Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

епископ Виссарион (Нечаев)

При каких условиях спасительно призывание имени Господня?

Поучение в день Святаго Духа.

И будет, всяк, иже призовет имя Господне, спасется. (Деян. 2:21).

Святой апостол Пётр, в день Пятидесятницы, после чуда сошествия Св. Духа, обратился с речью к многочисленному народу, собравшемуся к сионской горнице, где произошло это преславное событие. В этой речи он сказал, что совершившееся событие, особенно прославление Господа на разных языках, есть исполнение пророчества Иоилева. Иоиль предрёк о наступлении времени, когда Дух Святый изльётся на всякую плоть, на всякого человека, когда вследствие этого пророческое ведение истины Божией будет доступно всем, когда все соединятся в исповедании славы Божией, без различия возрастов, полов, состояний. «И тогда, говорит пророк, всяк, иже призовет имя Господне, спасется».

Кому не дорого спасение? Кому не вожделенно благо мира с Богом и вечное блаженство в общении с Ним? Только ни во что неверующие не ценят этого блага и глумятся над людьми, для которых оно дороже всего на свете. Как же достигнуть этого блага? Как спастись? – По-видимому очень легко и просто. Призови имя Господне, и спасёшься. «Всяк, иже призовет имя Господне, спасется». Разве трудно призвать имя Господне? Разве трудно сказать: Господи, я в Тебя верую, Тебя исповедую не только моим Господом и Богом, но и моим Спасителем. Я от Тебя одного ожидаю спасания. Спаси же меня. – Сказать это всякий скажет, – стало быть этого и достаточно для спасения? – Так по видимому, но не так на самом деле. Дело в том, как сказать, как исповедать веру в Бога Спасителя. Дело не в звуке имени Господня. Звук сам по себе не имеет спасительной силы. Так, что̒ спасительнее имени Господа Иисуса? «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:12), кроме имени Христа Иисуса. Это спасительное имя страшно басам. «Именем моим, говорит Христос, бесы изженут», – как и действительно бывало и бывает. Но бывало и противное, – бывало, что и бесы не боялись этого имени. В Апостольских Деяниях рассказывается о заклинателях, сыновьях иудейского первосвященника, следующее. «Заклинаем вас, говорили они, обращаясь к бесноватым, – Исусом, которого Павел проповедует. Но злой дух сказал однажды в ответ таковым заклинателям: Иисуса знаю и Павел мне известен, а вы кто? – И бросился на них и взял над ними такую силу, что они убежали нагие и избитые» (Деян. 19:13–16) Отчего в устах этих заклинателей имя Иисуса не оказалось чудотворным? Оттого, что они произносили имя Иисуса с суеверным убеждением в чудотворной силе одного звука этого имени. Сила отнюдь не в звуке, а в сердечной вере во Христа Спасителя. Чтобы призвание имени Его было для нас спасительно, надобно наперёд стяжать веру, что Он действительно есть Христос Сын Бога живаго, пришедший в мир для спасения грешников, и вместе одушевиться упованием на спасительную силу Его крестных страданий и смерти. Но разве легко достигнуть такой веры и упования? – По себе судить об этом нам не приходится. Нам, родившимся в христианстве, вера досталась легко, без труда; мы приняли её в крещении, совершившемся над нами по вере других, когда в нас не было сознания. Не так легко было принимать веру во Христа человеку, родившемуся и воспитанному в другой вере. Ему надобно было наперёд покаяться. Посему проповедь о вере во Христа и о крещении всегда соединяема была с проповедью о покаянии. «Покайтеся и веруйте во Евангелие» (Мк. 1:15), говорил Христос. «Покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иис. Христа для прощения грехов» (Деян. 2:38), говорил ап. Пётр в день Пятидесятницы к народу, собравшемуся по случаю чуда сошествия Святаго Духа. Об этом покаянии, как необходимом условии для обращения к вере во Христа, возвещали язычникам и иудеям и последующие веропроповедники. А покаяться, истинно покаяться, разве легко? Ведь это значит отречься от своих заблуждений и предрассудков, взлелеянных с детства, – от греховных привычек, нажитых и укоренившихся долгим временем; это значит возненавидеть и осудить всю жизнь ветхого человека со всеми его страстями и похотями; это значит нравственно переломить себя, совершить над собою нечто подобное мучительной операции отсечения своей руки, ноги и т. п.; это значит заглушить в себе самолюбие и вопреки его льстивым внушениям прийти к убеждению, что в духовном отношении «я окаянен, нищ, слеп и наг» (Откр. 3:17), что я сам по себе погибшая тварь, что мне и думать нечего сластись собственными силами, что спасение моё в одном Христе. – Ясно, что такое покаяние не легко: на него не пойдёт саддукей, утопающий в чувственных наслаждениях и в них поставляющий главное благо жизни. Оно не по душе фарисею. Он так доволен собою, своим нравственным состоянием, – он такой праведник, что ему не в чем каяться, – он сам знает дорогу в рай, ему не нужен Спаситель. Вот почему саддукеи и фарисеи не только сами не веровали в Христа, но и других отвлекали от Него. К нему обращались души, подавляемые сознанием тяжести своих грехов, – к Нему шли так называемые грешники, то есть слывшие под этим имеем блудники, лихоимцы, пьяницы и т. под. Саддукеи и фарисеи не лучше их были в нравственном отношении; но они так благовидно вели себя, что их никто не осуждал, они пользовались всеобщим почётом, тогда как на тех все пальцем указывали, как на отъявленных грешников, как на погибшие существа. Одни из них равнодушны были к этому презрению, но другим под гнётом его неспокойно жилось: им не мила была жизнь при всех доступных им удовольствиях и удобствах, – и вот они волей-неволей должны были подумать о своей душе. Против них вопияла совесть. Её упрёки были для них больнее упрёков людских. В чистой совести заключается источник утешения, когда люди порицают и злословят нас несправедливо. Но если к упрёкам людским присоединяется ещё собственное сознание, что мы заслужили их своим поведением, что мы кругом виноваты, то едва ли что может быть мучительнее такого сознания. К счастью для современных Христу грешников, им открылся выход из этого невыносимого положения. До их слуха доходил любвеобильный Его голос: «приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы» (Мф. 11:28), – и вот они с радостью спешили на этот призыв. Тяжело было расстаться с своими греховными привычками, тяжело было каяться, без чего невозможно было достигнуть обещанного Христом упокоения или мира душевного; но другого пути к сему не было, – они искренно каялись, вступали в упорную борьбу с своим самоугодием и в вере во Христа находили упокоение, которого не давала им совесть. – Истинная вера во Христа и от верующих в Него требует такого же духовного настроения, таких же подвигов покаяния. Потому и теперь пусть никто не надеется, что если он будет призывать имя Господа Иисуса с верою в Него, как Спасителя, без истинного, однако покаяния, то спасётся. Нет, не спасётся. «Не всяк глаголяй ми: Господи, Господи, внидет в царствие небесное, но творяй волю Отца моего, иже есть на небесех» (Мф. 7:21). Искренняя вера в Господа Иисуса должная быть свидетельствуема подвигами ревности к исполнению воли Божией, выраженной в заповедях Божиих. А исполнять волю Божию не иначе можно, как отрёкшись от своей грехолюбивой и злой воли. Только тот, кто с самоотвержением поведёт деятельную и решительную борьбу с врагами своего спасения – с плотью, т. е. растлённою грехом своею природою, с мирскими пристрастиями и диаволом, может обрести спасение в вере во Христа. Итак, призывай с верою имя Господа Иисуса, но вместе упражняйся в подвигах этой борьбы, в подвигах истинного покаяния и исполнения заповедей Божиих. Посмотри, что делает утопающий. Вот он чувствует, что его тянет ко дну, что силы его оставляют. Что же он делает? Не отказываясь от надежды спасения, он кричит о помощи: утопаю, спасите. Но только ли это он делает? Нет, он сам употребляет неимоверные усилия, чтоб не погибнуть. Он всячески старается удержаться на поверхности воды по крайней мере для того, чтобы подать голос, с надеждою, не услышит ли кто его крика, не заметит ли его опасности. Так поступает человек для сохранения телесной жизни, – она каждому дорога и каждый для сохранения её выбивается из последних сил. Но душа дороже тела, и потому о спасении её до̒лжно заботиться ещё больше, чем о телесной жизни. Христос Спаситель оценил душу дороже целого мира, когда сказал: «какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит» (Мк. 8:36)? – Итак, если не хочешь повредить душе своей, не хочешь погубить её, делай то же, что утопающий. Призывай на помощь Господа Иисуса, говори Ему: «спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души моей. Я погряз в глубоком болоте и не на чем стоять; вошёл в глубину вод и быстрое течение их увлекает меня» (Пс. 68:2–3), – т. е. я до того втянулся в греховные привычки, так глубоко погряз в чувственной, плотской жизни, что чувствую себя совершенно бессильным выбраться из этой бездны. – «Беззакония мои, Господи, превзыдоша главу мою», – т. е. повергли меня в положение утопающего человека, с головою покрытою волнами, – спаси меня. – Но исповедуя крайнюю нужду в помощи свыше, призывая Бога на помощь, – старайся в тоже время и сам подняться из глубины греховной, как делает утопающий, когда вопиет людям о помощи и в то же время сам старается удержаться на поверхности воды или вынырнуть из глубины, – и только тогда призывание имени Господня не будет тщетно. – Вот какие потребны условия для того, чтобы призвание имени Господня было для нас спасительно. Без них, сколько ни бей воздух словами: Господи, Господи, спаси меня, – толку не будет. Помощь Божия готова для трудящихся, подвизающихся, борющихся, а не для ленивых грешников.


Источник: Виссарион (Нечаев), еп. Духовная пища. Сб. для религиозного чтения. М. 1891

Комментарии для сайта Cackle