили собственные желания и собственное зрение – таков нелепый итог жизни Самсона. Символично наказание, которому он подвергся, – филистимляне выкололи ему глаза. Он стал воплощенным образом Израиля, метафорой во плоти и крови народа, потерявшего из виду Бога.

Последний образ, связанный с утратой видения Бога, показан в Суд. 19 в рассказе о левите и его наложнице. На пути в страну на горе Ефремовой они остановились в Гиве у старика. Повторилась удивительно знакомая сцена (ср. Быт. 19): у дома хозяина собрались горожане, захотевшие «познать» гостя, то есть левита (Суд. 19:22). Символика здесь очень выразительная. В Бытии Бог избавил Лота и его семью от тяжелого испытания, поразив людей слепотой. В Книге Судей этого не произошло. В Бытии развратники были чужеземцами из Содома и Гоморры. В Книге Судей в роли развратников выступили израильтяне из колена Вениамина. Решив поступать по справедливости в собственных глазах, люди потеряли из виду Бога; постоянно делая злое пред очами Господа, они делали то, что казалось справедливым в их собственных глазах.

Когда его наложницу изнасиловали, левит разрезал ее тело на двенадцать частей, а затем отправил по одной части тела каждому колену Израиля, чтобы побудить их выступить против Вениамина – одного из своих колен. Образ расчленения жены символизирует увечье, которое Израиль нанесет собственному народу и колену. Утратив видение Яхве, он обратился на себя самого и принялся калечить себя.

Еще одна показательная метафора – образ дома. Во времена, описанные в конце Книги Судей, израильтяне жили в условиях, когда женщины не чувствовали себя в безопасности даже в собственном доме. В одной из самых удручающих сцен в Библии наложница падает у дверей дома, в котором находится ее муж, ухватившись за порог. Образ вызывает большое сострадание, но служит также обвинением истинного преступника. Нелепость ситуации заключается в том, что она ухватилась за порог в попытке найти мнимую безопасность в доме. Но, как и в случае с другими образами в Книге Судей, изображение руки, ухватившейся за порог, имеет двоякий смысл. Рука наложницы указывает также на человека, совершившего это отвратительное преступление. Левит, законник, утратил представление о праведности и неправедности и отдал жену на поругание толпы. Книга Судей начинается с рассказа о двух сильных и успешных в своих делах женщин: Асхе (Суд. 1:13–15) и Деворе (Суд. 4–5), а заканчивается историей о левите, принесшем в жертву свою жену. Этот поступок левита выглядит странным и ужасным, но он служит ярким выражением того, как в Книге Судей извращаются понятия о нормах поведения и нравственности.

Поведение левита достаточно сопоставить с поведением Саула в 1Царств – Саул рассек на части пару волов, чтобы побудить колена начать войну с филистимлянами (1Цар. 11:5–8). Даже упрямый царь Саул не пал так низко, как левит. Но по странной иронии судьбы эти два образа расчлененных тел связывают обманувшего ожидания царя из колена Вениамина с нравственным падением всего колена Вениамина. С присущей Книге Судей символикой образ расчленения тела служит осуждением левита, колена Вениамина и будущего царя из этого колена. Это еще один пример библейского образа, связывающего и соединяющего разные темы.

Что еще более важно, Книга Судей заканчивается так же, как она начинается. Роль образа исполняет само повествование. В конце книги Израиль снова впадает в очередной цикл неповиновения и наказания. «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым» (Суд. 17:6, 21:25). После трехсот лет тяжелых испытаний Израиля и его судей так и не появился харизматический вождь, который дал бы народу общее видение, как это сделали Моисей и Иисус Навин.

Таким образом, народ, живший в плюралистическом обществе, обратился к своим собственным путям и тем самым утратил видение Бога. В Книге Судей показано, что происходит с обществом, теряющим из виду Бога и находящим смысл только в личных делах. Образ начала очередного цикла в конце книги символизирует трагическое движение вниз по спирали. Повествование в Книге Судей с ее сюжетом, образами и символами само по себе становится образом упадка. Все остальные образы книги лишь подчеркивают сущность общества, не имеющего водительства и теряющего из виду Бога, и результат, к которому это приводит.

Заключение. Характерная для Книги Судей двойственность хорошо видна на примере самого известного судьи – Самсона. Часть рассказа о нем, в которой автор описывает события, раскрывающие недостатки героя, несет на себе печать трагедии. Этих недостатков множество – мы в краткой форме получаем все более развернутое видение того, как сильный человек может сбиться с пути под влиянием опрометчивости, слабоволия, потакания своим желаниям, чувственности, излишней самоуверенности, самонадеянности, неумеренности, религиозной снисходительности, дурных связей, доверчивости и нарушения обетов. Учитывая его одаренность, Самсон представляет собой классический случай растранжиривания Божьих даров.

Но образы постыдного поведения – лишь половина картины. Трагедия выражается и в рассказе о подлинном герое. Самсон разными способами использовал данную ему Богом силу для освобождения народа от его врагов. При всех его человеческих слабостях мы неоднократно читаем, что на Самсона сошел «Дух Господень». Дважды читаем, что Самсон был судьей Израиля двадцать лет (Суд. 15:20, 16:31). Совершенно очевидно, что, помимо связей с филистимлянками, у него было множество других дел. Кроме того, после отпадения от Божьей милости Самсон вновь обрел ее, о чем свидетельствуют рост волос и ответ Бога на его последнюю молитву о возвращении силы. Если есть какие-то сомнения в том, что Самсон не только потерпел неудачу, но и добился успеха, можно обратиться к перечню героев веры в Евр. 11, где фигурирует Самсон (Евр. 11:32, упомянуты также Гедеон, Барак и Иеффай).

См. также: ЗАВИСИМОСТЬ И СВОБОДА, ИЗБАВЛЕНИЕ, КНИГА ИИСУСА НАВИНА, КНИГИ ЦАРСТВ, 1-Я И 2-Я, ОТСТУПНИЧЕСТВО, САМСОН, СЛЕПОТА, СУД.

* * *

1

Книга неправославных авторов.



Источник: Словарь библейских образов Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (ред.) - Словарь библейских образов [2005, DjVu, RUS] Год: 2005 Автор: Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (ред.) Переводчик: Скороходов Б. A. (Aaron's rod — Spot), Рыбаков О. A. (Springs of water — Zion) Издательство: СПб: Библия для всех ISBN: 978-5-7454-1053-6, 0-8308-1451-5, 0-85111-753-8 Язык: Русский Формат: DjVu Количество страниц: 1424

Вам может быть интересно:

1. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов) 1,4K 

2. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов) 1,4K 

3. Слова и речи. Том I – Слово в неделю Мироносиц митрополит Никанор (Клементьевский) 2,7K 

4. Церковная проповедь на двунадесятые праздники. Часть 1 протоиерей Пётр Смирнов 2,7K 

5. Доступно зарегистрированным протоиерей Владислав Цыпин 109 

6. Доступно зарегистрированным протоиерей Владислав Цыпин 109 

7. Очерк истории славянских Церквей епископ Гермоген (Добронравин) 343 

8. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа в новом русском переводе К.П. Победоносцева профессор Константин Петрович Победоносцев 7,7K 

9. Письма к монашествующим. Отделение 2. Письма к монахиням. [Часть 3] преподобный Макарий Оптинский (Иванов) 7,4K 

10. Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том XI – Клементины профессор Александр Павлович Лопухин 35,1K 

Комментарии для сайта Cackle