протоиерей Виктор Гурьев

Пролог в поучениях на каждый день года

Месяц Апрель. 2-й день
Оружия против врагов

(Слово от Лимонаря о разбойницех, вземших вещи у старца)

Не побежден бывай от зла, – говорит Апостол, – но побеждай благим злое (Рим. 12, 21). На что указывают эти слова? На то, что огонь маслом не заливают, т.е, что зла злом остановить и пресечь невозможно и что зло, какое мы терпим от наших врагов и обидчиков, может быть остановлено и пресечено только добром.

Какие же средства к тому, чтобы побеждать благим злое?

Первое средство – это сделать какое-нибудь добро своему врагу. Раз к одному старцу пришли разбойники и сказали ему: «Что у тебя есть в келии, мы все возьмем». И взяли все, забывши одно вретище. Старец достал это вретище, догнал их и, подавая им его, в свою очередь, сказал: «Дети мои, вы забыли вот еще это». Поступок сей так тронул разбойников, что они возвратили старцу все взятое у него, покаялись и сказали: «Поистине, человек сей Божий есть» (Прол. Апр. 2, л. 5 на об.).

Второе средство – смириться пред врагом. Два епископа поссорились между собою. Один из них был богат, а другой беден. Богатый искал случая сделать зло бедному. Бедный, узнав об этом, сказал своему клиру: «Мы победим его». Клир отвечал: «Кто может, владыко, устоять против него?» «Подождите и увидите», – сказал им бедный епископ. И вот, когда богатый епископ шел в сопровождении множества народа, бедный епископ пал ему в ноги со всем клиром и воскликнул: «Прости нас, владыко, мы рабы твои!» Тот, пораженный этим, сам пал к ногам бедного епископа и говорит: «Ты мой владыко и отец!» И с того времени была между ними великая любовь (Луг дух., гл. 208).

Третье средство – мысленное самообвинение перед врагом. Один инок, оскорбленный братом, пришел к нему, чтобы помириться с ним, но тот не принял его и дверей ему не отворил. Отвергнутый инок пошел после сего к одному опытному старцу и сказал ему об этом. «Знаешь ли, – сказал ему старец, – отчего обидевший тебя брат не захотел с тобою примириться? Ты, идя к нему мириться, себя самого в душе оправдывал, а его мысленно обвинял. Советую тебе так поступить: хотя и брат твой согрешил против тебя, но ты утверди в душе твоей ту мысль, что ты согрешил против него, а не он против тебя; себя обвини, а его оправдай». Инок поступил по совету старца, пошел к своему брату, и что же? Не успел толкнуть в двери, как тот отворил их тотчас и встретил его с распростертыми объятиями (Прол. Сент. 17).

Четвертое средство – кроткое вразумление врага. Был в Александрии вельможа, который, несмотря на все увещания святителя Иоанна Милостивого, не хотел и слышать о примирении со своим врагом. Раз святитель пригласил его в свою домовую церковь на Божественную Литургию. Вельможа пришел. В церкви никого не было из богомольцев; сам патриарх служил, а на клиросе был только один певец, которому вельможа и стал помогать в пении. Когда они начали петь молитву Господню: «Отче наш», запел ее и святитель; но на словах: «хлеб наш насущный даждь нам Днесь» св. Иоанн вдруг замолчал сам и остановил певца; так что вельможа один пропел слова молитвы: «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Тут святитель сказал ему: «Смотри, сын мой, в какой страшный час и что говоришь ты Богу: остави мне, как и я оставляю! Правду ли ты говоришь? Оставляешь ли?» Эти слова так поразили вельможу, что он, весь в слезах, бросился к ногам архипастыря и воскликнул: «Все, что ни повелишь, владыко, все исполнит раб твой». И исполнил: он в тот же день помирился со своим врагом и от всего сердца простил ему все обиды (Житие Иоанна Милостивого).

Пятое, наконец, средство – терпение. Некоторый инок имел пребывание в общежительном монастыре, и здесь пять братий любили его, а один оскорблял. Инок не стерпел оскорблений и ушел, думая найти спокойствие, в другую обитель. Тут восемь братий стали любить его, а двое ненавидеть. Он побежал в третью. Здесь семь возлюбили его, а пять возненавидели. Что делать? «Пойду, – сказал монах, – еще куда-нибудь, там мне лучше будет». И отправился в монастырь четвертый. На пути в оный, севши однажды отдохнуть, инок задумался. «Что же выйдет, – сказал он самому себе, – если я буду бегать с места на место? Ведь тогда я и в целом мире не найду себе спокойствия. Стану лучше терпеть». И с этими словами взял хартию и написал: «Буду все терпеть ради Иисуса Христа, Сына Божия!» Привязавши это написание к поясу, он пришел в новый монастырь и остался жить. Как в прежних было, так случилось и здесь: спустя самое малое время опять начали обижать его. Но он уже не унывал. Как только получал от кого оскорбление, он тут же прочитывал свое написание и тотчас успокаивался. Напоследок терпение его совершенно восторжествовало. Оскорблявшие испросили у него прощение и перестали обижать его (Прол. Февр. 15).

Довольно, кажется, теперь средств указали мы вам, братие, для побеждения врагов, если только таковые у вас есть. Что показывают эти средства? Чему научают? Показывают и научают, что зло, как мы сказали в начале слова, побеждается не злом, а добром, не ненавистью, а любовью. Тому же, вслед за словом Божьим, учат св. отцы. «Аще кто имать, – говорит святитель Димитрий Ростовский, – какового себе недруга, гневающегося и ярящегося ныне всуе, он же, того врага своего любя и благодетельствуя ему, помалу претворяет его из недруга в друга, из гневного в любовного» (Том 2. Слово в нед. 19, стр. 519). И св. Амвросий: «Та суть оружия праведного, да уступая победить, якоже искуснии в стрелянии обыкоша бегуще гонящих их уязвляти крепчае» (там же, стр. 521). Прибавлять к этому нечего, ибо вы сами знаете, что и слово Божие учит так же. Остается только просить Господа, чтобы Он Сам Своею вседействующею благодатью удалил из сердец наших гнев и злобу и настроил сердца наши так, чтобы мы со всеми всегда жили в мире и никогда не имели нужды мириться. Аминь.


Комментарии для сайта Cackle