святитель Тихон (Задонский)

Тихон Задонский, в мире Тимофей Соколов, святитель, епископ воронежский, знаменитый иерарх и духовный писатель, родился в 1724 году в селе Короцке, Новгородской губернии, Валдайского уезда, в семье бедного дьячка Савелия Кирилловича. Рано лишившись отца, он с самого детства испытывал материальную нужду. «Когда дома есть нечего, – вспоминал он впоследствии об этом времени, – то, бывало, весь день бороню пашню у богатого человека, чтобы только накормил меня хлебом». С 1738 года учился в Новгородской духовной школе, живя на средства своего брата Петра, бывшего дьячком в Новгороде.

С открытием в 1740 году семинарии, его, как одного из лучших учеников, приняли на казенное содержание. Еще до окончания семинарии, в 1750 году, он оставлен был при ней учителем греческого языка, а по окончании ее в 1754 году также и риторики. В 1758 году принял монашество в Новгородском Антониевом монастыре с именем Тихона, в Фомино воскресенье посвящен был в Петербурге во диакона и в том же году в иеромонаха. С 1758 года Тихон стал преподавать философию в семинарии, а 18 января 1759 года назначен был там префектом. В том же году его по просьбе тверского епископа Афанасия назначили архимандритом Желтикова монастыря, но вскоре перевели в Отроч монастырь с назначением ректором Тверской семинарии, учителем богословия и присутствующим в духовной консистории. Затем Тихон управлял Хутынским монастырем.

13 мая 1761 года Тихон возведен был в сан епископа кексгольмского и ладожского, викария Новгородской епархии, причем рукоположение совершено было в Петербургском Петропавловском соборе. В августе 1762 года, когда синод выезжал в Москву по случаю коронации Екатерины II, ему повелено было прибыть в Петербург и председательствовать временно в синодальной конторе. 3 февраля 1763 года Тихон, после смерти Иоанникия Павлуцкого, назначен был на самостоятельную воронежскую епископскую кафедру.

С самого вступления в управление епархией перед Тихоном открылся широкий простор для деятельности. Прежде всего он обратил внимание на ветхость собора, и ему удалось, главным образом на частные пожертвования, заложить новый каменный собор, который однако был закончен уже после него. В среде духовенства он нашел невежество, пренебрежение обязанностями и злоупотребления: многие не знали как следует чина службы, другие в праздничные и воскресные дни из-за личных дел совсем не совершали службы, много беспорядков было по делам брачным; вообще нравственный и образовательный уровень духовенства не соответствовал его назначению.

Вскоре по прибытии в Воронеж, Тихон написал в катехизической форме для священства краткое учение «О седми священных тайнах», в котором давал краткое понятие о сущности каждого таинства, об образе его совершения, о лице совершающем и о лицах, приемлющих его. Затем им было написано «Прибавление в должности священнической о тайне св. покаяния», где даются священникам наставления, как держать себя на исповеди: возбуждать в пастве чувство раскаяния, но в то же время относиться не слишком строго, а осторожно и осмотрительно, утешать милосердием Божиим тех, кто в скорби о своих грехах доходит до отчаяния. Чтобы не допускать до рукоположения людей недостойных или неприготовленных с служению церкви, Тихон немедленно по вступлении на епархию послал (31 мая 1763 года) указ во все городские и духовные управления, чтобы ставленники имели от причта и от прихожан одобрительное свидетельство. Для побуждения священников к произнесению проповедей и чтобы приучить их к чтению, Тихон предписал, чтобы после заамвонной молитвы во всякий воскресный и праздничный день читался соответствующий отрывок или из Толкового евангелия или из какой-нибудь другой книги, принятой в Восточной церкви. «А в иные воскресные дни прочитывать напечатанное в Следованной псалтыри на листу 386, весьма душеполезное и поощрительное спящей и нерадеющей о своем спасении душе, слово св. Кирилла, архиепископа Иерусалимского об исходе души и о втором пришествии».

За время своего управления Воронежской епархией Тихон строго наблюдал за исполнением этого предписания. А чтобы познакомить священников с проповедыванием катехизиса, он вызвал из Московской славяно-греко-латинской академии воспитанника Ивана Васильевича Турбина, который каждое воскресенье произносил проповеди в кафедральном соборе. К слушанию этих проповедей должны были являться все духовные лица Воронежа. Для уездных же городов, в которых нельзя было найти людей способных быть катехизаторами, разослана была особая книжка для чтения в церквах. Тихон старался по возможности о просвещении духовенства, заботился об исправлении нравственных его недостатков; им было написано и разослано по епархии особое наставление в виде окружного послания, в котором излагаются высокие обязанности священника, как он должен готовиться к совершению таинств, внушалось избегать пьянства, сквернословия, худых обычаев. Заботясь о доброй жизни в нравственности духовенства, прибегая к строгим подчас мерам наказания, он тем не менее наблюдал, чтобы консистория не была пристрастна по отношению к священникам в своих действиях и приговорах, не оттягивала дел, боролся против грубого обращения консисторских чиновников с священниками. Тихон первый запретил в своей епархии применение телесного наказания к лицам духовного звания. И в своих собственных решениях он являлся не столько строгим судей, карающим преступление, сколько пастырем, исправляющим провинившегося.

Много внимания уделял Тихон и школам, в которых ощущалась большая нужда. Семинария, основанная в Воронеже в 1721 году, стояла на чрезвычайно низком уровне при предшественнике Тихона. Во всей Воронежской епархии оставались только две славянские школы: одна при архиерейском доме, а другая в Острогожске. Недостаток школ понудил Тихона предписать духовным правлениям городов епархии завести славянские школы и нужные для них здания купить или выстроить за счет духовенства. Но вследствие нерадивости духовных управителей, несочувствия этому делу со стороны духовенства вообще, скупившегося на средства, и побегов учеников, эти школы пришлось через два года закрыть. Тогда Тихон вместо них открыл латинские школы в Острогожске и Ельце. Кроме того им была открыта школа в Новочеркасске для детей священников Донского края, где чувствовалась особенная нужда в просвещенном духовенстве вследствие склонности казаков к расколу. Когда после отобрания у монастырей крестьян была сделана правительством первая ассигновка на содержание духовных школ, Тихон приступил к устройству в Воронеже семинарии. Для этой цели был расширен прежний семинарский дом и вызваны учителя из числа воспитанников Киевской академии и Харьковского коллегиума. Сбор же с духовенства на содержание училищ был прекращен. Тихон часто посещал классы, сам определял порядок занятий, отмечал лучшие и поучительнейшие места для толкования воспитанникам. Им же написана была и «Инструкция, что семинаристам должно наблюдать», где излагались нравственные обязанности воспитанников, как будущих пастырей. Дурное состояние монастырей Воронежской епархии, нетрезвый образ жизни некоторых монахов, непорядки, царившие в их среде, также обратили на себя внимание Тихона, и им было написано 15 статей для монашества.

Не менее значительны его заботы о преподании народу основных христианских понятий. С этой целью Тихон произносил проповеди, отличавшиеся простотой, глубиной веры и воодушевлением, писал особые сочинения для народа и рассылал их по церквам. Таковы: «Краткое увещание, что всякому христианину от младенчества до смерти в памяти всегда держать должно»; «Краткое наставление, како подобает себя в христианской должности содержать»; «Наставление о должности христианской, родителей к детям и детей к родителям»; «Примечания некая, из св. Писания выбранная, возбуждающая грешника от сна греховного и к покаянию призывающая, с последующими образцами», с кратким увещеванием к скорому обращению. Наконец, им было еще написано большое сочинение «Плоть и дух, или собрание некиих нравоучений из св. Писания, Ветхого Завета и псалмов и толкователя св. Писания, Иоанна Златоустого» (Спб. 1796). Тихон принимал целый ряд мер, направленных к тому, чтобы народ более усердно посещал храмы в праздничные и воскресные дни; для этой цели им, между прочим, было разослано по епархии «Краткое увещание, како подобает в святые храмы входить на славословие». Тихон боролся и против нехристианских обычаев, распространенных в населении. Так, с целью искоренения таких обычаев в праздновании масленицы он произнес в 1765 году наиболее замечательную из своих проповедей – «Слово о сырной седмице». Энергично боролся он также против празднования Ярила, народного праздника, пережитка языческой старины. В 1765 году он сам явился на площадь, где происходили празднества в честь Ярилы, и произнес проповедь; по этому же поводу он написал «Увещание жителям Воронежа об уничтожении ежегодного празднества, называвшегося Ярило», и в результате празднество это постепенно было забыто.

Борьба с расколом, имевшим глубокие корни в Донской области не только среди мирян, но отчасти и среди духовенства, также отнимала не мало сил у Тихона, но эта борьба к значительным результатам не привела. В своей деятельности по оздоровлению церкви Тихон встречал препятствия со стороны как населения, так и духовенства, которое было недовольно строгостью и требовательностью епископа. Утомленный непрерывными заботами и борьбой Тихон просил об увольнении его на покой и был уволен 17 декабря 1767 года. Д. Ровинский утверждает, что увольнение его произошло потому, что он произнес во дворце обличительную проповедь. Ha воронежской епископский кафедре Тихон пробыл 4 года 7 месяцев.

Удалившись на покой, Тихон первоначально поселился в заштатном Толшевском монастыре, расположенном в 40 верстах от Воронежа. Эта обитель была им выбрана благодаря уединенности ее местоположения, но eе нездоровый климат, вредные болотистые испарения заставили его в 1769 году переселиться в Задонский Богородицкий монастырь. Первоначально Тихон томился столь резким переходом от энергичной деятельности, проявленной им на воронежской кафедре, к покою монастырской жизни: он полагал даже принять предложенное ему петербургским архиепископом место настоятеля Валдайского Иверского монастыря, но потом отказался от своего намерения и навсегда остался в Задонске.

Жизнь Тихона в Задонском монастыре отличалась простотой и являла собою пример высокого благочестии и аскетизма. Он продал лучшую свою одежду и драгоценности, какие сохранились у него со временя служения на воронежской кафедре, и вырученные деньги раздал бедным. Для себя он оставлял самое необходимое, пищу употреблял самую скудную, спал очень мало, отказывал себе во всем и большую часть своего времени отдавал молитве и богословским занятиям. Наряду с этим Тихон занимался тяжелыми работами в монастырской саду, пилил и колол сам дрова, косил сено и т. п. «Если бы не епископский сан, – говаривал он своему келейнику, – я бы пошел на самые простые работы, как то: рубить дрова, воду носить, муку сеять, хлебы печь. Но та беда, что у нас в России нельзя сего сделать». Он не любил и избегал обычных услуг от своего келейника и принимал их только в наиболее необходимых случаях.

Много сил Тихон потратил на борьбу со своим характером. По натуре он был человеком впечатлительным и раздражительным, склонен к унынию; временами им овладевало чувство тоски и безотчетной скорби; только упорной борьбой и ценой многих усилий ему удалось сгладить эти неровности и выработать в себе смирение и кроткое отношение к людям, развить в себе те нравственные начала, которые он считал обязательными для всякого христианина. Он достиг той степени смирения, когда старший у младшего проcит прощения; и Тихон часто кланялся в ноги своему келейнику и просил прощения, если замечал, что чем-нибудь обидел его. О том же свидетельствует еще и следующий случай. Раз в гостях у знакомого помещика Тихон встретился с одним дворянином, человеком вольнодумным к вспыльчивым, и вступил с ним в спор; святитель сильно и метко возражал своему собеседнику, и последний пришел в такое раздражение, что ударил его по щеке. Тогда Тихон упал ему в ноги со словами: «Простите меня, Бога ради, что я ввел вас в такое исступление». Этот поступок так сильно подействовал на дворянина, что он сам стал просить прощения и с того времени сделался добрым христианином. Интересна следующая характеристика, данная Тихону одним из его келейников: «Комплексии святитель был ипохондрической и часть холерики была в нем. Иногда даст мне строгий и справедливый выговор, но скоро потом придет в раскаяние и сожаление».

На покое Тихон с усердием предался делам благотворительности и милосердия. По сочувствию к простому народу и потому, что, происходя сам из низшего сословия, хорошо знал бедственное положение крестьян, Тихон больше всего благотворил крестьянам, хотя в то же время не отказывался помогать бедным и из других сословий. Лишался ли кто дома вследствие пожара, или же какое-нибудь несчастье доводило крестьянина до разорения, Тихон всегда оказывал по мере сил материальную помощь обнищавшему. На его средства выстроена была в Ливнах значительная богадельня. На дела благотворительности он тратил всю свою пенсию в 500 рублей и все средства, какие получал в дар от частных лиц.

Тихон часто посещал больных и умирающих окрестных селений, утешая и ободряя их своими беседами. Таким же другом-утешителем был он и для заключенных: в Елецкой тюрьме он бывал но нескольку раз в году. Его общительность и простота в обращении, его жизнерадостность духа привлекали к нему сердца людей. Келия его сделалась источником духовного целения для окружающего населения, среди которого он пользовался исключительным уважением и авторитетом. Он мирил ссорившихся монахов и часто улаживал раздоры среди помещиков, возникавшие главным образом на почве семейных недоразумений. Есть много оснований думать, что именно по духовному облику Тихона нарисован Достоевским его старец Зосима в «Братьях Карамазовых».

По своему происхождению близкий к народу, Тихон любил беседовать с людьми низшего сословия, – и с тем большим удовольствием, когда собеседники не узнавали его под простим одеянием. Ему понятен был разговор крестьян, известны их нужды и потребности. Часто, под видом простого монаха или послушника, встречая крестьян на дворе или у крыльца, он заводил с ними простой разговор, расспрашивал об их работах, занятиях, повинностях, правительственных распоряжениях и т. п. Считая христианское воспитание очень важным для человека, имеющим сильное влияние на всю его дальнейшую жизнь, и видя, с другой стороны, невнимательность крестьян к воспитанию и образованию своих детей, Тихон охотно собирал детей в своей келии, заботился об их воспитании, стараясь внушить им христианские понятия, смягчить их дурные нравы и склонности. И к нему с охотой приходили дети из соседней слободы. Даже многих из раскольников привлекал к Тихону слух о его добродетельной жизни. Вскоре после поселения его в Задонском монастыре раскольники, безуспешно искавшие себе архипастыря, обратились, наконец, к нему с предложением быть у них епископом.

Недоразумение с этим обращением явное, но оно красноречиво говорит о высоком образе жизни святителя, импонировавшем даже людям других церковных обрядов. Несмотря на отказ Тихона, раскольники продолжали питать к нему чувство уважения, тем более, что он не был сторонником решительных мер в преследовании их. Так, словом и делом Тихон завоевывал себе симпатии широких слоев окружного населения. Тихон продолжал много писать и в Задонске, где им закончены лучшие творения.

В писаниях Тихона замечается преобладание нравственно-религиозного содержания; вопросам морали христианской посвящены наиболее крупные его сочинения. Нравственная жизнь была для него важнее и выше всего, и потому во всех своих сочинениях он главным образов старается раскрыть обязанности христианина, так как в них он видел сущность нравственности, но вместе с тем он не делает одну какую-нибудь добродетель центральным пунктом и исключительной задачей нравственного совершенствования, не сводит к ней одной все свои мысли, не концентрирует на ней одной своего внимания. Как в своей собственной жизни он не предавался исключительно одному только подвигу, так и в сочинениях своих он старается по возможности полнее обнять и раскрыть всеобщие обязанности человека. Так, например, его книга «Об истинном христианстве» имеет предметом своим именно такое полное духовное развитие человека в «мужа совершенна». Но, чтобы общественное положение не отвлекало людей от этого дела нравственного совершенствования, Тихон дает еще наставления частные, применительно к различию в общественном положении людей: он оставил наставления государю и подданным, богачу и бедняку, знатному и незнатному, сильному и слабому, купцу и покупателю, мужу и жене, родителям и детям, работодателю и рабочему.

В связи с вопросами религиозно-нравственными Тихон старался представлять и догматы веры. И в изображении их он стремился к установлению живой и непосредственной связи догмата с реальной повседневной жизнью, что делало его писания понятными и доступными широкому кругу лиц. Внешняя природа, обыденные явления и случаи жизни служили Тихону в качестве материала и иллюстраций для его нравственно-религиозных выводов и для выяснения сущности и значения догматов веры. В таком духе написана им книга «Сокровище, от мира собираемое». Аналогия между внешними явлениями природы и духовной жизнью человека, его религиозными воззрениями часто встречается у него. Гармония, порядок, взаимная связь и зависимость друг от друга явлений видимой природы должны, по мнению Тихона, напоминать и внушать нам мысль о порядке духовной жизни, о связи между людьми, основанной на взаимной помощи и любви. «Смотришь на небо, – пишет он, – такое чудное, высокое, обширное, украшенное различными звездами; на солнце и луну сияющие и всю поднебесную осиявающие; на облака в воздухе, туда и сюда преходящие и как мехи дождь точащие и напояющие нивы ваши. Представляет тебе чувство и разум, землю с исполнением ее, с древесами, травами, скотами, зверями, морями, реками, источниками и прочиим украшением. От видимых прейди умом, от создания мира к создателю. Да будет тебе случай сей удивиться: 1) Всемогуществу Бога нашего, который вся сия из ничего словом единым сотворил; 2) Премудрости Его, который так премудро сотворил; 3) Благости Его, который вся сия нас ради сотворил».

В своих сочинениях Тихон очень редко прибегает к каким-либо логическим, чисто формальным построениям и доказательствам, а старается по преимуществу воздействовать на здравый смысл читателя, на непосредственное чувство истины, на свойственный и обычный для всякого среднего человека образ представлений. И здесь заметно влияние, оказанное на него творениями Иоанна Златоуста, бывшими самым любимым его чтением. Тихон постоянно пользуется для пояснения своих мыслей примерами, сравнениями, противоположениями, взятыми из повседневной жизни. Язык его писаний отличается необыкновенною простотою, доступностью, живостью и увлекательностью формы; речь его изобилует народными оборотами и поэтическими образами. Один из биографов Тихона дает следующую характеристику его сочинений: «Общедоступное изложение самых высоких истин веры, приближенное к разумению самых простых христиан, редкое искусство посредством сравнений и образов сообщать истинам особенную ясность и занимательность для всякого христианина, при всяком удобном случае изыскать для них назидание и пролагать им путь к собственному усовершенствованию в богомыслии христианском, все сии качества делают святителя Тихона преимущественно народным христианским учителем»...

Первым трудом, написанным Тихоном в Задонском монастыре, было его сочинение «Об истинном христианстве», в 6 частях (Спб. 1785 и 1803); в основу этого сочинения положен перевод из его богословских лекций, читанных в Тверской семинарии, со значительными дополнениями и разъяснениями.

К числу крупных и наиболее выдающихся писаний Тихона надо отнести «Сокровище духовное, от мира собираемое», в 4 частях (Спб. 1774) и «Плоть и дух или собрание некиих нравоучений из св. Писания, Нового Завета и псалмов и толкователя св. Писания св. Иоанна Златоустовского» (Спб. 1796); последнее сочинение еще в 1784 году издано было в Петербурге П. Богдановичем без указания автора, под названием «Скрижали нравоучения». Затем Тихон написал «Наставление христианское с прибавлением о взаимных должностях христианских» (Спб. 1784; изд. 3-е Спб. 1794). Выбрав из этого сочинения некоторые места и дополнив их некоторыми другими статьями Тихона, синод издал этот сборник под названием «Наставление о собственных всякого христианина должностях» (Спб. 1789; 48-е издание, Москва 1870) и сделал распоряжение о чтении его по церквам.

Специально для монашеского духовенства Тихон написал, кроме 15 статей еще в бытность его воронежским епископом, также «Правила монашеского жития» и «Наставления обратившимся от суетного мира». Затем им были написаны еще следующие статьи и сочинения самого разнообразного содержания: «Письма келейные» (Спб. 1784; изд. 2-е Спб. 1796); «Разные письма к некоторым писателям посыланные» (Спб. 1784; изд. 2-е 1802); «Разные проповеди» (Спб. 1784; изд. 2-е 1794; этот сборник приписывается также Тихону Мадинину); «Кроткие нравоучительные слова» (Спб. 1784; изд. 2-е 1794); «Беседы о молитве» (Спб. 1821); «Чувствование о благодарении Богу» (Спб. 1821); «Вода мимотекущая»; «Полезное наставление о страхе Божием» (Спб. 1821); «О любви к врагам» (Спб. 1821); «О любви к ближнему» (Спб. 1821); «О отпущении согрешений ближнему» (Спб. 1821); «Увещание о сохранении правосудия и присяги»; «Познание о любви Божией» (Спб. 1821); «Рассуждение о смирении»; «Упование о надежде» (Спб. 1821); «Изъяснение о узком пути» (Спб. 1821); «Размышление о презрении и отрицании мира» (Спб. 1821).

Затем есть указание, что Тихон переводил псалтырь с еврейского языка и Новый Завет с греческого. Кроме того он написал ряд мелких статей, инструкций и наставлений в связи с различными сторонами епархиального управления за время своего пребывания на воронежской кафедре. Часть его сочинений была собрана и издана Евгением Болховитиновым, митрополитом киевским, под заглавием «Остальные сочинения Тихона» (Спб. 1799). Первое полное собрание его писаний, «Сочинения преосвященного Тихона, епископа Воронежского и Елецкого», издано было тем же митрополитом Евгением в Петербурге, в 1825–1826 гг. Позднее издание полного собрания сочинений Тихона взял на себя синод; оно вышло в свет в Москве, в 1836 г.; 5-е издание в 1889 г.

Умер Тихон в Задонском монастыре 13 августа 1783 года. Им было оставлено духовное завещание, в котором он делает последние распоряжения о раздаче имущества и прощается с братией монастырской. В 1861 году совершено было торжественное открытие мощей Тихона, которые почивают открыто в Задонском монастыре. Днем памяти его установлено 13 августа. Жизнь Тихона описали два его келейника, Иоанн Ефимов, в монашестве Тихон, и В. И. Чеботарев. Письма Ефимова, в которых изображена жизнь Тихона на покое, хранятся в Киево-Софийский библиотеке (под № 194).


Источник: Русский биографический словарь. А. А. Половцов

Комментарии для сайта Cackle