святитель Василий Великий

Заповеди

Если кто исповедует с виду Господа и слушает Его учение, но заповедям Его не повинуется, то он осужден, хотя бы, по особому домостроительству, дано было ему иметь и духовные дарования (4).

* * *

Kонец заповеди Божией – жизнь вечная (4).

* * *

Заповеди Божии надобно так исполнять, как повелел Господь. Ибо кто погрешает в образе действования, тот, хотя с виду исполняет заповедь, однако же не имеет похвалы от Бога. Сказал же и позвавшему Его: когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния. Но, когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых, и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных (Лк. 14:12–14) (4).

* * *

Заповедь Божию исполнять должно не из угождения людям и не по другой какой страсти, но иметь во всем целью угодить Богу и прославить Бога. Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою (Мф. 6:1, 2) (4).

* * *

Заповеди Господни исполнять должно с благою совестью и с благим расположением перед Богом и перед людьми. Ибо кто не так исполняет, тот осуждается (4).

* * *

Заповеди Божии должно так исполнять, чтобы по мере сил исполняющего их все просвещались и Бог прославлялся (4).

* * *

Кто исполняет заповедь Божию и не по здравому расположению, но, по крайней мере, видимо, сохраняет в точности учение Господне, тому возбранять этого не должно, поскольку он никому не вредит этим, а иные, может быть, получают от него и пользу; но надобно ему советовать, чтобы имел и мысль, достойную доброго дела (4).

* * *

Учение заповедей Господних должно принимать как такое учение, которое доставляет нам жизнь вечную и Царство Небесное, и с усердием надо его исполнять, хотя бы казалось и трудным (4).

* * *

Мы, только думая, что исполнили какую-нибудь одну из заповедей, – ибо не могу сказать, что исполнили действительно, потому что все они, по здравопонимаемому намерению Писания, состоят между собой в такой связи, что нарушением одной необходимо нарушаются все прочие, – не ожидаем себе гнева за неисполненные, но ждем почестей за ту, которую будто бы исполнили. Кому дано на сбережение десять талантов, тот, удержав у себя один или два таланта, а остальные уплатив, не признается честным за уплату большей части, но называется обидчиком и любостяжательным за растрату меньшей части. Что говорю – за растрату, когда и тот, кому вверен был один талант, отдав потом сполна и без обмана все, что получил, осуждается за то, что ничего не приобрел к данному? Кто десять лет оказывал почтение отцу, а напоследок нанес ему один только удар, тот не почестей удостаивается как сделавший доброе дело, но предается суду как отцеубийца. Идите, говорит Господь, научите все народы... не блюсти одно, а о другом нерадеть, но соблюдать... все, что Я повелел вам (Мф. 28:19, 20). И апостол согласно с этим пишет: мы никому ни в чем не полагаем претыкания, чтобы не было порицаемо служение, но во всем являем себя, как служители Божии (2Кор. 6:3, 4). Ибо если бы не все было необходимо нам для достижения цели спасения, то не все заповеди были бы написаны и не о всех повелевалось бы соблюдать их необходимо. Что мне пользы в других заслугах, если, назвав брата уродом, буду повинен геенне? (см. Мф. 5:22). Что пользы в свободе от многих тому, кто одним удерживается в рабстве? Ибо сказано: всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8:34). Какая выгода быть избавленным от многих страданий тому, у кого тело повреждено одной мучительной болезнью? «Следовательно, – скажет кто-нибудь, – для множества христиан, которые не соблюдают всех заповедей, бесполезно будет соблюдение некоторых?» При этом прекрасно привести себе на память блаженного Петра, который после стольких заслуг и после стольких ублажений за одно только слово услышал: если не умою тебя, не имеешь части со Мною (Ин. 13:8). Не говорю уже о том, что и это одно слово не леность и пренебрежение доказывало, но было выражением почтения и благоговения…

Вообще же усматриваю следующие три различные расположения, в которых неизбежна необходимость послушания: или боясь наказания, уклоняемся от зла и бываем в состоянии рабском, или гонясь за выгодами награды, исполняем повеленное ради собственной пользы и тем уподобляемся наемникам, или делаем это ради самого добра и из любви к Давшему нам закон, радуясь, что удостоились служить столь славному и благому Богу, – и в таком случае бываем в состоянии сынов.

Кто из страха исполняет заповеди и непрестанно боится наказания за леность, тот не будет одно из предписанного делать, а другим пренебрегать, но утвердится в той мысли, что наказание за преслушание равно для него страшно. И поэтому блажен человек, который всегда пребывает в благоговении (Притч. 28:14), однако же твердо стоит в истине и тот, кто может сказать: всегда я видел пред собою Господа, ибо Он одесную меня, дабы не поколебаться мне (Пс. 15:8), потому что не хочет упустить из внимания ничего должного. И: блажен муж, боящийся Господа... Почему? Потому что крепко любит заповеди Его (Пс. 111:1). Поэтому боящимся не свойственно оставлять без исполнения какое-нибудь приказание или исполнять небрежно.

Но и наемник не захочет преступить какого-либо повеления. Ибо как получит плату за делание в винограднике, не исполнив всего по условию? Ибо если недостанет и одного чего-нибудь из необходимого, то виноградник делает он бесполезным владельцу. Кто же поэтому за повреждение даст плату причинившему вред?

Третий случай – служение из любви. Какой же сын, имея целью угождать отцу и веселя его в важнейшем, захочет оскорбить ради малостей, особенно же если помнит, что говорит апостол: не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены (Еф. 4:30). Поэтому преступающие большую часть заповедей куда желают быть причислены, когда не служат Богу как Отцу, не покоряются Ему как давшему великие обетования, не работают как Владыка? Ибо говорит Он: если Я Отец, то где почтение ко Мне? И если Я Господь, то где благоговение предо Мною?(Мал. 1:6). Как блажен муж, боящийся Господа, заповеди Его он сильно возлюбит (Пс. 111:1), так преступлением закона, сказано, бесчестишь Бога (Рим. 2:23).

Как же, предпочтя жизнь сластолюбивую жизни по заповеди, можем обещать себе блаженную жизнь, купножительство со святыми и веселья с Ангелами пред лицом Христовым? Подобные мечты свойственны истинно детскому уму. Как буду с Иовом, когда и самой обыкновенной скорби не принял я с благодарением? Как буду с Давидом, когда со врагом поступил не великодушно? Как буду с Даниилом, когда не взыскал я Бога с непрестанным воздержанием и неусыпной молитвой? Как буду с каждым из святых, когда не шел я по следам их? Какой подвигоположник столько не рассудителен, что удостоит равных венцов и победителя, и не вступавшего в подвиг? Какой военачальник призывал когда-нибудь к равному разделу добычи и победивших, и тех, которые не являлись на сражение?

Бог благ, но и правосуден. А правосудному свойственно воздавать по достоинству, как написано: Яви, Господи, благо добрым и правым сердцем! А склонных к хитрости накажет Господь с совершающими беззаконие (Пс. 124:4, 5). Бог милосерд, но и Судия, ибо сказано: любит милость и суд Господь (Пс. 32:5). Поэтому говорит: милость и суд буду воспевать Тебе, Господи (ср. Пс. 100:1)! Мы научены, к кому милость, ибо сказано: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5:7). Видишь ли, как рассудительно употребляет милость? Не без суда милует и не без милости судит. Ибо милостив Господь и праведен (Пс. 114:4). Поэтому не будем знать Бога вполовину и человеколюбие Его обращать себе в повод к лености. Для того громы, для того молнии, чтобы не была презираема благость. Кто велит сиять солнцу, Тот наказывает и слепотой, Кто дает дождь, Тот дождит и огнем. Одно показывает благость, другое – строгость; или за первое будем любить, или за последнее страшиться, чтобы и нам не было сказано: Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева (Рим. 2:4, 5).

Итак… невозможно спастись, не творя дел, сообразных с заповедью Божией, и не безопасно пренебрегать чем-нибудь из заповеданного (ибо ужасно превозношение – поставлять себя судьями Законодателя, и одни законы Его избирать, а другие отвергать) (5).

* * *

Есть ли порядок какой и последовательность в заповедях Божиих, так что одна из них первая, другая – вторая, и так далее, или все одна с другой смыкаются и все одна другой равночестны в рассуждении первенства, так что желающему безопасно, как в круг, положить начало, откуда ни захочет?

Ответ. Вопрос наш есть давний и прежде еще изложен в Евангелиях, когда законник, приступив к Господу, сказал: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22:35–39; Мк. 12:28–31). Итак Сам Господь дал порядок Своим заповедям, определив, что заповедь о любви к Богу есть первая и большая, вторая же по порядку и подобная первой, лучше же сказать, служащая дополнением ей и от нее зависящая, есть заповедь о любви к ближним. Почему и из приведенного места и из других подобных мест, находящихся в богодухновенных Писаниях, можно узнать порядок и последовательность всех заповедей Господних (5).

* * *

С каким расположением должно повиноваться тому, кто понуждает к исполнению заповеди?

С таким же расположением, с каким дитя, одолеваемое голодом, слушается кормилицы, которая зовет его ко вкушению пищи, и с каким всякий человек, ищущий себе пропитания, слушается того, кто дает ему средства для жизни; вернее же сказать, гораздо с большим еще расположением, поскольку вечная жизнь предпочтительнее настоящей. Ибо заповедь Божия, говорит Господь, есть жизнь вечная (Ин. 12:50). А что в рассуждении хлеба вкушение, то в рассуждении заповеди исполнение, как говорит опять сам Господь: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня Отца (Ин. 4:34) (5).

* * *

Как может человек с внутренним расположением и с вожделением исполнять Господни заповеди?

Изведание приятного и полезного и самое ожидание подобного тому естественным образом производит в душе расположение к этому и вожделение. Посему, если кто (может сказать): ненавижу ложь и гнушаюсь ею (Пс. 118:163), очистит себя от всякого греха, от которого душа впадает в леность и нерадение об оправданиях Божиих, подобно тому, как тело от болезни страждет неимением позыва на пищу и отвращением от нее, и если несомненно уверится, что заповедь Божия есть жизнь вечная (Ин. 12:50) и все обетования соблюдающим ее истинны, то в нем образуется расположение сказавшего: Страх Господень – чист: пребывает во век века; суды Господни истинны, все они вместе праведны, вожделеннее золота и многоценного камня и слаще меда и сота. Ибо раб Твой хранит их: за соблюдение их воздаяние велико (Пс. 18:10–12) (5).

* * *

Как можно возбудить в себе такую ревность, чтобы ради заповеди Господней презирать и опасности?

Во-первых, припомнив, что сам Господь ради нас был послушлив Отцу даже до смерти (Флп. 2:8); потом, постигнув силу заповеди, что она, как написано, есть жизнь вечная (Ин. 12:50); затем, поверив Господу, сказавшему: кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (Мк. 8:35)(5).


Источник: Симфония по творениям святителя Василия Великого. - М. : ДАРЪ, 2008. - 512 с. ISBN 978-5-485-00227-5

Комментарии для сайта Cackle