Азбука верыПравославная библиотекаВиктор Доримедонтович ФартусовОб иконе Введения во храм Пресвятой Богородицы


Виктор Доримедонтович Фартусов

Об иконе Введения во храм Пресвятой Богородицы1

Реферат читанный 25 января 1902 года, в заседании Церковно-Археологического Отдела при Обществе Любителей Духовного Просвещения

Прежде чем приступить к написанию сего реферата, мне необходимо нужно было изучить самую постройку второго Иерусалимского храма. Прочитав с большим вниманием Библию, «Историю Евреев» – Иосифа Флавия и соображаясь с евангельскими сказаниями и преданиями, я нашел, что описание видения пророка Иезекииля дает подробные и точные указания о втором Иерусалимском храме и об окружающих его постройках.

Как Зоровавель, так и Ирод Великий и другие строители только постепенно дополняли эти постройки по указанному Господом плану и размерам.

Составив по описанию прор. Иезекииля план, я надеюсь составить в свободное время фасад и разрез храма со всеми подробностями, которые определились теперь для меня более ясно, почему я и осмеливаюсь высказать свое предположение о том, как Пресвятая Богородица могла войти в храм и во Святое Святых.

Около всего храма, т. е. дворов храма, была построена стена, которая изнутри двора была в 6 локтей вышины и такой же меры толщины; двор был длиной и шириной по 500 л. На этой стене могли стоять римские воины, наблюдавшие за находившимися в храме евреями, и другие язычники, и это место называлось «двором язычников», так как оно находилось не внутри ограды, а на ней самой. На стене этой была устроена Иродом галерея с крышей на колоннах и с фронтоном. На крышу галереи с западной стороны, или, как говорит евангелие, «на крыло храма», возводил диавол Господа Иисуса Христа для искушения; эта сторона была перед Кедронским потоком, заключавшим в себе очень много разного камня. Стена в этом месте доходила снаружи до 70 л., так что самый храм от потока был высотой в 120 л. Входов с этой стороны в ограду храма не было: входы находились с трех сторон, а именно: с северной и с южной стороны, где храм достигал до 60 локтей высоты, со входа восточной стороны, от оврага, где храм был в 100 л. высоты. Через овраг была устроена Иродом галерея с находившимся в ней музеем, по стенам которого были развешаны щиты и другие оружия, отбитые евреями у врагов. Галерея имела 400 л. длины и 50 л. шир. Из нее был подъем в 15 ступеней в притвор храма, устроенный башней, выступавшей из стены.

Иосиф Флавий пишет, что в восточные врата входили евреи вместе с женами после полного очищения, т е. по рождении первого дитяти.

Башня разделялась на две половины окружавшей храм стеной, в которой были ворота. Обе половинки ворот задвигались за столбы и были, как и самые столбы, украшены резьбой; на столбах лежал карниз. По сторонам притвора, выходившего снаружи ограды, было по 3 квадратных комнаты, в 6 локтей каждая; окна их были обращены к наружной стороне храма, а двери выходили в проход притвора; около них были выступы для сиденья народа, шириной и вышиной в локоть, а над ними, на колоннах, были, навесы, шириной в 5 л., под ними дозволялось быть продавцам голубей и меняльщикам денег.

За воротами храмовой стены, т. е. уже внутри храма, была вторая, такая же половина башни, выступавшая во двор храма, с одинаковым расположением комнат и построек. В одну из таких комнат с северной стороны, во второй половине башни, евреи могли привести ко Христу грешницу; здесь Он, сидя на выступе, устроенном для сиденья, мог писать на песке, так как комнаты были немощеные, без полов. Из этой комнаты евреи свободно могли уйти по одному в двери, выходящие в проход, и Христос мог остаться Один с грешницей.

Длина обеих половин башни внутри, без стен, была 60 л., а ширина 50 л. В притворе первой половины башни, как видно, места для торговцев было мало; поэтому надо думать, что они перебрались в другую половину, находившуюся уже в храме; отсюда-то, вероятно, и выгнал их Господь Иисус Христос во время своей земной жизни, хотя они и торговали жертвенными предметами.

Очень жаль, что в современных постройках церквей не делают притворов, как это было указано Господом; между тем, эти притворы были бы полезны во многих отношениях, напр., для продажи восковых свечей, для стояния женщин до сорокадневной очистительной молитвы и т. п. В древних постройках церквей были притворы, где и находились женщины до прочтения священником очистительной молитвы и где старосты продавали свечи.

Итак, вторая половина башен восточной, северной и южной выходила в первый двор храма, имевший 50 л. ширины и называвшийся пророком «дорогою», потому что он обходил вокруг храма, внутри его наружной стены. На западной стороне этого двора были устроены кухни, длиной в 40 л.; в них приготовлялось жертвенное приношение для народа.

За башнями, между вторым двором, были притворы, по 10 л. шириной; на северной стороне такого притвора стояли 8 столов для заклания жертв и маленькие столики, в локоть, – для орудий. Около ворот был вход в комнату, где омывались жертвы, откуда они, омытые и приготовленные, проносились и провозились к жертвеннику.

По углам первого двора, называвшегося дорогой, находились 4 площади по 100 квадратных локтей, где находились женщины;·они назывались «двором женщин».

На одном из дворов была цистерна, наполнявшаяся дождевой водой; вода эта считалась священной, так как она стекала с крыш храма; ее пил бывший в храме народ. Для стока воды была устроена канава.

Вторые ворота с восточной стороны выходили на второй, возвышающийся на 4 ступени, уложенный каменными плитами двор, в 50 л. ширины; он шел между двором, называемым дорогой, и четырьмя квадратными площадями по 100 л. и образовывал собою крест, каждый конец которого имел 100 л.; у креста было 12 сторон, по числу колен израильских, и он назывался «израильским двором».

Третий двор, называемый «священным», образовывал из себя второй крест, каждое крыло которого было по 100 квадратных локтей; посередине его стоял самый храм.

Восточная площадь двора оставалась свободной, а на середине западной – стоял жертвенник, на котором совершались жертвоприношения.

На северной и южной площадях священного двора были устроены трехэтажные дома для тысячи священников, которые трапезовали здесь и переодевались в священные одежды перед службой, а после службы – надевали обыкновенные одежды и вечеряли; отсюда же они выходили учить народ; при этих домах были устроены и кладовые.

Самый храм стоял посреди площадей и был окружен каменной оградой, имевшей по 100 л. длины и ширины; с западной стороны в ней находилось четверо ворот, с северной и южной – по одному проходу для священников, а с восточной – одни ворота, под названием «княжеские», и 2 прохода в жилые помещения девиц. По бокам храма, с северной и южной стороны, находились 2 трехэтажные дома; в обоих было 33 комнаты с окнами в храму, а дверями и притворами к ограде; тут же была и лестница на кровлю зданий и храма. По углам зданий было 4 двора по 20 л. квадрату; на одном из них была устроена печь, в которой священники пекли священные хлебы. Здания и храм вмели в плане тоже крест. По углам зданий были для очередных священников при алтаре и жертвеннике 4 помещения, которые соединяли здания девиц с храмом; с западной стороны ограды были по бокам притвора храма два здания: для певчих и музыкантов.

Самый храм разделялся на 3 части: на притвор, храм и Святое Святых; с восточной и западной стороны храм имел по одной двери; по сказанию Иосифа Флавия, на дверях, шир. и вышиной в 10 л., находились завесы, одна из которых, с западной стороны, и «раздралась надвое, сверху до низу», по смерти Спасителя на кресте, а за вторую вошла Богоматерь.

Храм был внутри в 40 л. длиной и в 20 л. шириной; притвор был длиной в 20 л., а шир. – в 11 л.; Святое Святых имело 20 л. квадрату. Стена храма внутри была построена в 3 яруса, уступами; так что храм в 1-м ярусе имел 20 л. шир., во 2-м – 22 л., в 3-м – 24 л.; храм расширялся также и в длину и, после надстройки его Иродом, достигал до 60 л. высоты.

Во Святом Святых находилась каменная плита, состоявшая из 12 камней, положенных, как жертвенник, Авраамом и Исааком; на них то, по повелению Господа и Авраама, и лег добровольно 25-летний Исаак; на них же и был принесен в жертву, по испытании их веры Господом, зацепившийся за терновый куст овн. Во время всесожжения его Господь слил все 12 камней в один. Иосиф Флавий пишет, что будто бы на этом камне Иаков видел во сне лествицу, а Моисей – несгораемый терновый куст и слышал голос Господа. Когда Давид покупал эту гору, то на этом месте было гумно для молотьбы хлеба. В первом Иерусалимском храме на сем камне стоял кивот завета, а во втором кивота завета не было, так как Господь обещал Сам непрестанно присутствовать на том месте в храме. Во втором храме, по бокам камня, были устроены две стены, толщиной в 2 локтя, длиной в 6 л., по размеру скинии. С восточной и западной стороны находились наглухо закрытые двери, сделанные из кедрового дерева и имевшие 7 л. шир.; а над ними – верея, по нашему – фриз с карнизом. На каждой половинке дверей были вырезаны в рост херувимы, обращенные человеческими лицами к пальмам, находящимся посередине дверей, а львиными – в противоположные стороны; кроме херувимов двери украшались орнаментами наподобие растущих цветов и растений, которые были так искусно вырезаны, как пишет Иосиф Флавий, что казались как бы живыми.

Внутренние стены храма, так же как и двери, были украшены херувимами с пальмами и орнаментами, с позолотой фонов, а местами и орнаментов, а наружные стены были также украшены херувимами и орнаментами, вырубленными из известкового камня. Каждую неделю эти украшения промывали, а к большим праздникам белили, так как на них оседала копоть от жертвоприношения; для того, чтобы дым не проникал в храм, окна и двери закрывались завесами.

С западной стороны Святого Святых стоял семисветильник, а с восточной, – между святилищем и восточной дверью, – кадильный жертвенник, и это место называлось «кадильным алтарем».

На северной стороне храма был в 1 л. ширины проход, через который входили очередные первосвященники для зажжения светильников утром и вечером и для возложения фимиама на кадильный жертвенник.

Пресвятая Богородица с родителями и провожатыми, взойдя по 15 ступеням в притвор храма и пройдя вторую половину башни и притвор, входит четырьмя ступенями на вымощенный двор, перед вторыми, «израильскими воротами», а через эти ворота – во двор, шириной в 100 лов., а длиной в 50 л., по бокам которого стояли по 3 отдельных, небольших здания; внутри зданий находилось по 1 комнате, в 6 кв. л., с сиденьями. Кругом отдельных зданий, на израильском дворе было 30 зданий, в которых священники учили народ, и в одном из которых 12-летний Господь Иисус Христос был найден Богоматерью сидящим среди учителей Иудейских.

Пройдя этот двор и взойдя еще 4 ступени, Пресв. Богородица вышла на площадь священного двора, перед третьими воротами, перед которыми только и мог встретить Ее Захария с другим духовенством в облачении, так как они не имели права выходить в облачении из священного двора в другие дворы. Когда Она прошла третьи ворота, то Захария мог взять Ее за руку и провести двором в 100 л. к восточным воротам, находившимся в ограде храма и стоявшим, как и самый храм, на 10 ступеней выше священного двора.

Захария должен был провести Пресв. Деву в боковой ход притвора, в жилые помещения девиц.

Вероятно, введение во храм было во дни новомесячия, когда ворота, называвшиеся «красными, княжескими и золотыми», были отворены, а они открывались только в эти дни, в дни субботние и в большие праздники. Они назывались «красными», потому что были сделаны из кедрового дерева, имеющего красный цвет; «золотыми» – потому что фоны, а местами и орнаменты, были вызолочены; «княжескими», – потому что князь, стоя под их вереей, вкушал священные хлебы перед народом и сидел около них во время народных собраний.

Через эти ворота видна была вторая завеса восточной двери; входить в них, по сказанию пророка, ни князь, ни первосвященник не имел права. Свв. Иоаким и Анна и шедшие со свечами девицы, сверстницы Богоматери, т. е. имевшие не более 4-х и не менее 3-х лет, должны были остаться у входа на лестницу. Богоматерь, очевидно, не была предупреждена, что в эти ворота входить нельзя, а св. Захария объяснил наверно, что за этой завесой непрестанно присутствует Господь; поэтому Она, влекомая высшей силой и приготовленная родителями к служению Богу, пробежала по 10-ти ступеням через отворенные ворота и через притвор. Может быть, по повелению Господню, чудесно поднята была завеса двери, а может Она и Сама отдернула ее и вошла во Святое Святых; всего Она прошла 33 ступени: 15 – в храм, 8 – храмом и 10 – во Святое Святых.

На Захарию и на других священников могло напасть как бы оцепенение, так что они не могли остановить Ее. Пройти за Нею в ворота Захарии было нельзя, так как в народе произошло бы возмущение и его побили бы камнями; он должен был обойти притвором, пройти через комнату очередных священников и проходом войти за Ней в кадильный алтарь. Предание говорит, что св. Захария, вошедши за Ней во Святое Святых, поднял Ёе выше себя, т. е. как бы выше священства, поцеловал и посадил на третью ступень святилища, а Богоматерь, сидя на ступенях, от радости трепетала ногами.

И церковная песнь воспевает: «Радуйся горо необозримая; радуйся лествице высокая; радуйся купино неопалимая: с Тобою Господь»!

Боковым проходом Богоматерь могла входить и после во Святое Святых, незамеченная никем, кроме очередного священника при храме.

Я верую, что пророк Иезекииль указывает на Пресвятую Богородицу, как на вошедшую славу Господню, освятившую собой весь храм и все его отделения, и, по преданию, с Ней входили Ангелы и служили Ей; и Она вошла торжественно, как в божеской, так и в человеческой славе, окруженная божественной чистотой – девственницами со свечами. А муж в льняной одежде, с тростью измерения и с веревкой в руке, стоявший около пророка, был никто иной, как Слово Божие, Господь наш Иисус Христос.

Св. Захарию нельзя писать на иконах в первосвященнической одежде, так как первосвященником он не был, а был только первым священником своей чреды и не имел права надевать ее; сами первосвященники надевали ее всего раз в год и в ней входили за вторую завесу и то через притвор, а не в княжеские ворота, в которые, по моему предположению, вошла одна Пресвятая Богородица, и ни до Нее, ни после Ее никто не входил так торжественно.

* * *

1

Читано 25 января 1902 года в заседании Церковно-Археологического Отдела при Общ. Люб. Дух. Просв.


Источник: Москва. Типо-Литография И. Ефимова. Б. Якиманка, соб. дом 1902.